<<
>>

Глава 5 ПОЛОВЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ БЕРИЯ

Тема половых преступлений в деле Берия стоит особняком и требует отдельного исследования, потому что в сознании наших людей это вбито намного прочнее, чем все остальное — даже его «измена родине».

Для начала давайте выясним существо этих преступлений, другими словами какие преступные деяния входили тогда в эту главу УК РСФСР и что за это полагалось.

Итак УК РСФСР (ред. 1926 г.), глава 6.

Ст. 150. Заражение другого лица венерической болезнью лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, — лишение свободы на срок до трех лет.

Ст. 151. Половое сношение с лицами, не достигшими половой зрелости, сопряженное с растлением или удовлетворением половой страсти в извращенных формах, — лишение свободы на срок до восьми лет.

Половое сношение с лицами, не достигшими половой зрелости, совершенное без указанных отягчающих признаков, — лишение свободы на срок до трех лет.

Ст. 153. Половое сношение с применением физического насилия, угроз, запугивания или с использованием, путем обмана, беспомощного состояния потерпевшего лица (изнасилование) — лишение свободы на срок до пяти лет.

Если изнасилование имело своим последствием самоубийство потерпевшего пица или было совершено над лицом, не достигшим половой зрелости или хотя бы и достигшим таковой, но несколькими лицами, — лишение свободы на срок до восьми лет[LXXXVIII].

Ст. 154. Понуждение женщины к вступлению в половую связь или к удовлетворению половой страсти в иной форме лицом, в отноше

нии коего женщина являлась материально или по службе зависимой, — лишение свободы на срок до пяти лет.

Как видите, «диапазон» преступных действий, связанных с посягательствами на неприкосновенность женщины, был весьма широкий.

Теперь необходимо установить, в чем признан виновным Берия из указанного перечня преступлений. Где это можно увидеть? В приговоре.

Забегая вперед, поговорим об этом документе. В описательной части его, там, где идет речь об установленной вине, читаем: «Судебным следствием установлены также факты иных преступных деяний Берия, свидетельствующих о его глубоком моральном падении.

Будучи морально разложившимся человеком, Берия сожительствовал с многочисленными женщинами, в том числе связанными с сотрудниками иностранных разведок...»

А в конце приговора делается вывод: «Признать Берия виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. II Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1949 г. “Об усилении уголовной ответственности за изнасилование”»[LXXXIX]. Других преступлений, касающихся этой темы, в вину Берия не вменялось.

Теперь, как вы понимаете, нужны подробности, или, как говорят юристы-практики, «эпизоды».

Сначала хотелось бы напомнить, что в течение полувека в народе ходит столько слухов, страхов и рассказов об этом, что иногда бросает в дрожь и становится не по себе.

В книге А. Антонова-Овсеенко «Берия» читаем: «Судебному присутствию были представлены списки более чем двухсот женщин, ставших жертвами сановнего развратника...»

В работах других авторов упоминаются списки уже с иным количеством женщин. Число их доходит до 700. Рассказыва

ется, что по приказу Берия охрана хватала на улице приглянувшихся ему женщин, затаскивала их в особняк, где они подвергались насилию и потом уничтожались. По этому поводу написано несколько романов и воспоминаний. Скажем, актриса Т. Окуневская рассказывает: «Огромный парк. Двухэтажный почти дворец. Зимний сад. Полковник исчез. Горничная другая, в опущенных глазах презрение. За столом ни к чему не прикасаюсь. Он такой же, как в первый раз, пьет дорогие вина, жрет руками, хихикает, начал пьянеть, глазки налились салом... Я схвачена на руки, раздета, поставлена на стол.. Сопротивление бессмысленно, невозможно, унизительно... Только бы сердце не разорвалось... Жаба, гнусная, безобразная, жирная, раздувающаяся... Не отрывает от меня глаз, ползает по кровати, задыхается от счастья завоевателя...

зверь, поймавший жертву... он истаскан, иначе ночь для меня была бы смертельной... Рассвета все нет... Он здесь, где-то рядом, жрет, пьет.. »

Не буду приводить других повествований. Скажу сразу, список женщин в материалах уголовного дела действительно имеется. Его вел начальник охраны Р. Саркисов, записывая в свою книжку имена тех, кто побывал у Берия. Свой список вел и заместитель Саркисова — полковник С. Надарая. Но нас интересует не просто число побывавших у Берия женщин (кстати, Т.К. Окуневская в этих списках Саркисова и Надарая не фигурирует: она, как видно, попадала к Берия без помощи охраны), а женщин, в отношении которых он совершил преступления — изнасилования. Мы ведь исследуем именно преступления Берия, а не его моральный облик.

В приговоре читаем:

«Судом установлено, что Берия совершал изнасилование женщин. Так, 7 мая 1949 г., заманив обманным путем в свой особняк 16-летнюю школьницу Дроздову B.C., изнасиловал ее...»

И все. На этом в приговоре преступления этого вида заканчиваются. А где же остальные сотни изнасилованных? Почему суд остановился только на одном факте, ограничив себя рамками лишь этого эпизода. По закону преступные действия лица должны быть расследованы всесторонне, полно и объективно и при наличии доказательств полностью вменены в вину. Со

вершил, допустим, десять краж. Все они должны быть исследованы и на следствии, и в суде. Совершил десять убийств — то же самое. А здесь получается так — совершил семьсот изнасилований, одно записали в приговор, а остальные забыли. Причем не просто забыли записать, а забыли расследовать даже на стадии предварительного следствия. Кстати, и изнасилование Дроздовой абсолютно не расследовано. Это уже упрек, как вы понимаете, Руденко и его следственной группе. Давайте проанализируем работу Руденко по этому эпизоду исходя из документов предварительного следствия, составленных с его участием.

Согласно материалам уголовного дела (том 6) в ходе следствия, 11 июля 1953 года 20-летняя Валентина Дроздова обратилась к генеральному прокурору СССР с заявлением о том, что четыре года назад (!) она была подвергнута изнасилованию Берия.

В деле имеется ее собственноручное заявление об этом. Правда, настораживает, что это заявление нигде не зарегистрировано, никаких резолюций и иных отметок на нем нет, об уголовной ответственности за заведомо ложный донос (в те годы это тоже было предусмотрено) она не была предупреждена. Вопрос о привлечении к уголовной ответственности Берия заявительница не ставит.

Вот полный текст ее заявления (орфография и стилистика сохранены).

«ГЕНЕРАЛЬНОМУ ПРОКУРОРУ С.С.С.Р. тов. РУДЕНКО

от Дроздовой B.C. проживающей по ул. Горького 8 кв. 82

ЗАЯВЛЕНИЕ

Прочитав «Правду» от 10 июля 1953 г. о разоблачении врага народа Берия, я хочу просить Вас учесть еще одно очередное злодеяние, которое он совершил 4 года тому назад надо мной. Вы только теперь узнали лицо этого чудовища, а я знала уже 4 года тому назад. Я жила на ул. Герцена 52 кв. 20 (на против особняка Берия) 29

марта 1949 г. умерла внезапно моя бабушка, мамина мама. Мама потеряла сознание и ее отправили в больницу. Я осталась одна под присмотром соседей. Однажды я пошла в магазин за хлебом по ул. М. Никитской, в это время вышел из машины старик в пенсне, с ним был полковник в форме М.Г.Б., когда старик стал меня рассматривать я испугалась и убежала, за мной пошел мужчина до дома. На другой день 7 мая (? — Авт.) к нам пришел полковник, оказавшийся в последствии Саркисовым. Саркисов, обманным путем под видом оказания помощи маме и ее спасения от смерти, завел меня в дом по М. Никитской и стал говорить, что маму спасет его товарищ очень большой работник и очень добрый, очень любит детей и помогает всем больным. В 5—6 часов вечера, 7 мая 1949 года, пришел старик в пенсне т. е. Берия, очень ласково со мной поздорововшись, сказал что не надо плакать, маму вылечат и все будет хорошо. Нам дали обед. Я поверила, что это добрый человек, в такое тяжелое для меня время (умерла бабушка и присмерти мама). Мне было 16 лет, я училась в 7 классе.

Потом Берия схватил меня, отнес в свою спальню и изнасиловал.

Трудно описать состаяние мое после случившегося. Три дня меня не выпускали из дому, день сидел Саркисов, ночь Берия.

Враг народа Берия разоблачен. Он лишил меня радости детства, юношества и всего хорошего в жизни советской молодежи.

Я прошу Вас учесть, при разборе всех его злодеяний, его моральное лицо, как развратника и растилителя детей.

Дроздова Валя. июля. 1953 г.»

Итак, заявление подано. Основания к возбуждению уголовного дела, как вы понимаете, по этому факту имеются. Дело, сразу скажу, непростое. Прошло четыре года. Возникают сотни вопросов. Да и организация расследования этого эпизода четырехлетней давности очень тяжела. Во всяком случае, в моей следственной практике таких временных «окон» между совершением изнасилования и заявлением потерпевшей никогда не было. Бывало, обратится потерпевшая через три-четыре дня после случившегося, и то возникают вопросы, где она раньше

была, а в данном случае прошло четыре года. Как быть с экспертизами, осмотром места происшествия, наличием телесных повреждений, гинекологией, биологией, изъятием одежды, белья, другими доказательствами? Как организовать работу со свидетелями? А все эти мазки, смывы, влагалищный эпителий? Ох, поверьте мне — бывшему следователю и прокурору, прошедшему горнило низовой работы, — все это так непросто. Через меня прошли сотни дел об изнасилованиях. Возьму на себя смелость заявить, что следственная практика по этой категории дел интервалов в четыре года не знала.

Ну, ладно, приняли дело к производству. И что же? Коротко допросили Дроздову, ничего толком не выяснив. Допросили ее мать — то же самое. Правда, мать Дроздовой сообщила интересную деталь. В 1952 году Валентина забеременела от Берия, но ее поместили в Кремлевскую больницу, где ей сделали аборт. Необычная ситуация для квалификации изнасилования. Не правда ли?

Допросили Берия — он в отказе. Допросили Саркисова. Пять протоколов его допросов в томе 3 и четыре протокола в томе 27. И что? Да ничего, допросили так поверхностно и плохо, что каких-либо выводов сделать невозможно.

Саркисова Руденко допросил, кстати, еще 1 июля 1953 года, до того, как к нему обратилась Дроздова, «прочитав «Правду» от 10 июля 1953 г.». Этот протокол допроса Саркисова хотелось бы привести дословно. На июльском Пленуме ЦК его огласил Н. Шаталин со своими комментариями, добавив еще перечень предметов женского туалета, обнаруженных в кабинете Берия.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА АРЕСТОВАННОГО июля 1953 года              г. Москва

Генеральный Прокурор Союза ССР РУДЕНКО Р. А. и помощник Главного военного прокурора подполковник юстиции БАЗЕНКО Н. А. допросили:

САРКИСОВА Рафаэля Семеновича, 1908 года рождения, уроженца г. Кировобада, члена КПСС с 1930 года, полковника — помощника

начальника отдела I Главного управления МВД СССР, женатого, армянина, образование 6 классов, из семьи рабочего, со слов не судимого.

Допрос начат в 20 ч. 30 мин.

На протяжении 18 лет я работал в охране Берия, вначале в роли прикрепленного и последнее время в должности начальника охраны.

Будучи приближенным Берия, я хорошо знаю его личную жизнь и могу характеризовать его как человека развратного и нечестного.

Мне известны многочисленные связи Берия со всевозможными случайными женщинами.

Мне известно, что через некую гражданку Субботину Берия был знаком с подругой Субботиной, фамилию которой я не помню, работала она в доме моделей. Впоследствии от Абакумова я слышал, что эта подруга Субботиной была женой военного атташе. Позже, находясь в кабинете Берия, я слышал, как Берия звонил по телефону Абакумову и спрашивал его, почему до сих пор не посадили эту женщину.

Кроме того, мне известно, что Берия сожительствовал со студенткой института иностранных языков — Малочшевой Маей. Впоследствии она забеременела от Берия и сделала аборт.

Сожительствовал Берия также с 18—20-летней девушкой Лялей Дроздовой. От Берия у нее родился ребенок, с которым она сейчас живет на бывшей даче Обручникова[XC].

Находясь в Тбилиси, Берия познакомился и сожительствовал с гражданкой Максимишвили. После сожительства с Берия у Максимиш- вили родился ребенок, которого, по указанию Берия, я вместе с порученцем Битюковым отвезли и сдали в детский дом в Москве.

Мне также известно, что Берия сожительствовал с женой военнослужащего Героя Советского Союза, фамилию которого я не помню, звать жену этого военнослужащего София, телефон ее Д-1-71- 55, проживает она по ул. Тверская-Ямская, дом номер не помню. По предложению Берия через начальника сан. части МВД СССР Волошина ей был сделан аборт.

Повторяю, что подобных связей у Берия было очень много.

По указанию Берия я вел специальный список женщин, с которыми он сожительствовал. Впоследствии, по его предложению, я этот список уничтожил. Однако один список я сохранил. В этом списке указаны фамилии, имена, адреса и номера телефонов 25—27 таких женщин. Этот список находится на моей квартире в кармане кителя.

Таким образом, я был Берия превращен в сводника. Занимаясь сводничеством, я часто задумывался над поведением Берия и был крайне возмущен, что такой развратный и нечестный человек находится в правительстве.

Год или полтора тому назад жена Берия в разговоре мне сказала, что в результате связей Берия с проститутками он болел сифилисом. Лечил его врач поликлиники МВД— Юрий Борисович, фамилию его я

I

не помню.

Об              изнасиловании Берия девушки мне неизвестно, однако, зная хорошо Берия, я допускаю, что такой случай мог иметь место.

I

Протокол записан с моих слов правильно и мне прочитан.

Допрос окончен в 23 ч. 00 м.              САРКИСОВ.

Генеральный Прокурор Союза ССР              РУДЕНКО

Пом. Главного военного прокурора              БАЗЕНКО

Скажу, если бы следователь принес мне такой протокол допроса одного из основных свидетелей по делу, то этот следователь вылетел бы из моего кабинета в одночасье. Нахватал каких-то кусков и отрывков, ничего толком не выяснил, контрольных вопросов не поставил, увлекся «сожительством и распутством Берия», тогда как это не является предметом доказывания, ну и так далее.

Правда, даже из этого так называемого протокола можно кое-что извлечь.

Саркисов показывает: «Сожительствовал Берия также с 18— 20-летней девушкой Лялей Дроздовой. От Берия у нее родился ребенок, с которым она сейчас живет на бывшей даче Обруч- никова». B.C. Дроздова, обратившаяся к Руденко, и Ляля Дроздова, упоминаемая в протоколе допроса Саркисова, — это одно

и то же лицо. А теперь, как вы понимаете, нужно выяснить у Дроздовой множество вопросов: и о ребенке, и об аборте, и о даче Обручникова, и о сожительстве с «насильником-негодя- ем» в течение четырех лет, и как это согласуется с изнасилованием, ну и, конечно, сделать выводы, подтверждающие или не опровергающие вину Берия по этому эпизоду. Но увы. И в таком вот виде, без очных ставок и признания Дроздовой потерпевшей (она так и осталась свидетелем) этот эпизод «переехал» в суд.

В других протоколах Саркисов продолжал показывать, что Берия был «большим развратником». С 1937 года он, Саркисов, знал о постоянном сожительстве Берия с разными женщинами. Берия превратил его и другого охранника — Надарая в сводников. Они доставляли ему на квартиру и в особняк различных женщин. В 1944 году Берия самолетом отправлял его в Краснодар для подбора хороших девушек. Все это выписано мною дословно из протоколов допросов Саркисова. Но об изнасилованиях здесь, как видите, не сообщается. И контрольных вопросов не ставится.

Судебное следствие в этой части шло тоже интересно. Образец того, как быть не должно.

Читаем протокол судебного заседания.

«Дроздова: В мае 1949 года я шла по улице. В это время остановилась машина, из нее вышел человек, он внимательно меня осмотрел. Я испугалась и убежала, но заметила, что за мной шел какой-то мужчина На другой день к нам на квартиру пришел какой-то полковник, впоследствии я узнала, что это был Саркисов. В то время моя мать тяжело болела и лежала в больнице. Перед этим у нас умерла бабушка, и мы очень тяжело переживали ее смерть. Саркисов оказался в курсе всех наших семейных дел, о том, что мама лежит в больнице в очень тяжелом состоянии, стал говорить мне, что он поможет матери и вызовет к ней хорошего профессора, что он меня повезет к человеку, который поможет спасти мою мать. Мы подъехали к какому-то дому, как потом я узнала, принадлежавшему Берия. Примерно часов в 5—6 вечера в комнату, где я сидела с Саркисовым, пришел старик, которого накануне видела на улице. Он мне сказал, не волнуйтесь, я помогу вам, маму вашу вылечат и все будет в поряд

ке. Потом он предложил пообедать с ним и, несмотря на мои отказы, все же посадил меня за стол. Потом Берия предложил мне пойти осмотреть комнаты, я отказывалась, но он все же заставил меня пойти с ним. Войдя в одну из комнат, Берия схватил меня, понес в спальню и изнасиловал.

Берия: Дроздова говорит неправду. Я ее не насиловал, но и то, что я совершил, является гнусным преступлением

Председатель суда Конев: Подсудимый Берия, вы завлекли ее в особняк под видом помощи матери?

Берия:Я ее не насиловал.

Член суда Москаленко: Подсудимый Берия, вы лжете, 16-летняя девочка не могла добровольно прийти к вам в особняк и вступить в половую связь со стариком. Это противоестественно. Она тогда еще не достигла половой зрелости[XCI].

Берия: Я еще раз утверждаю, что я не насиловал Дроздову.

Председатель суда Конев: Свидетель Дроздова, продолжайте давать показания суду.

Дроздова: Меня не выпускали из особняка три дня, я была в очень тяжелом состоянии и все время плакала. Перед тем как выпустить из особняка, Берия и Саркисов предупредили меня, чтобы я об этом никому не говорила, в противном случае угрожали расправой. Я о случившемся никому не говорила, только рассказала матери и она пошла в особняк Берия разговаривать с ним по этому вопросу.

Берия: То, что она находилась у меня три дня, это неправда, это ее выдумка. Она была у меня 30—40 минут и ушла.

Председатель суда Конев: Свидетель Дроздова, вы свободны.

Председатель суда Конев: Подсудимый Берия, вы совершили изнасилование несовершеннолетней Валентины Дроздовой?

Берия: Мне тяжело говорить об этом, но я не насиловал ее.

Председатель суда Конев: Тов. комендант, пригласите в зал свидетеля Акопян[XCII]. Свидетель Акопян, суд предупреждает вас, что вы должны показывать только правду. Вы подтверждаете свои показания, данные вами на предварительном следствии?

Акопян: Да, я подтверждаю показания, данные мною на предварительном следствии. 29 марта 1949 года умерла моя мать, ее смерть меня так поразила, что я потеряла сознание и была отправлена в больницу Моя дочь Валентина осталась одна и попала в руки этого человека через Саркисова. Берия, видимо, не считал нас за людей, он представлял, что нам, простым, бедным людям, лестно вступить в связь с таким лицом. По возвращении моем из больницы мне дочь рассказала о чудовищном преступлении, которое совершил над ней Берия. Я сначала не поверила, что такую подлость мог совершить Берия, я думала, что это сделал кто-нибудь из его подчиненных, но дочь утверждала, что насилие совершил сам Берия. Я была в страшном состоянии. Когда я попала в особняк Берия, я дала ему пощечину. Я говорила, что напишу Сталину, а он мне ответил, что все мои заявления все равно попадут к нему. Я даже сказала ему, что готова убить его. Берия настаивал на том, чтобы моя дочь сделала аборт. Я ему сказала, что пойду жаловаться к сыну Сталина, а он мне ответил, что сын Сталина — пьяница и его самого не допускают к отцу.

Член суда Громов: Свидетельница Акопян, подсудимый Берия угрожал вам расправой?

Акопян: Когда мы с дочерью уходили из особняка Берия, он предупредил нас, чтобы о случившемся мы никому не говорили, в противном случае он уничтожит нас

Председатель суда Конев: Подсудимый Берия, вы признаете себя виновным в совершенном вами преступлении в отношении Дроздовой?

Берия: Я признаю то, что мне не нужно было встречаться с Дроздовой, но я оказывал ей систематическую материальную помощь.

Председатель суда Конев: Какое же это имеет значение для чести человека?

Берия: Я не виноват, я ее не насиловал

Председатель суда Конев: Свидетель Акопян, вы свободны. Подсудимый Берия, садитесь.

В 11 ч. 50 мин. объявляется перерыв»

После перерыва к этому эпизоду суд уже не возвращался, посчитав полученные куцые доказательства достаточными для признания Берия виновным в этом преступлении. А приговор усилен таким абзацем:

«Судебным следствием установлены также факты иных преступных деяний Берия, свидетельствующих о его глубоком моральном падении.

Будучи морально разложившимся человеком, Берия сожительствовал с многочисленными женщинами, в том числе связанными с сотрудниками иностранных разведок».

Ссылок на статьи УК РСФСР при этом, естественно, нет. А знаете почему? Потому что все это преступлением не является. Таких статей в УК РСФСР просто не было, нет и сейчас.

Я думаю, если показать все это любому судье районного масштаба и задать ему вопрос: признал бы он виновным в изнасиловании человека при наличии в деле такого количества и качества имеющихся доказательств, то ответ, я уверен, будет один: нет. Более того, я думаю, что судья предложит возвратить дело на дополнительное расследование и по другим основаниям. Вот почему.

Допрошенная в ходе следствия свидетель Калашникова показала, что в сентябре 1942 года Берия у себя в особняке предложил ей, шестнадцатилетней девушке, вступить с ним в половую связь, при этом пригрозил: «Если не хочешь дрова пилить, то соглашайся». После этого, как записано в протоколе, «он изнасиловал меня, лишив девственности, в последующие дни в разное время он еще три раза совершал со мной половые акты против моей воли».

Свидетель Чхиквадзе рассказал, что в 1945 году, узнав об аресте брата, он вместе со своей женой — Квиташвили В.В. выехал в г. Москву с заявлением к Берия. Берия изнасиловал его жену, устроив ее похищение с помощью Саркисова.

Все это есть в томе 27.

А в томе 34 читаем показания свидетеля Чижовой о том, что 13 января 1950 года Берия обманным путем завлек ее к себе в особняк, где за обедом применил к ней какое-то наркотическое вещество, в результате чего она потеряла сознание. В протоколе записано: «Утром я очнулась в постели вся окровавленная, а рядом со мной спал этот бандит Берия». Она сразу поняла, что Берия изнасиловал ее, лишив девственности. Она забеременела и вынуждена была сделать аборт.

В дальнейшем, как следует из показаний Чижовой, Берия неоднократно совершал с ней половые акты. Берия постоянно угрожал ей физическим уничтожением и ссылкой матери, если она, Чижова, кому-либо расскажет об изнасилованиях.

Вот это все было нужно тоже расследовать и доказывать. Причем очень подробно и внимательно. Здесь, как вы видите, пошли уже эпизоды «образца» не 1949 года, а 1945-го и даже 1942 года. W все допрошенные употребляют слово «изнасилование». А между тем хороший следователь никогда не напишет в протоколе допроса это слово, поскольку это сложная оценочная, юридическая категория и опыт показывает, что порой допрашиваемые лица здесь абсолютно ничего не понимают. Нередко заявительнице приходится разъяснять, что происшедшее с ней, оцененное ею как «изнасилование», таковым вовсе не является и называется совсем иначе. Нужно еще знать, что расследование изнасилований согласно и старому, и новому УПК строится по правилам так называемых дел частного обвинения. Это значит, если есть процессуально оформленное заявление о привлечении лица к уголовной ответственности за изнасилование, значит, есть дело, а если нет такого заявления, то и дела такого нет. И нечего рассказывать о морально-бытовом разложении, засоряя дело и забивая голову прокурору всякой... Ну, короче, ясно чем.

Возникает еще один вопрос. А знали ли члены следственной группы все эти «технические детали», которые известны каждому стажеру районной прокуратуры? Знали ли они методику расследования изнасилований? Могу сказать одно: и Руденко, и Ка- мочкин, и Цареградский, и Базенко всё отлично знали. Это опытнейшие следственные работники. Трое первых — в генеральских званиях. Они прекрасно ориентировались в законодательстве. Знали, как нужно расследовать уголовные дела любой категории, в том числе и по изнасилованиям.

Как не вспомнить здесь печально известное дело нашего прославленного футболиста Эдуарда Стрельцова. Ровно через пять лет та же Прокуратура Союза, с участием тех же Руденко и Камочкина вела дело по факту изнасилования Стрельцовым девушки Марианны JT. на подмосковной даче в поселке Прав

да Мытищинского района. В своем интервью бывший прокурор следственного управления Прокуратуры Союза Э.А. Миронова недавно рассказала о ходе следствия по этому делу, участии в нем Руденко и Камочкина. Скажу, вопросов и там возникает масса, но приговор «стоит», несмотря на возмущение общественности, потому что там работали компетентно. 400 листов дела, экспертизы, осмотры, очные ставки, даже следственный эксперимент на слышимость: прокурор Миронова на месте происшествия кричала: «А-а-а!!!», постепенно усиливая крик, а следователь областной прокуратуры Марков с понятыми выясняли, слышно на улице или нет. Смешно? Нет! Там доказывали вину. А здесь, в деле Берия, даже и не пытались. Объем обвинения в контрреволюционных преступлениях был достаточен, чтобы уничтожить Лаврентия Павловича и без упоминания об изнасиловании Ляли Дроздовой и других.

Для усиления обвинения в дело подшили оперативную справку, составленную секретным работником МГБ СССР аж на имя Маленкова:

«Чекистскими органами в 1947 г арестована злейший враг советского государства, американская шпионка киноактриса Зоя Алексеевна Ф.1. Из материалов техники подслушивания известно, что Ф. находилась в интимной связи с Берия и в то же время сожительствовала с помощником военно-морского атташе американского посольства капитаном Тейтом (от него она родила девочку). Так как разработку ее вел лично я, то мне было поручено арестовать Ф. на квартире или же снять ее на улице. При аресте Ф. настойчиво добивалась от меня разрешения переговорить по телефону с Берия. Я ей в этом отказал и доложил об этом Абакумову. Записывались ли ее показания о встречах с Берия мне неизвестно. Думаю, что нет, так как имя его тщательно оберегалось».

Все это, говоря языком преферанса, «пошло на гору». А чтобы лучше держалось обвинение в распутстве, приобщили заявление жены Берия со словами:

«... О его аморальных поступках в отношении семьи, о которых мне также было сказано в процессе следствия, я ничего не знала.

' Фамилия опущена автором.

Его измену я, как жена, считала случайной и отчасти винила и себя, т. к. в эти годы я часто уезжала к сыну, который жил и учился в другом городе».

У нее же пытались выяснить это в ходе допросов.

«Вопрос: А разве могли вы его считать до сих пор честным, разве вы не знали о его преступном моральном разложении, в частности, проявлявшемся в его отношениях к женщинам?

Ответ: Я об этом сначала не знала, а потом убедилась в его связях с посторонними женщинами, когда он заболел. Правда, мне Саркисов совсем недавно сказал, что у Берия есть женщина, которая живет на улице Горького и на которой Берия собирается жениться»[XCIII].

Эти же подробности пытались выяснить и у сына Берия — Серго. Практически в каждом протоколе идет диалог между Серго и его следователем Камочкиным. Вот некоторые ответы.

«...Саркисов мне рассказывал, что у Берия Л.П. имеется вторая семья, есть ребенок; что Берия сожительствовал со своим секретарем по имени Вардо и закончил тем, что мне сказал «у Берия Л.П. было столько женщин, что их не пересчитать». Насколько я помню, Нине Теймуразовне содержание разговора с Саркисовым я не передавал, но заявил ей, что принял решение уйти от Берия Л .П. и начать жить отдельно от него. Нина Теймуразовна со мной согласилась.

...Возвращаясь к развратному образу жизни Берия Л.П., я должен сообщить, что в 1952 г. моя семья и мать — Нина Теймуразовна были вынуждены проживать в Гаграх полгода потому, что Берия Л.П. не разрешал нам возвращаться в Москву. Позднее от Саркисова я узнал, что в этот период времени на квартире или на даче Берия Л .П. жили женщины.

...Примерно в 1946 г. я узнал от матери, что она лет семь не живет с отцом и это, в частности, выражено было в том, что она по 4—5 месяцев проживала со мной в г. Ленинграде. Позднее, проживая уже в Москве, я понял, что причиной разрыва между отцом и матерью явился развратный образ жизни отца, о чем мне несколько раз подробно рассказывал Саркисов, от него же я узнал, что у отца имеется вторая семья.

...В семье отец был замкнут, скуп на слова. По-видимому, Берия Л.П. догадывался о том, что я осведомлен о его развратном образе жизни и это несомненно отдаляло его от меня и наоборот.

...В отношениях с отцом я не мог забыть о его развратном образе жизни. Да и сам отец отдалял меня от себя. Мать с моей женой и детьми проживали на даче, деньги на питание платил я, Берия Л.П. приезжал на дачу по воскресеньям и редко оставался ночевать в отдельной, им занимаемой половине дачи. Я в г. Москве жил в одном доме с отцом, но в отдельной квартире, с отдельным ходом».

Для чего столь настойчиво обсуждались эти вопросы? Ответ один — для создания вокруг Берия «ореола» насильника, негодяя, подлеца, способного на различные мерзости, не только по отношению к партии и государству, но и в отношениях с женщинами, которых он насиловал и «даже» сожительствовал с ними. Когда же стали писать обвинительное заключение, а потом и приговор применительно к конкретным статьям Уголовного кодекса, предусматривающие ответственность за половые преступления, то из «притянутых» эпизодов, естественно, ничего не получилось, кроме путаных показаний Ляли Дроздовой и ее матери. Зато хорошо «идет» морально-бытовое разложение. Вот на нем и выехали. Правда, без ссылок на закон.

Два комических эпизода из этой части уголовного дела приводит писатель К. Столяров в своей книге «Палачи и жертвы». Берия через управление делами Совмина улучшил жилищные условия своей любовнице — артистке, и она со старушкой матерью переехала из комнаты в коммуналке, что в подмосковном Подольске, в трехкомнатную квартиру на улице Чкалова, прямо в тот дом, где до J 938 года жил наш прославленный летчик. (Это напротив старого выхода из метро «Курская», где кинотеатр «Звезда».) При очередном общении артистка сказала Берия, что мать ее спрашивает — кого благодарить? Лаврентий Павлович, не задумываясь, ответил: «Пусть скажет спасибо советской власти».

В другом эпизоде уже другая артистка в аналогичной ситуации попросила Берия оказать помощь своей матери в протезировании зубов. Причем коронки артистка просила поставить золотые. На это Берия высказал ей свое вообще-то справедливое мне

ние о том, что коронки из простого металла надежнее, намного крепче и дешевле... Все это есть в уголовном деле. И смех и грех.

Тем не менее надо признать, что цель была достигнута. И дело шло «как по маслу». И самое удивительное в том, что все это «пользуется успехом» и сейчас. Даже у специалистов. Почти через полвека, в 1999 году, главный военный прокурор Ю. Демин направил в Военную коллегию Верховного суда РФ заключение по делу Берия (о чем чуть позже). На странице 146 этого документа, в том месте, где идет анализ доказательств, подтверждающих вину Берия, читаем следующее: «Многочисленные факты сожительства Берии с различными по профессиям женщинами, в том числе скомпрометировавшими себя связями с иностранцами, совершения половых актов в извращенной форме, понуждения женщин к вступлению в половую связь, принуждения их к абортам и лишение матерей рожденных от Берии детей подтверждаются различными материалами и документами (Том 9, п.д. 90—99; Том 12, л.д. 18—32, 33—37, 38—42, 43—46, 47—55; Том 35, л.д. 119—153, 259— 260, 293—298; Том 39, л.д. 249—251; Особая папка № 3, л.д. 11—12, 13—15, 88—93, 93—94, 95, 109—113, 115, 116, 148—149, 150, 176; Особая папка № 4, л.д. 87—88, 97—98)».

Как видно, не регулируемая нормами уголовного права «аморалка» Берия глубоко въелась не только в сознание членов специального судебного присутствия в 1953 году, но остается и до сих пор в сознании современных прокуроров, коль скоро «заслужила» отдельного абзаца даже в заключении главного военного прокурора в 1999 году.

В этом же заключении главный военный прокурор Ю. Демин уточняет, что одна из забеременевших от Берия женщин была... Кем бы вы думали? Никогда не догадаетесь. Женой... Героя Советского Союза (это из протокола допроса Саркисова). Ну что здесь сказать? Да, это, конечно, очень важно! Такой успех у жены Героя Советского Союза!!! А можно иначе. Вот Берия — негодяй! До чего довел жену Героя Советского Союза?!

Примерно так же обстоит дело и с болезнью Берия — сифилисом. Документально это не подтверждено. Никаких медицинских документов, историй болезни и протоколов допросов медицинских работников нет. Есть короткие вопросы

Руденко и короткие ответы самого Берия, охранника Саркисова, жены Берия. Подобные таким: «Вы болели сифилисом?» Ответ: «Да, болел, но вылечился». И все. Есть данные о том, что Берия болел еще и гонореей. Но дело не в этом. Преступлением является не наличие венерического заболевания, а намеренное заражение им другого лица. Все это нужно было тщательно расследовать и доказывать. По уголовному делу Берия такой работы не велось и вопрос так не ставился, хотя основания были. В совершении преступления по статье 150 УК РСФСР, предусматривающей ответственность за это, он не обвинялся и потерпевших от его действий, т. е. зараженных им женщин, не обнаружено.

Интересно, что любовница Вардо, фигурирующая в протоколах, упоминается и в книге П. Судоплатова «Лубянка и Кремль. Спецоперации». Он пишет: «Ходили слухи, что она стала любовницей Берии еще в Тбилиси, будучи студенткой медицинского факультета, а после переезда в столицу он взял ее на работу в свой секретариат, затем устроил так, что она вышла замуж за рядового сотрудника НКВД, тоже грузина. На свадьбу меня пригласили, чтобы я пригляделся к ней и ее мужу и оценил их манеру поведения (например, не слишком ли много они пьют). Такая необходимость была вызвана тем, что молодоженов собирались направить в Париж для работы в тамошней общине грузинских эмигрантов. После одного или двух лет работы в Париже Вардо возвратилась в Москву, где до 1952 года прослужила в разведке. В 1952 году ее арестовали, обвинив в том, что, находясь в Париже, она участвовала в заговоре против советского государства».

Между прочим, на допросе по делу Берия Вардо, бывшая его любовницей в течение 15 лет, тоже сначала заявила, что Берия в 1938 году ее изнасиловал. Но как это происходило, на допросах в 1953 году опять не выяснено.

Заканчивая эту главу, необходимо, как мне кажется, сказать вот о чем. декабря 1953 года газета «Правда» опубликовала правительственное сообщение (в рубрике «В Верховном суде СССР»), в котором до сведения народа доводилось, что 23 декабря 1953 года закончено рассмотрение уголовного дела Берия и его груп

пы. Приговор приведен в исполнение. Здесь же сообщено и о конкретных действиях, в которых Берия признан виновным. Вот фрагменты из этого сообщения.

«...Судом установлено, что, изменив Родине и действуя в интересах иностранного капитала, подсудимый Берия сколотил враждебную Советскому государству изменническую группу заговорщиков... Заговорщики ставили своей преступной целью использовать органы Министерства внутренних дел против Коммунистической партии и правительства СССР, поставить Министерство внутренних дел над партией и правительством для захвата власти, ликвидации советского рабоче-крестьянского строя, реставрации капитализма и восстановления господства буржуазии.

. Берия Л.П. поддерживал и распространял тайные связи с иностранными разведками.

.. Став в марте 1953 г. министром внутренних дел СССР, подсудимый Берия Л.П., подготовляя захват власти, начал усиленно продвигать участников заговорщической группы на руководящие должности как в центральном аппарате МВД, так и в его местных органах.

...В своих антисоветских изменнических целях Берия Л.П. и его соучастники предприняли рад преступных мер для того, чтобы активизировать остатки буржуазно-националистических элементов в союзных республиках, посеять вражду и рознь между народами СССР и в первую очередь подорвать дружбу народов СССР с великим русским народом.

...Действуя как злобный враг советского народа, подсудимый Берия Л.П. с целью создания продовольственных затруднений в нашей стране саботировал, мешал проведению важнейших мероприятий партии и правительства, направленных на подъем хозяйства колхозов и совхозов и неуклонное повышение благосостояния советского народа.

...Установлено, что, скрывая и маскируя свою преступную деятельность, подсудимый Берия Л.П. и его соучастники совершали террористические расправы над людьми, со стороны которых они опасались разоблачения.

...Судом также установлены преступления Берия Л.П., свидетельствующие о его глубоком моральном разложении, и факты совершенных Берия преступных корыстных действий и злоупотребления властью».

Как видите, все внимание власти уделено государственным преступлениям, а о преступлениях, связанных с изнасилованием, вообще не упоминается, за исключением общей фразы о «его глубоком моральном разложении».

Это лишнее свидетельство того, что этим вопросом ни на следствии, ни в суде никто как положено не занимался, поскольку это было далеко не главным.

Здесь же можно вспомнить, что после шестилетнего пребывания в психиатрической больнице Военной коллегией февраля 1954 года был осужден за соучастие в измене родине и начальник охраны Берия Рафаэль Саркисов. Получил он 10 лет. Интересно, что среди преступных эпизодов по указанному государственному преступлению в приговоре фигурирует и такое.

«...Саркисов по заданию Берия завязывал знакомство со многими женщинами, в числе которых оказались лица, имевшие связи с сотрудниками иностранных посольств, с официальными представителями иностранных разведок и корреспондентами ряда капиталистических стран и доставлял этих женщин на дачу или в особняк Берия.

Впоследствии многие из этих женщин получали пропуска на трибуны Красной площади во время парадов, билеты в Большой театр на торжественные заседания, путевки в санатории, квартиры и т. п.

Саркисов, используя свое положение сотрудника органов государственной безопасности и прибегая к интригам, обману, провокациям и прямым угрозам понуждал женщин и в том числе несовершеннолетних девушек к сожительству с Берия, доставляя их к Берия в особняк, ставший по существу притоном разврата.

Саркисов принимал активное участие в организации криминальных абортов сожительницам Берия, а также устроил в детский дом ребенка, родившегося от связи Берия с его сотрудницей». Это было расценено судом как... измена родине. Кстати, в 1955 году на 10 лет был осужден и другой охранник — Надарая. Он тоже был признан виновным в государственном преступлении.

Короче, вывод один: судебная практика в те годы изменников родины и бабников при случае смешивала в одну кучу и их действия квалифицировала одинаково — статья 58 УК РСФСР (контрреволюционные преступления).

С СС. SP /Ut^ amp; уS'

/О/гъ Лlt;УЗ ? 'уМР’гг;//?^ ...s'              t'amp;s'              ¦f ¦ -.

e3alt;A ? te/JMjC.

S?/i r^tUSbrtJ1 ., ^//^1лХт^’/              "              amp;У-П /0 tLSf /..# /$*3 .3

‘ /7 С^сУ^СЛЛ4^С/б/г,              /О».              . ’:.-              /tcOfi-G?tь^у-''/i-

? XJgt; чу /yugt;rtlt;/ttA              amp;t?f- 4ft *

f.?#pr.«,              ,              *Ugt;A*i*)frJgt;C amp;S-f C^frs илЛ+У

isya. пес.-.у              шьро ./¦/*! ft

jfilc, /14J). ¦€?#/!              Ч('/г//’-у.              ,.Си.{{?              gt;              ¦“

‘bypeSis.u.f.a./ я Z-              Y              г/с,. ,-

tgt;ijgt; -tfjy *€amp;lt;)*gt;/'.              *-amp;. '/+ f-

?3, /tjf. Я-P ftcar- 1lt;угЛ/Ч//.? OC/gt;iffO.A~AC,/t 3tffUi,S )

^,9              /9/9?              y.ss. 'bU-A- ?slt;i4asisc0 -«-е.я.

Лamp;./утуСЛ' ,              .              *Ugt;-

/* ifyislr U.Ъ              amp;6SJC?l              //              Сс ОН*, MfiiiJs-ttU'Cer ^

^0441440^              Я, ?,', :              1-tOr^S гР^!Л_Л //Cyf S'/l/J S.//S 7?/Jl/P..*/.

lt;~ctP^jZ.              j).              . {/у, f л^а'Иamp;зttst-

?st x^te./cu^              hjgt;              y.              i..              ^??.              ,

. f -?H-C0              {./lt;s*r I61*4              //?/*/////'/gt;lt; _ C*f r Sfy?//sf_

amp;              C- f^u^u,              efiu^t *глgt;4*сamp;Ь. ¦.,-- ? ^-л^г.ал. УУ/л

К-D г/yct fS'KAfrSJ/C-              , //(/-. •- fzAftiM sv

Я Л/^Л^ЙЛ' "              (/ r              JA .•ЛА#lt;ьГ /ъеgt;*иЛgt;,

. t/y irs'i'i^sy y-T ys. ¦. v.              pfiyu'si.              *              /*/¦/."

H/Vt.MliAl- gt;14tsrr ¦ r44tsi^ вмажх/ншУ/СЯ- amp;• si# f~csys/? •

Уfamp;/rslt;.J J 0lt;iCu.amp;/tM4^'44, Ау*/Л . Лlt;у -

amp;~u^.w/ s-^.aso/-gt; •. л,              f-?              ~' ллг/^бья #*lt;.

f, tlt;J/i trtf mjy~c -tt.cto)). f ys _ /iv'              Уба4-сш/?лир.{у

и •ctH-л^ус              -гcdcfucMs.6 ,              tj/z.f.-is              ё/-га*'’/и- * ugt;

/11 f А- / t^u^f puij-u J~lt;p. a/ytjs'/Z ytsi f/vtMju-i/c ?¦*¦ lt;¦’''• /¦gt; grffLLamp;v-, c*t/tlt;s, --и#' / pst+bceJb              n^lt;sgt;.tiMP?/ys¦

ftu.xt, ffegt; шилу,-... \lz

Г' 6 -k-aW1              Yamp;4/amp;lt;z*р/ь у /уи^л.'

em4fuujc. ^ *l?/-clt;gm У 4.              amp;V?ft-44^L              .              tSL't^d ^L/LO-Surft?

?# UL+иЖС              , CSC4blt;ta-*4- 'Ъamp;лЛ *ce.

/^amp;?s: ,.-              lt;?Clt;*fL0 исlt;У ¦ ^аи^с, ра^си. 6gt;гСе^.

*С4ЧЛ 9/ыgt;/*о              ^0amp;и- "V *CC*SL0amp;?JC. _,              ?              /гиляке»              _

иamp;е.              лШ              ?^ъamp;ги1.              {^си^Ы-ш. гСamp;?г^'''-'‘- gt;.

jl^t44^tUflstbcti. .Л^л^ил^ yi              s(?/cg- ffriest# "rtS i              , JL

уЧМ~МЬ€Л amp; # К~бАе*Л.

2/?о/ю0иь ttefuuA^ oxamp;x-^'siu^              , e/tc+uji ?

e.?-f*s?              C4+4U44              H+O              U.              ?64-14.0Camp;6C

$l7ftAfj.sugt; 0П4сгл~шЛ ел?*или*ыгмг. ^игgt;-ё п^е^г.

amp;Ay 4tc?i6camp;ugt;eJL .              ffityut, рнА-              fie-              ^Лпулльт.

и+4^ ил ргgt;ии/,              eamp;pUi* С^/г^иг^с/,

ffiifuujb.

erfjjfoAsC—/ЗаIfLvpa. —-f* -* -

/Р/с- млггссси- ^octH^K. fva^exzsu^

cjgt;amp;ej+t-?*ugt;'u ucvu^jfipMtz*.

Jamp; HfvOUiy УЭал.              J              Mf'tU'

¦amp;amp;/ЛС г*и?              г^со ^ca/vau^c* rc^-e.

is44**tyc , K-amp;4C.              !_              ^

plsbcamp;iZ-.

S              / /t+О^Я,. Уamp;^Зь

Заявление В. Дроздовой об изнасиловании ее Л. Берия в 1949 году

IS53 года, июля 14 дня, Генеральный Прокурор СССР Руденко, рассмотрев настоящее дело по обвинению БЕРИЯ Л.П. по «т.ст. 56-1 "б" и 58-11 УК РСФСР и принимая во внимание, что данными следствия БЕРИЯ дополнительно изобличается в том, что 2 мае I94S года завлёк обманным путем к себе в особняк несовершеннолетнюю ученицу 7 класса Дроздову Валентину, восполь- вовавжись ее тякельш моральным состоянием в свнзи со смертью бабушки и тяжелой болезнью матери- , а также ее беспомощностью, «насиловал ее,- на основании ст.ст. 128 и 129 УПК РСФСР

ПОСТАНОВИЛ

Предъявить БЕРИЯ Лаврентию Павловичу дополнительное обвинение по части 2-й Указа Президиума Верховного Совета СССР ОТ 4 января 1949 года "Об усилении уголовной ответственности 8а изнасилование".

/Р.РУДЕНКО/

Пост а но:"              Mwp пЛ'р.ст'рттйнп

ОЛЬ*.

Дополнительное обвинение Л. Берия в изнасиловании В. Дроздовой предъявлено 15 июля 1953 года в 0 часов 15 мин.

Глава 6 НАРУШЕНИЯ ЗАКОННОСТИ В ХОДЕ СЛЕДСТВИЯ ПО ДЕЛУ БЕРИЯ

Спустя полвека, задним числом легко, конечно, искать, как говорят прокуроры, «блохи», т. е. ошибки, допущенные в ходе следствия по делу Берия. И все-таки задача любого следователя состоит в том, чтобы никаких нарушений закона вообще не было. Тем более что следствие ведет сам генеральный прокурор СССР. Лично!!!

По этому поводу хорошо написал П. Судоплатов. Говоря об их встрече на допросе с Руденко, он, Судоплатов, вспоминает, что Роман Андреевич произнес интересную, почти историческую фразу, на мой взгляд, особо характерную для обсуждения вопроса о соблюдении законности при расследовании всех этих дел.

«Мы не будем придерживаться правил, допрашивая заклятых врагов советской власти. Можно подумать, что у вас в НКВД соблюдались формальности. С вами, Берия, и со всей вашей бандой будем поступать так же».

Что сказать? Комментарии, как говорится, излишни. Излишни — если исходило бы от простого «опера». Но сказано было, если верить Судоплатову, генеральным прокурором. А это уже совсем другое. И основания верить Судоплатову есть. Нарушений процессуального законодательства в деле множество.

Для начала скажу, что Руденко не должен был принимать дело к своему производству. Для этого у него был опытный следственный аппарат. По закону он, Руденко, как генеральный прокурор должен осуществлять надзор за следствием по этому делу, проверять качество и объем работы, следить за соблюдением сроков следствия и содержания обвиняемых под стражей, давать указания, участвовать в проведении отдельных следственных действий, а в конце — утвердить обвинительное

заключение. В нашем же случае Руденко выступал одновременно и в роли следователя, и в роли прокурора. Возникает вопрос — а надзор за следствием, возглавляемым Руденко, кто осуществлял? Отвечаю — никто, поскольку высшим должностным лицом в органах прокуратуры был именно он, Руденко. Получается, что Роман Андреевич осуществлял прокурорский надзор сам за собой. Это ведь только в романе А. Дюма «Граф Монте-Кристо» королевский прокурор де Вильфор взялся лично расследовать убийство Кадруса, а потом еще сам пошел в суд поддерживать государственное обвинение по этому же делу. Чем закончилась та история — помните.

В органах прокуратуры есть обидное словосочетание — «карманный прокурор». Так говорят тогда, когда прокурор прекратил выполнять свои надзорные функции, «сросся» с местной властью и слепо подчиняется ей во всех делах, в том числе и в области своей профессиональной деятельности. Откровенно говоря, в годы советской власти все мы — прокуроры — в той или иной степени зависели от местных органов. Кто меньше, кто больше, но практически все подчинялись партийным органам. Это факт, от которого никуда не уйдешь. Могу доказать кому угодно. Но беру на себя еще и смелость сказать, что одним из первых «карманных прокуроров», в классическом, так сказать, виде, был сам Руденко. Это следует из дела Берия. Именно он, Руденко, получал по делу Берия различные незаконные распоряжения от руководства ЦК КПСС, ежедневно докладывая о ходе следствия, представляя оригиналы процессуальных документов, в том числе и протоколы допросов, не реагировал на явные нарушения законности по этому делу, слепо подчиняясь всевозможным распоряжениям партийной верхушки страны.

Вот характерный документ, а попросту очередной образец беззакония.

«Постановление Президиума ЦК КПСС о составе суда, проектах обвинительного заключения и информационного сообщения по делу Л П. Берия.» 17 сентября 1953 года.

Строго секретно.

...п. 33/3.0 предложениях генерального прокурора СССР по делу Берия.

(т.т. Руденко, Первухин, Сабуров, Микоян, Каганович, Булганин, Хрущев, Молотов, Маленков) [присутствовали на заседании]. Поручить тов. Руденко Р.А., с учетом поправок, данных на заседании Президиума ЦК, в двухдневный срок:

а)              Доработать предоставленный проект обвинительного заключения по делу Берия.

б)              Внести предложения о составе Специального Судебного Присутствия Верховного Суда СССР. Дело Берия и его соучастников рассмотреть в судебном заседании без участия сторон. Поручить тов. Суслову М.А. принять участие в подготовке Генеральным прокурором СССР как проекта обвинительного заключения по делу так и проекта сообщения от Прокуратуры*.

Дошло до того, что в конце следствия 10 декабря 1953 года было издано еще одно специальное постановление Президиума ЦК КПСС по делу Берия. В этом документе в пункте 3 читаем:

«Утвердить представленный Генеральным прокурором СССР тов. Руденко проект обвинительного заключения по делу Берия и вместе с ним Меркулова, Деканозова, Кобулова, Гоглидзе, Мешика и Влод- зимирского»*. Что это? Это невиданный позор прокуратуры! Когда это власть утверждала обвинительное заключение по делу? Это и есть вопиющее беззаконие, под которым понимается словосочетание «карманный прокурор».

Какое же обвинительное заключение могла для Руденко, точнее для Берия и К0, утвердить власть? Ясно какое, выгодное для себя. Вот выдержки из него.

«Обвиняемые по настоящему делу являлись участниками преступной изменнической группы заговорщиков, ставившей своей преступной целью использовать органы Министерства внутренних дел, как в центре, так и на местах, против Коммунистической партии и Правительства СССР в интересах иностранного капитала, стремившейся в своих вероломных замыслах поставить Министерство внутренних дел над Партией и Правительством для захвата власти и ликвидации советского рабоче-крестьянского строя в целях реставрации капитализма и восстановления господства буржуазии».

Обвинительное заключение большое, а то, что вы сейчас прочитали, только его часть, но даже из прочитанного видны «партийный» уклон написанного, а также редакционная правка ЦК.

Сам текст обвинительного заключения — основной итоговый документ предварительного следствия — разослали еще до суда членам и кандидатам в члены ЦК КПСС, первым секретарям ЦК компартии союзных республик, крайкомов и обкомов партии.

Напомню, что, согласно статье 96 УК РСФСР (ред. 1926 г.), разглашение данных предварительного следствия являлось уголовно наказуемым деянием и каралось тогда лишением свободы на срок до шести месяцев или штрафом до 500 рублей.

Более того, в постановлении, где дается распоряжение о направлении в различные инстанции текста обвинительного заключения, указывается, что оно также должно быть направлено и... генеральному прокурору.

Да! Спасибо, конечно, что не забыли генпрокурора!

Во все времена обвинительное заключение готовилось в прокуратуре на основе собранных доказательств на стадии предварительного следствия. А здесь все наоборот. ЦК КПСС утверждает и направляет обвинительное заключение генеральному прокурору. Нарушая при этом, кстати, ленинские заветы, ведь в своей работе «О двойном подчинении и законности» он говорил, если коротко, о том, что прокуратура никому не должна подчиняться «по горизонтали».

Что же касается чисто процессуальных нарушений, то они в этом деле тоже имеются в избытке, несмотря на то, что следствие, повторюсь, ведет сам генеральный прокурор.

По закону дело должно быть расследовано всесторонне, полно и объективно.

Для этого нужно было точно и строго выполнять требования УПК РСФСР. Во всех вопросах. Ну что ж, давайте посмотрим.

Материалы дела пестрят противоречиями: Меркулов говорит, что о работе лаборатории Майрановского ему почти ничего не известно, а Майрановский и Берия утверждают, что ею руководил именно Меркулов. Берия говорит, что список на расстрел 25 человек в 1941 году готовили Меркулов и Кобулов, а последние заявляют, что это не так. Церетели и Миронов показывают, что жену полпреда Бовкун-Л у ганца убил молотком Влодзимирский, а Влодзимирский говорит, что этого не делал. Кобулов вообще ничего «не помнит».

В этих случаях по закону для собирания и последующей оценки доказательств проводятся очные ставки. Ничего сложного здесь нет. Тем более все обвиняемые в одном городе. Берется охрана, сажаются в кабинете друг против друга два допрашиваемых, и им поочередно задаются контрольные вопросы. Составляется протокол. Это очень важное и нужное следственное действие. Требует, конечно, некоторых психологических и организационных усилий. Особенно в районной прокуратуре. Охрана, машина, доставка, кабинет и прочее. Так вот, по делу Берия очных ставок вообще не проводилось. Такого следственного действия для Руденко просто «не существовало». Мне думается, что это нарушение было допущено умышленно. Следствие считало все доказанным и без проведения очных ставок. И уж конечно «оргпроблем» там не было никаких. По этой же причине нет в деле ни одной экспертизы, ни одного следственного эксперимента, не применялась судебная фотография. Сплошные упрощенчество и «примитив». Это первое.

Второе. Все эпизоды преступной деятельности Берия расследованы поверхностно, без глубокого исследования необходимых обстоятельств. Допустим, по притянутому «изнасилованию» Ляли Дроздовой. Она показывает, что в 1949 году «попала в особняк Берия». Как это попала? Зачем и почему? Не выяснено. Далее она же, впрочем, как и некоторые другие потерпевшие, показывает, что «Берия совершил изнасилование». Записано так: «Он меня изнасиловал». А как и что он делал конкретно — об этом ни слова. А нужно, отбросив стыдливость, с использованием знаний физиологии и гинекологии (если они, конечно, имеются) подробно разбираться — что, где, когда, как, куда, зачем и почему. Об этом знает каждый начинающий следователь. Да и Руденко знал, как расследуются такие дела. О деле футболиста Стрельцова я уже писал. Почему так поверхностно велось следствие? Отвечаю — судьба Берия и остальных была предрешена. Оставались формальности.

Само дело на 90 процентов состоит не из подлинных документов и протоколов, а из машинописных копий, заверенных

майором административной службы ГВП[XCIV] Юрьевой. Где находятся оригиналы, можно только догадываться. Ни один прокурор не позволит представить ему дело без оригиналов. Это неписаное правило прокуратуры. И нарушил его Руденко.

Но главное нарушение, как мне кажется, нужно искать не здесь. Дело расследовано не полно. В него попало только то, что лежало сверху и было выгодно на тот период следствию и руководству страны, а что было невыгодно — туда не записали.

Допустим, 6 сентября 1941 года Сталин с ведома членов ГКО подписал распоряжение НКВД о расстреле 170 осужденных в Орловской тюрьме без всякого судебного или иного оформления. НКВД все это четко исполнил.

Рекомендацию об этой акции со словами «НКВД СССР считает необходимым применить к ним высшую меру наказания» подписал Берия.

Вопрос — кто должен за это отвечать? Берия? Правильно, он виновен, что дает начальнику такие советы. А как быть с ответственностью остальных? Да никак. Лучше этот эпизод вообще забыть и о нем не вспоминать, во всяком случае, в ходе следствия.

А депортация в годы войны чеченцев и ингушей в Казахстан? Точно такая же картина. Берия — предлагает, Сталин и члены ГКО подчиняются, и полмиллиона людей изгоняется с исторической родины в считанные дни. Умершие и расстрелянные при этом исчисляются тысячами. Трупы вывозили вагонами. Погибла треть чеченского народа.

Переселение чечено-ингушского народа, как преступный эпизод НКВД, не нашло своего отражения и в заключении Главной военной прокуратуры уже в 1999 году, где по существу проанализировано содержание всего уголовного дела. Не сделано это и в определении Военной коллегии от 29 мая 2000 года. Я думаю — это неправильно. Ведь тогда на чеченской земле трагедия белорусской деревни Хатынь повторилась неоднократно. С той лишь разницей, что роль карателей там выполняли

войска НКВД, руководимые наркомом Берия. А все остальное было как в Хатыни: сараи, доски, гвозди, сено, бензин, спичamp;^ и люди, загнанные в эти сараи...

Правда, здесь надо отметить, что от прочтения справки Берия в ЦК ВКП(б) о том, что творили «отдельные чеченские жители», организованные в банды, в отношении наших солдат и офицеров, волосы, что говорится, тоже встают дыбом.

20 мая 1944 года Берия отправил Сталину докладную записку о выселении в Джамбульскую и Южно-Казахстанскую области Казахской ССР 710 семей кабардинцев, с общим количеством 2467 человек. В записке Берия предлагает (дословно): «Выселение произвести в таком же порядке, как были выселены карачаевцы, чеченцы и ингуши». И что же Сталин? Вот его резолюция. «Товарищу Берия. Согласен. И. Сталин». Слово «согласен» вождь подчеркнул дважды.

Кто за это должен отвечать? Берия? Да, он должен нести ответственность. А Сталин?

Или, допустим, операция по ликвидации Льва Троцкого 20 августа 1940 года. Напомню, что молодой испанский революционер и бывший партизан Рамон Меркадер по заданию наших спецслужб проник на виллу Троцкого в Мексике и убил последнего альпинистским ледорубом, за что получил в Мексике 20 лет тюрьмы, а по выходе оттуда в 1960 году из рук председателя КГБ СССР Шелепина в Москве за это же получил звезду Героя Советского Союза.

По большому счету убийство Троцкого нужно считать преступлением: никакого суда над ним не было, как и не было никакого приговора. Да и вообще, такой вид исполнения приговора, если бы он даже и был, незаконный.

Как вы помните, убийство жены маршала Кулика и супругов Бовкун-Луганцов без суда и следствия было расценено как преступление. А чем отличается от них убийство Троцкого? Да ничем!

Организацию расправы над Троцким можно было смело включать в обвинение Берия. Ведь именно он «благословил» на это Судоплатова и Эйтингона, организовавших акцию. Но этого не было, т. к. «вдохновителем» НКВД на все это был сам

Сталин со своим политбюро. А уже потом Берия. Ставить же в один ряд Сталина, Политбюро ЦК и Берия тогда, в 1953 году, было просто недопустимо. Вот поэтому эпизод с Троцким в деле Берия вообще не упоминается.

Но особенно характерен пример с расстрелом польских офицеров в 1940 году. Печально знаменитая Катынская трагедия. Она также не вошла в обвинение Берия, хотя эта акция проводилась при его непосредственном участии. Но интересно другое. Расстрелу польских офицеров предшествовало специальное обсуждение этого вопроса руководством страны. И там неожиданно обнаруживается даже письменное согласие и целый набор автографов: Сталин, Молотов, Ворошилов, Микоян.

Однако здесь надо отметить, что в 1953 году у нас еще действовала историческая фальшивка, успешно прошедшая даже через Нюрнбергский процесс, о том, что виновниками Катынской трагедии были вовсе не мы, а немцы. К такому выводу еще в годы войны пришла специальная правительственная комиссия, в составе которой были писатель А. Толстой, академик Н. Бурденко и другие авторитетные люди. Позже, уже в наши дни, все встало на свои места.

Абсолютно не расследовано приготовление к убийству ученого П. Капицы в 1946 году, о чем были показания. Это же можно сказать и по эпизоду с подготовкой уничтожения наркома иностранных дел М. Литвинова в 1940 году. Ясно, что за этими «идеями» тоже стояла «инстанция».

А известное дело Рауля Валленберга? Точнее, малоизвестное дело шведского дипломата Р. Валленберга. Он помог тысячам евреев спастись, оформляя через свое посольство их выезд из Германии и Венгрии главным образом на историческую родину в Палестину, щедро оплачивая эту работу гестаповцам. Параллельно вроде бы работал и на американскую, и на английскую, и одновременно еше на немецкую разведки. Был племянником крупного шведского финансового магната, от которого можно было бы получить в виде выкупа за него большой кредит. В 1945 году Валленберг был арестован в Будапеште органами военной контрразведки «Смерш» по подозрению в шпионаже и перевезен в Москву, где далее с ним в течение двух лет

занимался уже НКГБ, возглавляемый тогда Меркуловым, а с 1946 года — Абакумовым. Валленберг так и сгинул в бездонных застенках Лубянки. До настоящего времени тайна его гибели и всего дела до конца не раскрыта. И уже вряд ли когда- либо раскроется, поскольку начинать разбираться нужно было еще тогда, когда был жив Меркулов. Вот он-то знал все. Впрочем, как и Абакумов. Но этот сложный и большой вопрос ни в деле Меркулова, ни в деле Абакумова даже не затрагивался. Не задано ни одного вопроса. Все тайны этого дела Всеволод Николаевич унес с собой в день расстрела — 23 декабря 1953 года, а Абакумов — ровно через год после этого.

У истоков приведенной акции (с Валленбергом) опять стояла «инстанция»: Сталин, Молотов и др. Поэтому, повторюсь, с этим вопросом в деле Берия тоже не разбирались. Как известно, пилить сук, на котором сидишь, не рекомендуется. * *

Здесь же можно вспомнить еще об одном эпизоде из дела Берия.

За пределами официального обвинения осталась литературно-историческая деятельность Берия. Но вопрос этот интересен. Речь идет о брошюре «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье». Это его единственное произведение. А дело обстояло так.

К середине 30-х годов, после состоявшегося в феврале 1934 года XVII съезда ВКП(б), на котором уже не было никакой оппозиции, а бывшие оппозиционеры каялись и славословили «мудрого вождя — великого Сталина» — Бухарин в своей речи даже назвал его «фельдмаршалом пролетарских сил», — Сталину стало тесно в роли «великого ученика и гениального продолжателя дела Ленина». Стала спешно создаваться концепция двух вождей. Расхожими становились выражения типа «партия Ленина — Сталина», «Ленин и Сталин — вожди Октябрьской революции» и т. д. Но концепция эта стала нуждаться в своего рода платформе: оба вождя были де изначально зачатком революционной пролетарской партии в России, а началась эта

партия не только с ленинского Союза борьбы за освобождение рабочего класса в Петербурге, но и с социал-демократических организаций Закавказья, которыми руководил тогда молодой Сталин. А роль «коллективного пропагандиста и агитатора», а также «коллективного организатора» в революционном марксистском движении выполняла не только ленинская газета «Искра», но и издававшаяся грузинскими марксистами газета «Брдзола» («Борьба»). Все это нужно было облечь в литературную форму, профессионально, научно и красиво.

О том, как происходило создание этой концепции, есть две версии. Согласно одной из них, идея принадлежала самому «вождю и учителю». Он предложил взяться за ее разработку уже знакомому нам первому секретарю Закавказского крайкома партии М. Орахелашвили, но тот не проявил должного рвения. Тогда Сталин заменил его Берия. Этот оказался более усердным и расторопным — собрал группу историков, поговорил с ними «по душам», после чего они и выдали на-гора этот «эпохальный труд».

Согласно другой версии, которая принадлежит самому Берия, он ни от кого не получал такого задания, а просто сам обратил внимание на рукопись директора филиала Института Маркса—Энгельса—Ленина в Тбилиси и редактора газеты «Коммунист» Э. Бедия «К вопросу о создании большевистских организаций в Закавказье». Рукопись эта ему, Берия, понравилась. Он собрал 20 историков, в числе которых были ректор Тбилисского университета М. Торшелидзе, ответственный работник ЦК КП (б) Грузии П. Шария и др. Было опрошено около 100 человек — ветеранов революционного движения. В результате появился доклад «К вопросу об истории большевистских организаций в Закавказье». С этим докладом Берия и выступил на собрании партийного актива в Тбилиси 21—22 июля 1935 года. Затем текст доклада был опубликован в двух номерах газеты «Заря Востока» (24—25 июля 1935 года).

Доложили Сталину. Доклад ему понравился. Уже позже, в своем выступлении на июльском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС

А.              Микоян вспомнил, что сказал Сталин по этому поводу: «Видишь, Берия молодец, подобрал материал, изучил, работал над

собой (? — Авт.), написал хорошую книгу»[XCV]. И официальное признание пришло незамедлительно: уже 10 августа 1935 года в передовой статье газеты «Правда» под названием «Вклад в летопись большевизма» этот насквозь лживый конъюнктурный доклад (сам Берия признавал позже, «что в этой брошюре сплошная фальсификация, приведен ряд фактов и статей, бездоказательно приписанных Сталину) был назван «ценнейшим вкладом в историческую науку»[XCVI].

Успех окрылил Берия, доклад вышел в виде брошюры уже под его именем. На судебном заседании 21 декабря 1953 года, отвечая на вопрос члена суда Москаленко, Берия признал, что «это он сделал неправильно». Но это было потом, а тогда книга выдержала девять изданий (последнее в 1952 г.) и неизменно получала высокую оценку как «большой вклад в научную историю партии большевиков».

Во время следствия П. Шария показал:

«Как известно, Берия стал политической фигурой большого масштаба благодаря известной книге «К вопросу о создании большевистских организаций в Закавказье», хотя не принимал участия в составлении этой работы... Между тем люди, непосредственно составившие работу, должны были оставаться неизвестными. Более того, часть из них была репрессирована в 1937 году...»

Первым пал главный автор Бедия, который имел неосторожность открыто возмущаться тем, что доклад написал он, а все почести и награды достаются другому. Этого Берия стерпеть не мог. Он приказал Кобулову и Гоглизде устранить зарвавшегося «соавтора». Чтобы придать расправе хоть какую-то видимость законности, была в срочном порядке «организована» контрреволюционная группа. В нее тут же «водворили» Бедия, который был арестован 20 октября 1937 года. В течение двух дней он признательных показаний не давал. Тогда по указанию Кобулова к

Бедия были применены меры физического воздействия, а проще пытки, после чего он заявил не только о том, что был участником контрреволюционной организации и вовлекал в нее новых членов, но и о том, что готовил террористический акт. Против кого, как вы думаете? Правильно, против Берия[XCVII].

Уже давно известно, что самым страшным в перечне пунктов печально известной 58-й статьи был пункт 8 — совершение террористических актов. Человек, на которого «вешали» этот пункт, был обречен, спасения быть не могло. Так случилось и на этот раз: 7 декабря 1937 года «тройка» НКВД Грузии под председательством Гоглидзе приговорила Бедия к расстрелу, приговор привели в исполнение в тот же день. Уничтожили и жену Бедия — мингрельскую княжну Нину Чичуя. Поговаривали, что ее расстрелял лично Берия. Но это ничем не подтверждено.

Сгинул в те же годы в бериевских застенках и другой его «соавтор» Малакия Торшелидзе, объявленный участником антисоветского троцкистского центра в Грузии. А вот Петр Шария оказался умнее, он нигде не вылезал с разговорами о своем участии в создании «труда», а просто тихо и спокойно выдавал материалы для книги и под покровительством Берия успешно продвигался вперед и вверх. Был одним из секретарей ЦК Компартии Грузии, находился на преподавательской работе, получил звание профессора, стал доктором наук. Правда, в ноябре 1951 года Шария оказался в группе лиц, арестованных по обвинению в принадлежности к якобы вскрытой в Грузии мингрельской националистической организации, возглавляемой секретарем ЦК КП(б) Грузии М. Барамия. В упоминавшемся выше выступлении А. Микояна на июльском (1953 г.) Пленуме ЦК КПСС говорилось: «...мингрельское дело создано было для того, чтобы на этом основании арестовать Берия». Сталин действительно давал указания руководителям МГБ «искать большого мингрела», судя по всему, он явно подбирался к Берия. Однако сразу после смерти Сталина уже 10 апреля 1953

года решением Президиума ЦК КПСС, инспирированным Берия, следствие по этому делу было прекращено, а все проходившие по нему лица — земляки Берия — реабилитированы, им вернули их большие посты и должности. Шария стал помощником министра внутренних дел СССР, «большого мингрела». Окончательно звезда Шария закатилась после падения всемогущего шефа. Он был вновь арестован в 1953 году как член «банды Берия» и осужден после казни своего патрона на 10 лет, которые «добросовестно» отсидел «от звонка до звонка» во Владимирском централе.

Вот такова история единственного литературного труда Берия, который, как тот первый блин из старой русской пословицы, «оказался комом» и не попал в обвинительное заключение, а затем и в приговор, поскольку был отнесен к «мелочевке».

сссgt;

ииш Рад**» а до4ро»о1»м JU* • мима, кммм цоишн ¦ ям и мщк«

(ш ММ ЦИI4W.              ¦              шун.

Проа) Вмиг* мпим.-

¦осой saaioir шпгшп дя оош oor / XV

и. gt; gt; p/i ¦)


(“ ^Ци* ^ы*мм.

Резолюция И. Сталина на докладной записке Л. Берия

о              депортации кавказских народов

НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

- марта ШО г.

№ ч1Щг -

товарищу СТАЛИНУ

В лагеря* для военнопленных НКВД СССР и в тюрьмах заяндб#jgHGjjgyей Украины и Белорусски в настоящее время содерИР^ч^^отага^^Зличество бывших офицеров польской бывших работников польской полиции и рamp;зведыва- ?ов польских националистических к-р ' партий, ^acirahw^cjgsaTiyf к-p повстанческих организа- ' / / 1ДОО*геребежчиков и цр. ВСЬ-сн^^йя?этся заклятыми вра-

олненными ненависти к совет

Зоенколленные офицер и полицейские, находясь в ла герярг, 'йыта'эдря процол^Вть к-p работу, ведут антисоветскую агитйфя. В?и№й из них только и ждет освобождения чтобы им?№ вбвмолшость активно включиться в борьбу против срйетско* власти.

Орган ага НКВД в западных областях Украины и Белоруссии вскрыт ряд к-p повстанческих организаций. Во всех этих к-p организациях активную руководящую роль играли бывшие офицеры бывоеЙ польской армии, бывшие полицейские и жандармы.

Среди задерганных перебежчиков и нарушителей roc-

Рождение катынской трагедии. 1940 год.

(И. Сталин, К. Ворошилов, В. Молотов, А. Микоян — «за» ликвидацию польских офицеров,

М. Калинин и Л. Каганович согласие дали по телефону,

о              чем сделана отметка Поскребышевым)

границы также выявлено значгтельное колгчество лиц, которые являются участникам к-p шпионских и повстанческих организации.

В лагерях для военнопленных содержится всего С не считая солдат и унтерофицерского состаза ) - 14.736 бизпих офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, лаядармов, тзэремциков, осадников и разведчиков - по национальности свыше 975? поляки.

Из них:

Генералов, полковников и подполковников              -              295

Кайоров и капитанов              -              2.080

Поручиков, подпоручиков и хо- рунзмх              -              6.049

Офицеров и младших командиров полиции, пограничной охрадо и жандармерии              -              1.030

Рядовых полицейских, жандармов, торемщиков и разведчиков              -              5.138

Чиновников, помедиков,ксендзов и осадников              -              144

Б тэрьмах западных областей Украины и Белорусе»

всего содержится 18.632 арестованных ( из них 10.685

поляки ), в том числе:

бнщих офицеров              -              1.207

бывших полицейских разведчиков и кандармов              -              5.141

Шпионов и диверсантов              -              347

Бывших помещиков,фабрикантов и чиновников              -              465

Членов различных к-p и повстанческих организаций и разного к-p элемента              -              5.345

Перебежчиков              -              6.127

Исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти, НКЗД СССР считает необходимым:

СССР: Дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14.700 человек бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, поли цейских, разведчиков, жандармов, осадяиков и тюремщиков, а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11.000 челове членов различных к-p шпионских и диверсион ных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, бываих польских офицеров, чиновников и перебежчиков -

- рассмотреть в особом порядке, с при менениеы к ним высшей меры наказания - расстрела.

П. Рассмотрение дел провести без вызова арестованных и без пред'явления обвинения, постановление

об              окончании следствия и обвинительного заключения - в следующем порядке:

а)              на лиц, находящихся в лагерях военнопленных - по справкам, представляемым Управлением по делам военнопленных ВКВД СССР.

б)              на лиц, арестованных - по справкам из дел, представляемым НКВД УССР и НКВД ECCF.

Ш. рассмотрение дел и вынесение pel на тройку, в составе т.тJtkUtfi', МЕЬКУЮВЙ ( Начальник 1-го Спецотдела НКВД СССР). ^

I1IVI44

I -Lf-

rc

Предложил Берия, Политбюро ЦК ВКП(б) согласилось.

Кто должен отвечать?

(Фамилия Кобулова вместо Берия вписана Сталиным)

<< | >>
Источник: Сухомлинов А.В.. Кто вы, Лаврентий Берия? Неизвестные страницы уголовного дела. 2004

Еще по теме Глава 5 ПОЛОВЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ БЕРИЯ:

  1. Формирование руководящих органов и институтов цензуры
  2. ЄОЦИАЛЬНШдаїТРІША СПЕНСЕРА 388
  3. ГЛАВА 2. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ МОНДИАЛИЗМА
  4. ГЛАВА 6. ТАКТИКА РАЗВИТИЯ МОНДИАЛИЗМА В РОССИИ
  5. § 2. Нехристианские источники.
  6. МУЖСКАЯ ПРОСТИТУЦИЯ В ДРЕВНОСТИ
  7. ГЛАВА 25. КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО.
  8. Глава 2 РЕПРЕССИИ В ОТНОШЕНИИ СЫНА И ЖЕНЫ БЕРИЯ
  9. Глава 5 ПОЛОВЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ БЕРИЯ
  10. Глава 7 ДЕЛО РУХАДЗЕ, РАПАВА И ДРУГИХ КАК ЗЕРКАЛО РЕЖИМА
  11. Г лэвэ9 ДОПРОС ПОДСУДИМЫХ
  12. § 3. Историческая тенденция падения кар
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -