<<
>>

УДК 009 ГИБРИДИЗАЦИЯ КУЛЬТУР: ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЙ ДИСКУРС Паниотова Т.С., профессор кафедры исторической культурологии, д.ф.н., 18рашо1юуа@,тай. ги. Южный Федеральный университет

В статье анализируется одна из ведущих тенденций современной культурной глобализации - гибридиза­ция культур. Вводятся и характеризуются новые понятия, позволяющие описать различные грани этно­культурного взаимодействия в современном мире.

Ключевые слова: глобализация, гибридизация, метисация, креолизация, синкретизм

На современном этапе становится все очевиднее, что глобализация представляет собой пре­дельно широкий, поистине планетарный процесс, в котором важную роль играют не только эко­номика и политика, но и символические системы и идеологии, ценности и их разнообразные со­временные комбинации. Культура из переменной, зависимой от экономики и политики, превраща­ется в неотъемлемый фактор глобализации, предопределяющий взаимоотношения цивилизаций.

Целью настоящей статьи является характеристика одной из ведущих тенденций современ­ной культурной глобализации - гибридизации культур.

1. К определению понятий

Под культурной глобализацией мы будем понимать формирование единого ценностного- символического пространства, охватывающего мораль, искусство, общение, образ жизни, стерео­типы поведения, организацию предметной среды. Три основные тенденции, характеризующие культурную глобализацию, это унификация, пролиферация и «гибридизация» культур.

Термин «гибридизация» прочно вошел в научный оборот в 90-е годы ХХ века. Его использо­вание в западных исследованиях культуры позволило ученым по-новому рассуждать об идентич­ности, культурных различиях, неравенстве, мультикультурализме, а также иначе трактовать ис­пользуемые в социальных науках дихотомии: традиционное - современное, север - юг, глобальное - локальное и др.. Свидетельством актуальности появления данного термина и значимости его для науки являются широта и частота применения в антропологии, социологии, культурологии, и осо­бенно, при изучении межкультурных коммуникаций, искусства и литературы.

Понятие прежде всего нашло применение в исследованиях, посвященных различным меж­культурным взаимодействиям, межэтнической сфере и деколонизации (Бхабха, Юнг); глобализа­ционным процессам (Ханнерц, Харвей); путешествиям и пересечению границ (Клиффорд); худо­жественным, литературным, коммуникационным практикам (де ла Кампа, Холл, Мартин Берберо, Папастергиадис, Вербнер).

Хотя в науке термин и понятие гибридизация появились сравнительно недавно, можно утверждать, что гибридизация также стара, как международные контакты и межкультурные обме­ны. Плиний Старший использовал это слово по отношению к мигрантам, которые в те далекие времена наводнили Рим. Многие историки и антропологи указывают на ключевую роль метиса­ции, начиная с античных времен, в средиземноморском регионе (Лаплантин - Нюсс); другие ис­пользуют термин гибридизация более избирательно, прежде всего, для идентификации процессов, связанных с проникновением Европы в Америку (Бернар, Грузински). Михаил Бахтин применял этот термин для характеристики сосуществования и взаимопроникновения литературного и народного языков.

Под гибридизацией культур мы будем понимать социокультурные процессы, в которых дис­кретные структуры и практики, существовавшие изолированно, вступают во взаимодействие, раз­личным образом комбинируются и порождают новые структуры, объекты и практики.

2. Унификация, пролиферация и гибридизация культур

В сфере культурной глобализации можно выделить следующие тенденции:

Во-первых, продолжается начатый под влиянием модернизации и направляемый и контро­лируемый транснациональными корпорациями процесс гомогенизации, унификации культуры («макдональдизация», вестернизация, американизация, европеизация и т.д.);

Во-вторых, получает широкое распространение идеология, политика и практика мульти- культурализма, воплощающая тенденцию пролиферации, фрагментации и автономизации культу­ры;

В-третьих, интенсифицируется процесс смешения культур («гибридизация», «креолизация», «метисация», синкретизм, транскультурация и т.д.).

Для того, чтобы лучше понять сущность гибридизации, кратко охарактеризуем две другие тенденции - унификации и пролиферация культур.

Глобализация ведет универсализации ценностных ориентиров, делая их все более гомоген­ными, т.е. однородными. В своей статье « Is there a global culture?» А.Д.Смит дает короткое, и до­статочно четкое определение глобальной культуры: «глобальная культура, во - первых, универ­сальна... речь идет о культуре, не знающей своих истоков и не имеющей никаких границ» [4]. При помощи массовых информационных технологий (в первую очередь телевидения и Интернета) она наглядно демонстрирует преимущества западной модели развития и присущих ей ценностей ин­дивидуальной свободы, прав человека, демократии, рыночной экономики, правового государства и гражданского общества. Другой стороной процесса является постепенное вытеснение высокой культуры культурой массовой, унификация и стандартизация культурных ценностей, приводящее к размыванию культурного многообразия. А поскольку коммерциализированная массовая культу­ра является главным образом американской, культурная глобализация обретает форму американи­зации. Многие исследователи отмечают, что Голливуд и Интернет празднуют сегодня победу на всей планете.

В свою очередь, бразильский автор Ренато Ортис, размышляя о феномене культурной гло­бализации, наибольшее внимание уделяет структурам повседневности. Культурная глобализация, осуществляемая через продукты питания, одежду, фильмы, различные товары, продаваемые в су­пермаркетах, через обмен всеми этими товарами и услугами, считает автор, изменяет наше миро­понимание, вкусы, и даже наши ценностные ориентации. Оказывая столь массированное влияние на все стороны человеческой жизни, культурная глобализация может привести к изменению по­нимания самого ее смысла [3].

Оборотной стороной унификационных процессов в глобальной культуре является «партику- ляристский бунт», наблюдаемый в различных странах и городах, где результаты глобализации пе­реживаются особенно остро.

Отток сельского населения в города, иммиграция из развивающихся стран в бывшие метрополии приводит к умножению диаспорических культур и своеобразному сочетанию культурных потоков. Наблюдается невиданная прежде пролиферация «эмоциональных сообществ» или «избранных братств», которые выступают своеобразной формой компенсации дефицита общения единомышленников в безликом универсуме гигантских сложноорганизован­ных социальных сообществ. «В условиях глобализации возросло значение примордиальных соли­дарностей, включающих в себя солидарность на основе локальной культуры, а также на основе религии (например, в исламе),- пишет Н.Н.Федотова.- Подобные солидарности - источник не только индивидуальной самотождественности, но и идентификации с окружающим миром, сооб­ществом» [5].

Возникают дробные формы проявления самобытности, расцветает мультикультурализм, в котором культурное разнообразие признается определяющим фактором. Если рассматривать мультикультурализм как теорию, практику и политику неконфликтного сосуществования в одном социальном пространстве многочисленных, разнородных культурных сообществ, и согласиться с тем, что народы и культуры продолжают оставаться культурно и социально «суверенными» в этот век роста взаимозависимости [1], то мы неизбежно придем к выводу о преждевременности тезиса о глобальной унификации или гомогенизации культур.

Наконец, третья, на наш взгляд, доминирующая тенденция, может быть обозначена как ги­бридизация культур. Процесс смешения культур, включающий множество разнохарактерных вза­имодействий и приводящих к различным результатам - от многочисленных гетерогенных образо­ваний - до взаимообогащения культур и возникновения новых культурных традиций, на совре­менном этапе набирает ускорение.

Несомненно, межкультурные взаимодействия существовали всегда, а следовательно, по­мыслить абсолютно чистые гомогенные культуры можно разве что в виде неких «идеальных ти­пов». Однако в эпоху глобализации межкультурные коммуникации заметно интенсифицирова­лись.

Возникающее в результате смешение культур, охватывает самые различные сферы - от языка - до религии. Так, сегодня в Западном полушарии активно дебатируется вопрос: может ли изу­чаться и преподаваться университетскими языковыми кафедрами т.н. «spanglish», язык, рожден­ный в латинских общинах США, получивший широкое распространение во всем мире через Ин­тернет, и уже преподаваемый в Amherst College Массачусетса? Этот язык представляет собой смешение слов, слогов, значений из английского и испанского языков. К классическим модально­стям гибридизации, обусловленными миграциями и путешествиями, политикой в сфере образова­ния национальных государств добавляются смешения, порождаемые культуриндустрией. Много­численные примеры можно привести и из различных областей культуры и искусства: джазовые интерпретации музыки Моцарта афрокубинской группой Irakere; переработка индийских мелодий в творчестве группы Beatles; индейские лица и фигуры католических святых в скульптурах лати­ноамериканских церквей; использование передовых информационных технологий, телевидения и радио представителями диаспорических меньшинств для отстаивания своей самобытности. Эти и многие другие факты ждут своего осмысления и вдумчивого анализа.

3. Концептуализация проблемы: гибридизация в семействе родственных понятий

Прежде всего, имеет смысл выяснить, как соотносится понятие гибридизация с родственны­ми ему понятиями «креолизация», «метисация» и «синкретизм» и др., охватывающими различные грани социокультурных взаимодействий.

На наш взгляд, когда говорят о метисации, имеют в виду, прежде всего, этно- демографические процессы. В основе метисации лежали смешанные браки колонизаторов - сна­чала испанцев и португальцев, а затем также французов и англичан - с местным индейским насе­лением. К этому процессу в дальнейшем добавилась африканская компонента в лице привезённых из Африки рабов. В результате длительного совместного проживания представителей различных наций и рас в Центральной и Южной Америке метисация превратилась здесь в основной этниче­ский процесс.

Достаточно сказать, что в настоящее время чистокровные индейцы составляют ме­нее 10% населения Латинской Америки, а в США их число неуклонно стремится к нулю. В про­центном отношении больше всего «чистых» индейцев проживает в Боливии, Перу, Эквадоре, Гва­темале, Колумбии и Мексике. Основная же часть населения Латинской Америки в демографиче­ском смысле попадает в категорию метисного населения.

Понятно, что долговременное совместное проживание представителей разных рас, этносов не могло не привести и к культурному смешению. Если трактовать метисацию более широко, в социокультурном плане, то она будет представлять собой смешение обычаев, верований, форм мышления европейских и коренных американских народов. Как пишет Мартин Барберо, «Метиса­ция - это не только факт расового смешения, из которого все мы вышли, но сюжет нашей совре­менности, с ее культурными разрывами, социальными формами и структурами чувств, памяти и воображения, перемешивающих автохтонное с сельским, сельское с городским, фольклор с народным и народное с массовым» [2]. Согласно Р.Ортису, метисация сегодня имеет положитель­ное значение. Модернизация дает толчок новым миграциям и порождает новые формы сотрудни­чества, поэтому метисация может служить отправной точкой для оценки межкультурных обменов, осуществляемых на картах мировой истории и верифицировать наличие или отсутствие глобаль­ной культуры.

Другое понятие - синкретизм имеет отношение преимущественно к религиозным практи­кам. Синкретизм обусловлен интенсивными миграциями населения и распространением верова­ний, принадлежащих народам, населяющим другие страны и континенты. В результате возникло множество гибридных религиозных форм верований и практик, отношение населения к которым становится все более толерантным. Так, в Бразилии, на Кубе и Гаити зачастую можно наблюдать двойную или тройную религиозную самоидентификацию. Можно быть католиком, одновременно участвуя в афроамериканских культах или церемониях New Age. Если же расширить понимание синкретизма и добавить к религиозным верованиям различные виды одновременно применяемых медицинских или художественных практик, то картина усложнится еще больше.

Для обозначения процесса культурных взаимодействий и его результатов используется так­же понятие «креолизация» культуры. Креолизация в исходном лингвистическом смысле обознача­ет смешение колониального языка и языка аборигенов Карибского бассейна. Культурологическое понимание креолизации отмечено неоднозначными трактовками. В Манифесте «Похвала креоль- скости» (Eloge de la creolite), опубликованном в 1989г. Ж.Бернабе, П. Шамуазо и Р.Конфиа крео- лизация трактовалась как «совокупность взаимодействий и взаимосвязей Карибских, Европейских, Африканских, Азиатских и ближневосточных элементов культуры, объединенных историей в еди­ное целое», для которой характерно проявляющееся из мира колониального доминирования «не­тоталитарное осознание сохраненного многообразия». Другая точка связывает с креолизацией новое культурное разнообразие, базирующееся в большей степени на взаимосвязях, чем на авто­номии отдельных культур, и далеко не всегда соотносимое с базовыми историческими образцами (У. Ханнерц). Наконец, понятия «гибридизации» и «креолизации» использовались также для опи­сания глобального процесса движения от «центра» к «периферии», приводящему к так называе­мому сплаву культур.

Разобраться в сути явления зачастую помогает обращение к его истокам, в нашем случае - к колониальной эпохе, когда возникают креольские общества, и когда Латинская Америка дала пер­вый в мировой истории Нового времени пример гибридизации культуры, возникшей на основе взаимодействия качественно различных в пространственном и социально-временном отношении цивилизационных пластов.

Слово «креол» возникло в португальском языке для обозначения американского негра Бра­зилии, в отличие от негра африканского. В XVII в. «креол» стало понятием, объемлющим широ­кую расово-этническую и этнокультурную гамму нового американского населения. В XVIII в. оно превратилось в самоназвание белых американцев, выражающее их отличие от жителей метропо­лии, хотя уже к началу XIX века, как заметил Гумбольдт, креолы предпочитали, чтобы их называ­ли американцами.

Результатом «креолизации» культуры стало создание нового культурного пространства, наполненного новыми идеями, ценностями, знаниями и идентичностями. При формировании гло­бальной культуры креолизация превращается в одну из ведущих модальностей современной жиз­ни, формирующую способы существования, отличающиеся образностью и символикой, матери­альной культурой и языком.

Указанные понятия - метисация, креолизация, синкретизм - продолжают свою жизнь в ан­тропологии, этноистории, религиоведении и использоваться для спецификации традиционных форм гетерогенных культур. По отношению к ним понятие «гибридизация» является не только более новым и «модным», но и на наш взгляд, наиболее широким по объему. Оно включает в себя как исторические, так и современные формы этнокультурных смешений, как религиозный синкре­тизм, так и разнообразные синтетичные художественные практики; как формы культурного сим­биоза, так и культурного синтеза.

Литература:

1. Астафьева О.Н. Глобализация как социокультурный процесс // Глобализация: синергетический подход.- М., 2002.- ч.2.- с. 400

2. Martin Barbero J. De los medios a las mediaciones : comunicacion, cultura y hegemonia. Mexico, 1987

3. Ortiz R. Mundalizajao e cultura. Sao Paul. 1994.

4. Smith A.D. Is there a global culture?,/Intermedia, vol. 20, n. 4-5, agosto-septiembre 1992, p.11.

5. Федотова Н.Н. Кризис идентичности в условиях глобализации // Человек. 2003. № 6.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ I МЕЖДУНАРОДНОГО КОНГРЕССА «ПРОСТРАНСТВО ЭТНОСА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ» 29-31 октября 2014 года, Грозный. 2014

Еще по теме УДК 009 ГИБРИДИЗАЦИЯ КУЛЬТУР: ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЙ ДИСКУРС Паниотова Т.С., профессор кафедры исторической культурологии, д.ф.н., 18рашо1юуа@,тай. ги. Южный Федеральный университет:

  1. УДК 009 ГИБРИДИЗАЦИЯ КУЛЬТУР: ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЙ ДИСКУРС Паниотова Т.С., профессор кафедры исторической культурологии, д.ф.н., 18рашо1юуа@,тай. ги. Южный Федеральный университет