<<
>>

РОЛЬ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ В ПРОЦЕССЕ МОДЕРНИЗАЦИИ ФРАНЦИИ, ЯПОНИИ И ПОЛЬШИ

Широкое использование понятие «интеллектуал» впервые получает в конце XIX века во Франции. «Интеллектуалы», как отмечают Сеймур Мартин Липсет и Ричард Добсон, это, прежде всего, критически и радикально мыслящие литераторы, протестующие против условий действительности.[294] Позже этот концепт уходит от своей политической коннотации и закрепляется за категорией профессионалов, вовлеченных в производство и распространение знаний, идей.

Необходимо определиться с понятийным аппаратом данного исследования, а именно с определением понятия «интеллектуал». Данный термин, по различным причинам, является центральным во многих работах, тем не менее его трактовка весьма расплывчата.[295] С моей точки зрения, можно выделить два взаимосвязанных определения интеллектуалов: узкое и широкое. Вначале появилась узкая трактовка интеллектуалов, что было вполне оправданно, поскольку в период позднего средневековья людей, подпадающих под это определение, было очень мало. Позже, когда данная проблема получила философское обоснование, понятие «интеллектуал» стало тесно увязываться с понятием Автор.[296] Автор, в понимании философии постструктурализма, — это человек, производящий некий

новый продукт, которого до него не было: текст, картину, музыкальное произведение и т. д. В рамках данной концепции выделяют Авторов двух типов: автономного Автора, погруженного в определенную дискурсивную традицию, который просто производит «продукт», и Автора, находящегося в т. н. трансдискурсионной позиции, т. е. не только выступает создателем своих текстов, но и инспирирует возникновение текстов других авторов. Мишель Фуко, например, обозначает такой тип Автора, как «учредитель» или «установитель».[297] Таким образом, свойства Автора и определяют подлинного интеллектуала. Такого рода интеллектуалы — это фигуры, консолидирующие общество, право которых на роль медиатора не обсуждается.

Но узкая трактовка слишком требовательна к определению фигуры интеллектуала, и если применять при анализе только ее, мы увидим, что количество интеллектуалов-Авторов крайне мало (особенно это относится к посткоммунистическим странам), а часть из них и вовсе либо социально пассивны, либо в прошлом напрямую сотрудничали с автократическими и националистическими режимами.[298] Поэтому, используя узкое определение интеллектуала, мы сознательно исключаем из рассмотрения целый пласт людей, которые не всегда являются Авторами в постструктуралистском понимании. В ряде случаев интеллектуалы- Авторы либо отсутствуют в стране, либо их слишком мало, чтобы можно было говорить о серьезном влиянии на систему Поэтому следует рассмотреть более широкую категорию интеллектуалов: ведущие университетские профессора, элита журналистики, выдающиеся деятели культуры и искусства, чья репутация не вызывает сомнений, те, кто способен говорить с властью на равных, кто создает и распространяет жизненную философию и политическую идеологию. Это те, кого Зигмунд Бауман называет «интерпретаторами», т. е. те, кто делает доступным идеи одного сообщества для восприятия другим сообществом. Интеллектуалы не столько априори оппозиционны, сколько настроены на диалог с обществом и государством. Их сознание может быть наполнено скепсисом, но останется неослабно и постоянно связано с рациональным исследованием и моральными суждениями — они будут говорить правду власти.[299]

Таким образом, в данной работе я применяю оба подхода к определению интеллектуала.

Говоря о роли политической элиты в процессе модернизации, многие исследователи допускают, на мой взгляд, серьезную ошибку, рассматривая ее как бы в вакууме, без привязки к другим акторам политической системы. Таким актором выступает, в том числе, социальная (или общественная) элита. Модернизационные преобразования являются главным камнем преткновения между представителями двух различных элит — политической и социальной, представителями которой, как правило, выступают интеллектуалы.

Их взгляды на социально-экономическое развитие редко совпадают, поэтому от результата этого противостояния зависит во многом вектор дальнейшего развития той или иной страны.

В данной работе я буду также отталкиваться от концепции истории Арнольда Тойнби, в основе которой лежит проблема «вызова», угрожающая самому существованию общества, и «ответа» на «вызов», причем автором «ответа» является творческое меньшинство.7 Тойнби отмечает, что толчок к социально-политическому развитию государства дают люди, способные разрушить круг примитивной жизни и свершить акт творения, который может выражаться в различных формах. В качестве движущей силы этого процесса могут выступать как «творцы-одиночки», так и «социальные группы творцов». Фактически Тойнби имел в виду интеллектуальную элиту (интеллектуалов), роль которых в историческом развитии общества трудно переоценить. Однако, по Тойнби, в идеале, если подобные индивиды войдут в политическую элиту, именно они обеспечат стабильное развитие государства и эффективное взаимодействие власти и общества. С моей точки зрения, последнее утверждение является ошибочным, поскольку вся ценность интеллектуальной элиты в том, что они занимают промежуточное положение между политической элитой и обществом. Такое независимое положение дает интеллектуальной элите инструментарий для успешного взаимодействия как с политической элитой, так и с обществом в целом.

В данном исследовании рассматриваются три страны: Франция, Япония и Польша. Роль интеллектуальной элиты в процессе модернизации этих стран демонстрирует как схожие черты, так и множество различий. Процессы, происходящие в этих странах, можно назвать модельными для трех регионов: Западной Европы, Восточной Европы и Восточной Азии.

<< | >>
Источник: В. Гельман, О. Маргания. Пути модернизации: траектории, развилки и тупики : Сборник статей. — СПб. : Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге. — 408 с.. 2010

Еще по теме РОЛЬ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ В ПРОЦЕССЕ МОДЕРНИЗАЦИИ ФРАНЦИИ, ЯПОНИИ И ПОЛЬШИ:

  1. 1.3. Основоположники геополитических представлений
  2. С. ХАНТИНГТОН. СТОЛКНОВЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ?91
  3. НАЦИОНАЛИЗМ. Вчерашнее упущение и сегодняшняя сила
  4. РОССИЯ, ИМПЕРИЯ И ИДЕНТИЧНОСТЬ
  5. РОЛЬ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ В ПРОЦЕССЕ МОДЕРНИЗАЦИИ ФРАНЦИИ, ЯПОНИИ И ПОЛЬШИ
  6. Появление интеллектуалов
  7. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  8. УДК 339.138 Мережко Е.В. (Уссурийск, Дальневосточный Федеральный Университет) ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ЯПОНИИ