<<

КОНФОРМИЗМ ПСИХОАНАЛИЗА (вместо заключения)

Немногим менее двадцати лет спустя после того, как Фрейд впервые сформулировал свои идеи о психоаналитическом методе исследования личности, у него возникла потребность в подведении итогов развития психоаналитического движения, что было связано, с одной стороны, с выходом психоанализа на международную арену, а с другой — с теми разногласиями, которые рельефно обнаружились внутри этого движения.
Обозревая в «Очерке истории психоанализа» (1914) путь его становления и превращения в психоаналитическое движение, Фрейд был вынужден констатировать, что классический психоанализ подвергся критике не только «извне», но и «изнутри». Появление критических тенденций внутри психоаналитического движения не было, однако. воспринято Фрейдом как симптом кризиса, способного охватить психоанализ. Так, оценивая отход Адлера и Юнга от психоаналитического учения, Фрейд не считал, что он может стать роковым для психоанализа: он был уверен в том, что вместо приверженцев «аналитической психологии» и «индивидуальной психологии» приобретет значительное число сторонников. Фрейд высказал даже пожелание успеха в теоретической и практической работе всем тем, кому «стало неуютно пребывание в преисподней психоанализа» \

История развития психоаналитического движения свидетельствует, что пребывание в «преисподней психоанализа» оказалось неуютным не только для Юнга и Адлера, но и для многих других теоретиков, первоначально разделявших психоаналитические взгляды Фрейда. «Сексуально-экономическая» психология и социология Рейха, «культурно-философ- ская психопатология» Хорни, «межличностная психиатрия» Салливэна, «гуманистический» психоанализ Фромма — вот далеко не полный перечень тех теорий и направлений, которые, оставаясь в рамках фрейдизма, попытались внести коррективы в психоаналитическое учение Фрейда и по-новому осмыслить индивидуально-личностные и общественные структуры.

При этом обнаружилась парадоксальная ситуация, когда по мере распространения идей фрейдизма «вовне» стала все больше нарастать критика «изнутри»: каждая психоаналитическая теория, претендовавшая на самостоятельный статус, в своей критической части подвергала отрицанию многие гипотезы основателя психоанализа, заявляла о неприятии его сомнительных установок, выражала несогласие с философскими обобщениями, касающимися понимания сути внутрипсихической деятельности человека, соотношения психологических и социальных факторов формирования характера личности, мотивационного поведения индивида, внутренней структуры человеческого существа, внутриличност- ных конфликтов, взаимосвязей между человеком и культурой, личностью и обществом. Однако критика «изнутри» не затрагивала существа психоаналитического учения и его методологии.

Среди критиков «извне» были теоретики, которые попытались переосмыслить и развить собственно фрейдовское учение и заложенные в нем тенденции. Типичной фигурой в этом отношении является Г. Маркузе, который в книге «Эрос и цивилизация» (1955) попытался философски осмыслить психоаналитическое учение Фрейда, с тем чтобы рельефнее подчеркнуть «революционные» стороны его философских и социологических концепций. И если участники психоаналитического движения, начиная с Адлера и кончая Фроммом, стремились придать фрейдовскому учению культурную и социологическую ориентацию, то для Маркузе сам психоанализ Фрейда является философско-социологическим в своем глубинном измерении С этой точки зрения, кстати сказать, он и критикует «неофрейдистских ревизионистов», к которым причисляет Юнга, Рейха, Хорни, Салливэна, Фромма

В связи с этим уместно отметить, что развитие фрейдизма и неофрейдизма сопровождалось и до сих пор сопровождается острой полемикой, которая постоянно ведется между теоретиками, претендующими на единственно адекватное прочтение работ Фрейда и верное понимание его психоаналитических идей. Не случайно каждый теоретик, выдвигающий свое видение психоаналитической проблематики, считает своим священным долгом не только пересмотреть устаревшие положения классического психоанализа, но и подвергнуть критике те многочисленные дополнения к учению Фрейда, которые были внесены его коллегами и оппонентами.

Это привело к тому, что психоаналитическое движение распалось на ряд течений, школ, представители которых обвиняют друг друга в искажении истинного смысла и содержания психоаналитических концепций Фрейда и необоснованных претензиях на создание самостоятельных учений, порывающих с фрейдовским подходом к исследованию личности и культуры. Об этом свидетельствуют полемика между Адлером и Юнгом, споры Рейха с Адлером, Хорни с Юнгом. Это подтверждает и позиция Фромма по отношению к своим предшественникам и коллегам по психоаналитическому движению131.

Критическое отношение друг к другу теоретиков, развивающих психоаналитические идеи, отнюдь не случайно: оно свидетельствует о нарастающих кризисных тенденциях внутри психоаналитического движения. За взаимными упреками и обидами просматривается общее для психоаналитических учений желание любой ценой сохранить психоаналитический метод исследования личности, культуры, общества, независимо от того, сопровождается это критикой и неприятием отдельных положений классиче- ского психоанализа, выдвижением новых идей или стремлением совместить фрейдизм с марксизмом, экзистенциализмом, философской антропологией. И если первые попытки переосмысления теорий Фрейда, имевшие место в работах Юнга и Адлера, являлись лишь симптомами кризиса психоаналитического учения, то современная полемика «внутри» психоаналитического движения отражает всесторонний кризис его теории и практики.

В самом деле, Фрейд и все те, кто безоговорочно разделял его психоаналитические идеи, возлагали надежду на то, что методами психоанализа можно добиться пробуждения критического самосознания личности, устранения иллюзий и внутрипсихических расстройств, освобождения человека от налагаемых на него буржуазной цивилизацией пут, препятствующих развитию внутренних потенций индивида Психоанализ воспринимался его сторонниками как критическая теория личности, способствующая раскрепощению человека, критическая теория культуры, вскрывающая негативные последствия воздействия цивилизации на человеческое существо и объясняющая причины моральной деградации личности, наконец, как критическая теория общества, связывающая воедино структурные изменения в социальной системе и в психологии отдельного индивида, а также позволяющая наметить пути построения «гуманистического общества».

Именно эта критическая направленность психоанализа против моральных, культурных и социальных ограничений развития человека в буржуазном обществе привлекла и до сих пор привлекает к себе внимание части интеллигенции и молодежи Запада, не приемлющей нормативных предписаний, санкционированных форм поведения и ценностей буржуазной цивилизации

Однако, как уже было показано, критический настрой теоретиков психоанализа в действительности превращается в простое морализирование или утопические рассуждения о неподлинности человеческого существования и возможности гуманизации социальной системы без преобразования ее коренных основ, ибо психоаналитическая процедура исцеления человеческой души направлена скорее на осознание человеком своей роли и значимости в современном мире, чем на изменение социального бытия. Даже тогда, когда психоаналитики призывают к трансформации социальных условий существования индивида с целью построения «гуманистического общества», речь идет все же о саморефлексивности личности, ее самопрозрении, самоочищении и совершенствовании, а не о готовности человека вступить на путь решительной борьбы за революционное преобразование буржуазных общественных отношений. А это в конечном счете рано или поздно приводит к примирению с существующими порядками и «вживанию» в социальные отношения буржуазного общества.

О бесперспективности фрейдизма как философского мировоззрения свидетельствует также тот факт, что, какие бы варианты психоаналитических теорий ни предлагались, ни одному из них не удается преодолеть внутренних противоречий, присущих психоанализу во всех его вариациях и модификациях. Ведь для того, чтобы человек мог свободно развить свои жизненные силы и задатки, достичь, говоря неофрейдистским языком, высшей цели своего существования и обрести утраченную «Самость», необходимо создать такие социальные условия, которые соответствовали бы «истинной человеческой природе», то есть осуществить революционное преобразование буржуазной социальной системы в социалистическую.

Фрейдизм же считает, что изменение социального бытия можно осуществить путем морального совершенствования самого человека, внедрения новых ценностей жизни и «психо-духовных ориентаций».

Круг, таким образом, замыкается: для того чтобы появился «новый человек», необходимо изменить социальные условия его существования, но для такого изменения необходимо самоусовершенствование личности. Как выйти из этого круга? Фрейд и его последователи стремились разрешить это противоречие путем введения различных форм психоанализа (от его классического варианта до современных модификаций), с тем чтобы помочь человеку обрести критическое мышление, сбросить оковы иллюзий и развить «новое сознание». Но для того, чтобы пробудить критическое мышление человека и, что самое главное, ориентировать личность на преобразование условий своего существования, необходима революционная критическая теория, какой не является психоанализ. Даже та непоследовательная, односторонняя социально-критическая направленность, которая была свойственна классическому психоанализу, постепенно утрачивается: в процессе развития психоаналитического движения психоанализ приспосабливается к потребностям буржуазного общества и, дезориентируя человека, становится конформистской и респектабельной теорией. Это вынуждены признать многие буржуазные теоретики, в том числе и участники психоаналитического движения 132.

Когда в «Очерке истории психоанализа» Фрейд зафиксировал тот внутренний разлад, который произошел в психоаналитическом движении, едва оно начало набирать свою силу, это рассматривалось как парадокс, ирония судьбы, печальный эпизод, если и заслуживающий внимания, то только с точки зрения очищения психоанализа от скверны инакомыслия. Понадобилось несколько десятилетий на то, чтобы поставить точный диагноз болезни, первые симптомы которой обнаружил Фрейд: в 70-х годах один из ведущих теоретиков неофрейдизма Фромм в сжатой и лаконичной форме определяет его как «кризис психоанализа». Он вынужден с горечью констатировать, что надежды, возлагаемые на психоанализ, не оправдали себя, поскольку последний стал теорией, приспособившейся к потребностям буржуазного общества. Однако признание факта кризиса психоанализа не означает еще, что его теоретики готовы отказаться от психоаналитического метода исследования-личности, культуры, общества.

Фромм, например, выражает надежду, что если психоанализ отойдет от позиции конформизма и респектабельности и вновь обретет свое критическое содержание, то он сможет стать теорией, которая внесет свою леїїту в познание человека. Он полагает, что современный кризис человечества (а именно так он воспринимает кризис капиталистической системы) является такой пробле- мой, которая требует научных знаний о внутренних побуждениях и реакциях человека, о человеческой природе, а последнего будто бы невозможно достичь без использования методов психоанализа. Но эта надежда Фромма не более как еще одна утопия. Современный психоанализ не в состоянии дать научного объяснения ни «человеческой природы», ни тем более закономерностей общественного развития. Он не в состоянии даже разрешить своих собственных внутренних противоречий, чем в значительной степени и обусловлен его кризис.

И далеко не случайно, что в последние годы на Западе возрождение психоанализа как критической теории соотносится не столько с неофрейдистскими его вариантами, сколько с различными философскими направлениями, представители которых пытаются совместить психоаналитический метод исследования личности с экзистенциалистским, феноменологическим, персоналистским, структуралистским анализом бытия человека в мире. Особенно отчетливо эта тенденция проявляется сегодня в структуралистском движении во Франции. Характерно и то, что распространение психоаналитических идей на Западе в 70-х годах самым тесным образом связано с новыми социально-критическими веяниями в буржуазной философской мысли. Будущее покажет, как и в каком направлении произойдет дальнейшая эволюция психоаналитических теорий и психоаналитического движения в целом. Пока ясно лишь одно: современный психоанализ переживает кризис, неотвратимый, все более углубляющийся, в то время как надежда на разрешение его — бесперспективна, утопична Эта надежда необходима лишь тем, кто не имеет никакой другой надежды на «оздоровление» человеческих отношений, кто не понимает, что методами психоанализа невозможно избавиться от «болезней», носящих сугубо социальный характер, то есть тем критикам буржуазной цивилизации, которые не в состоянии порвать мировоззренческих цепей, навсегда приковавших их к этой цивилизации.

<< |
Источник: В.М. ЛЕЙБИН. ПСИХОАНАЛИЗ и ФИЛОСОФИЯ НЕОФРЕЙДИЗМА. Москва. Издательство политической литературы. ПОЛИТИЗДАТ. . 1977

Еще по теме КОНФОРМИЗМ ПСИХОАНАЛИЗА (вместо заключения):

  1. ПОНИМАНИЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ В ФИЛОСОФИИ И ПСИХОЛОГИИ
  2. КОНФОРМИЗМ ПСИХОАНАЛИЗА (вместо заключения)
  3. БЛУР Д. - см. социология ЗНАНИЯ X. Блюменберг
  4. МОТИВАЦИОННОЕ ОПОСРЕДСТВОВДНИЕ
  5. Психологические аспекты
  6. ДЖ. К. ХОМАНС ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЧЕЛОВЕКУ
  7. Лекция 15 Талкотт Парсонс. Попытка создания общей теории