<<
>>

2.1 Формирование пражурналистских источников спортивной информации

Изучение формирования любой системы, включая спортивную медиакоммуникацию, неразрывно связано с выявлением основных элементов, системных качеств и закономерностей ее трансформации. В нашем случае, на данном этапе (ограничивающимся X - XVI вв.), таким элементом является спорт (включая его виды, физическое воспитание и физические упражнения) формирование которого происходит на протяжении исследуемого промежутка времени. В качестве другого немаловажного элемента могут служить существовавшие в те века источники информации (документальные, литературные).

По своим характеристикам некоторые из них можно отнести к пражурналистским, так как они не просто констатируют «спорт», точнее, физическую деятельность на Руси как явление, но в них идет формирование определенных ориентиров в восприятии, «определенной» оценки этого вида активности как таковой.

Обоснованием выбора временных рамок этого этапа, с одной стороны, может служить сам период зарождения Российского государства в конце X

в., связанный с установлением политического и экономического строя, возникновением быта и культурных традиций, включая появление письменности и широкое распространение устного народного творчества (сложение сказаний, былин). С другой стороны, большая временная протяженность периода (семь веков) объясняется тем, что в течение этих столетий шло становление и формирование основ физической подготовки, включавшей в себя те или иные действия, упражнения, игры, «забавы», которые были частично узаконены в середине XVII в. (т. е. во втором выделенном нами этапе) и активно начали признаваться в российском обществе только в конце XIX - начале XX вв. (третий этап). Основными задачами в исследовании данного этапа становиться необходимость выявить, как зарождался спорт в нашем государстве; в каких источниках фиксировалось и осмыслялось развитие данного процесса; можно ли эти источники считать «пражурналистскими», хотя бы на уровне условности.

Обратим внимание на то, как шло зарождение самой спортивной деятельности в те времена, и как именно она описывалась в различных исторических документах и литературных памятниках. В конце X в., во время возникновения Руси как государства, само понятие «спорт» еще не существовало, тем не менее, те или иные действия, связанные с физическим развитием человека, особенно лиц мужского пола в рамках военной, трудовой и игровой деятельности, можно свободно соотнести с зарождением и развитием определенных видов спорта. Согласно исследованиям историка Н. М. Карамзина среди славян считалось, что «главная красота мужа есть крепость в теле, сила в руках, легкость в движении... »[201].

Постоянные войны позволяли защитникам племенных союзов, а впоследствии представителям княжеских и боярских дружин, оттачивать мастерство во владении оружием: палицей, булавой, ножом, сулицей, кистенем, топором, мечом, копьем, луком, щитом - в зависимости от «рода войск» (пехота или конница). При этом был важен и сам процесс обучения воинов тому, как пользоваться в тех или иных случаях оружием. К примеру, одно из простых упражнений было метание ножей, топоров и сулиц в цель. Главными составляющими в рамках физической подготовки русичей значились развитие силы, ловкости, выносливости, гибкости, координации, быстроты реакции, именно в этих качествах проявлялась «удаль молодецкая». Проводились и «тренировочные» схватки с боевым оружием, что сопоставимо с современным подготовительным процессом к соревнованию.

Помимо искусного владения оружием в воинской подготовке практиковалась отработка приемов борьбы и рукопашного боя, так как умение бороться, «хвастаться силою богатырской», в то время имело стратегическое значение. Как правило, перед проведением крупного боя представители войск мерились между собой силой один на один. Вот как описывается такая схватка в древнерусском летописном своде начала XII века «Повести временных лет»: «В год 6500 (992). ... Печенеги выпустили своего мужа: был же он очень велик и страшен. И выступил муж Владимира, и увидел его печенег и посмеялся, ибо был он среднего роста. И размерили место между обоими войсками, и пустили их друг против друга.

И схватились, и начали крепко жать друг друга, и удавил муж печенежина руками до смерти. И бросил его оземь»1. Или рукопашная схватка в былине «Бой Дуная и Добрыни»:

«Соскочили ребятушки со добрых коней А схватилися плотным боем, рукопашкою,

А еще борютсяудаленьки добрые молодцы... » .

В XI в. распространение получили и кулачные бои. Как отмечают различные источники и свидетельства тех лет, основными правилами боев были: «биться по любкам»; «не по злобе»; «до охоты»; «не иметь сердца»; «не бить сзади»; «не бить лежачего». Нарушение правил резко осуждалось в народе. Впервые информация о кулачных боях встречается в летописи Нестора: «В год 1068 ... Себо не погански ли живемъ... нравы всяческими льстими, превабляеми отъ Бога, трубами и скоморохи, и гусльми, и русальи; видимъ бо игрища уточена, и людей много множество, яко упихати другъ

-5

друга позоры деюще отбеса замышленаго дела» .

Кроме того, во времена царствования Ивана III, а позднее и при Иване Грозном, бойцовые и кулачные поединки широко использовались для выяснения спорных вопросов, включая судебные разбирательства. В Судебнике Ивана III (1497 г.) и Царском Судебнике Ивана IV Грозного (1550

г.) им посвящено приблизительно по 10 статей. В частности, в одной из них было сказано: «Если истец представит несколько свидетелей, причем одни будут говорить в его пользу, а другие против него, то первые имеют право требовать ".поединка" с последним»[202] [203] [204] [205].

В XII в. на Руси проводились и конные скачки. Одно из первых упоминаний об этом есть в Ипатьевской летописи от 6658 (1150) г., когда на большом Ярославом дворе, гостившие у князя Изяслава венгры устроили конный турнир (в некоторых современных источниках он называется рыцарским1). Участников «на фарех и на скокох играхуть на Ярославли дворе многое множество»1. Эти состязания упоминаются и в некоторых былинах. Например, в одной из них богатырь из дружины князя Владимира преодолевает путь Киев - Чернигов - Киев «три девяносто равномерных верст», за определенный промежуток времени «меж той бы обедней, между утреней». По одной из версий представленной об этом событии в былинах - это Иван да сын Г остинович, по другой - это Добрыня. Или скачки о заклад между Дюком сына Степановича и Чурилой Плёнковичем в былине «Дюк Степанович и Чурила Пленкович».

Также к военной подготовке и, в нашем случае, физической, относилось и умение управлять различными речными и морскими судами (скедиями, ладьями, кубарами, шнеками, дроманами и др.). Причина была в том, что все они были весельными. «В год 6551 (1043). И отправился Владимир на Царьград в ладьях, и приплыл к Дунаю, и от Дуная пошли к Царьграду» . Применение определенной физической силы требовалось и при гребле против течения, а также при необходимости перетаскивании судна по сухопутью.

Высоко среди славян ценилось и умение плавать. Еще в конце VI - начале VII в военном трактате «Стратегикон», приписываемому византийцу Псевдо-Маврикию, было сказано, что наши предки «способны

переправляться через реки потому, что больше и лучше, чем остальные люди, умели держаться на воде»4. Далее автор раскрывает один из оригинальных способов нахождения славян в воде: «Мужественно

1 См.: История России с древнейших времен до начала XVII века. // Под ред. Л. В. Милова. М. 2010.

Ипатьевская летопись // Русские летописи. Т. 11. Рязань, 2001. С. 288-189.

3 Повесть временных лет // Библиотека литературы Древней Руси. Т.1. URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4869.

4 Цит. по статье Мишулин В. И. Материалы к истории древних славян. Древние славяне в отрывках греко-римских и византийских писателей по VII в. н. э. // Вестник древней истории.1941. № 1. С. 230.

выдерживают они пребывание в воде, так что часто некоторые из числа остающихся дома, будучи застигнуты внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные большие, выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне (реки), дышат с помощью их; и это они могут проделывать в течение многих часов, так что совершенно нельзя догадаться об их (присутствии)»1. Позднее в X в., согласно «Повести временных лет», умение плавать одного из жителей спасает и Киев-град, во время осады печенегов. «В год 6476 (968)... И сказал один отрок: «Я проберусь», и ответили ему: «Иди». Он же вышел из города, держа уздечку, и побежал через стоянку печенегов, спрашивая их: «Не видел ли кто-нибудь коня?». Ибо знал он по-печенежски, и его принимали за своего, И когда приблизился он к реке, то, скинув одежду, бросился в Днепр и поплыл, Увидев это, печенеги кинулись за ним, стреляли в него, но не смогли ему ничего сделать, На том берегу заметили это, подъехали к нему в ладье, взяли его в ладью и привезли его к дружине»2.

Среди других развлечений, где требовалось применение тех или иных физических действий, популярностью пользовалась ястребиная и соколиная охота: на зайцев, лисиц, перепелов, тетеревов, гусей, уток, журавлей. Согласно историческим источникам, соколиная охота получила свое распространение еще в VIII в. и была особо популярна в XVII в. при царе Алексее Михайловиче. Немалая сила и ловкость были нужны и при охоте на медведя, оленя, лося, вепря.

Физическая сила и сноровка нужна была и при рыбной ловле, которая на Руси считалась необходимым занятием, так как рыба была одним из основных продуктов питания. На протяжении многих веков с IX по XV вв. рыбу ловили неводом или бреднем, били острогой, ловили руками, ставили [206] специальные загорождения (езы). А искусных умельцев, хорошо справлявшихся с этим занятием, называли ловцами.

Если рассматривать физические упражнения и состязания через культуру и быт простого населения того времени, то в X-XVI вв. к ним можно отнести многочисленные игры и забавы, имевшие широкое распространение. В их число входили: «бой» воина с ряженым; борьба («мера силою»); бои на палках (дрекольные бои); поднятие и бросание камней на расстояние; прыжки через костер; лазанье на деревья, столбы; игры с кожаным мячом; лапта, городки; стрельба из лука по мелким мишеням; бои на бревне; качание на качелях; ловля диких коней; у детей - бег наперегонки, «горелки», «коняшки», «ручеек», игра в бабки и т. д. В качестве примера можно привести эпизод «стрельбы из лука как забавы» из былины «Ставр Годинович»:

«Как стал стрелять Василий Микулич-де,

Натягивал скоренько свой тугой лук,

Налагает стрелочку каленую,

Стрелял в колечко золочёное,

Во тоя острие во ножевое,

Расколол он стрелочку надвое,

Они мерою разненьки и весом равны»1.

В те времена на Руси были популярны и «зимние забавы»: катание с горы на салазках (потешных санях); лыжные «прогулки», походы; катание на льду на коньках и игра в клюшкование (прототип современного хоккея с мячом, где клюшками были палки, а в качестве мяча использовался овощ). Причем некоторые из этих средств передвижения (сани, лыжи) использовались не только в быту, но и в военных целях. Это же подтверждает исследователь В. А. Чернышев. Он пишет: «Анализ

источников дает возможность утверждать, что не только в Киевской Руси, но и в XVI-XVII вв. сани применялись и зимой, и летом для самых различных [207] целей, начиная с перевозки хозяйственных и военных грузов и кончая торжественными выездами»[208]. Доказательство существования этих средств передвижения можно найти в летописях (XII-XVI вв.). Например, сани упоминаются в летописях с XII в.: отправившееся в поход на юг с санным обозом во вторую неделю великого поста 1111 г. русское войско к концу недели достигает рек Сулы и Хорола, где из-за теплой погоды вынуждено побросать свой обоз: «и ту и сани пометаша»[209] [210].

Лыжи известны на Руси с древних времен. Самыми ранними в Восточной Европе являются лыжи VIII - IX вв. н.э. из Старой Ладоги . В древних литературных и документальных источниках (былинах, летописях, официальных донесениях) есть описание активного применения лыж, особенного в военных целях. В частности, это можно увидеть в древнерусских летописях XV в. Например, в Никоновской летописи, где упоминаются несколько походов русской «лыжной рати». В 1444 г. описывается поход Великого князя Московского Василия II, направившего лыжную рать под командой князя Оболенского на защиту Рязани от отрядов Золотой Орды. В 1499 г. такой поход состоялся в Югорскую землю для освобождения ее от татар (между Полярным Уралом и р. Обь). В 1479 г. четырехтысячная лыжная рать под руководством князей Семена Курбского и Петра Ушатого совершила поход по Иртышу и Оби. Сами походы требовали от воинов большой физической подготовки и выносливости.

Известный историк А. В. Арциховский в своем труде «Лыжи на Руси» обращает внимание на то, что Древняя Русь является родиной скоростных лыж[211]. Его выводы сделаны на основе изучения раскопок в Новгороде, а также на изучении изобразительных и письменных источников XIII в. Более подробно о применении лыж в Древней Руси, можно узнать и из научной статьи новгородского исследователя М. И. Васильева «Русские лыжи: история развития»[212], который не только делает анализ существующих научных работ в этом вопросе, но представляет свою версию о том, что собой представляли лыжи на Руси в VIII-XVIII вв.

Коньки - еще одно зимнее увлечение русичей. По археологическим находкам проведенных в Новгороде, Пскове было установлено, что наши предки катались на коньках еще в X в. Их делали из конских копыт или костей лошадей. Они использовались не только для катания, но и для переправы зимой через замершую реку или озеро. Информация о них встречается, в основном, в записях европейских путешественников, датированных XV-XVII вв.

К «спортивному» роду занятий можно отнести и настольные игры в

тавлеи, велеи, шашки, шахматы, зернь (кости), карты известны на Руси с IX

в. Упоминание о русских настольных играх есть в ряде отечественных и

иностранных рукописях того времени. К примеру, в «Поучении Даниила,

митрополита всея Руси» (первая пол. XVI в.), где говорится: «Нынъ же суть

нтции от священных, яже суть сии пресвитери, и диякони, и подъдиакони, и

чтецы, и птвци, глумятся и играют в гусли, въ домры, въ смыки, к сему жь и

2

зернию, и шахматы, и тавлтеми ... » .

На основе анализа различных зарубежных источников выявляется еще одна важная тенденция - оценка наблюдений жизни на Руси, включая увлечение настольными играми, через описание событий не только в прозе, но и в стихотворной форме. Например, в виде стихотворных памфлетов, автором которых является секретарь английского посольства, поэт Дж.

Турбервиль. В одном из трех «Посланий из России» (1568) к другу Паркеру, он пишет:

«Обычная игра здесь - шахматы, простейшее желание Делать шах и мат, практикой достигли они искусности [в игре] Еще они играют в кости, как кутилы; самые бедные жулики Сядут даже в открытом поле, чтобы обыграть.

Их игральные кости очень маленькие, наподобие таких же,

Какие мы имеем»[213].

Упоминание игр встречается и в русских былинах, таких как «Михайло Потык», «Садко», «Ставр Годинович», «Илья, Ермак и Калинин Царь», «Добрыня и Василий Казимирович», «Добрыня Никитич в отъезде» и др. Например, в былине «Ставр Годинович»:

«Дорогой-то гость, да грозен посол,

А сыграем-да в шашки-шахматы.

А пошел до князя Владимира,

Садились к столу они дубовому,

Приносили им доску шахматну...»[214].

Таким образом, доказано, что на Руси на протяжении почти семи веков ведущими источниками информации на фоне многих исторических документов (указов, приказов, грамот, сводов законов) были и литературные источники: летописи, жития, повести, былины, сказания и другие источники. К ним относятся: «Повесть временных лет» (1068 г.), «Слово о полку Игореве» (1187 - 1188 гг.), «Житие Владимира» (XI в.), «Поучение Владимира Мономаха» (XII в.), «Кормчей митрополита Кирилла» (1274 г.), «Домострой» (1580 г), «Святогор», «Илья Муромец», «Добрыня Никитич», «Алеша Попович», «Василий Буслаев», «Ставр Г одинович» и др.

Из них можно было узнать различные сведения, относящиеся к определенным годам, векам развития Российского государства, включая информацию, не только о правлении князей, о военных действиях, о быте, но и о «демонстрации» физической силы, удали отдельных представителей русского народа, а также о забавах, играх, что вполне можно считать пражурналистской основой в плане описания событий.

Кроме того, в качестве еще одних важных источников, раскрывающих особенности жизни наших предков, можно назвать и зарубежные публикации, включая: античные, византийские трактаты, относящиеся к V- XIII вв.; западноевропейские (особенно немецкие) и скандинавские (исландские, норвежские) хроники, саги, географические сочинения, дневники, записи и т.д. (X - начало XVII вв.). Среди авторов, которые внесли свою лепту в описание (упоминание) истории Древней Руси, были Георгий Амартол, Продолжатель Г еоргия (Логофет), Псевдо-Симеон, Михаил Пселла, Иоанн Киннама, Евстафий Солунский, Никита Хониата, Снорри Стурлусон и многие другие. Подробнее об этом можно найти в пятитомном издании «Древняя Русь в свете зарубежных источников», выпущенном под редакцией Т. Н. Джаксон, И. Г. Коноваловой и А. В. Подосинова в 2009 - 2010 гг., а также в ряде других изданий.

Соответственно в этом случае можно согласиться с мнением историка Т. В. Гимона, который в работе «Ведение погодных записей в средневековой анналистике: Сравнительно-историческое исследование» указывает на то, что «каждый вид письменных текстов отражает определенную характерную для этого общества потребность, т.е. один из способов функционирования данного общества. Следовательно, изучая то, какие виды письменных источников производятся тем или иным обществом, мы в состоянии многое сказать и о самом этом обществе»1. В нашем случае можно несколько расширить данный тезис, указав на то, что в таких источниках идет представление не только общих (глобальных) событий, имеющих решающее значение в развитии того или иного государства, но и небольших, которые помогают понять жизнь и быт (включая, к примеру, увлечение физическими забавами, упражнениями в те времена).

Кроме того, можно добавить, что и по своим характеристикам, каждый из упомянутых источников (отечественный, зарубежный) индивидуален в плане представления и раскрытия информации, в нашем случае - «спортивной». Рассмотрим это на примере древнерусских источников: летописей и былин. Летопись - это письменные исторические хроники событий (с XI по XVII вв.), в которых информация более приближена к реалиям, хотя в некоторых случаях может быть интерпретирована летописцем, исходя из его субъективного взгляда. Само понятие «летопись» имеет широкое значение. Как писал еще в 1940-е гг. доктор исторических наук А. Н. Насонов, «летописанием именуется ведение погодных записей о текущих событиях, т.е. работа, производившаяся при многих церквах и монастырях и частью (во всяком случае, в более позднее время) и за их пределами. Русским летописанием также называют составление историко­литературных произведений, летописных сводов, в состав которых могли входить погодные записи разного происхождения, а равно и отдельные памятники, юридические и литературные (жизнеописания, повести, поучения и т. п.). Под тем же термином разумеют и компилятивную работу по составлению летописных произведений на материале существующих летописных сводов с привлечением или без привлечения новых записей и отдельных памятников письменности. И, наконец, под этим же термином понимают и переписывание летописных сводов без всяких изменений против оригинала или с изменением редакционного характера»[215].

Современные исследователи предлагают свои дефиниции этому понятию. Например, исследователь Т. Ю. Фомина констатирует: «Все известные на сегодняшний день летописные памятники по своему составу представляют собой своды, «охватывающие историю Русской земли от ее начала до своего времени; единицей изложения служат погодные статьи, включающие в себя и краткие известия и обширные рассказы о наиболее важных событиях; летописи не имеют индивидуальных авторов и чрезвычайно редко включают в свой состав замечания от первого лица»[216].

Давая характеристику летописям. другой автор - доктор филологических наук А. А. Пауткин отмечает: «Важнейший, и возможно даже центральный, жанр древнерусской литературы являлся открытой структурой, способной принимать в себя разноплановые текстовые фрагменты. Но вместе с тем упомянутая "открытость" подразумевает приспособление использованных источников к общему строю летописного повествования, основным организующим принципом которого выступает погодное изложение. При этом одни произведения, устные или письменные, вошедшие в летопись, создавались вне ее, другие - непосредственно в ходе

Л

летописной работы» . Он же пишет, что «историко-литературное значение летописей заключается и в том, что в них прослеживается эволюция форм исторического повествования, наблюдаются региональные особенности его

3

развития» .

До нашего времени дошло очень мало оригиналов, но достаточно много копий, созданных в XTV-XVTTT вв. и объединенных в списки. По подсчетам современных ученых, общее количество летописей составляет примерно 5 тыс. Сюда относятся летописи, входящие в состав Лаврентьевского, Ипатьевского, Нестеровского и Радзивилловского списков, а также новгородские, суздальские, киевские, галицко-волынские, московские, сибирские и другие.

Г лавным в летописи становится констатация событий, свершившихся в том или ином году и, в основном, связанных с правлением князей, их участия в войнах. Часть этих источников посвящена жизнеописанию [217] [218] [219] священнослужителей и старцев. Как уже говорилось выше, в некоторых летописях, особенно позднего периода XVI - начало XVII вв., наблюдается «авторское» начало, когда летописец описывает то или иное событие, исходя из собственного взгляда. В современных изданиях находит место и интерпретация, допускаемая переводчиками с древнерусского. На основании рядов признаков часть эпизодов (особенно «подробные рассказы») древних летописей можно сопоставить со структурой современного журналистского текста. Сюда относятся - документальность, отражение реальных фактов, авторский подход к описанию событий, концентрация информации на первых лицах государства и их окружении, и т. д.

Сообщения о развитии и применении физической силы в летописи встречаются редко, только в так называемых «рассказах», и то, как «сопутствующий элемент», чтобы «приукрасить» действие героя, и, например, показать его силу или ловкость. К примеру, вот как об этом свидетельствует отрывок из «Повести временных лет»: «В 6530 (1022) году... И сказал Редедя Мстиславу: «Не оружием будем биться, но борьбою». И схватились бороться крепко, и в долгой борьбе стал изнемогать Мстислав, ибо был рослым и сильным Редедя»1. Подобную информацию можно найти и в житиях и поучениях, относящихся также к летописным источникам: «А вот что я в Чернигове делал: коней диких своими руками связал я в пущах десять и двадцать, живых коней, помимо того, что, разъезжая по равнине, ловил своими руками тех же коней диких»2. В кратких известиях описание подобных событий, демонстрация видов физической силы практически отсутствует. В житиях и поучениях, эта информация может быть представлена одной строкой или в виде небольшого фрагмента (абзаца).

Другим пражурналистским источником информации о «спортивных» видах и развлечениях на Руси в IX-XVII вв. можно назвать былины. Но, при 1 всей их значимости в изучении исторических событий в настоящее время, до сих пор не определено точное время сложения первых былин. Его ученые определяют по-разному. Как пишет исследователь А. Л. Фокеев: «Одни считают, что это ранний жанр, сложившийся еще во времена Киевской Руси (X-XI века), другие - жанр поздний, возникший во время создания и укрепления Московского централизованного государства»[220]. Сам термин «былина» впервые использовал известный в свое время фольклорист И. П. Сахаров (1807-1863), который в своих «Сказаниях русского народа о семейной жизни своих предков», назвал так отдел, где он поместил перепечатку эпических песен из более ранних сборников. Основанием выделения самого термина послужило выражение из знаменитого сказания «Слова о полку Игореве» - «былины сего времени». Наибольшее количество дошедших до нас былин относится к периоду с XI по XIII-XVI вв.

По структуре былины представляют собой эпические песни, в основе которых лежит тонический (народный) стих. Они изначально относятся к устному народному творчеству, и уже позднее, в XIX в., приобрели письменную форму. Стоит отметить, что каждая былина имеет несколько вариантов, в силу устной передачи из поколения в поколение. Здесь так же как и в летописях, имеет место интерпретация содержания, вносимая собирателями былин и переводчиками с древнерусского. По содержанию былины резко отличаются от летописей. Прежде всего, это основывается на том, что здесь отсутствует четкое указание времени события, или представлена некая хаотичность в его отражении, некая неопределенность, так как многие былины начинаются сразу с описания того или иного действия, например:

«А во столънём во городе во Киеве.

Вот у ласкова князя да у Владимера

Тут и было пированъё-столованъё».[221] [222]

Или

«Пролегала-просвистала да быстра реченька,

По прозванию-ту реченька Смородина,

Она усъём-то пала в Волгу-матушку» .

Хотя в некоторых подобных произведениях идет ссылка на исторические события, которые имели место в реальности (правление княгини Ольги, князя Владимира и др.)

Понятно, что по многим причинам (то, что это эпическая песнь, иносказание), былина ближе не к журналистским, а к литературным источникам. И прежде всего, это объясняется тем, что здесь воедино связаны два начала: реальность и вымысел (сказка). Тем не менее некоторые элементы былин позволяют найти связь с журналистикой, и, главным образом, это связь с реальностью. В этих произведениях она обычно представлена через описание существовавших в жизни персонажей (князь Владимир, князь Игорь, княгиня Ольга, боярин Федор Черниговский и т. д.); реальных географических названий (стольный Киев-град, Новгород, Муром, Чернигов, Ростов, Днепр, Волхов, Ладожское озеро, Волга, Нева-река и др.); событий (пиры, бои, военные походы, развлечения, быт); сопутствующих деталей характеризующих событие, героя (место, само действие, одежда, украшения, воинские доспехи, оружие и т. д.). И именно детальное описание реальных событий и изображение подробно тех или иных действий, позволяет отнести былину к пражурналистским источникам, но на условном уровне.

Другая вышеуказанная характеристика былин - вымысел, отождествляется с присутствием вымышленных героев, включая: богатырей (Илья Муромец, Святогор, Алеша Попович, Вольга Святославич, Никита Кожемяка, Добрыня Никитич, Иван Годинович), иных представителей русского народа (Садко, Василий Буслаев, Василиса Микулична), отрицательных персонажей (Калин царь, Идолище Поганое, Тугарин Змей), а также сказочных персонажей (Соловей Разбойник, Чудо-юдо, Морской царь, Змей Горыныч). Практически все представленные в былинах персонажи имеют собирательный образ, и лишь в некоторых случаях у них есть жизненные прототипы. Кроме того, вымысел связан и с наличием у героев волшебных свойств. В частности, Святогор, Дунай, Вольга, Потыка являлись олицетворением стихийных сил. Помимо того Вольга Буславлевич умел перевоплощаться то в зверя, то в птицу, то в рыбу[223] [224] [225] [226]. Многие богатыри обладают нереальной физической силой и могут рубиться «по двенадцати дней, не пиваючи, не едаючи»2. Также вымысел может быть представлен и через разные действия. К примеру, «Царь Афромеевич чистые поля туром проскакал, темные леса соболем пробежал, быстрые реки соколом перелетал ». «Пошел его добрый конь богатырский с горы на гору перескакивать, с холмы на холму перемахивать, мелки рученьки-озерки между ног спускать»4. Если определять значение вымысла в рамках представления информации, то он во многом искажает ее, приукрашивает те или иные действия, нередко передавая их через иносказание. Подтверждением искажения информации, к примеру, может служить то, что событие, действие может быть одним, а герои, участвующие в нем - разными. Например, по одной версии: жена богатыря Дуная Настасья, по другой - Опраксия. Это происходит из-за того, что долгое время былины передавались «из уста в уста» и каждый рассказчик вольно-невольно вносил свои дополнения, интерпретации. На основании именно этого признака, былина не может быть напрямую отнесена к пражурналистским источникам, в то же время она может быть «иносказательным» источником информации, через который можно понять и осмыслить быт, культуру и занятия русского народа того времени.

Рассматривая же древнерусскую былину как первоисточник спортивной информации можно отметить следующий момент. При всей своей двойственности в повествовании, именно в этих текстах, по сравнению с летописными, находится больше эпизодов, в которых подробно описываются разные действия, связанные с показом физической силы, молодецкой удали, ловкости. Например, в былине «Добрыня Никитич и Василий Каземирович»:

« Стал натягивать Добрыня тугой лук,

И заревел тугой лук, как лютые звери,

И переламывал Добрыня тугой лук надвое,

И бросил он тугой лук о сыру землю,

Направлял он калену стрелу наперед жалом,

И бросал он стрелу за три версты,

За три версты пятисотные,

И попадал в сырой дуб кряковистый,

В то колечко золочено,

Разлетался сырой дуб на драночки»[227].

Или проявление способностей в шахматной игре, как в былине «Илья, Ермак и Калинин Царь»:

«На том раздольице чистом поле Собиралось тридцать богатырей без одного,

Сидят молодцы в белом шатре;

В белом шатре белополотняном,

Сидят молодцы, забавляются,

Играют в шашки-шахматы,

Во тыи велеи золоченыя» [228].

Другим немаловажным обстоятельством становится то, что в этих литературных памятниках примечателен выбор героев с позиции проявления определенных умений в демонстрации физической силы и ловкости. Он во многом основан на гендерном факторе. Преобладание мужчин-героев само по себе в этих произведениях закономерно. При этом стоит отметить, что не все персонажи былин мужского пола способны показать физическую удаль и интеллект в соревновательных поединках, забавах и настольных играх. В основном, это главные герои - богатыри, которые, согласно своему статусу должны быть в этих видах деятельности лучше остальных. Реже - иные персонажи, но также являющиеся ключевыми фигурами в былинах (Садко, Иван Буслаев). Даже при столкновении двух героев, к примеру, в рукопашном бою Добрыни с Дунаем, предпочтение не отдается никому, и с одинаковой позиции восхваляется сила одного и другого.

Помимо богатырей и их сподвижников, именно в былинах впервые проявляется образ женщины, которая наравне с мужчинами умеет «тешиться» в те или иные физические забавы, настольные игры. Например, Василиса Микулична в былине «Ставр Годинович», переодевшись «в платье мужское» стреляет из лука, играет в шахматы. Настасья, жена богатыря Дуная, также показывает свою удаль в стрельбе из лука в перстень, находившийся на голове мужа. Подобных персонажей намного меньше, чем мужских, но, тем не менее, они есть. Это позволяет утверждать то, что первая информация о женщинах - «спортсменках»[229], появилась именно в былинах. В летописях подобная информация отсутствует.

Таким образом, мы можем утверждать, что именно летопись и былина стали первыми источниками «спортивной» информации в плане отражения событий через демонстрацию физических навыков (силы, ловкости, сноровки и т. д.), а также через раскрытие образов героев, которые способны показать свои умения.

В целом же, подводя итоги исследованию первого этапа появления спортивной информации на Руси, можно отметить, что он является достаточно сложным по своей структуре. Сама сложность, объясняется тем, что спорт (а точнее, те или иные физические действия, упражнения, игры, забавы), не признавались на протяжении длительного времени - почти семь веков (с X до конца XVI в.) в нашем государстве как самостоятельная сфера деятельности. Хотя источники, и прежде всего, памятники древнерусской литературы - летописи и былины, а также относящиеся к ним виды - поучения, жития, сказания - подтверждают существование отдельных видов состязаний таких как борьба, стрельба из лука, игра в шахматы, охота, плавание, бег, гребля и др., которые дошли до наших времен.

При представлении изучаемой информации каждый из названных источников обладает собственными свойствами в ее подаче. Летопись предстает как письменный источник, включающий в себя как краткое, так и подробное описание реальных исторических событий, что позволяет провести прямую параллель между ней и современными журналистскими текстами, особенно с информационными сообщениями. Эпизодов, описывающих проявление физической силы, упражнений, игр, забав здесь крайне мало. Именно они позволяют удостовериться, что в те времена на Руси шло зарождение ряда спортивных дисциплин, которые получили широкое распространение впоследствии.

Былина не может напрямую рассматривается как пражурналистский источник информации, но наличие в ней подробного описания тех или иных событий, действий (что практически не наблюдается в летописях) позволяет ее сделать условным источником. К тому же в этих произведениях много фрагментов, где детально описываются различные виды физической деятельности, связанные с демонстрацией силы, ловкости, выносливости, мастерства. Почти в каждой былине можно найти подобный отрывок. И соответственно, именно былина в большей степени, чем летопись, раскрывает информационную суть «спортивных» событий того времени.

Свою роль в представлении «спортивной» информации на первом этапе сыграли и официальные документы (указы, грамоты, судебники и т.

д.), где в рамках представления «сухой» деловой информации также подтверждается существование «спортивных» забав и демонстрация физической силы в Древней Руси.

Подводя итог вышесказанному, можно отметить, что каждый из представленных источников внес свой вклад в появление и распространение «спортивной» информации в нашем государстве на начальном этапе ее зарождения.

2.2.

<< | >>
Источник: Войтик Евгения Анатольевна. СПОРТИВНАЯ МЕДИАКОММУНИКАЦИЯ В РОССИИ: ЭВОЛЮЦИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме 2.1 Формирование пражурналистских источников спортивной информации:

  1. Войтик Евгения Анатольевна. СПОРТИВНАЯ МЕДИАКОММУНИКАЦИЯ В РОССИИ: ЭВОЛЮЦИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  2. Первичные источники нейтронов
  3. Статья 34. Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов,
  4. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  5. Гнедых Дарья Сергеевна. ЭФФЕКТИВНОСТЬ УСВОЕНИЯ УЧЕБНОЙ ИНФОРМАЦИИ СТУДЕНТАМИ В УСЛОВИЯХ ЭЛЕКТРОННОГО ОБУЧЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук, СПбГУ., 2015
  6. Базовые спектры нейтронных потоков для формирования обучающей и проверочной выборок
  7. Статья 3. Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ.
  8. Панкратова Лилия Сергеевна. ФОРМИРОВАНИЕ СЕКСУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ. Диссертация. СПбГУ,, 2015
  9. Батурина Юлия Всеволодовна. ФОРМИРОВАНИЕ АРГУМЕНТАТИВНЫХ СТРАТЕГИИ У МАГИСТРАНТОВ- ПСИХОЛОГОВ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СЕТЕВЫХ КОМПЬЮТЕРНЫХ ТЕХНОЛОГИИ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА), 2015
  10. ГЛАВЕ 4 ФОРМИРОВАНИЕ ОПОРНЫХ НЕЙТРОННЫХ ПОЛЕЙ С РАЗНООБРАЗНОЙ ФОРМОЙ СПЕКТРОВ И МЕТОДИКА ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ СПЕКТРАЛЬНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК НЕЙТРОННЫХ ДЕТЕКТОРОВ
  11. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ