<<
>>

Роль геополитического фактора в развитии сословно-патерналистского вектора и превращении его в вектор колониальный

Мы говорили о том, что для развития колониального век­тора в России было необходимо глубокое внутреннее разделение прежде относительно целостного, хотя и сословного традицион­ного общества.

Разумеется, в XVII в., когда процесс подобного цивилизационно-сословного распадения был запущен, никому из активных и уж тем более пассивных участников этого процесса и в голову не приходила мысль о колониализме. Но это не отменяет того факта, что их действия могли инициировать ту цепь духовных, социально-политических и экономических причин и следствий, ко­торые в дальнейшем привели к развитию по колониальному векто­ру. Итак, с чего же всё началось? Россия начинает испытывать влия­ние европейской модернизации уже с первых шагов ее становления.

По мере совершения Великих географических открытий ХУ—ХУ1 вв. Восточная Европа всё больше превращается в ареал повторного за­крепощения крестьянства, но уже с новой целью, продиктованной эпохой ранней современности. Развивается товарное производство зерна для продажи на западноевропейских рынках[463]. Наиболее полно эти процессы повторного закрепощения крестьянства проявляются во второй половине XVI — XVII в. в Польше и Прибалтийских зем­лях[464]. Модернизация и вестернизация приходят в Восточную Европу как возможность и стимул использования традиционных сословных и сословно-этнических привилегий в новых уже «современных» це­лях организации товарного производства зерна с широким исполь­зованием крепостного (а по существу, рабского) труда народов, ока­завшихся на периферии первой модернизационной волны в силу стечения геополитических обстоятельств. Тогда, в начале XVII в. было еще неясно, в каком качестве вступит Россия в общеевропей­ский модернизационный процесс. Всё решалось соотношением сил в ходе конкретных столкновений. Войны России с Польшей, Шве­цией, татарами следовали одна за другой[465].

Россия была слишком далеко расположена, обладала слишком большими пространствами для контроля и, самое главное, особой формой легитимации власти, основанной на народном, в определенном смысле национально­исключительном типе религиозности. Этот важный фактор делал невозможным прямое колониальное господство в России со сторо­ны представителей иноверного сообщества. В этом плане гораздо опаснее было положение Украины. Расположенная между двумя достаточно агрессивными и активными участниками европейского модернизационного процесса, Польшей и Турцией, не имея устой­чивой традиции внутренней политической консолидации и выхода к морям для самостоятельной реализации внутреннего продукта, раскинувшаяся на исключительно плодородных землях, Украина из окраинных территорий Речи Посполитой, заселенных полувоенным земледельческим населением, к ХУ1—ХУЛ вв. становится объектом по существу колониальной экспансии со стороны Польши с целью повторного закрепощения. На западе Украины это удалось, но в це­лом попытки Польши колонизировать всю Украину военным путем оказались для нее непосильны. И не в последнюю очередь потому, что в середине XVII в. Восточная Украина воссоединяется с Москов­ским государством. Это воссоединение, проходившее совсем не про­сто и не гладко (причем с обеих сторон) стало для России первым гео­политическим ответом на вызов ранней европейской модернизации и поставило ее лицом к лицу с активно набирающей силы Европой со всеми вытекающими из этого последствиями. Можно сколько угодно спорить о том, нужно ли было России платить такую огромную цену за присоединение Украины в тот не самый простой для нее момент, и не лучше ли было бы отложить «встречу с Европой» хотя бы еще на одно столетие, а между тем, консолидировать собственное обще­ство и модернизировать собственное государство. Но случилось то, что случилось. Выбор был сделан. И, не завершив до конца модер­низацию политической системы и легитимацию нового типа власти[466], возникшего в итоге Смуты, Россия для сохранения своего сувере­нитета в середине XVII в.
оказывается перед необходимостью при­нять военно-технологический и социальный вызов Запада. Именно на этом этапе российская власть предпринимает два очень важных политических шага. Проводится религиозная реформа, повлекшая за собой внутринациональный религиозный Раскол[467] и принимается но­вое Соборное уложение 1649 г.[468], провозгласившее курс на повторное закрепощение подданных собственного государства. При этом Собор­ное уложение 1649 г. вовсе не означало еще того рабовладения, в ко­торое превратилось крепостничество в конце XVIII — начале XIX в. И даже сама эволюция его в этом направлении вовсе не была тогда однозначно предопределена. Более того, вполне допустимо предпо­ложить, что обе эти меры были предприняты царем Алексеем Ми­хайловичем из самых лучших побуждений. Церковная реформа — для того чтобы просветить русский народ, повысить «уровень культуры» русского православия и приблизить его к «более высоким мировым стандартам». А прикрепление крестьян к земле — для того чтобы при­дать некую устойчивость хозяйству, остановить процесс брожения и расползания населения по окраинам, и, главное, обеспечить служилое сословие гарантированным пропитанием. Ведь Россия — не Голлан­дия и не Англия, вокруг нее нет морей и помимо производства про­дуктов для жизнеобеспечения, она должна была тратить огромные ресурсы на содержание постоянного сухопутного войска, причем не только для систематического отражения противников по всему пери­метру границ, но и для контроля над столь обширной для натураль­ного хозяйства территорией, к которой еще присоединилась большая часть Украины. Служилый класс требовал закрепощения, и это было единственно возможным условием поддержки новой династии, кото­рую он привел на трон в ходе Смуты. Сознавал ли Алексей Михайло­вич, что удовлетворение требований служилого класса по закрепоще­нию собственного населения и заявленный произвол по отношению к сложившейся системе ценностей и народной религиозной совести в ходе Раскола закладывают основу для последующего глубинного социально-политического и духовного, культурного раскола всей рус­ской государственности и открывают дорогу последующему сословно­колониальному процессу — не имеет значения. Но трещина была за­ложена и была заложена именно тогда.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Россия на пути консолидации : Сборник статей. 2015

Еще по теме Роль геополитического фактора в развитии сословно-патерналистского вектора и превращении его в вектор колониальный:

  1. Географический и геополитический факторы исторического процесса
  2. Факторы способствующие развитию профессиональной деформации
  3. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ИЗМЕНЕНИЕ КАК ФАКТОР ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ
  4. Глава IV ТЕОРИИ ДЕТСКОГО РАЗВИТИЯ ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX в.: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ ФАКТОРОВ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  5. V. Роль человеческого фактора в развитии биосферы.
  6. Глава 4. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ И РЕСУРСЫ КАК ФАКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  7. ТЕМА 4 ЛИЧНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ И СУБЪЕКТ ВОСПИТАНИЯ, ВНЕШНИЕ И ВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ
  8. 14.3. Факторы, определяющие развитие координационных способностей
  9. Глава IX ДАЛЬНЕЙШИЙ РОСТ МОГУЩЕСТВА МИРОВОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И ПРЕВРАЩЕНИЕ ЕЕ В РЕШАЮЩИЙ ФАКТОР МИРОВОГО РАЗВИТИЯ
  10. 3.3. КУЛЬТУРА АНТИЧНОСТИ 3.3.1. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ АНТИЧНОЙ КУЛЬТУРЫ И ФАКТОРЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ
  11. Факторы, определяющие развитие психики
  12. ГЛАВА II РОЛЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ВЕРОВАНИЙ В РАЗВИТИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  13. § 1. ФАКТОРЫ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
  14. Глава 10. Приватизация и ее роль в становлении и развитии предпринимательской деятельности в Российской Федерации