<<
>>

УДК 008 НОМАДИЧЕСКАЯ СУБЪЕКТНОСТЬ КАК НОВАЯ ФОРМА СОЦИО-КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Браерская А.Ю., преподаватель, к.ф.н., nast-br@vandex.ru. Южный федеральный университет

Статья посвящена рассмотрению особенностей развития номадического типа субъектности и его

роли в формировании социо-культурной идентичности в условиях глобализации.

Ключевые слова: идентичность, культура, нео-номадизм, субъектность.

Мы живем в век высоких технологий, транснациональных корпораций, всемирной интегра­ции в сфере хозяйства, экономики, транспортных систем, экологии и политики. Данные процессы связаны с понятием глобализации. Глобализация для нас - это ситуация, которая затрагивает все сферы жизни человека, общества и культуры. Экономические, политические и социальные отно­шения - это уже не предмет внимания одного государства, а проблема мирового сообщества, для которого характерно размывание границ, расширение пространства культуры, стирание ее нацио­нальных специфических черт, разрушение автономии национальных государств, становление и развитие международных взаимоотношений, стремление к решению вопросов на межгосудар­ственном уровне.

Такие понятия, как демократия, капитализм, развитие техники и информационного про­странства, становление мировой интенсивной торговли, так или иначе, связаны с глобализацией.

Эти процессы ведут к определенным последствиям. Среди них: мировое разделение труда, миграция, которая касается не только рабочей силы, человеческих ресурсов, но и влияет на ресур­сы производства, экономику, развитие техники. Нередко, это приводит к стандартизации и унифи­кации ранее специфических сфер деятельности той или иной культуры.

Таким образом, в виду изменений на социальном, экономическом, политическом и т.д. уровнях, происходит тотальная трансформация сознания.

Уничтожение границ, взаимопроникновение и доступность информации, новые знания и технологии, и в то же время повышение уровня жизненного комфорта, благодаря прикладным научным достижениям, формируют глобальное сознание.

Стоит отметить, что становление единого мирового пространства и как следствие этого - глобального сознания, далеко не всегда происходит безболезненно.

На уровне личности возникает множество проблем, связанных, прежде всего, с самоопределением, с выбором персональной, культурной, национальной идентичности.

Тема выбора идентичности для индивида существовала на протяжении всей истории разви­тия человечества, однако, в иные периоды истории проблема самоопределения была связана с той социальной нишей, которую человек занимал в рамках своего культурного сообщества. Жесткая регламентация всех сфер жизни личности определенной культурной парадигмой было характерно для всех периодов европейской истории практически вплоть до ХХ века. В таких условиях вопрос об идентичности не являлся проблемой, так как самоопределение человека было связано с той средой, в которой он находился.

Интересный взгляд на идентичность представлен в концепции Р. Баумайстера, согласно ко­торой во времена первобытного рода, раннего и позднего средневековья индивид был полностью детерминирован обществом, в рамках которого он полностью мог удовлетворить свои жизненные потребности. В таких условиях у него не возникало необходимости в постоянной идентификации, как достаточно болезненном процессе поиска своей самости, что характерно для более поздних периодов развития европейской истории. Знание своего места в этом мире, и выполнение кон­кретных функций, которые определяли социальное положение человека, - все это давало ему уве­ренность в своей идентичности. Жизненное пространство и время было полностью регламентиро­вано социальным статусом. И только в более позднее время, когда начинают рушиться незыбле­мые религиозные основания повседневной жизни, вопрос о том, кто я такой, встает более остро. И на смену религиозной картине мира приходит научная парадигма, которая приводит процесс идентификации в движение, так как дает человеку больше самостоятельности, возможность раз­мышлять, выбирать, действовать [6].

Прежде всего, для нас важно обозначить два основных понятия, к которым мы планируем обращаться в тексте - идентичность и субъектность. «Идентичность» выступает в качестве много­гранного феномена, который представляет собой совокупность как минимум двух характеристик - динамической и статической (идентификация и ее результат).

Динамическая грань - это процесс самоидентификации личности на протяжении всей жизни, с целью выделить себя среди многооб­разия жизненных форм. Стоит отметить, что в современной гуманитарной науке процесс иденти­фикации рассматривается как непрерывное действие, которое продолжается всегда, пока суще­ствует сознание.

Статическая грань представляет собой смысловую сторону процесса идентификации, когда личность стремится обосновать свое существование, саморефлексирует, обозначает свое «Я» в качестве определенной целостности.

Что касается понятия субъектности, то здесь мы подразумеваем человеческую активность в культуре. Субъект выступает ретранслятором культурных ценностей и смыслов, здоровой лично­стью, действующей в социальном пространстве, усваивающей общественные нормы, однако при этом способной критически осмысливать свою жизненную ситуацию.

Итак, благодаря феномену глобализации и сопутствующим ей процессам, вертикальные свя­зи уступают место горизонтальным, находятся предпосылки для разрушения иерархической си­стемы. Данные предпосылки и обеспечивают процесс номадизации сознания, речь о котором пой­дет ниже.

На наш взгляд, глобализация - это социо-культурная база для возникновения и действия на теоретическом уровне основных постмодернистских понятий. Это процесс, который повлиял на изменения во всех сферах жизни человека и общества, их взаимодействия.

В рамках данной статьи хотелось бы обратиться к теоретическим разработкам отечественно­го исследователя А.Ю. Шеманова, который в своей работе «Самоидентификация человека и куль­тура» представляет нашему вниманию несколько базовых моментов современной культурной си­туации, которые непосредственным образом оказывают влияние на формирование идентичности

[5].

Во-первых, он отмечает, что благодаря современным тенденциям развития цивилизации, че­ловеческая жизнь приобретает совершенно иные нравственные, моральные и этические ориенти­ры. В первую очередь это изменение касается института семьи.

Ситуация повышенной мобильности в обществе и культуре, которая затрагивает не только феномен территориального, физического перемещения в пространстве, но и касается внутреннего мира личности, где в процессе самоидентификации человек уже более сознательно стремится к размыванию границ деятельности, переоценке ценностей, где во главу угла ставится стремление к подвижности, приводит к тому, что феномен семьи утрачивает свой первоначальный смысл.

Изна­чально статус семьи, прежде всего, определяла экономическая сфера общества. Затем, в ХХ веке семья, являющаяся важнейшей общественной ценностью, становится средством достижения и удовлетворения духовных потребностей индивида. И, наконец, в начале XXI века мы видим раз­рушение института семьи в традиционном смысле. Здесь можно привести такие примеры, как идеология сЫЫНее, или, напротив, рождение ребенка «для себя», которое не предусматривает официального вступления в брачные отношения, в том числе, совместное сожительство, граждан­ский брак и т.д. Безусловно, данные формы отношений сосуществуют наряду с традиционным ти­пом семьи, при том, что ценность последнего на уровне личности подвергается пересмотру. Этот процесс пересмотра, по мнению А.Ю. Шеманова, связан со стремлением личности к автономии, повышенной мобильности, внутренней и внешней свободе от обязательств. Стремление к незави­симости и позиционирование себя как обособленной единицы выдвигается на первый план в чело­веческих отношениях [5].

Следующая черта современной культурной ситуации - технизация культуры и жизни в це­лом. Здесь опять же возникает двоякий процесс. С одной стороны, технические достижения поз­воляют человеку проще взаимодействовать с природой, с другой - усложняют жизнь из-за самого развития техники. Таким образом, это отражается во фрагментированном восприятии образа мира. Меняется принцип логической упорядоченности жизни. Иерархия уступает место так называемым «горизонтальным» связям. Иерархии становятся подвижными. Понятия начинают трактоваться с точки зрения функциональности и теряют онтологический статус. Освоение какой-либо системы не дает элементарных знаний об основах ее действия, ввиду постоянных обновлений внутри этой системы (например, языки программирования).

Также А.Ю. Шеманов обращает наше внимание на то, что, с одной стороны, для современ­ной действительности характерна ситуация, когда восприятие постоянно подвергается рефлексии, контролю и конструированию, с другой - на поверхность выходят бессознательные импульсы.

Рефлексия направлена не на поиск одного смыслообразующего начала, а на сам по себе несконча­емый процесс интерпретации, и техника в этом процессе играет главенствующую роль, т.е. про- блематизируется оппозиция «Я-рациональный» - «Другой-нерациональный» [2].

Следующая базовая характеристика современной культурной ситуации связана с неустойчи­вым положением человека в обществе. На протяжении человеческой истории, выбор идентично­сти личности осуществлялся в зависимости от преобладающей в обществе картины мира. Здесь можно вспомнить европейское Средневековье, где основой жизни человека выступала сакральная иерархия бытия. В Новое время на смену сакральной картине мира приходит природная парадиг­ма. Происходит секуляризация сознания, и человек все больше отдаляется от Церкви, все более верит в могущество и силу собственного разума, в возможность познания окружающего мира, преобразования природы. Безусловно, кризис идентичности существовал во все периоды истории, однако наибольшую остроту он приобретает именно в ХХ веке, так как в это время смысловая па­радигма утрачивает свое прежнее значение, что проявляется на уровне личности в неуверенности в своем образе. Современный человек не имеет четкого и очевидного образа себя.

Как мы уже писали выше, обращаясь к теории Р. Баумайстера, пока человеческая жизнь все­цело детерминирована обществом, у него не возникает потребности в подтверждении своей иден­тичности, так как имеется четкий образ, идеал, на который личность может ориентироваться. Бла­годаря этому образцу, индивиду понятны мотивы действия и поведения в рамках своего сообще­ства, его существование не вызывает острых вопросов. Как только человек получает относитель­ную свободу, традиционные связи внутри группы, сообщества, общества в целом ослабевают, воз­никает необходимость самоопределения.

Главной характеристикой современного мира является многообразие. Глобализация поста­вила человека в такие условия, где создается иллюзия необходимости самостоятельного выбора своей идентичности.

Прежняя иерархия, стереотипы поведения, моральные ценности, традиции постепенно уступают место новым связям, которые основываются на взаимовыгодных целях, удо­влетворении социальных, культурных, психологических и иных потребностей. Следует отметить, что в рамках таких связей человек получает отношения в ситуации, когда обоим партнерам ком­муникации необходимо решить проблему в настоящий момент. Долгосрочные отношения, союзы, это касается и личных взаимоотношений, и отношений профессионального характера, отходят на второй план, и теперь целью общения, условно говоря, является решение «сиюминутных» про­блем.

В какой-то степени, личность получила огромную самостоятельность в выборе своей иден­тичности. Однако с другой стороны, именно эта самостоятельность явилась одной из причин кри­зиса, когда неуверенность становится основной характеристикой самости. Человек, который не имеет очевидного образа себя, обречен постоянно подтверждать свою идентичность, стремиться к самоопределению, в страхе потеряться среди многообразия возможностей, профессий, связей, об­разов жизни, моделей поведения.

В таких условиях индивид вынужден впадать в крайности, такие как неприятие себя, или напротив, тотальный нарциссизм. Обе эти формы отношения к себе имеют один источник - не­уверенность.

Именно в таких условиях рождаются новые формы субъектности, которые стали возможны только в современных социо-культурных условиях. В рамках нашей статьи мы бы хотели рас­смотреть феномен номадической субъектности.

Понятие номадизма связано, прежде всего, с процессами глобализации, социо-культурной трансформацией современного мира. Стремление проследить эту связь, а также попытка обозна­чить основные перспективы развития проблемы - цель данной статьи.

Теоретически проблема кочевничества обозначается довольно давно. Однако в поле фило­софии и культурологи данная тема вошла сравнительно недавно. Описывая смысл бытия кочевых народов Ж. Делез и Ф. Гваттари в своей работе «Капитализм и шизофрения» приходят к ряду вы­водов, которые повлияли на становлении проблематики номадизма и последующего его развития в гуманитарных науках, в частности философского и культурологического спектра [3].

В «Трактате о номадологии» авторы обосновывают концепцию сообщества, которое в со­стоянии противостоять власти Государства, где последнее понимается как некое образование с жесткой иерархией правителей и подчиненных, форма, претендующая на мировое господство. В данном случае кочевник выступает в роли символа «машины войны», который противостоит жестко заданной структуре, является символом разрушения порядка и иерархии [3].

Изучение номадической субъектности человека началось не в ХХ веке. С тех пор, как суще­ствуют процессы этнической миграции, переселения народов, философы и историки задумыва­лись о данном аспекте человеческой природы. В ХХ столетии антропологи, социологи, философы обратили пристальное внимание на исследование отношений между индивидом-мигрантом, субъ­ектом или агентом культуры и глобальными модернизационными процессами.

Согласно А.Ю. Шеманову, процесс номадизации связан с двумя аспектами бытия человека. С одной стороны - это физическое перемещения в пространстве [2]. Это стало возможным благо­даря развитию транспортных систем, усилению межкультурных контактов, активному становле­нию туристического бизнеса, который предоставляет все более экзотические туры своим клиен­

там. Возможность жить в постоянном движении, путешествовать, связана также и с развитием техники, которая позволила человеку работать удаленно и не зависеть от офиса, от физического рабочего пространства. Возросла также и сама мобильность в плане смены мест работы и сфер профессиональной деятельности. Мы наблюдаем стремление к получению образования у более зрелых в возрастном плане людей, переквалификации, освоению новых сфер деятельности.

Другая сторона данного процесса связана с самоощущением человека, для которого харак­терна неустойчивость. Нередко, данная характеристика связана с неприятными для индивида по­следствиями. В то же самое время, в рамках номадической теории, нео-кочевничество рассматри­вается как адекватная реакция на процессы глобальной трансформации. Порой и для личности ха­рактерна крайняя субъективация, где индивид позицианирует себя в качестве обособленной еди­ницы. Его сознание можно охарактеризовать как мультифрению, где личность выступает в каче­стве совокупности форм «Я», иной раз не связанных между собой, которые действуют по-разному в зависимости от ситуации. По мнению А.Ю. Шеманова, такую ситуацию можно назвать терми­ном «протеанизм», где человек может легко менять образ жизни не испытывая при этом никаких

отрицательных эмоций или внутреннего конфликта [2].

Образ номада, каким его характеризуют Ж. Делез и Ф. Гваттари, был взят за основу теоре­тических построений многих исследователей, характеризующих современную культурную ситуа­цию и рассматривавших социо-культурную идентичность личности. Среди таких исследователей нам бы хотелось особенно выделить Роззи Брайдотти - современного философа-феминистку, идеолога политики различий и номадической субъектности в гендерном аспекте.

Для Брайдотти номадическая субъектность (или «номада») является способом противостоя­ния патриархальному духу культуры, символом борьбы против фаллологоцентристского дискурса. Однако следует отметить, что для нас теоретические разработки Р. Брайдотти важны, прежде все­го, потому, она полагает проект номадической субъектности как образ критической мысли, кото­рый имеет значение не только для феминистского или гендерного освобождения, но и для кон- струтирования идентичности личности в целом, учитывая все ее особенности (гендерные, нацио­нальные, культурные, социальные и многие другие) [2].

В общих чертах, согласно Р. Брайдотти, номадическое сознание не привязывается к месту, не имеет корней и не тоскует по Родине. Номада передвигается без определенного заранее места назначения. Номадические субъекты никак себя не классифицируют. Идентичность номадическо- го сознания основывается не на фиксации, а на сложившихся обстоятельствах. Однако Р. Брайдот- ти предупреждает, что быть номадой - это не значит не создавать вообще никаких стабильных состояний идентичности. Это означает отказ от постоянной идентичности и принятие только тех оснований, которые лишь помогают выжить в определенных условиях. Номада - это отказ от за­крепленности эссенциализма, свойственного патриархальному духу нашей культуры [1, с. 145­148].

В данной статье нам хотелось бы обозначить лишь основные характеристики номадической субъектности, которая дает возможность осознанно и критически подходить к выбору социо­культурной идентичности, среди них:

1. Отказ от эссенциализма. «Сущность» номадического субъекта, если такое понятие во­обще правомерно использовать для характеристики номады, не имеет четко выражен­ной формы. Выбор идентичности номадического субъекта происходит в зависимости от требований ситуации, окружающей действительности.

2. Социо-культурный конструктивизм. Логически связан с первой характеристикой. Но- мадический субъект находится в ситуации постоянного выбора своей идентичности, ориентируясь на обстоятельства. Для него не имеют принципиального значения такие характеристики, как пол, возраст, национальная, гендерная, культурная или социальная принадлежность.

3. Открытость. Номадический субъект выступает в качестве открытой структуры, готовой к взаимодействию. Физическое перемещение в пространстве, процессы миграции со­здают условия, в которых феномен диалога, общения становится главной возможно­стью существования в чуждой по отношению к субъекту культуре.

4. Практика различия. Для эффективного взаимодействия с другими людьми вдали от ро­дины необходимо соблюдение определенных моделей поведения. Главная теоретиче­ская установка номады состоит в понимании и принятии различий между представите­лями тех или иных культур и знании особенностей их существования.

5. Проблема дома и бездомности. В связи с рассмотрением деятельности номадического субъекта, нельзя было обойти вниманием проблему бездомности и «Дома». Данный во­прос в теоретическом плане обсуждается довольно давно. «Дом» выступает как микро­косм, который определяет идентичность человека. Это некое стабильное пространство не только на физическом, но и на социальном, психологическом и других уровнях. Для «Дома» характерно определенное переживание времени и пространства, их рутиниза- ция. «Дом» отвечает за усвоение социо-культурного опыта, исторической памяти, куль­турную компетентность [4]. В то же самое время, «бездомность» - это разрушение це­лостности, которое характерно для современной ситуации. Данный процесс ставит че­ловека в определенные условия, где он вынужден постоянно искать свою идентичность, выбирать и подтверждать ее. Каждый современный агент, будь то представитель этноса, нации или социальной группы ощущает себя в ситуации потери, ищет солидарности, осмысленной целостности. В данной ситуации идеология номады позволяет в опреде­ленном смысле снять это напряжение на уровне сознания субъекта.

6. Разнообразие. Для номады характерно осознание гетерогенности окружающего мира.

Принятие всего разнообразия культурных и социальных форм. В таком случае мир представляется как некая мозаика, где главенствует принцип вариативности, реляти­визма, относительности любой истины.

7. Расширение пространства жизни и деятельности человека. Мы уже затрагивали эту проблему в тексте, однако, хотелось бы добавить, что номадический субъект довольно часто прибегает к помощи новейших технических средств, которые дают ему возмож­ность не зависеть от места проживания, работать в удаленном режиме, пересекая про­странство, нигде подолгу не задерживаясь.

Активная позиция номады как человека мира, независимо от национальной, культурной или гендерной принадлежности, позволяет по-новому, в русле современных тенденций глобализации, в русле требований своего времени, взглянуть на проблемы межнациональных, гендерных и иных конфликтов, так как номадическая субъектность - это, прежде всего, открытая структура, находя­щаяся в постоянной готовности к общению, контактам, взаимодействию. Данная установка созна­ния имеет свои преимущества и свои проблемы, однако выявление последних не составляло цель нашего исследования. Хотелось бы только отметить, что номадическая субъектность, как и сама теория нео-номадизма требует более глубокого осмысления.

Литература:

1. Брайдотти Р. Путем номадизма// Введение в гендерные исследования. Часть II: Хрестоматия. ЦХГИ, Санкт-Петербург: Алетейя, 2001.

2. Брайдотти Р. Различие полов как политический проект номадизма //Хрестоматия феминистских текстов: переводы. / Под ред. Е.Здравомысловой и А.Темкиной. СПб.: «Дмитрий Буланин», 2000.

3. Делез Ж., Гваттари Ф. Тысяча плато: Капитализм и шизофрения. Пер. с франц. - Екатеринбург: У- Фактория; М.: Астрель, 2010;

4. Лич Э. Культура и коммуникация: Логика взаимосвязи символов. К использованию структурного анализа в социальной антропологии. М., «Восточная литература», 2001.

5. Шеманов А.Ю. Самоидентификация человека и культура: Монография. М.: Академический Проект, 2007.

6. Baumeister R. Identity. Cultural Change and Struggle for Self. N. Y., Oxford, 1986.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ I МЕЖДУНАРОДНОГО КОНГРЕССА «ПРОСТРАНСТВО ЭТНОСА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ» 29-31 октября 2014 года, Грозный. 2014

Еще по теме УДК 008 НОМАДИЧЕСКАЯ СУБЪЕКТНОСТЬ КАК НОВАЯ ФОРМА СОЦИО-КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Браерская А.Ю., преподаватель, к.ф.н., nast-br@vandex.ru. Южный федеральный университет:

  1. Глава VII Структура научного знания как проявление ноосферы — им вызванного геологически нового состояния биосферы. Исторический ход планетного проявления Homo sapiens путем создания им новой формы культурной биогеохимической энергии и связанной с ней ноосферы.
  2. ДИСТАНЦИОННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ КАК НОВАЯ ФОРМА И ТЕХНОЛОГИЯ РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Монахов А.С., Сорокина Т. А. (Тольятти)
  3. ИНТЕРНЕТ-БЛОГИ ЗАРУБЕЖНЫХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ КАК НОВАЯ ФОРМА КОММУНИКАЦИИ С ПОТРЕБИТЕЛЕМ Притчина А.В. (Санкт-Петербург)
  4. ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ КАК ВАЖНЕЙШИЙ ИНСТИТУТ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Боякова С. И., д. и. н., зав. сектором арктических исследований Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН Россия, Республика Саха (Якутия), г Якутск
  5. С. Г. Климова НОВЫЕ ФОРМЫ И ФУНКЦИИ КОЛЛЕКТИВНОСТИ: ЧТО УШЛО И ЧТО ОСТАЛОСЬ ПОСЛЕ СОЦИАЛИЗМА
  6. УДК 130.2 МОДЕРНИЗАЦИОННЫЕ И ДЕМОДЕРНИЗАЦИОННЫЕ ЭФФЕКТЫ В НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ Штомпель О.М., зав. кафедрой исторической культурологии Южного федерального университета, shtompel@donpac.ru
  7. УДК 39 (4/9) ЭТНОС И ГОРОД: КУЛЬТУРНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Штомпель Л.А., зав. кафедрой культурной антропологии города Южного федерального университета, д.ф.н., профессор, shtompel@donpac.ru
  8. УДК 316.3 ЭТНИЧЕСКИ ГОМОГЕННЫЙ И ГЕТЕРОГЕННЫЙ МЕХАНИЗМ ВОСПРОИЗВОДСТВА ЭТНОСА: ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ Лешкевич Т.Г. профессор кафедры философии и методологии науки, доктор философских наук, профессор, Leshkevicht@mail.ru. Южный федеральный университет
  9. УДК 008 НОМАДИЧЕСКАЯ СУБЪЕКТНОСТЬ КАК НОВАЯ ФОРМА СОЦИО-КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Браерская А.Ю., преподаватель, к.ф.н., nast-br@vandex.ru. Южный федеральный университет
  10. УДК 130.2 ЭТНОКУЛЬТУРНЫЙ МИР СЕВЕРНОГО КАВКАЗА В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО КРИЗИСА ПОЗДНЕГО КАПИТАЛИЗМА Каширина О.В., профессор кафедры философии Гуманитарного института Северо-Кавказского федерального университета, доктор философских наук, доцент, okashirina@mail.ru
  11. УДК 130.2 ПРОБЛЕМЫ КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И СУЩЕСТВОВАНИЕ ЭТНОСА В РОССИИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Липец Е.Ю., доцент кафедры теории культуры этики и эстетики института философии и социально-политических наук Южного федерального университета, канд.филос.н., keterinos@mail.ru Сердюкова Е.В. канд. филос.н., доцент кафедры социальной философии института философии и социально-политических наук Южного федерального университета seed-elena@yandex.ru,
  12. УДК 009 ГИБРИДИЗАЦИЯ КУЛЬТУР: ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЙ ДИСКУРС Паниотова Т.С., профессор кафедры исторической культурологии, д.ф.н., 18рашо1юуа@,тай. ги. Южный Федеральный университет
  13. УДК 93/94 ЗНАЧИМЫЕ КУЛЬТУРНЫЕ ФЕНОМЕНЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ НАРОДОВ ДАГЕСТАНА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №13-01-00079 Сефербеков Р.И., ведущий научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН, доктор исторических наук; ruslan-seferbekov@rambler.ru
  14. УДК 323.17 НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ИСПАНИИ Тумин А.Д., магистрант 2 года обучения, e.mail: tumin.alexsandr@yandex.ru, Южный федеральный университет, Институт философии и социально-политических наук
  15. УДК 13.01 ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ТРАДИЦИИ И ОБЫЧАИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Тхазеплова Ж.С., преподаватель, Кабардино-Балкарский государственный университет им. Бербекова Х.М. Эфендиев Ф.С., проректор по научной работе, д.ф.н., профессор, patriotkbr2006@rambler.ru. Северо-Кавказский государственный институт искусств
  16. УДК 130.2 ЦИВИЛИЗАЦИОННОЕ ТВОРЧЕСТВО МОЛОДЕЖИ КАК ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ СОВРЕМЕННОМУ ПОЛЮ ГЕОПОЛИТИКИ И СЕТЕВЫМ ВОЙНАМ Юрьева М.Ю., аспирантка кафедры социальной философии и этнологии Гуманитарного института Северо-Кавказского федерального университета, mashulya555@yandex.ru,
  17. УДК 314.045 ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ НА ГРАЖДАНСКУЮ И ЭТНИЧЕСКУЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ В КРУПНОМ РОССИЙСКОМ ГОРОДЕ Васьков М.А., доц. кафедры региональной социологии и моделирования Института социологии и регионоведения, д.с.н., vaskovmaxsim@mail.ru. Южный федеральный университет
  18. УДК 94 (470.6) ОБРАЗ КАВКАЗА В РОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ (КОНЕЦ XVIII - СЕРЕДИНА XIX ВВ.): ИСТОЧНИКИ ФОРМИРОВАНИЯ И ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ Урушадзе А.Т., доцент кафедры Отечественной истории Южного федерального университета, кандидат исторических наук, e-mail: urushadze 85@mail. ru