<<
>>

Николаева Е. Н. СОВРЕМЕННАЯ ЧУВАШСКАЯ СЕМЬЯ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЭТНОПЕДАГОГИКИ Г. Н. ВОЛКОВА

Как быстротечно время. Еще совсем недавно наши бабушки и дедушки, прабабушки и прадедушки жили совсем иными ценностями в жизни. После долгого трудового дня женщины брались за вышивание или вязание, мужчины - за плетение, и к ним подсаживались их детишки, чтобы послушать в исполнении старших песни, сказки, легенды или просто посидеть рядом и поучиться их ремеслу.

Как много сокрыто в этом общении: это и трудовое, и

духовное воспитание. «Что такое воспитание? Это пример и любовь. Больше ничего! В этом определении есть все - и сущность, содержание, методика, технология и ответственность», - пишет Г. Н. Волков в своей книге «Чувашская этнопедагогика» [1, 22].

Но куда же все это уходит? Как уже отжившие, но еще красивые осенние листья? С легким шелестом из нашей жизни уходят слова «честь», «верность», «мужество», «целомудрие», «достоинство» и даже «любовь». В погоне за красивой жизнью мы порой не задумываемся о своем будущем, о будущем наших детей и внуков. По мнению прародителя чувашской этнопедагогики Г. Н. Волкова, забываются, уходят в прошлое традиции. А без традиций нет культуры, без культуры нет воспитания, без воспитания нет духовности, без духовности нет личности, без личности нет народа. Вопрос в том, хотим ли мы сохранить себя как неповторимый, уникальный, самобытный, духовно богатый народ. Сможем ли мы воспитать достойных сыновей и дочерей.

Заглянем в историю и выясним основные принципы и методы воспитания, царившие в чувашских семьях. Основой жизни у чувашей во все времена, как и у других народов, была семья. «Ике ?ын - пер машар, ?иче ?ын - пер 5емье» («Два человека - одна пара, семь человек - семья»), - гласит чувашская пословица. Прочность семьи обуславливалась, прежде всего, численностью и благосостоянием. Мужчина без жены и взрослых детей не мог развернуть свое хозяйство. По народным воззрениям человек должен жить семейно: «Вб5ен кайак та машарла» («И перелетные птицы живут парами»); «Карта юпи те машарла» («И столбы изгороди стоят парами»).

Кто прожил век неженатым, тот считался грешным.

Большое значение в воспитании детей имели методы стимулирования: личный пример, похвала, одобрение и поощрение. Чуваши были уверены, что труд ребенка, сопровождаемый похвалой, наиболее оптимален, что одобрительные замечания взрослых обладают большим педагогическим эффектом, служат своеобразным подкреплением положительных поступков детей, вселяют веру в свои возможности. Невозможно не восхититься высокой педагогической культурой народных воспитателей. Чувашский народ не раз подчеркивал, что для воспитательных целей нужны хорошие взаимоотношения членов семьи. Вспоминается сказка Геннадия Никандровича «Метель». «Была холодная погода. Мела метель. По улице шел молодой человек и увидел сидящего перед домом старика, который о чем-то задумался. Парень подошел к дедушке испрашивает:

- Дед, ты чего на улице на морозе и метели сидишь?

- Эх, сынок. Ты еще молод и не знаешь, что метель на улице не так страшна, как метель в доме. Вон в доме сын со снохой отношения выясняют. Это действительно страшная метель. Нет ничего дороже домашнего спокойствия и уюта»1.

В настоящее время значительно уменьшилось количество детей в семье. Наряду с уменьшением числа членов семьи изменяется и характер взаимоотношений между ее членами. Большая экономическая самостоятельность супругов ведет к равноправию и большей самостоятельности каждого из них. Ослабление эмоциональных связей сопровождается ростом числа разводов, дети лишаются полноценного родительского воспитания. «Будьте рядом с детьми, но выше них, будьте близки им, но знайте себе цену, будьте добродушными, но не мягкотелыми», - советует Г. Н. Волков молодым родителям.

Современная медицина не стоит на месте. Научились лечить практически все болезни. Но число болеющих, а особенно детей, меньше не становится. Не стоит ли вернуться к учениям наших предков - лечить любовью, как советует нам Волков Г. Н. «Отца моего родила бабушка в пятидесятилетнем возрасте, деду было 63 года.

Старшим сыном Сергеем это было воспринято плохо, почти зло. Младенца держали за печкой и на печке. Колыбельку подвесили к полатям. Дедушка не отходил от своего младшенького. Любую свободную минуту проводил с ним. Ласково-ласково разговаривал. И ведь по натуре был малоразговорчивый, к тем старшим - их было восемь - и не подходил вовсе. Самое удивительное - младенец ни разу не болел, ни разу не пискнул» [3,77].

Особое место в воспитании детей отводилось матери. Согласно мировоззрению чувашей, женщина-мать была священна и неприкосновенна. « Анне- кепе, унпа вар5ма юрамасть» («Мать священна, с ней нельзя браниться»), - говорит чувашская пословица. Очень часто в сказках, песнях и сказаниях мать сравнивается с птицей орлицей - сильная и любящая, нежная и заботливая, трудолюбивая и понимающая, при необходимости строгая и требовательная. Женские добродетели, воспевавшиеся в устном творчестве народа - это верность, послушание, трудолюбие.

Власть отца не носила у чувашей характера неограниченного деспотизма. Правда, при случае глава семьи прибегал к физическому наказанию, но большей частью ограничивался выговором или порицанием.

По чувашской традиции, в семейном воспитании детей одно из ведущих мест отводилось дедушке и бабушке, на этот счет есть даже пословица: «Дети нуждаются в отце-матери, еще больше - в дедушке-бабушке». Наблюдая за поведением родителей и старших в домашней обстановке, дети запоминали неписаные правила семейно - родственных отношений, обхождения с гостями и посторонними, учились семейно - обрядовой культуре, культуре межличностных отношений, искусству народного воспитания. Чувашские крестьяне воспитывали детей не нотациями, а исподволь, незаметно в течение всего дня и часто даже в самом процессе труда. Сразу вспоминается рассказ, который я слышала в своем детстве: «В одной семье жили три поколения (бабушка, дедушка, отец, мать и их сын). Достигнув семнадцатилетнего возраста, сын, которого звали Ваня, влюбился в девушку из соседнего дома, Веру.

Родителям девушка была знакома, и она им не нравилась. Но сколько бы мама ни ругалась, ни уговаривала, Иван продолжал дружить с девушкой. Однажды бабушка, заметив внука в соседней комнате, стала разговаривать с дочерью так, чтобы внук слышал их разговор. «Вчера ходила в баню к соседке. С нами мылась и ее дочка Верка. Представляешь, на ее теле столько болячек и чирей, что мне чуть плохо не стало». Мама, поняв весь смысл бабушкиных слов, тихо улыбнулась. Но после этого разговора Ваня перестал дружить с Верой». Это наглядный пример тонкой чувашской психологии, который имел больший успех, чем нотации и исповеди. А вот воспоминание о своем детстве Г. Н. Волкова: «До 12 лет я спал с бабушкой. Обнимая, грел ей спину. Сейчас думаю, что бабушка просто была великим педагогом. Не мерзла у нее спина, она учила меня быть ласковым, добрым, жалостливым» [2].

Сегодня часто приходится слышать, что молодые люди, перед тем как пойти в ЗАГС для подачи заявления, стараются пожить вместе в «гражданском браке», иногда называемом «пробным». Больше всего в таком браке страдают дети. Если отец решит уйти из семьи, будет остро ощущаться нехватка отцовского воспитания. Мама, пытаясь заработать деньги на содержание ребенка, все свое время проводит на работе. А после, уставшая, не может уделить ему элементарного внимания: прочитать сказку, обнять, приголубить, выслушать, поделиться чем-то. Какими вырастают такие дети, догадаться несложно. Эгоистичные, несдержанные, грубые, не приученные ни к труду, ни к правильной жизни, они ищут поддержку в уличных компаниях и т. д. Поэтому исчезновение старых, исторически сложившихся, проверенных временем устоев ведет к потере моральных принципов, к тому, что растет количество неполных семей и брошенных детей.

В наше время в вопросе воспитания детей молодежь также предпочитает свои, отличающиеся от тех, что были раньше, методы и приемы. Меня очень огорчает, когда вижу, что молодая мама одной рукой толкает коляску, другой держит сигарету, а рядом с коляской сидят и пьют пиво.

Чему такая мама может научить своего малыша?

Современному поколению не мешало бы вспомнить вековые традиции своего народа. Ведь именно они способствовали воспитанию в детях уважения к старшим, почтения к родителям, терпеливому и бережному отношению ко всем членам семьи, любви к труду, чего так не хватает в последнее время. Меньше смотреть телевизор, где по каждому каналу идут боевики, дерутся, ругаются, убивают, грабят, и реже играть на компьютере. Больше читать, общаться с родственниками: папами и мамами, бабушками и дедушками и любить их, быть внимательнее к родным и окружающим, уметь протянуть руку помощи и многое другое, чему учит нас чувашская этнопедагогика, созданная Г. Н. Волковым. Основанный на этих учениях, не обделенный вниманием и поддержкой правительства, институт семьи будет духовно крепнуть, развиваться. Чем выше культура семьи, тем выше культура Чувашии и всего общества в целом. И чем культурнее, стабильнее общество, тем устойчивее и крепче семья; чем крепче семья, тем воспитанее и счастливее дети; чем счастливее дети, тем светлее наше будущее.

Литература

1. Волков, Г. Н. Чувашская Этнопедагогика / Г. Н. Волков. - Чебоксары, 2004. - 488 с.

2. Волков, Г. Н. Обыкновенное дело педагога / Г. Н. Волков. - Чебоксары : Чувашское кн. изд-во, 1993. - 336 с.

3. Волков, Г. Н. Кил илеме: Калавсем, юмахсем, очерксем / Г. Н. Волков. - Шупашкар: Чаваш кенеке изд-ви, 2007. - 127 с.

4. Немов, Р. С. Психология : учеб. для. студентов высш. пед. учеб. заведений / Р. С. Немов. - 4-е изд. - М. : ВЛАДОС, 2000. - кн. 2, - с. 404.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Этнопедагогика в глобальном образовательном пространстве : сб. научных трудов. 2012

Еще по теме Николаева Е. Н. СОВРЕМЕННАЯ ЧУВАШСКАЯ СЕМЬЯ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЭТНОПЕДАГОГИКИ Г. Н. ВОЛКОВА:

  1. Николаева Е. Н. СОВРЕМЕННАЯ ЧУВАШСКАЯ СЕМЬЯ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЭТНОПЕДАГОГИКИ Г. Н. ВОЛКОВА