<<
>>

ГЛАВА III ГИГАНТОМАХИЯ

Классическая греческая армия, ее эволюция. — Армия Александра Македонского. — Тактические и стратегические новации Александра. — Сражение при Иссе как пример македонской тактики. Битва при Ипсс — настолько важное для истории античного мира и величественное по своему характеру событие, что может быть без преувеличения названо гигантомахией.
Многое в произошедшем станет понятно, если мы сделаем первый экскурс в историю военного дела и познакомимся, как формировалась «военная система» диадохов. * * * Все начиналось с классической греческой фаланги, сменившей колесницы времен Микенской Греции и аристократическую конницу архаических веков. Первоначально слово «фаланга» просто обозначало тесное расположение воинов. Видимо, так — плотно сбившимися группами — и сражались дружины, следовавшие за гомеровскими героями. Однако в греко-персидских войнах перед нами уже выступает строй, строго распределенный по ширине и в глубину. Каждый из гоплитов (тяжеловооруженных воинов) занимал около метра по фронту: его щит при этом отчасти прикрывал левого соседа В свою очередь сам воин был защищен краем щита товарища, находившегося справа. В связи с этим самым уязвимым являлся правый фланг расположения фаланги и правое крыло армии вообще (здесь у крайнего ряда гоплитов правая сторона была открыта). Реакцией на данную тактическую слабость стало стремление греков в максимальной степени укрепить именно эту часть боевой линии. Прежде всего, на правом фланге становились командир фаланги и наиболее опытные воины. Помимо этою правое крыло армии отдавалось тем подразделениям, которые считались самыми лучшими: находиться здесь считалось почетным делом (так, при Платеях там стояли спартанские гоплиты). Наконец, позже именно сюда будут помещать свои ударные отряды македонские цари и полководцы эллинистической эпохи. Военная история Греции знает огромное количество примеров, когда правые крылья сражающихся одолевали противостоящие им отряды и после этого сходились в центре поля боя для решающей схватки.
В случае, если кто-либо менял центр тяжести своего построения, он преподносил противнику неприятный сюрприз: в частности, именно это стало причиной блестящей победы фиванцев Эпаминонда над спартанцами при Левктрах в 371 г. Внутри фаланги существовало разделение на небольшие тактические труппы, низшей из которых являлась эномотия, отряд из 25 человек. Он объединял три ряда по восемь гоплитов17, а также «замыкающего», который находился позади фаланги и следил за правильностью строя. Глубина в восемь шеренг считалась наиболее удачной, так как позволяла и сохранить массу удара и достаточно широко распределить силы по фронту. Трудно судить, насколько было развито взаимодействие между членами эномотии. Сообщение Платона о том, что в спартанской фаланге возлюбленные всегда становились рядом и именно поэтому лакедемонский строй славился наибольшей устойчивостью, на самом деле может указывать на обучение приемам коллективного боя, в котором воин взаи модействовал не только с соседями по шеренге, но и был поддержан гоплитом, находящимся непосредственно сзади. Впрочем, длина копий не позволяла даже спартанцам выработать ту слаженность в ведении ближнего боя, которая будет свойственна македонским сариссофорам (см. ниже). Обычно замыкающие шеренги являлись всего лишь резервом живой силы для двух первых, поэтому впереди становились лучшие воины, которые и вели рукопашный бой. Для поддержания порядка в строю и ровности шага использовалась ритмичная мелодия, которую играли несколько флейтистов. Возможно, воинственная песнь, посвященная Арееу (пэан), так же являлась способом организовать движение фаланги. Правда, при сближении с неприятелем гоплиты переходили на быстрый шаг, а затем — на бег, с целью сократить время действия метательных снарядов противника, а также нанести как можно более сильный, массивный удар в первый, часто решающий, момент рукопашной схватки. Наступательное вооружение гоплита составляли копье и меч. Некогда гоплиты носили с собой по два метательных копья — как будущие римские легионеры18, — однако в VI в.
до н. э. от этой практики отказались. Копье стало тяжелее и превратилось в типичное колющее оружие. Стандартная длина греческого гоплитского копья — 2,5 м. Такие размеры не требовали противовеса, и, поскольку копье тянуло на килограмм с небольшим, тренированный воин без труда использовал его в ближнем бою. Жало, укрепленное на противоположной острию стороне (т. н. подток), позволяло даже обломку этого оружия оставаться опасным для неприятеля. Во время наступления греческие гоплиты держали копья не параллельно земле, а приподняв их вверх, целясь в незащищенную шею противника. Меч, употреблявшийся во время греко-персидских войн, стал короче, чем во времена героической Микенской эпохи. Теперь его делали железным, листовидной форлш и длиной до 50 см: в достаточно тесном гоплитском строю клинок даже такой длины использовать было непросто. Очевидно, существовали определенные упражнения по выработке навыков фехтования этим оружием, однако, когда в V в. до н. э. греческие источники говорят об учителях рукопашного боя, прежде всего они имеют в виду людей, которые тренировали именно гоплитов — тяжеловооруженных копьеносцев. Нужно отметить, что уже перед греко-персидскими войнами из Этрурии в Элладу начинает проникать мода на использование «кописа», изогнутого меча, напоминающего по способу своего использования ятаган, который был прекрасным оружием против латников. Однако в Греции они так и не прижились. Защитным оружием гоплитов являлись щит, шлем, дос- пех, а также поножи и наручи. В VII в. до н. э. высокий, похожий на стилизованную восьмерку щит был сменен новым, круглым типом (который обычно именуется «аргив- ским»). Наличие удобной перевязи и ручки позволяло перенести центр тяжести на предплечье, что значительно облегчало движения гоплита. Такой щит, около 80 см в диаметре, делали из твердых пород дерева, и он имел толщину порядка 0,5 см. Снаружи щит обшивался бычьей кожей (до семи СЛ(Ч'и) и укреплялся бронзовыми умбоном и полосой вдоль внешней кромки. Полностью бронзовые щиты встречались редко, причем не только из-за дороговизны, но и по причине стремления сделать их как можно более легкими.
На изображениях VI—V вв. видно, что в некоторых случаях гоплиты привешивали к щитам кожаные «фартуки», которые должны были предохранять ноги от метательного оружия. Дскнех ко времени греко-персидских войн имел несколько типов. Первым «массовым» вариантом стали колоколовидные (то есть расширяющиеся к поясу) панцири, состоявшие из двух частей, соединенных штифтами. Некоторые из них имели анатомический вид, воспроизводя рельеф атлетической мускулатуры. Впрочем, по причине дороговизны «анатомических» панцирей их надевали лишь военачальники и не? многие из рядовых гоплитов. В VI в. до н. э. получили широкое распространение льняные доспехи, представлявшие собой полосы из нескольких льняных полотен, наложенных друг на друга и склеенных особым составом. Эти панцири попросту обматывались вокруг туловища, а плечи прикрывались П-образной накидкой. Льняной панцирь был легок, удобен и защищал не хуже тогдашних металлических. На него могли нашиваться железные пластины и различные украшения, а к нижней части привешивались особые полосы для защиты бедер. Наручи греками использовались редко, зато поножи, прикрывавшие голени и колени, имелись у всех гоплитов. Изготовлялись последние из металла, подбивались кожей и надевались очень просто: зажимаясь по ноге. Шлем, который носили греческие гоплиты, восходил к нескольким историческим предкам, условно называемым «иллирийским шлемом» (шишаки, то есть шлемы конической формы), «коринфским» (закрывал всю голову и имел вырез для глаз, носа и рта) и «фригийским» (пришел из Малой Азии и восходил к форме знаменитого фригийского колпака; характерной его чертой был козырек над глазами и ушами). Так или иначе, они закрывали бблыпую часть головы и были снабжены подшлемниками (из войлока, кожи или ткани), предохранявшими своего владельца от контузии. Все греческие шлемы украшались плюмажами или разноцветными гребнями из конского волоса, мода на которые существовала на Балканах, в Италии и Малой Азии еще во II тыс до н. э. Как и в Риме, имелись шлемы с продольными и поперечными гребнями; последние, судя по всему, носили младшие офицеры, чтобы таким образом выделяться во время сражения.
В целом поначалу греческая фаланга выглядела достаточно пестро, причем это касалось даже спартанцев. Воины одного города могли быть объединены лишь цветом гребня или плащей; даже однотипные изображения на щитах стали входить в моду только ко времени Пелопоннесской войны. Вспомогательной силой являлись легковооруженные пехотинцы, набиравшиеся из беднейшего и неполноправного населения полиса или попросту нанимавшиеся греческими стратегами. Имелись даже целые области, традиционно поставлявшие высококачественную легкую пехоту. Крит, Аркадия, Этолия, Родос. Спартанцы набирали многочисленные вспомогательные войска из илотов. Поскольку в задачу подобных воинов не входила рукопашная схватка, их защитное вооррксние было легким (войлочные колпаки, плетеные серповидные щиты-«пельты»), а наступательное предназначалось для боя на расстоянии. В связи с этим легкая пехота делилась на различные подклассы: метатели дротиков, лучники и пращники. Первыми в бой вступали пращники. Опытный воин мог метнуть свинцовый снаряд весом до 50 г на расстояние около 350 метров. Затем наступала очередь лучников, которые могли поражать противника уже на расстоянии 100—150 метров. Последними, перед самым ударом фаланги, на противника бросались метатели дротиков. Легковооруженная пехота должна была прогнать с поля боя вспомогательные войска неприятеля, после чего постараться нарушить строй тяжеловооруженных воинов врага. Таким образом, она имела задачей подготовку основного события битвы: удара тяжелой массы фаланги, которая буквально сминала уже приведенного в беспорядок противника. В связи с этим в начале боя легковооруженные располагалась широким фронтом перед фалангой, когда последняя переходила в атаку — отступали к флангам, а уже оттуда перемещались за спины гоплитов и вели стрельбу через их головы. Задачей полководца было довести армию до местности, более или менее удобной для сражения, и успеть развернуть фалангу гак, чтобы она во время столкновения смогла использовать все свои преимущества. Когда число тяжеловооруженных превосходило 10 000 человек, это было весьма непростым делом.
Примером может быть сражение при Платеях (479 г.), предопределившее ход греко-персидских войн. Спартанский полководец Павсаний, командовавший греческим ополчением, имел под своим началом примерно 35 ООО гоплитов и примерно столько же легковооруженных. Несмотря на все старания, ему не удалось скоординировать маневры своего войска в день решающей битвы. В итоге, сражались только две трети греческой армии, а оставшаяся треть отступала, даже не намереваясь участвовать в бою. Победу эллинам принесло мужество афинян, непревзойденное мастерство гоплитского боя спартанцев, а также тот факт, что персидскому полководцу Мардонию удалось бросить в атаку также не более двух третей своей армии. Полководец фактически не руководил сражением Обычно он располагался на правом фланге, ведя в бой солдат этого крыла. Известие о его смерти в разгар схватки могло стать причиной поражения — но не потому, что армия теряла, так сказать, «нервный центр», а потому, что для войска полководец являлся сакральной фигурой, олицетворявшей силу и удачу армии. Его гибель означала, что Небеса чем-то недовольны. Зато роль полководца возрастала на последнем этапе битвы, когда его армия уже одерживала победу и было необходимо ликвидировать последние очаги сопротивления врага на поле боя, а также организовать преследование. В случае смерти военачальника уже выигранные сражения превращались в битвы с неопределенным результатом Так произошло, например, в 362 г, во время сражения при Мантинее, когда гибель гениального фиванца Эпаминонда спасла от катастрофы спартанско-афинскую армию. * * * К моменту воцарения Филиппа Македонского в греческом военном деле произошли как минимум две реформы. Первая была связана с широким распространением наемничества, хотя имела и более глубокие тактические корни. Еще во время Пелопоннесской войны все больший процент в воюющих армиях стали составлять наемники: люди из различных греческих городов, купившие за свой счет вооружение и заключавшие своеобразный контракт — вначале с полисом (так нанимали солдат Афины, усиливавшие контингентами наемников свое гражданское ополчение), а затем с отдельными полководцами. Традиция наемничества существовала в Греции издревле: так, мы знаем, что греки служили у египетских фараонов еще в VI в до н. э. Однако настоящего расцвета этот способ комплектования армии достиг на греческом Западе: в Италии и на Сицилии, особенно у местных тиранов. Именно отсюда в Элладу проник обычай нанимать целые подразделения пехотинцев, всадников или даже полные экипажи для боевых кораблей. Наемники служили в различных родах войск, однако более всего их было во вспомогательной пехоте. В течение всей Пелопоннесской войны значение последней усиливается, прежде всего потому, что ее можно было вооружить и перебросить в нужный пункт значительно легче и быстрее, чем гоплитов. Особенную славу ей принесла победа на о. Сфакте- рия, когда в 425 г. перед афинским отрядом, состоявшим и из гоплитов, и из легковооруженных, капитулировала отборная часть спартанцев. В начале IV в. в армиях многих греческих городов начали отдавать предпочтение солдатам, вооруженным легким щитом в форме полумесяца. Щит такого рода был заимствован, судя по всему, из Фракии, он достигал 70 см в длину, изготовлялся из дерева и обтягивался шкурами. Именно подобный щит традиционно считался принадлежностью амазонок. В афинской армии введение такого щита, равно как и реорганизация легковооруженной пехоты, приписывали выдающемуся полководцу Ификрату: его реформа относится к 90-м годам IV в. Если в эпоху Пелопоннесской войны пельтасты имели при себе пять коротких дротиков и один длинный, снабжен? ный ременной петлей, сообщавшей дополнительный импульс при метании, то Ификрат заменил последний пехотным копьем и ввел в употребление длинный меч. В итоге пельтасты принципиально изменили свое предназначение. Отныне они могли вести рукопашный бой, но при этом легкость доспехов (пельтасты носили шлемы из дубленой кожи и иногда льняные панцири) позволяла им свободно перемещаться по полю боя, не бояться пересеченной местности и применять различные тактические построения. Дротики же служили для завязки боя, а также исполняли функцию копий в случае, если пельтасты вели защиту высот или горных проходов. Как сообщает римский историк Корнелий Непот, более всего выгод из нового вооружения пельтастов сумел извлечь афинский полководец Хабрий. Во время сражения при Фивах, когда он со своим отрядом пришел на выручку беотийцам (имеется в виду война против царя Агесилая в 378 г.), Хабрий приказал своим пельтастам встретить наступающего врага опустившись на колено, уперев в него щит и выставив вперед копье. Изумленный Агесилай прекратил атаку, признав, что пельтасты стали родом войск, который был в силах потягаться с гоплитской фалангой. Количество гоплитов в армиях греческих городов постоянно уменьшалось. Это было связано и с убылью гражданского военнообязанного населения (так было в Спарте), и с новой организацией армии, где все большую роль стали играть наемники. Развитие гоплитского боя в этот момент шло, можно сказать, в противоположных направлениях. С одной стороны, в IV & стали изобретать новые типы защитного вооружения. Появился «железный хитон», изготавливавшийся из плотного льна с нашитыми металлическими пластинами и являвшийся не чем иным, как удлиненным и утяжеленным льняным панцирем. Воин, сражавшийся в таком хитоне, был менее подвижен, однако значительно более защищен. С другой стороны, опасность со стороны пельтастов вынуждала искать пути повышения общей маневренности фаланги, и мы по ряду косвенных данных можем судить, что Агесилай пытался проводить различные эксперименты, например, максимально облеиая гоплитский доспех. Аргивский щит постепенно вытеснялся овальным типом, имевшим размеры до 140 см в длину и 70 см в ширину. Особый вид щитов имелся на вооружении в Беотии: в них по бокам делались овальные же прорези (что напоминало древние «щиты-восьмерки»). Эти прорези позволяли пехотинцу вести более активную и самостоятельную рукопашную схватку. Сама фаланга в это время перестала быть единым тактическим образованием. По описанию отдельных походов спартанцев во время Беотийских войн мы можем судить, что такие подразделения лакедемонских гоплитов, как лох или мора, перестали бьггь элементами внутренней структуры фаланги, став особыми тактическими и даже оперативными единицами. Принципиально по-новому пытались организовать гоплитский бой фиванцы — и это стало второй реформой в военном деле. По инициативе Пелопида впервые фалангиты были построены глубокой колонной (50 рядов по 6 человек) во время стычки со спартанцами близ Тегиры. Вскоре, во время сражения при Левктрах, Эпаминонд таким же образом построил «священный отряд» и решил дело неожиданным ударом по правому флангу лакедемонян. Успешное применение этого строя показывает, насколько в древности была важен вес удара. Эпаминонд и Пелопид именно потому массировали своих гоплитов, организовав из них некое подобие молота, что массивность строя тяжеловооруженных имела результатом буквально-таки механическое взламывание противостоящей фаланги. Лакедемонские гоплиты попросту не знали, как сражаться в этой ситуации: при Левктрах они стали отступать не потому, что опрокинули весь их строй, а по той причине, что правое, традиционно ударное, крыло оказалось приведено в беспорядок. Поскольку тактических вариантов ведения боя на этот случай предусмотрено не было, спартанцы оказались вынуждены отступить. В дальнейшем фиванцы старались сосредоточить на левом, отныне ударном, крыле как можно большие силы, пра вое же оттянуть назад, таким образом компенсируя его слабость. Участь сражения должна была решиться прежде, чем противник одолеет слабейшую часть армии. Такое расположение принято называть «косым боевым порядком», и при Мантинее Эпаминонд продемонстрировал, сколь изощренным может быть подобный строй. Расширялись возможности конницы, хотя ее роль по-прежнему была скорее вспомогательной. В большинстве случаев конные отряды выстраивались на флангах и действовали заодно с легковооруженной пехотой. Традиционно являлись очень сильными беотийская и фессалийская конница. Фукидид сообщает о новшестве беотийцев, которые укрепляли конные отряды так называемыми гамиппами (греч. «быстрый как лошадь»), т. е. легковооруженными пехотинцами, из расчета один к одному. Такое распределение сил оказалось настолько практичным, что перемешанная со стрелками фиванская конница располагалась перед строем тяжеловооруженных и легко справлялась если не с фалангитами, то по крайней мере с пельтастами. Скажем в связи с этим несколько слов и об истории конницы. Конница стала очень популярным видом вооруженных сил в азиатских государствах после вторжения на Ближний Восток киммерийцев и скифов (VIII—VII вв. до н. э.). Одно время она доминировала и в Греции19. Основной силой конницы являлось метательное оружие: поскольку стремена изобрели значительно позже, да и седла либо попросту отсутствовали, либо же имели зачаточные формы, у всадника не было опоры для разящего удара длинной пикой или тяжелым мечом Поэтому гарантом успеха в действиях конницы являлась подвижность. Тем не менее мы видим, что в восточной, а затем и западной кавалерии не без влияния иранских кочевых племен (тех же скифов и саков) развивается тип тяжеловооруженного бойца. Когда при Эрифрах (479 г.) греки стремились добить сброшенною конем Масиегия, командира персидской кавалерии, они обнаружили, что все его тело защищено латами, и лишь узкий разрез для глаз, имевшийся в шлеме, позволил им поразить врага. С подобными латными стрелками, катафрактариями, будут неоднократно сталкиваться и греки, и римляне, однако их не следует путать со средневековой рыцарской кавалерией, так как доспешная конница иранцев выполняла совершенно иную функцию. Латы в первую очередь защищали этих стрелков от метательного оружия неприятеля, но они не позволяли катафрактариям исполнить функцию тарана, который врезался бы в строй неприятельской пехоты или кавалерии. Для ближнего боя конница была вооружена кавалерийскими мечами. Персы использовали оружие, подобное скифским акинакам — легким и относительно коротким ме- чам-кинжалам. Греческие всадники предпочитали более длинные махайры (60 см и больше), по форме напоминавшие кописы. Однако в ближний бой и те и другие вплоть до IV в. шли лишь в крайнем случае. Примером традиционной кавалерийской тактики может послужить изображенная Геродотом (и упомянутая уже нами) стычка близ местечка Эрифры, предшествовавшая битве при Платеях. Греческая армия проникла в долину Асоп, где находились персидские силы, обойдя с востока гору Парнас. Поскольку разведка у греков отсутствовала, войска Павсания узнали, что неприятель рядом с ними, лишь когда начали спускаться в долину. Вскоре превосходная персидская конница начала тревожить аванпосты эллинской армии. Тяжелее всего пришлось отряду мегарцев, по непонятной причине оставившему предгорья и вынужденному сражаться на равнине. Поскольку часть персов имела латы, попытки легковооруженных эллинов отогнать неприятеля были неудачны, а гоплит за конником поспеть не мог. Конницы, напомним, в армии Павсания попросту не было. На помохць мегарцам бросились 300 отборных афинских латников, сопровождаемые большим количеством легковооруженных. Заметив это, командовавший персидской кавалерией Масистий лично прибыл туда и организовал несколько атак. Латная персидская конница неслась на греков во весь опор: подобное зрелище действительно могло заставить пехотный строй прийти в смятение, и в этом случае всадникам оставалось бы только рубить беглецов. Поскольку же на афинян конная лава никакого эффекта не производила, персы в последний момент останавливали коней, выпускали стрелы и быстро уходили на безопасное расстояние. На смену им приходил другой конный отряд — и так раз за разом. Подобная «скифская» тактика была рассчитана скорее на расшатывание нервов противника, чем на нанесение ему действительного вреда: афинские гоплиты могли выстроить из щитов нечто вроде римской «черепахи» и свести потери до мини- мулла. С тыла и флангов их прикрывали пешие лучники, поэтому залогом успеха было терпение: Так продолжалось достаточно долго, пока случайная греческая стрела не ударила в бок коня Масисгия. Видимо, это был тот самый момент, когда персы только начинали выходить из очередного наскока, так как упавший всадник оказался один и в пределах досягаемости гоплитов. Пока персы сообразили, что произошло, и собрались, чтобы поспешить своему командиру на помощь, афиняне успели пережить конфуз из-за своей неспособности пробить доспехи Масистия и наконец поразили перса через глазную щель его шлема. * * * С именами Филиппа и Александра связаны революционные перемены в военном деле. Эго касается не только воору- жсния войск, способа их комплектования и тактической организации. Отныне можно говорить о появлении настоящего стратегического мышления. Однако македонские цари опередили свое время на столетия: чем дальше будет уходить в прошлое эпоха великих завоеваний, тем более косным будет становиться военное дело эллинистических государств. Впрочем, мы застаем только самое начало распада великой системы Филиппа и Александра; во времена Пирра еще были живы открытые ими принципы, а сам эпирский царь не без успеха применял их. Эпоха неповоротливой македонской фаланги времен «Амфипольского устава» и царя Персея была еще в будущем. Поэтому мы остановим внимание на «классической» македонской системе, которая стала высшим достижением военного искусства балканских народов эпохи древности. Дело было, конечно, не только в удачном применении македонскими царями новаций в тактике и вооружении, но и в духе войска, сохранявшем еще память о военной демократии, где царь являлся военным вождем, главой огромной общины, объединявшей всех македонян. Филипп подчинил себе местные княжеские роды, их представители — Пер- дикка, Птолемей, Лисимах (будущие диадохи) — стали высшими командирами и советниками в армии его сына, что позволяло использовать авторитет этих бывших удельных владетелей в войсках, набиравшихся во времена Александра по округам, совпадавшим со старинными княжествами, и при этом постоянно иметь их рядом с собой, контролировать настроения и поведение. Основу македонской армии составляло ополчение горцев- македонян — крестьян и пастухов. Именно из них формировалась наиболее весомая часть войск— фаланга. Македонская фаланга имела ряд принципиальных различий с греческой. Так, се организационные подразделения («таксисы») окончательно перестали быть всего лишь структурными единицами, начав — при необходимости — выступать на поле боя как самостоятельные боевые отряды. Теперь подразделе ния тяжелой пехоты могли действовать, значительно лучше приспосабливаясь к местности. При этом фаланга сохраняла основную свою функцию: вала тяжеловооруженных воинов, который сметал неприятеля с поля боя. Для атаки таксисы смыкались, впрочем, и отдельный таксис мог действовать как ударный кулак. С этой целью он строился значительно глубже, чем греческая фаланга: македоняне варьировали построения глубиной в 16 и 24 шеренги, лишь порой возвращаясь к классическому греческому строю в 8 шеренг. Фалангиты, которых в македонской армии называли пед- зетерами (то есть пешими спутниками царя — в отличие от гетайров), едва ли были вооружены совершенно единообразно — по крайней мере с точки зрения доспехов. Имеющиеся у нас данные позволяют сделать вывод, что первые и последний ряды были облачены в железные панцири, остальные носили более дешевые льняные «латы». Археологические находки показывают разнообразные шлемы, как снабженные забралом, так и являющиеся вариациями на тему фессалийской каски. Большинство исследователей считают, что педзе- теры использовали классические аргивские щиты. Однако существуют свидетельства, что для некоторых родов войск Филипп ввел продолговатые карийские щиты, что могло иметь место и в случае фалангитов. Куда важнее стало изобретение Филиппом Македонским сариссы — длинного (до 6,5 м) копья с кизиловым древком, возможно составлявшегося из двух частей, соединенных муфтой. Сариссами воорркали первые шеренги фаланги, причем самые длинные, видимо, были в руках четвертого-пятого рядов. Ближе к первому ряду длина копий уменьшалась (в отлитое от «позднемакедонской» фаланги) — примерно до трехчетырех метров. Таким образом, удерживая щит благодаря плечевому ремню, первые шеренги могли держать сариссы двумя руками и использовать их в ближнем бою. Сариссы задних рядов (3, 4 и 5-го) выступали над их плечами и по бокам, придавая большую густоту частоколу копий и делая строй таксиса непроницаемым не только для пехоты, но и для конницы. К тому же щетина сарисс являлась дополнительной защитой против дротиков и стрел. Шеренги, начиная с шестой, были вооружены обычными копьями и во время больших сражений исполняли все ту же роль массы, давившей на первые ряды. Видимо, в связи с этим в конце жизни Александр вообще хотел оставить македонское вооружение только у первых трех шеренг и у последней, все же остальные составить из метателей дротиков, которые сопровождали бы насгупле1те таксисов непрерывной «огневой поддержкой». Есть свидетельства о том, что македоняне со времен Филиппа строились более плотно, чем греки: то есть по фронту боец занимал меньше места. Смысл более плотного строя очень хорошо проясняет Дельбрюк в своей «Истории военного искусства»: «Таким же образом Фридрих Великий теснее построил свою пехоту, чем было принято ранее, — по четыре человека на протяжении трех шагов вместо четырех шагов, — для того, чтобы иметь одновременно больше ружей на линии огня». Вторым после педзетсров по важности подразделением македонской пехоты были гипаснисты (щитоносцы). У них отсутствовало тяжелое защитное вооружение и длшшые пики; судя по всему, они несли стандартные греческие копья. Но в отличие от пельтастов гипасписты были разновидностью линейной пехоты, которая могла действовать в условиях пересеченной местности и была способна совершать быстрые переходы. Во время битвы при Иссе число гипасписгов не превышало одной трети численности фаланги, однако это вызывалось не столько вспомогательным характером данных войск, сколько необходимостью включать в их число лишь опытных и выносливых воинов. Судя по всему, гипасписты являлись элитной частью рати Александра. Во время больших сражений они прикрывали правое (как мы помним — уязвимое) крыло фаланги, однако более всего прославились во время частных операций. ' В македонской армии имелись также разнообразные части легкой пехоты — от классических лучников до пельтас- тов, — набранные либо среди варварских балканских племен, либо же среди греков-союзников. Конница Александра имела неоднородный характер. В ней служило столь много подразделений, что описать все их попросту не имеется возможности. Обобщая, можно выделить три вида кавалерии: легковооруженная (фракийцы, пелопоннесцы, иллирийцы и прочие), средняя (прежде всего фессалийцы и им подобные латные метатели дротиков) и, наконец, тяжелая. Именно последняя стала новацией македонских царей. Александр имел два типа тяжеловооруженных всадников. Во-первых, достаточно странный отряд конных сариссофо- ров, то есть конников, вооруженных длинными копьями*. Этот эксперимент ненадолго пережил Александра, однако подобное оружие вводилось именно ради ближнего бод. Сариссофоры в идеале могли действовать и против кавалерии, и против пехоты: оружие вызывало появление новой конной тактики. Нужно к тому же согласиться с Дельбрюком, что копья делали таких всадников неповоротливыми, а потому они должны были компенсировать недостаток подвижности тяжелым доспехом. Можно только удивляться навыкам сариссо- форов: из-за отсутствия упора в виде стремян они не могли держать копья так, как это делала в более позднее время рыцарская конница или уланы времен Наполеона: зажав древко под мышкой и положив его на предплечье. На знаменитой мозаике из «дома Фавна» в Помпеях, изображающей битву при Иссс, Александр Македонский держит довольно длинное копье зажатым в ладони примерно посередине древка Такая «техника» требовала совершенно иных упражнений и даже развития других групп мышц (плечевой, лучевой, дельтовидной), чем при «рыцарском» захвате копья, так как в этом случае действовала не вся верхняя половина тела, а свободно движущаяся рука. Во-вторых, у Александра имелись подразделения «гетай- ров», друзей-спутников царя, которые являлись и ею личными телохранителями, и своего рода школой, поставлявшей армии командиров различных уровней. «Тяжелой» делали эту кавалерию даже не панцири, а характер боя, который она навязывала противнику. Гетайры были вооружены копьями (1,5—2 м длины) и мечами-махайрами. Наверняка они имели при себе и дротики, которые метали перед началом схватки. Однако самым главным было то, что спутники Александра, выстроенные клином, стремились разорвать дистанцию с противником и взломать сю строй, вынудить на рукопашную схватку. Эти всадники обладали навыком действовать копьями в ближнем бою; в сравнении с мечом или дротиком копья являлись более действенным оружием. Если копье оказывалось сломано, гетайры брались за мечи: в любом случае энергия движения и сомкнутый строй ставили врага, не привыкшего к такому виду ведения боя, в сложное положение. Античные изображения защитных доспехов гетайров (в том числе и самого Александра) позволяют утверждать, что здесь оказалось найдено прекрасное сочетание металлических наплечников, наборных панцирей, прикрывавших грудь и живот, и льняной основы, благодаря чему воин был и достаточно защищен, и сохранял необходимую для ближнего боя подвижность. Той же цели служили и небольшие округлые щиты, удобные во время кавалерийской схватки20. Но самым главным являлось то, что конница македонян была разделена на настоящие тактические единицы (илы, гиппар- хии — от нескольких сотен до 1000 чел.) и обучена сражаться в строю. Именно эти факторы: организовашюсть, дисциплина, тактическая выучка — и сделали ее непобедимой во время эпохи великих македонских завоеваний. Талант Александра как военачальника выражался в том, что он умел добиваться почти идеальной координации действий между различными родами войск, входившими в македонскую армию. Тактические возможности его отрядов были богатыми, и молодой царь пользовался ими сполна. В зависимости от характера армий противника, а также от условий местности, на первый план выходили то легкая кавалерия, то, напротив, тяжеловооруженные отряды «друзей» царя, то подвижные корпуса пехоты (гипасписты), то, наконец, главная ударная сила македонской армии — фаланга. Управляемость войск Александра была настолько хороша, что он мог во время сражения перебрасывать целые подразделения с одного боевого участка на другой Такого рода маневр в греческих армиях предшествовавшего периода попросту отсутствовал — даже в армии Фиванского союза21. При этом очень важно, что, хотя сам царь сражался в рядах друзей- «гетайров», он был в состоянии кардинально менять картину боя: в его штабе имелся целый штат адъютантов, которые держали царя в курсе событий и передавали его приказы командирам отдельных частей. Таким образом Александр руководил армией, которая уже являлась профессиональной в современном смысле этого слова — не только с точки зрения подготовки отдельных бойцов, но и ее действий в походе, в сражении, организации тыла и медицинского обеспечения. Подобная тактическая мобильность вызывалась и еще одной причиной. Эпоха римской армии, основу которой составлял универсальный солдат-легионер, была впереди; если говорить просто, легионер объединит в себе характеристики и педзетеров, и пшаспистов, и пельтастов — то есть всех основных видов пехоты. Пока этого не произошло, македонские цари были вынуждены варьировать свои тактические схемы. Иными словами, вооружение отряда определяло его место в строю: каждое из подразделений выполняло какую- то одну определенную задачу. * * * Чтобы не быть голословными, приведем в качестве примера классическую победу Александра над Дарием при Иссе в 333 г. В отличие от большинства битв диадохов, мы располагаем подробным описанием этого сражения, а потому будет небесполезно рассмотреть его, чтобы понять особенности тактики македонских армий. Битву при Иссе Александр принимал с перевернутым по отношению к линиям своего снабжения фронтом. Македонский царь, чей лагерь весной 333 г. находился в восточной Киликии, узнал, что персидское войско, возглавляемое самим Дарием, расположилось на западном краю долины Евфрата в Сохах. Таким образом выход из Аманских гор в долину Евфрата был перекрыт отрядами персов, и македонский царь попытался обойти неприятеля. Он устремился из Киликии вдоль берега Средиземного моря на ют. Достигнув Мирианд- ра, Александр мог через Бейланский проход выбраться на Сирийскую равнину. Однако непогода задержала македонян, и именно в Мириандрс они узнали, что вся персидская армия оказалась у них в тылу. «Гениальный маневр» — так иногда описывают движение персидской армии — был делом элементарного случая. Дарий решил не выпускать македонян на равнину и для этого сам двинулся к «Киликийским воротам». Об оборонительном характере его стратегии свидетельствует тот факт, что, узнав с немалым удивлением о своем выходе в тыл македонской армии, он не начал преследование, но расположил свои рати фронтом на юг на пассивной позиции за р. Пинар, оперевшись правым крылом на море (см. карту № 2). Казалось, что эта позиция не имела уязвимых мест. С фронта се прикрывал извилистый поток с крутыми берегами, с флангов — море и горы. При этом грунт на пляже, тянувшемся вдоль самого побережья, был достаточно тверд, чтобы персидская конница могла проявить себя во всей красе. Перед Пинаром Дарий выставил отряды кавалерии и стрелков, возглавлявшиеся Набарзаном. Они исполняли роль авангарда, который прикрывал развертывание персидской армии и, отступая, должен был заманить македонян к самой реке. На горных склонах находилось значительное количество легкой пехоты: выйдя к Пинару, македоняне автоматически оказывались охвачены с правого фланга. За рекой стояли отряды греческих наемников и перебежчиков во главе с Тимолом; они составляли главную опору оборонительной линии персов. Все броды были укреплены частоколом, перед наемниками рассыпались дополнительные силы стрелков. Рядом находились кардаки22 под командой грека же Аристомеда, а позади — сам царь с трехтысячным отрядом конной гвардии. За Дарием колоннами располагались остальные варварские отряды, не имевшие особого боевого значения, однако своим числом долженствующие внушить робость македонянам. На правом фланге стояла отборная тяжелая конница, где начальствовали Арслм, Реомифр и Атизий, которая должна была нанести удар в тот момент, когда треки ввяжутся в бой на линии Пинара и будут охвачены отрядами, спустившимися с гор. Общую численность персидской армии античные источники доводят до 600 ООО человек, «по, конечно же, является преувеличением. Судя по описаниям боя, персидская армия превосходила македонскую, но в полтора-два раза, а не в пятнадцать. Таким образом у Дария под рукой могло бьггь 60000—80 000 человек, к которым, правда, можно прибавить значительное количество прислуги, остававшейся в лагере или находившейся близ своих хозяев. Македонская армия (около 42 000 человек) медленно двигалась от Сирийских ворот, постепенно разворачиваясь в боевой порядок. Толпы конницы и легкой пехоты, видневшиеся перед Пинаром, могли в любой момент перейти в атаку, поэтому македоняне ис торопились, стараясь держать строй. Благодаря Квинту Курцию Руфу мы имеем своею рода «боевое расписание» армии Александра в этот день. На левом фланге командовал Парменион, старый генерал, ветеран войн Филиппа. Под его началом была пелопоннесская конница, легкая пехота из критян и фракийцев, которой командовал Ситалк, а также один из таксисов тяжелой пехоты во главе с Кратером, самым уважаемым человеком в македонской армии. В центре находился цвет фаланги и гипаспистов во главе с Кеном, Пердиккой, Мелеагром и другими известными военачальниками. Правое крыло, во время завязки боя бывшее местом особенной заботы Александра, обеспечивали сводные отряды пельтастов, пращников, лучников и легкой конницы под общим руководством Никанора, сына Пармениона, и Атгала. Правое крыло постепенно оттягивалось назад, так как левый фланг персов угрожал тылам спускавшейся к Пинару македонской армии. Однако угроза эта оказалась призрачной. После первой же атаки пращников и лучников Никанора персы бежали вверх по склону горы; таким образом Александр смог оставить здесь лишь минимальное количество легкой пехоты и 300 всадников, державших неприятеля под угрозой. Поскольку местность становилась все более широкой, отряды, шедшие в хвосте македонской армии, начали выводиться в первую линию, занимая промежуток между пехотным центром и оттянутым назад флангом Никанора. Это были новые подразделения легкой конницы и пехоты, фессалийская кавалерия, а также илы гетайров, ставшие в этот день главной ударной силой македонян. Едва армия Александра приблизилась к авангарду персов, тот благоразумно отступил за реку. При этом вся персидская конница собралась на прибрежном фланге, так как военачальники Дария решили, что местность на противоположном крыле неблагоприятна для действий кавалерии. В ответ Александр отправил на левый фланг фессалийцев, дабы Пар- менион имел резерв перед лицом огромных конных полчищ варваров. Однако гетайры остались на правом крыле, и именно они начали македонское наступление. Приблизившись друг к другу на расстояние полета стрелы, армии издали боевой клич. Умноженный эхом от гор, он, согласно Диодору, произвел впечатление, что одновременно закричало сразу полмиллиона человек. После этого Александр во главе гетайрии бросился в атаку. Любящие преувеличение античные историки утверждают, будто персы выпустили столько стрел и дротиков, что они сталкивались в воздухе, не причиняя вреда нападавшим. Однако скорее всего успех атаки был вызван не этим, а тем фактом, что македонский царь выбрал для удара гетайров самое уязвимое звено в оборонительной линии персов — их левый фланг. Его лучники отогнали легкую пехоту персов от реки, а поскольку строй греческих наемников не доходил до этого места, остановить переправу вражеской кавалерии персы не смогли. Оказавшись на противоположном берегу Пинара, македоняне обошли отряды Тимода и Аристомеда, пробиваясь сквозь нестройные толпы иррегулярных частей персов к самому Дарию. Здесь они столкнулись с отрядом телохранителей персидского царя и на время были остановлены. В центре фаланга и гипасписты также перешли в наступление. Персидские стрелки не смогли задержать их движение, и отряды тяжеловооруженных македонян уже взбирались на противоположный берег Пинара, когда греческие наемники нанесли контрудар. Они закрыли разрыв, образовавшийся в персидском строе (возможно, часть фалангитов сдвинулась вправо, к бродам, через которые прошел царь, и греки парировали это движение), не только мешая македонянам подняться на их сторону реки, но и сами стремились охватить правое крыло неприятельской пехоты. Разгоревшаяся схватка совсем не имела характера правильного боя между классическими греческими фалангами. Македоняне пытались снизу отогнать длинными сариссами наемников, те же сталкивали под нявшихся в Пинлр, поражали неприятеля дротиками, а так как, вместе с карликами, превосходили по численности педзе- теров, наступление последних оказалось под угрозой23. Обратим внимание на то, что атака тяжелой македонской пехоты происходила в условиях, казалось бы полностью противоречащих всем современным описаниям тактики фаланги. Педзетеры переправлялись через извилистое русло Пинара, вовсе не опасаясь «пересеченной местности». Можно предположить также, что в этот момент они шли более рассредоточенным строем, чем во время сражения на открытой* местности. Еще сложнее была ситуация на левом фланге. Здесь персы перешли в атаку одновременно с гетайрией Александра и потеснили пелопоннесцев. Однако, поскольку активные действия начались тогда, когда македоняне еще только втягивались в бой и имели свободные резервы, контрудар фессалийцев задержал персидских «катафрактариев». Вслед за фессалийцами на помощь Пармениону была брошена часть отрядов Никанора, высвободившихся на правой оконечности македонской рати. Тем не менее персы, пока они двигались единым строем, оттесняли более легкие подразделения противника и в какой-то момент опрокинули фессалийцев. Возможно, отступление последних было лишь притворным бегством, так как едва «катафрактарии» начали преследование, утеряв всякий боевой порядок, те повернули коней и поразили многих из варваров, вынужденных сражаться в одиночку. Тем не менее персы сохраняли на этом фланге преимущество, и для тою, чтобы чаша весов склонилась в сторону Александра, необходимо было какое-то экстраординарное событие. Таким событием стал успех гетайрии. Царские спутники, хотя и оказались зажаты между численно превосходящими отрядами персов («щиты ударялись о щиты и клинки мечей упирались во врагов», — говорит Курций Руф), не теряли головы и прорубались сквозь тесные рады телохранителей Дария. В этой схватке пал Оксатр, брат персидского государя, а вместе с ним цвет иранской аристократии. Массивные пластинчатые доспехи персов оказались слишком громоздкими для ближнего боя: гетайры были быстрее и подвижнее неприятелей, к тому же они упорно сохраняли строй, пока голова клина, где сражался сам Александр, не прорвалась к колеснице Дария. Персидский царь некоторое время пытался держаться; запряженные в его колесницу кони оказались исколоты македонскими копьями. Именно здесь, поблизости от Дария, Александр получил рану мечом в бедро, которая, однако, не помешала ему довести битву до конца. Некоторые из античных историков утверждают, что рану эту нанес персидский царь, однако, судя по всему, прав Арриан, рассказывавший, что, не вступая в поединок с Александром, Дарий пустился в бегство и, оказавшись рядом с горами, пересел на специально заготовленного для такого случая коня. Здесь он бросил колесницу, а вместе с ней все знаки царского достоинства. В расположении персидской армии началась паника: вслед за Дарием бежали остатки его телохранителей, а за ними — многоплеменные отряды, что стояли позади царской ставки. Между тем Александр отложил преследование, обратившись против греческих наемников, все еще мешавших фалангитам выйти из Пинара. Его гетайры нанесли удар по неприятелю с тыла, а отрядам гипаспистов, как всегда прикрывавших правое крыло фаланги, удалось переправиться через реку выше по течению и, в свою очередь, охватить греков с фланга. В итоге педзетеры прорвались-таки на другой берег реки, кардаки показали тыл и все могло закончиться поголовным истреблением греческих наемников, если бы не страшная неразбериха, творившаяся в этот момент на поле боя. Ее только усиливали персидские латные всадники, начавшие беспорядочное отступление, едва пронесся слух о поражении отряда Дария. Благодаря этому значительная часть греков во главе с Аминтой, Аристомедом и другими офицерами сумела достичь гор и, обойдя по широкой дуге расположение македонской армии, добраться до Финикии. Александр бросился и погоню за Дарисм, однако толпы бежавших персов, перемешавшихся с его собственными союзниками и наемниками, стремившимися разграбить вражеский лагерь, мешали движению гетайров. Дарий ускользнул вместе с остатками своей армии, однако в руки македонского царя попали не только его регалии власти, но и семья персидского владыки. Битва едва ли была длительной, и основные потери, как всегда, побежденные понесли во время бегства. Источники называют цифру в 100-110 тысяч человек, потерянных персами, что составляет примерно одну пятую от тех мифических сил, которыми якобы обладал перед началом сражения персидский царь. Следовательно, мы должны взять одну пятую от более реалистической численности его войска, в результате чего получаем 12—16 тысяч человек. Оставшаяся часть рассеялась по горам и, судя по всему, также была потеряна для персидского царя, ибо большинство его ратников предпочли нериугься домой а не в лагерь при Сохах. Потери македонской армии были неизмеримо меньшими. Как говорил Арриан, «слишком легкой ценой далась эта великая победа». Наиболее правдоподобными здесь могут быть цифры, приведенные Диодором: около 300 пеших и 150 конных бойцов. К этому нужно добавить раненых, чье число наверняка равнялось 2—3 тысячам человек. * * * Помимо тактических новаций нужно указать на несомненный стратегический дар Александра. Собственно, его можно назвать первым настоящем стратегом древности. За весь десятилетний Восточный поход македонский царь дал лишь четыре генеральных сражения (на р. Граник, при Иссе, при Гавгамелах и на р. Гидасп), однако из этого не следует, что он избегал встречи с армиями противника. Просто каждая из битв завершалась исчезновением неприятельских полевых войск с театра военных действий. Однако даже столь сокрушительная победа на поле боя еще не означала выигрыша войны. Александр прекрасно понимал значение пространства в война Он не жалел времени на занятие необходимых укрепленных пунктов, даже если их осада требовала необычайных усилий (как в случае Галикарнаса или Тира), наносил удары по племенам, контролировавшим горные проходы, пользуясь аморфным состоянием Персии привлекал на свою сторону правителей отдельных территорий. Таким образом, каждый новый бросок армии Александра оказывался идеально подготовленным и каждый раз в генеральное сражение вступала отдохнувшая, свежая, уверенная в себе армия, имеющая за своей спиной дружественное пространство. Так, сражение при Гранине позволило ему за год с небольшим занять половину Малой Азии, изображенное нами сражение при Иссе подарило Алекандру Сирию, Палестину и Египет. Что важно, оно дало возможность македонянам не только взять Тир, но и спокойно занять долину Нила — хотя стратегически коммуникации армии Александра долгое время находились под ударом со стороны Месопотамии и некоторых местностей в Малой Азии. С захватом персидских владений на восточном берегу Средиземного моря полностью прекратились действия антимакедонских сил в бассейне Эгейского моря: отныне Александр мог быть уверен в своем стратегическом тыле. В битву при Гавгамелах Александр вступил, имея численно выросшую армию, уже идеально готовую сражаться с врагом на открытых равнинах Междуречья; ценой же этой победы стал Вавилон.
<< | >>
Источник: Светлов Р.. Войны античного мира: Походы Пирра. 2003

Еще по теме ГЛАВА III ГИГАНТОМАХИЯ:

  1. ТАЛЬМА
  2. ГЛАВА III ГИГАНТОМАХИЯ
  3. ГЛАВА IV ГИГАНТОМАХИЯ
  4. 3. ОБОСТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ В ЗАПАДНЫХ ПРОВИНЦИЯХ И ОТРАЖЕНИЕ ИХ МЕСТНЫХ ВЕРОВАНИЯХ
  5. I. ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -