<<
>>

Медиапространство спортивной коммуникации: концептуальный и контекстуальный подходы

Изучение содержания спортивного информационного пространства в СМИ до сих пор было в стороне от научных интересов медиаисследователей, но в последнее десятилетие в спортивной инфраструктуре произошли значительные перемены, что не могло не сказаться на его характере понимания. Как было доказано в предыдущих разделах, спорт в журналистских практиках есть организованная система, наделенная смысловым многообразием и способная формировать «свое» информационное пространство, которое в нашем случае понимается как медиапространство спортивной коммуникации.

То есть эти термины в данной работе будут рассматриваться как идентичные. Естественно, что «информационное пространство» - более широкое понятие, и медиапространство может быть лишь его частью. Но если брать структурные характеристики, то медиапространство вполне может предстать как самостоятельная сущность в виде «малого информационного пространства». Чтобы доказать эту позицию, рассмотрим, какими свойствами обладает информационное пространство.

Многими учеными обосновано, что информационное пространство в настоящее время имеет универсальный характер и используется не только в точных, но и социальных, политических, гуманитарных и других научных направлениях, включая журналистику. Поэтому его интерпретация должна быть более свободной. Выдвигая аргументы в пользу данного высказывания прежде всего обратим внимание на две основные составляющие этого термина: пространство и информация. Первое понятие - пространство - показывает «объемность» изучаемого объекта. Второе понятие - информация - отражает сущность информационного пространства, а точнее его наполнение (содержание).

В силу разносторонности взглядов на само пространство до сих пор сложно дать его четкое определение. Поэтому возьмем за основу предположение, что оно представляет собой сложное полиструктурное образование, включающее в себя деятельность различных компонентов, которые обеспечивают его многоуровневое развитие. Во многих научных изысканиях пространство нередко рассматривается как фундаментальное понятие, связанное со способом существования мира и всем, что с ним связано. Тем не менее, сам мир может иметь различные (макро-, микро-) масштабы, начиная от Вселенной и заканчивая ограничением определенной предметной области, которая позволяет выделить специализированные виды пространства (к примеру, физическое, геометрическое, социальное, политическое, экономическое, культурное, психологическое, художественное и т. д.).

Например, с позиции точных наук[160] «пространство представляет собой определенную модель отношений между элементами структур, образованных материальными объектами». В то же время оно является самостоятельной субстанцией, существующей независимо от материи. В этом случае предметом изучения становятся его природные, фазовые, многомерные и структурные качества. Первой законченной теорией пространства стала геометрия Евклида, которая до сих пор считается образцом научной теории. В ней доказывается, что идеальные математические объекты существуют как бы вне времени, и в данном смысле пространство в этой геометрии - идеальное математическое пространство. М. И. Беляев пишет: «Такое представление о пространстве до сих пор лежит в основе многих экспериментов, позволивших сделать крупные открытия»[161]. Среди авторов физико-математических наук, интересовавшихся этой темой, можно выделить работы И.

Ньютона, Л. Д. Ландау, К. Э. Циолковского, С. Хокинга, Р. Пенроуза, A. M. Бекарева, В. В. Корухова, О. В. Шарыпова и др. С позиции гуманитариев изучением пространства в разное время занимались: Аристотель, И. Кант, О. Шпенглер, А. Шопенгауэр, Л. Витгенштейн, Э. Тоффлер, Н. А. Бердяев, П. А. Флоренский, Н .Ф. Федоров, Ю. М. Лотман, М. М. Бахтин, В. Н. Топоров, М. К. Мамардашвили и др.

Базируясь на существующих научных работах, посвященных проблематике пространства, можно утверждать, что отношение к нему до сих пор неоднозначно. Так, В. П. Казарян отмечает: «Существуют две основные концепции пространства: концепция субстанционального пространства и концепция атрибутивного пространства. Согласно первой (Ньютон и др.), пространство - самостоятельная субстанция, свойства и бытие которой не зависят от свойств и изменений в других субстанциях - времени и материи.

Согласно второй (Аристотель, Лейбниц, современная физика), пространство есть аспект либо самих материальных тел, либо их взаимоотношений»[162].

В то же время необходимо заметить, что, несмотря на глубинное изучение, сегодня ни одна из современных наук не может дать полноценного ответа на вопрос «что же такое пространство», поэтому в настоящее время каждая из дисциплин изучает лишь отдельные характеристики пространства. В частности: для физики интересны природные, фазовые, многомерные, структурные качества пространства; математика дает понимание об его конфигурации, детализации, раскрывая линейные и геометрические характеристики; философия ставит своей задачей осмысление бытийных характеристик пространства; филология рассматривает дискурсивные феномены, включая семантику, прагматику и, в каких-то случаях, художественное наполнение пространства; коммуникативистика - взаимоотношения в пространстве; журналистика - информационное содержание пространства, охватывая его интерпретации и переводя его в ранг медиапространства. Три последние научные дисциплины (филология, коммуникативистика, журналистика) играют существенную роль и в понимании сущности пространства, создаваемого в рамках изучаемой нами спортивной медиакоммуникации. По своей сути такое пространство изначально является информационным, как будет доказано далее.

Для понимания общих свойств, характерных практически для любого пространства в основу возьмем предположение, что «пространство есть множество с постоянно меняющейся структурой». Согласно присущим ему характеристикам, исследователи различают: «пространство реальное,

существующее, так сказать, «на самом деле», пространство концептуальное, т.е. некоторое научное представление о реальном пространстве (в основном это физические и математические абстрактные пространства), и пространство перцептуальное (от лат. perceptio - восприятие, непосредственное отражение объективной действительности органами чувств), т.е. пространство, как его воспринимает человек своими органами чувств, прежде всего зрением и осязанием, иными словами, кажущееся пространство, которое, следовательно, может быть сугубо индивидуальным»[163] [164] [165]. Осмысление всех трех видов пространств в рамках данного исследования очень важно.

Еще одной базовой характеристикой пространства является функциональность, которая напрямую зависит от действующих здесь различных полей. Поле является фундаментальным понятием, хотя, как и пространство, не имеет четко выраженной дефиниции. Наиболее близко к пониманию «поля», по мнению автора диссертации, определение, предложенное Е.

А. Васильцовым: «Поле - пространственное распределение

Л

статического (динамического) состояния сущности (ее проявлений)» . Количество действующих полей в пространстве может быть устойчивым или неограниченным. Все зависит от свойств самого пространства. Частично данная позиция описана в статье П. Бурдье «Некоторые свойства полей»: «Синхронически поля выступают как структурированные пространства позиций (или точек), свойства которых определяются их расположением в этих пространствах, и которые можно анализировать независимо от характеристик тех, кто их занимает (и кто отчасти определяется этими

-5

позициями)» .

В современном понимании в качестве основных параметров образования полей могут служить:

• особенности развития самого пространства, включая не только происходящие здесь процессы, но действия входящих в него субъектов или объектов;

• влияние внешней или внутренней среды;

• определение структурных характеристик поля (полей) в зависимости от направления науки.

Стоит отметить, что некоторые ученые, особенно представители гуманитарных направлений, нередко смешивают понятия «пространство» и «поле» между собой, делая их идентичными. В частности, в «Словаре русского языка» С. Н. Ожегова одна из дефиниций, раскрывающая значение слова «поле», представлена именно таким образом: «Пространство, в пределах которого проявляется действие каких-нибудь сил»[166] [167].

Другие исследователи вовсе ставят «поле» по объемности и свойствам больше «пространства». Однако эти оба положения изначально неверны. Поле всегда будет в «подчинении» у пространства. В крайнем случае может выступать как специфическое однородное «подпространство», на что

Л

указывает в своих работах П. Бурдье . И только совокупность (объединение) полей можно назвать пространством. Подробно информационные поля, входящие в изучаемую спортивную медиакоммуникацию, будут рассмотрены в третьей главе данной диссертационной работы.

В рамках данной диссертационной работы необходимо определиться и с термином «информационное пространство». Несмотря на то что это уже устоявшийся термин, его дефиниция до сих пор не имеет постоянного характера, так как представители различных наук не пришли к единому мнению и толкование происходит с позиций отдельно взятых научных сфер. Например, в теории информатики дается следующее определение: «Совокупность информационных объектов, информационно отображающих свойства системы и протекающие в ней процессы, называют информационным пространством. Оно состоит из различных квантов или массивов информации в виде разного рода письменных (знаковых) и фиксированных на носителях информации кодограмм, буквенно-цифровых на естественном языке, устных и визуальных сообщений»[168]. Как мы видим, это определение раскрывает лишь внешнюю составляющую данного пространства, основанную на прямом взаимодействии объектов, что в рамках математических дисциплин вполне достаточно.

В то же время внутренняя часть информационного пространства, представляющая собой содержательную основу, остается в стороне этих научных интересов. В ее изучении больше заинтересованы гуманитарные науки, которые помогают познать не только содержание, но и глубину происходящих в этой сфере процессов. В частности, философский подход определяет «информационное пространство как область человеческого бытия, смежную с достаточно обжитой сферой материальной и духовной культуры и гипотетической ноосферой - областью обмена, обновления цивилизованных принципов»[169] [170].

В рамках «информационного пространства» для нас главным является рассмотрение информации как фактора ценностного наполнения, а точнее ее переход в категорию «осмысленного содержания», а с позиции спортивной медиакоммуникации ее характеристикой становится «тематическое наполнение».

Само «содержание» в научных работах обычно представлено как «философская категория, характеризующая объект в единстве всех его элементов, свойств, внутренних процессов, связей, противоречий, тенденций» . В нашем случае содержание выступает как «наполнительный» компонент пространства. Его сущность не случайна, а изначально закономерна, потому что сама информация, представленная в том или ином пространстве, переходя из «разбросанности», «хаотичности» в содержательную сущность, представляет собой «направленный информационный поток». Дальнейшее распространение такого потока практически сразу же становится «осмысленным», так как даже при делении на части (к примеру, на важную и второстепенную), суть самой информации остается неизменной.

С позиции теории журналистики есть несколько мнений о сущности информационного пространства. Например, классик теории журналистики Е. П. Прохоров пишет: «Единое информационное пространство - это наличие в любой точке страны информационного поля такой плотности, которое дает возможность каждому (именно каждому) получить всю необходимую и достаточную информацию для адекватной, отвечающей всем его информационным потребностям ориентации в реалиях жизни - региона, страны, мира (можно и в обратном порядке: мира, страны, региона), для выработки мнений, взглядов, позиций, которые обеспечивали бы достаточные основания для принятия верных решений. И неважно (на этом стоит сделать акцент), какое или какие СМИ обеспечивают достижение такого состояния информированности (а именно информированность и характеризует наличие необходимой и достаточной информации)»[171]. Здесь происходит смешение двух понятий «информационное пространство» и «информационное поле», что, по мнению автора диссертации, недопустимо. В то же время Е. П. Прохоров в рамках журналистики оперирует понятием единое информационное пространство, а не «информационное пространство», что позволяет определить некоторые границы у данного вида сущности (в этой трактовке она представлена как «весь мир») и допустить всеохватность информационного пространства.

Теоретик политических коммуникаций Н. Ф. Пономарев предлагает совершенно иной взгляд: «Информационное пространство - это множество всех сообщений, которые транслируют социальные субъекты, используя технологии и средства массовой коммуникации, а именно: фабрикацию слухов, размещение рекламы, прокат кинофильмов, театральные постановки, шоу-бизнес и публикации в СМИ»[172] [173]. При этом данная дефиниция представляет лишь часть свойств, технологий, присущих данному материальному образованию. Кроме того, в представленном определении наличествует «своя» интерпретация понятия «средства массовой коммуникации», к которой автор относит все подряд (слухи, рекламу, театральные постановки, кинопрокат, шоу-бизнес), что, согласно теории массовых коммуникаций (с позиции журналистики), в корне неверно.

Исследователь Н. Э. Шишкин в работе «Введение в теорию журналистики» вовсе упрощает этот термин: «Информационное

пространство (поле) - это пространство, которое охватывает тот или иной

Л

объем фактов реального мира» . При, казалось бы, простой трактовке, все свойства пространства «раскрыты», но в данном случае также наблюдается смешение терминов «пространство» - «поле».

В целом же можно отметить, что при сопоставлении этих и подобных им определений становится понятно, что информационное пространство раскрывается в них достаточно специфично, т.е. только с «необходимых» для тех или иных наук мировоззрений, включая сугубо авторские подходы. В связи с этим автор диссертации предлагает свою дефиницию этой сущности в рамках журналистских практик: «Информационное пространство - это массив медиаинформации, существующий в пределах определенных модусов субстанции (медиасреды). Само пространство может иметь неопределенную, но строгую форму, ограниченную действиями медиасреды. Медиасреда формируется при переходе информации в медиаинформацию. Благодаря действующим здесь информационным потокам в таком пространстве может быть образовано неограниченное количество информационных полей, имеющих различную содержательную сущность».

Согласно этому определению еще два термина - «информационное поле» и «медиапространство» - становятся ведущими в нашем

исследовании. Информационное поле является одним из видов, существующих в пространстве полей (социальных, дискурсивных и т. д.), и основным в структуре информационного пространства. Его характеристики могут быть разнообразными. К примеру, опираясь на физико-математические концепции, исследователь И. Ф. Трофимов вывел следующие параметры, раскрывающие суть «информационного поля»[174] [175] [176]:

1. Поле, каждый элемент которого содержит сведения о самом себе и всех его окружающих элементах, - информационное.

2. Информационное поле - это динамическая, управляющая, пульсирующая, открытая система.

Филологический подход, представленный в работе Л. К. Граудиной и Е. Н. Ширяева «Культура русской речи», вновь смешивает два понятия «поле» и «пространство» между собой: «...категория информационного поля, под которым понимается информационное пространство, охватывающее тот или иной объем фактов и событий реального мира и представленная

л

репертуаром тем» . В то же время они указывают, что «информационное поле - категория аксиологическая, она связана с понятием информационной нормы» . А это уже является немаловажным аргументом в пользу раскрытия существенных характеристик данного вида поля в рамках этого диссертационного исследования. В свою очередь, представляя особенности «информационной нормы», стоит отметить, что ее основная функция заключается в регулировании сути содержания в рамках ограниченной материальной сущности (поля, пространства) в зависимости от вида и формы представленной здесь информации. Поэтому можно констатировать и тот факт, что внутри одного поля информационное взаимодействие гораздо сильнее, чем между группой полей, существующей в информационном пространстве.

Рассматривая этот вопрос с позиции теории журналистики, можно отметить, что в данном случае проявляется особый подход к этому явлению. В частности, исследователь И. И. Шабалина пишет: «Информационное поле образуется совокупностью сосредоточенной в данном объеме информации, движение которой осуществляется посредством связи между коммуникатором (источником) и реципиентом (потребителем). Информационное поле как система содержит огромное многообразие информационных потоков и процессов и является базовой структурой информационного пространства»[177].

В свою очередь, другой теоретик Д. Ю. Астапенко, раскрывая понятие и характеристики информационного поля, делает акцент на его коммуникативной составляющей. Он утверждает: «Информационно­

коммуникативное поле представляет собой сложную динамическую совокупность субъект-субъектных и субъект-объектных отношений, механизмы информационного влияния и нормативного регулирования, сети и каналы передачи информации, средства коммуникации и обмена информацией, технологии управления информационными потоками и процессами, а также организационные структуры. В данном поле осуществляется информационное взаимодействие посредством передачи информации с целью вызвать определенное действие (поведение),

Л

мотивированное самим получателем информации» . Как видно из данного определения, такой подход отражает не только содержательную основу информационного поля, но и роль участников, технологий, создающих его.

Что касается медиапространства, то оно не имеет постоянного определения, так как анализируется не только теоретиками журналистики, но и представителями других сфер науки. И каждый из них предлагает «свой» вариант. Рассматривая медиапространство с позиции социологии, исследователь Е. Н. Юдина основывается на разработках П. Бурдье на тему социальное пространство. В связи с чем она пишет: «Медиапространство является частью социального пространства, посредством которого оно репрезентирует самого себя»[178]. Она же отмечает, что «... медиапространство имеет три формы репрезентации: физическое пространство, пространство социальных отношений и символическое пространство. В нем можно выделить следующую структуру:

a) массмедиа, составляющие материальную, физическую основу производства и передачи массовой информации;

b) социальные отношения агентов медиапространства, связанные с производством и потреблением массовой информации;

c) информационный символический продукт, в форме которого распространяется массовая информация»[179].

Еще один ученый С. И. Кулибаба рассматривает исследуемое понятие с позиции культурологии. В статье «Медиапространство и трансляция духовных ценностей» он констатирует: «Медиапространство включает ценностную информацию о деятельности и достижениях институтов культуры, искусства, религии, науки. Важными содержательными составляющими коммуникативного медиа-пространства, выполняющего адаптирующую, социализирующую и социально-интегрирующую функции в культуре, влияющие на адекватность трансляции духовных ценностей, являются смыслообразующие мировоззренческие идеи, идеалы, выраженные в языке, традициях, символах, образах, значениях и нормативно-

-5

поведенческих факторах» . В обоих случаях наблюдается сугубо авторский подход. Это приводит, во-первых, к одностороннему пониманию самого термина, во-вторых - не дает полного ответа, что же на самом деле представляет собой медиапространство.

Обращаясь к теории журналистики, можно найти короткую дефиницию, предложенную в свое время известным социологом Б. М. Фирсовым: «Множества сообщений СМИ составляют медиапространство как область информационного пространства»[180] [181]. Тем не менее и это определение не совсем точное. Сегодня медиапространство имеет более широкое представление, так как может являться самостоятельным пространством, с собственной структурой развития и входящими в него информационными полями. Поэтому в плане масштабности его в какой-то мере, можно сравнить с понятием «единое информационное пространство» в контексте, предложенном московским исследователем Е. П. Прохоровым[182]. В связи с чем, нередко эти два понятия в работах по теории журналистики рассматриваются как идентичные. К примеру, это можно увидеть в научных публикациях представителей санкт-петербурской школы журналистики Г. С.

-5

Мельник и С. М. Виноградовой .

Кроме того, нередко медиапространство сравнивают с таким термином, как «журналистское поле», что сужает его предназначение. П. Бурдье характеризует этот момент следующим образом: «В соответствии со специфической логикой поля , ориентирующегося на производство такого скоропортящегося товара, как новости, конкурентная борьба за потребителей приобретает форму конкурентной борьбы за приоритет, т. е. за самые новые новости, т. е. за сенсацию...»[183]. Он же отмечает: «Журналистское поле оказывает на другие поля культурного производства влияние, форма и эффективность которого определяются структурой этого поля, т. е. с распределением различных СМИ и журналистов согласно степени их независимости по отношению к внешним видам давления: давлению рынка читателей, с одной стороны, и рынка рекламодателей - с другой»[184].

Стоит отметить, что и медиапространство как «большая» сущность может иметь свои минипространства, которые могут быть основаны на совершено разных критериях. Например, одним из таких критериев может быть сам канал СМИ, который порождает «автономное» пространство. К примеру, телевизионное пространство, интернет-пространство и т. д. При этом каждое из них до сих пор не имеет четкого определения и в различных научных работах интерпретируется по-разному. К примеру, санкт- петербурский теоретик журналистики И. В. Корнева понятие «телевизионное пространство» представляет сразу с двух позиций. В своем исследовании «Телевизионное пространство и его виртуальные образы: Из опыта отечественного телевидения 1990-х годов» она пишет: «... с одной стороны, «изнутри» - в качестве единой совокупности телевизионной продукции, объединенной телепрограммой в течение определенного периода, временной протяженности, и характеризующейся наличием, свойственным именно этому периоду взаимосвязанных тенденций, присущих как телевизионным, так и общественным процессам; кроме того, при описании телевизионного пространства «изнутри», в исследовании выявляются собственно телевизионные, «природные» его свойства и факторы формирования. С другой стороны, - как производной части, структуры, входящей среди прочих структур (печатных СМИ, радио, Интернет) в совокупность более широкого, «глобального» информационного поля - информационного пространства»[185] [186] [187]. Как мы видим, во втором варианте, автор «смешал» между собой два разных понятия «поле» и «пространство».

Другой исследователь М. В. Малошик, анализируя культуру отечественного телевизионного пространства, предлагает иную точку зрения, основанную на участии в этом процессе телезрителей. Он констатирует: «Телевизионное пространство - это поле, в котором осуществляется

Л

культурная самоидентификация человека» . Далее он обращает внимание на то, что здесь проявляются некие «скрытые структуры, благодаря которым она формирует пространство в целом, и оформляются отношения между телепространством и телезрителем, когда зритель формирует телепространство благодаря ассоциативному ряду (т.е. каждый телевизионный образ получает у зрителя свою оценку и каждый зритель ранжирует телевизионные передачи в единый рейтинговый аудиовизуальный ряд). Причем вершина этого рейтингового ряда - это наиболее ценные составляющие телевизионного пространства. Чем больше людей, тем разнообразнее эти рейтинговые ряды, но существует набор ценностей, которые актуальны и приемлемы всеми. Именно эти ценности и составляют

3

ядро культуры телевизионного пространства» .

В то же время, благодаря избранной тематике, медиапространство может образовываться в рамках действия различных специализированных коммуникаций (политическое пространство, экономическое пространство, социальное пространство, культурное пространство и т.д.), чья деятельность может быть проанализирована как самостоятельная структура или с позиции формируемой системы в журналистике (к примеру, политическое медиапространство). В этом случае само медиапространство (в нашем случае это минимедиапространство) получает статус самостоятельного специализированного медиапространства.

Поэтому можно констатировать, что сама тема конкретизирует содержание пространства. В частности, в «Новом энциклопедическом словаре изобразительного искусства» это представлено следующим образом: «Тема, в свою очередь, становится содержанием для новой формы - мотива или сюжета, в зависимости от вида искусства, материала, объекта изображения»[188]. Такой подход с позиции изучаемой нами спортивной медиакоммуникации представляется наиболее интересным.

Тем не менее, прежде чем рассматривать этот вопрос подробнее, обратим внимание на саму дефиницию тема. Согласно определению Н. Ю. Русовой «тема - объект художественного изображения, круг событий, явлений, предметов действительности, отраженных в произведении и скрепленных воедино авторским замыслом»[189] [190]. Представителями гуманитарных наук она нередко рассматривается как форма выражения идеи произведения. В журналистике таким произведением становится практически любой материал (публикация) в независимости от медиаканала (печать, радио, ТВ, Интернет). Еще в 1970-е гг. московский теоретик журналистики В. М. Горохов разделял два вида темы: «тема в широком смысле» и «тема в узком смысле». Соответственно в первом значении он различал тему «как обозначение объекта действительности, избираемого журналистом для

-5

отражения» , во втором - «как обозначение непосредственно предмета отображения - освещаемой в журналистском произведении стороны объекта»[191].

Рассматривая коммуникативную основу темы, украинский теоретик С. Дацюк выделяет и такое понятие, как «коммуникативная тема». Обосновывая ее, он пишет: «Коммуникативные темы - такие, где проблемы в проблемном поле, темы, характеристики объекта или логика понятий предмета предполагают различие сторон коммуникации (полярные взгляды, разное отношение, столкновение мнений)».[192]

В настоящее время этот подход остается актуальным, и практически любая тема в СМИ может раскрываться, с одной стороны, в полном объеме, охватывая многие стороны выбранной (исследуемой) сферы деятельности (например, спорт, экономика, политика, культура и т.д.), с другой -, в ней может быть представлена только часть информации, которая проявляется в виде подтемы, характеризующей какой-либо ограниченный аспект (в частности, бокс как вид спорта; мотивация труда как экономический фактор; выборы как политический процесс; барокко как стиль европейского искусства) или в виде определенного события, имеющего резонансное значение в рамках массмедиа. Хотя необходимо понимать, что массмедиа изначально способны предоставить «выборочную» информацию. Поэтому само событие, каким бы крупным оно ни было, все равно будет раскрыто в СМИ фрагментарно, на что уже было выше.

Немаловажно в понимании темы в медиапространстве определить - через что или через кого она раскрывается. В первом случае ее алгоритмом является само событие (герои здесь второстепенны). Во втором - центром становится человек (группа людей), вокруг которого выстраиваются все «сюжетные линии» журналистского материала. В этом варианте событие уходит на второй план и проявляется ярко выраженное коммуникативно­субъектное начало: создание журналистом «своего» героя или в некоторых случаях «создание» героем «самого себя», когда, совершив то или иное действие (поступок), он привлекает внимание СМИ. Тем не менее может существовать и третий вариант - когда герой и событие представлены в медиатексте в равной степени. В этом случае происходит «рождение» ассоциативной цепочки, когда героя уже невозможно представить вне этого события, а событие - без этого героя.

Исходя из вышеизложенного, можно выдвинуть следующее предположение: В медиапространстве могут формироваться различные по содержанию информационные поля - крупные, средние и малые, которые могут существовать как отдельные системы, практически не взаимодействующие между собой так, как объединенные одной темой (СМИ) группы, внутри которых происходит тесная информационная взаимосвязь.

Если рассматривать этот процесс с позиции формирования структуры специализированного медиапространства (основанного на какой-либо отдельной теме), то можно утверждать следующее: тема всегда формирует основное информационное пространство; подтема может выступать как «организатор» подпространства (уже в рамках специализированного медиапространства) или создатель одного из информационных полей, входящих в общее информационное пространство, а событие, рассматриваемое в данном случае только как информационный повод, способно образовывать только информационное поле.

Кроме того, необходимо заметить, что свойства специализированного медиапространства зависят не только от наполняемой тематики, но и от выбранного стиля подачи информации. Согласно традиционным подходам, разновидности стиля могут быть представлены следующим категориями: научный, официально-деловой, публицистический, разговорный, художественный. В формируемом журналистской средой пространстве используются практически все представленные категории, но в разной степени. Если рассматривать научно-концептуальные исследования в журналистике, то им больше присущ научный стиль. Другие стили, за исключением публицистического, не допускаются. Если брать медийную практику[193], то многое зависит от канала СМИ, включая отдельные источники информации - газеты, журналы, теле-, радиопередачи, информационные сайты. В зависимости от среды их деятельности содержательная (текстовая) основа может быть представлена по-разному: во-первых, с использованием одного стиля (например, только разговорного в рамках одной конкретной передачи); во-вторых, смешением двух-трех стилей (в частности, публикации в общественно-политической газете, где в разных типах рубрик применяются разные стили подачи информации от официально-делового (различные указы, постановления) до художественного (публикация рассказа, очерка, стихотворения).

Все представленные выше дефиниции - пространство, информационное пространство, медиапространство, поле, информационное поле, помогают четко определить четкую структуру информационного пространства, создаваемого в спортивной медиакоммуникации. По существу, это пространство является реальным. Данное предположение аргументируется тем, что в нем четко проявляются границы, состав, структурность, сосуществование и взаимодействие внутренних элементов. Наполнением служит информация о спорте, появившаяся в результате свершения (или предстоящего свершения) спортивного действия (события) и раскрытая через средства массовой информации (прессу, телевидение, радио), частично через Интернет, информационные агентства, а также рекламу и PR. По своим характеристикам она может расцениваться как спортивный медиадискурс. Тем не менее не все спортивные события могут привлечь внимание СМИ. Поэтому стоит разграничить виды пространств существующих в спортивной медиакоммуникации и являющимися похожими на него.

Первое пространство образовывается в ходе деятельности спортивной коммуникации. Здесь ведущим субъектом является спорт и все, что с ним связано. В нем сосредотачивается вся формируемая спортом информация. Для нашей работы это пространство мало интересно, так как в плане изучения оно предназначено больше для теоретиков спорта, а не массмедиа. Именно это пространство является «смежным», потому что его часто путают с другим пространством, создаваемым непосредственно в спортивной медиакоммуникации. Разница между ними заключается в том, что во втором случае основными являются сразу два субъекта - спорт и журналистика (хотя в информационном наполнении не исключено участие третьего субъекта - аудитории). Они различаются и по самой информации. В пространство спортивной медиакоммуникации входит лишь часть сообщений, представляющих только те спортивные события, которые привлекли внимания СМИ. При этом подача такой информации может происходить разным способом: в основном через медиатексты, а также через видео, графику (рисунки, схемы, таблицы, инфографику), фотографии, шумы (например, гул стадиона в рамках радиопередач) и т. д., тогда как в первом варианте передача информации идет через само спортивное действие (профессиональные соревнования, показательные выступления или просто игра в футбол во дворе).

Кроме того, существует и третий вид пространства, который может образовывать отдельный медиаканал, особенно если он является специализированным. Его формирование напрямую зависит от нескольких факторов: во-первых, от типа самого канала (печать, ТВ, радио, Интернет); во-вторых, от его тематики (чем уже тема, тем больше идет ограничение пространства); в-третьих, на наполнение могут влиять и различные дополнительные элементы. Например, хоккейный телевизионный канал КХЛ ТВ создает информационное пространство, наполненное информацией о хоккее, о выступлении хоккейных команд, входящих в Континентальную Хоккейную Лигу, включая сведения о представителях этого вида спорта (хоккеистах, тренерах, руководителях клубов). Соответственно, медиаканал - это телевидение, тематика - хоккей на профессиональном уровне, а дополнительным элементом выступает географический фактор, представленный через несколько стран, точнее деятельность команд их представляющих, особенно входящих в конференцию «Запад». Среди этих государств Россия, Украина, Латвия, Чехия, Белоруссия, Словакия. И в этом случае прослеживается ограничение в освещении. Хоккей культивируется и в ряде других странах Восточной Европы, но их команды по разным причинам не входят в Континентальную Хоккейную Лигу, поэтому их деятельность не интересна хоккейному телевизионному каналу.

Среди выделенных пространств в большей степени для нас важно понимание двух последних: первого - формируемого спортивной

медиакоммуникацией и второго - создаваемого отдельным каналом СМИ.

По объему пространства могут быть различны: от максимального до минимального. Например, если брать саму науку как базовую основу, то создаваемое ею пространство будет иметь огромные размеры, учитывая все входящие в нее области знаний. Если рассматривать определенный раздел науки, в частности, физику или филологию, то пространство значительно уменьшается, но все равно имеет немалые размеры. Если сконцентрировать внимание на узком аспекте, к примеру, «монетаризме как части макроэкономики», то данное пространство будет изначально иметь микроразмеры. В нашем случае пространство спортивной медиакоммуникации обладает средними размерами с учетом того, что оно немного меньше, чем пространство спортивной коммуникации, и больше пространства, создаваемого медиаканалом, к примеру, печатью или телевидением.

В свою очередь, необходимо обратить внимание и на структурные элементы, присущие как исследуемому пространству, так входящим в него полям. Согласно различным исследованиям, к ним относятся: «точка», «линия», «вектор», «форма», «событие». Каждый из этих элементов имеет особое значение в раскрытии этих материальных сущностей.

Точка - наименьший элемент, имеющий четкую фиксированную сущность. В графическом понимании точка несет схематически-опорную информацию. Она одновременно может являться координатами пространства, а также элементом начала (точка отсчета), завершением области пространства (конечная точка) или местом «соприкосновения» («наложения») информационных полей (точка пересечения или точка обмена). Кроме того, в зависимости от ситуации точка может являться центром пространства. Соответственно, в организации пространства участвуют от одной до нескольких точек. И от их расположения зависят объем, размер, конфигурация изучаемого объекта. Стоит отметить, что в каждом формируемом пространстве понятие точки может быть свое.

В частности, в спорте точками могут быть: сигнал (свисток судьи, выстрел стартового пистолета и т. д.), жест, определенное движение (к примеру, ранний рывок во время старта забега), спортивный элемент и др.

В рамках пространства спортивной медиакоммуникации основными «точками» могут служить языковой знак (морфема), слово, словосочетание, символ, в какой-то мере факт. Например, медиатекст о спорте может начинаться с определенного слова, и в то же время заканчиваться им же. Другие слова (к примеру, спортивные термины) могут перекликаться между собой в тексте, связывая его в единое целое.

Линия - черта, определяющая направление, контуры границ самого пространства, обусловливающая в какой-то степени его предел, а также очертания входящих в это пространство полей. Благодаря тем или иным свойствам линии бывают прямые, кривые, ломанные, разрывные, условные и др. Если в точных науках, особенно в математике, линию пространства можно увидеть визуально, то в гуманитарных, а особенно в филологии, она условна, хотя и здесь ее можно представить графически. В частности, если пространство спортивной медиакоммуникации представить как некий круг, то линия может очертить контуры существующих в нем условных границ (рис. 4.). В этом случае линия неразрывна, замкнута.

Рис. 4.

Вектор - направленный отрезок, который указывает не только поэтапные направления, но и формирует ориентиры происходящих процессов в пространстве, выступая элементами их потока и циркуляции. Векторы могут организовывать самостоятельные пространства, а также «семейство» входящих в них подпространств, изучаемых в математических науках. К примеру, в спортивной медиакоммуникации с помощью векторов можно показать переход от информации к медиаинформации и затем формирование медиатекста внутри пространства. Схематично это выглядит так: информация------------- ► медиаинформация ----- ► медиатекст.

Форма - устойчивая сущность, обусловливающая наполнение, определяющая внешнее (общий вид) и внутреннее (когда, к примеру, идет деление на поля) строение, очертания пространства. Кроме того, форма помогает выделять объекты, входящие в пространство, их состояние; в какой-то мере характеризовать явления, процессы (учитывая, к примеру, их структурность, протяженность, длительность и т. д.). В нашем случае форма пространства была выбрана в виде круга (см. рис.4). Такая форма в науке является оптимальным вариантом для показа того или иного пространства.

Событие - элемент развития (эволюции) пространства. В зависимости от ситуации оно может являться «началом» наполнения содержания пространства или стать «переходным звеном» к новому этапу развития пространства. По характеристикам выделяются «элементарные» и

«случайные» события. «Элементарные» события сами по себе закономерны и предсказуемы. «Случайные» события в большинстве случаев привносят в пространство некую хаотичность, вызывая частичную проблематизацию в его трансформации. Некоторые специалисты, особенно приверженцы точных наук, относят к событиям факт, сигнал, хотя с позиции гуманитарных исследований они являются лишь «побуждающими» частями события. По своим свойствам событие всегда больше точки, так как оно объединяет не одно, а сразу несколько действий.

В пространстве спортивной медиакоммуникации то или иное событие может играть разные роли. Все зависит от его характеристик и перехода в ранг «медиасобытия». В частности, оно может быть довольно продолжительным по времени с учетом первоначального этапа (подготовительного) и завершающего. Примером такого события могут послужить Зимние Олимпийские Игры в Сочи в феврале 2014, точнее все его этапы. Хотя, не все, что связано с этой Олимпиадой, становится информацией для СМИ. По своим объемам подобное событие может занимать достаточно много места в информационном пространстве исследуемой медиакоммуникации, при этом сведения о нем можно найти в различных информационных полях, например это может быть рассмотрено в рамках полей «Спорт как бизнес-индустрия», «Спортивные состязания как событие» или «Виды спорта».

В качестве другого примера можно привести «краткосрочное» или микрособытие, информация о котором занимает по объему небольшое место не только в пространстве, но и в пределах определенного информационного поля. Например, забитый гол в футбольном матче. В плане спорта это достаточно простое событие. Однако при переходе его в «медиасобытие» начинается его интерпретация, которая напрямую зависит от его подачи журналистами в медиатекстах: «первый гол в матче»; «гол, приведший к победе», «50-й гол в карьере футболиста» и т. д. При этом сам факт можно представить через одно короткое предложение, а можно этому посвятить целую публикацию или выпуск телевизионной спортивной программы. В этом случае видно, что одно и то же событие может раскрываться по- разному. Кроме того, стоит отметить, что в печатных и электронных СМИ представление события практически всегда фрагментально.

В целом же, говоря об общих позициях этих элементов, можно отметить, что при явном преимуществе у них «математических» и «технических» характеристик, они вполне могут рассматриваться и как компоненты в рамках гуманитарного подхода в раскрытии вопроса «что такое пространство», как было рассмотрено на примере пространства спортивной медиакоммуникации. Особенно это касается таких элементов, как «точка», «форма», «событие». Именно они тесно связаны со вторым понятием, которое важно в рамках данного раздела, - «информацией».

Значительную роль в формировании и контролировании

информационного потока играют форма содержания и субстанция содержания. Сама форма, согласно междисциплинарным научным подходам, понимается не только как «устойчивая сущность», но как «внешнее выражение какого-либо содержания»[194]. Являясь важным связующим звеном, в каком-то смысле семиотическим измерением, она способствует упорядоченности содержания, в частности в рамках информационного пространства, приводит его в «типовое» ограниченное состояние, т. е. такое, которое необходимо именно для этого пространства. В пространстве спортивной медиакоммуникации форма во многом

способствует образованию отдельных информационных полей, и их деление идет именно по содержанию, а точнее, по узкоспециализированным темам, существующим в современной спортивной журналистике.

Субстанция является противоположным значением форме. Она определяет объективную реальность, которая подвержена многочисленным изменениям и способствует постоянной трансформации содержания информационного пространства. По мнению британского философа Б.

Рассела ее основная суть заключается в следующем: «’’Субстанция” - это фактически просто удобный способ связывания событий в узлы»[195]. Благодаря субстанции само содержание любого поля в медиапространстве может раскрываться в общих чертах или, наоборот, с конкретных позиций. В спортивной медиакоммуникации субстанция не только помогает определить качество содержания тех или иных медиатекстов о спорте, но и способствует образованию новых тем, и соответственно новых информационных полей.

Кроме того, существенной частью в понимании содержания как компонента пространства являются способы подачи и распространения информации, включая стилистические подходы (научный, деловой, обыденный, публицистический и т. д.). В нашем случае, в большинстве медиатекстов о спорте используется публицистический стиль, но отражающий специфику журналистики, а не литературы, реже - научный (в основном в научных изданиях по теории спорта) и деловой (в частности, публикация законодательств о спорте).

Таким образом, доказывается, что именно «информация», точнее ее содержание, способы подачи, стиль подачи, способна повлиять на формирование, дальнейшую эволюцию и модификацию информационного пространства, что было рассмотрено нами на примере информационного пространства спортивной медиакоммуникации. Оно, как любое существующее пространство, обладает рядом специфических свойств, которые определяют его функционирование в системе. В частности, к ним относятся онтологические, гносеологические, аксиологические и другие направления. Тем не менее, на сегодняшний день они до сих пор до конца не изучены, так как отсутствуют концептуальные методы исследования, помогающие отразить саму сущность информационного пространства, разносторонность его развития.

На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что в рамках теории журналистики вполне реально поставить знак равенства между «информационным пространством» и «медиапространством» и рассматривать их как синонимы. Хотя понятно, что сам термин «информационное пространство» благодаря своей концептуальности, значительно шире «медиапространства». В то же время в рамках медиапространства могут создаваться самостоятельные системы - специализированные медиапространства со множеством информационных полей. В аспекте спортивной медиакоммуникации для нас наибольший интерес представляет информационное пространство (специализированное медиапространство), где содержательным наполнением является спорт и все, что с ним связано в плане журналистских практик. Внутри его происходит перерастание спортивной информации в медиатекст, в котором фрагментально раскрывается не только спортивная деятельность, отражающаяся в смыслах взаимодействия между субъектами профессиональной спортивной деятельности, сущность и характеристики спортивных практик, но и происходящие общественные, социальные, в какой-то мере политические процессы в социуме.

Наполнение спортивного медиапространства происходит благодаря формированию и развитию в нем информационных полей. В этом случае, на наш взгляд, информационное поле может рассматриваться как совокупность свойств объектов и процессов, протекающих во внешней или внутренней среде в сфере спорта, где определяющим фактором становится содержание спортивной информации. Это объясняется тем, что каждая сфера, соприкасающаяся со спортом, имеет свое влияние на него, и таким образом могут формироваться как «большие», так и «малые» информационные поля со своим определенным наполнением. Причем любое из полей может формировать как одна сфера деятельности, так и сразу несколько. В частности, «вмешение» политики, экономики, бизнеса, социологии, философии, культуры (искусства), медицины, психологии, биологии, литературы и др., позволяют формировать «свои темы» в пространстве спортивных журналистских практик. Такое «вмешевание» в медиатекст дает возможность журналисту не только расширять и изменять предметное представление о спорте, но и определять новые приоритетные направления в спортивном медиапространстве.

<< | >>
Источник: Войтик Евгения Анатольевна. СПОРТИВНАЯ МЕДИАКОММУНИКАЦИЯ В РОССИИ: ЭВОЛЮЦИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ. Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме Медиапространство спортивной коммуникации: концептуальный и контекстуальный подходы:

  1. КАРПОВА Дарья Николаевна. РИСКИ НЕПРЕРЫВНОЙ ОНЛАЙН-КОММУНИКАЦИИ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ. Диссертация на соискание степени кандидата социологических наук., 2016
  2. Войтик Евгения Анатольевна. СПОРТИВНАЯ МЕДИАКОММУНИКАЦИЯ В РОССИИ: ЭВОЛЮЦИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  3. ПУЧКОВСКАЯ АНТОНИНА АЛЕКСЕЕВНА. МИР-СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД И. ВАЛЛЕРСТАЙНА И ЕГО ПРИМЕНЕНИЕ В КУЛЬТУРОЛОГИИ. Диссертация, СПбГУ., 2015
  4. Новикова Валентина Николаевна. Ценностные традиции женского воспитания в крестьянской семье Швеции XIX века. (Диссертация, Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова), 2015
  5. Лисанюк Елена Николаевна. Логико-когнитивная теория аргументации. Диссертация, СПбГУ., 2015
  6. Малов Егор Андреевич. ФЕНОМЕН СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ: АКТОРНО-СЕТЕВОЙ КОНТЕКСТ, ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  7. Векшина Наталия Михайловна. МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В. Диссертация. СПбГУ., 2014
  8. Волкова Алена Игоревна. МЕТОДИКА ДИАГНОСТИКИ И ПУТИ СНИЖЕНИЯ РИСКОВ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МАЛЫХ ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЫ., 2013
  9. Методы расчёта спектральных характеристик нейтронных детекторов
  10. КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 1994 ГОДА,
  11. *В соответствии со статьей 1 Закона Республики Беларусь «О порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь» вступила в силу со дня ее опубликования.
  12. РАЗДЕЛ І ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ
  13. Статья 1. Республика Беларусь - унитарное демократическое социальное правовое государство.
  14. Статья 2. Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.