<<
>>

Философия прогресса

Все течет, все изменяется. Данное высказывание является предметом дискуссий с самого начала существования философии. Однако оно многоаспектно и на каждом историческом этапе на первый план выступают его разные стороны.

Во времена древних греков речь шла о признании или отрицании самого факта движения мира, в более поздние исторические периоды и в настоящее время центральным является вопрос о его источнике и направленности.

Движение, рассматриваемое не только как просто изменение, переход от одного состояния к другому, а понимаемое как определенно направленное, упорядоченное, закономерное, получило название развития, представленного двумя формами, или ветвями (название условно), - прогрессом и регрессом. Первая форма выражает восходящую поступательность развития (от низшего к высшему, от простого к сложному, от менее совершенного к более совершенному), а вторая - противоположную, нисходящую поступательность. При этом следует учитывать, что движение, как изменение, необратимо и соответственно в определенном смысле однонаправленно, и поэтому регресс не является обратнопоступательным движением. Прогресс и регресс не есть самостоятельные циклы развития, они различаются относительно, и, следовательно, любое изменение предмета в одном отношении прогрессивно, а в другом регрессивно. Таким образом, общие положения о прогрессе в той же мере распространяются и на регресс. Принципиальным является вопрос о понимании направленности развития вообще, т. е. о признании или отрицании объективного содержания таких понятий, как простое и сложное, высшее и низшее, менее и более совершенное.

Обычно использование понятий прогресса и регресса относится к отдельным, конечным объектам, существование которых сопоставимо с другими конечными объектами и имеет свою историю. Бесконечные объекты (мир, природа в целом) не характеризуются ни тем, ни другим, поэтому нет оснований ставить вопрос о какой-либо направленности их

движения, они не развиваются в том смысле, что не имеют начального и конечного состояний.

Несмотря на неразрывное единство понятий прогресса и регресса, собственно предметом осмысления является понятие прогресса, поскольку в общем соотношении прогрессивных и регрессивных изменений считается преобладающей восходящая поступательность развития, что делает прогресс абсолютным, а регресс относительным. Однако неограниченное, беспредельное накопление совершенства, бесконечное приближение к абсолюту, не поддается моделированию даже в рамках теистического понимания бытия. Методологическое значение такого абсолютистского понимания прогресса невелико. Вместе с тем с признанием или отрицанием именно восходящей ветви развития связывают существенные мировоззренческие и методологические различия, понятие прогресса содержательно более определенно по сравнению с понятием регресса, понимание которого базируется преимущественно на формальных основаниях.

В общем виде проблема понимания прогресса состоит в признании или отрицании его объективных критериев, например в виде повышения уровня организации материи. Наиболее типичная и широко признаваемая модель (схема) прогресса выражается в восходящей последовательности: от неживой природы к живой, от живой природы к обществу, а в обществе от одной цивилизации (культуры, формации) к другой цивилизации (культуре, формации). Менее очевидным представляется вопрос о наличии линии прогрессивного восхождения по отдельности в неживой и живой природе, безотносительно к их переходам к следующим ступеням развития от неживой природы к живой и от живой природы к обществу.

Изменения неживых образований не складываются в определенно направленную линию переходов от одного состояния к другому, поскольку для выстраивания разных состояний неживых предметов в линию восходящей или нисходящей последовательности нет объективных критериев. Ставить вопрос о прогрессивных изменениях в неживой природе можно лишь под углом зрения возникновения жизни.

Критерием сопоставимости разных состояний живых систем является степень устойчивости их существования.

Однако в данном случае для

характеристики изменений более конкретны понятия благоприятности и

271

неблагоприятности, чем прогрессивности и регрессивности. Только признание прогрессивной поступательности в общественном развитии позволяет говорить о прогрессивной направленности в биологической эволюции, рассматриваемой как закономерное движение к становлению человека.

В живой природе наблюдается естественное различие благоприятных и неблагоприятных условий существования тех или иных ее видов. Слабые представители вида вытесняются на периферию жизненного пространства или вообще за его пределы. Но в каждых конкретных условиях происходит адаптация (видоизменение), в результате чего условия существования видоизмененной жизни становятся благоприятными. И вновь происходит вытеснение слабых на периферию. В конечном счете вся Земля оказывается охваченной (покрытой) биосферой. Таким образом, условия жизни на Земле изначально и всегда дифференцированы, а соответственно и формы жизни. Образуется сложная система взаимодействия, переплетений, идет непрерывный процесс видообразования, вытеснение и расселение живого по второму, третьему и далее слоям. Понятие благоприятных условий жизни оказывается относительным в определенном интервале показателей.

То же было и с людьми в период их жизни в условиях естественно - природного равновесия: на юге и севере, морском побережье и в горах, в лесу и пустыне. Благоприятность условий жизни в данном случае также относительна в определенном интервале показателей, здесь тоже происходит вытеснение слабых на периферию жизненного пространства, но для адаптации путем видоизменения возможностей уже нет. Расовыми различиями тут можно пренебречь, да и механизм этих различий не установлен.

Поскольку при наличии интеллекта использование ресурсов среды интенсифицируется, а среда остается исчерпаемой и ограниченной в качестве жизненного пространства, постольку по мере интенсификации получения ресурсов обостряется конкуренция.

Логическим завершением этого процесса является переход к производящему способу жизни на основе новой технологии (техники) и новой организации (социальной дифференциации, превращения одного человека в средство другого

человека).

272

В условиях производственно-природного равновесия фактор благоприятности природных условий остается, но он определяется трудом, научно-техническим прогрессом, а не самой природой. Соответственно более развитые общности подчиняют себе менее развитые общности исторически меняющимися способами - внеэкономическое, экономическое, постэкономическое (информационно-технологическое) принуждение. Конечно, за основу социальной дифференциации всегда принимают отношение              собственности,              однако ее              субстратное

(материально-предметное) содержание и социальное              оформление

исторически изменчивы. На смену имущественному разделению приходит сословное, на смену сословному - классовое, на смену классовому - стратификационное (на информационно-технологической основе).

Переход к созданию техники и социальной организации совместной жизни, в основе которой лежит отношение «цель-средство», можно обозначить как переход к техносоциальному способу жизни. Он позволил человеку выйти за пределы естественно-природного равновесия и обеспечить большую выживаемость, т. е. большую плотность населения по сравнению с той, которая возможна в естественных условиях. Одновременно качественное изменение содержания жизнедеятельности привело к определенным изменениям условий существования, возникновению новых потребностей, связанных с материальнотехнической деятельностью. Соответственно меняется предметное выражение социальной дифференциации, но ее суть остается неизменной - проживание одной жизни за счет другой, хотя речь здесь идет уже не столько о жизни в буквальном, организмическом смысле, сколько об условиях существования в качестве человека. Вместе с тем это не означает перехода социальной дифференциации в разряд относительных различий в рамках общеисторического повышения уровня жизни, когда, например, условия существования современного рабочего признаются лучшими, чем условия существования короля более ранних эпох.

Действительно, общая продолжительность жизни людей под влиянием научно-технического прогресса увеличивается, однако отношение «цель-средство» остается абсолютным в той мере, в какой жизнь одних людей полностью вбирает в себя достижения цивилизации, а другие проживают ее так и столько, как и сколько они могут функционировать в качестве средства.

С позиций всеобщности бытия жизнь представляет собой период радости как состояния самого бытия, а именно как удовольствия. Бытие вне ощущения жизни пусто. В этом смысле общественный прогресс выражается в нарастании ощущения радости жизни и понимании жизни как ценности. Следовательно, призыв к жертвенности или смирению служит всего лишь средством подчинения одних . другим.

Свойственный абсолютистской модели общества модернизм предполагает исторический подход к общественной жизни, различение прошлого, настоящего и будущего с позиций прогрессивизма, в ценностном аспекте, т. е. как движение от неосознаваемого несовершенства жизни (прошлое) через ее осознанное недостаточное совершенство (настоящее) к достижению полного совершенства (будущее). Надежды на лучшее связывают с будущим, вера в него поддерживает, позволяет терпеть трудности настоящего, с будущим связан оптимизм.

Современность рождает страх перед будущим, экстраполируя на него негативные изменения жизни, обусловливаемые цивилизационным развитием общества, светская модель Апокалипсиса все сильней затемняет горизонт будущего. Осознание техносоциальной формулы лишает человека будущего в том плане, что устраняет его ценностно - прогрессивистское наполнение, лишает надежды и веры в лучшее, заставляет принять настоящее и предстоящее как должное. Лучше не будет, но и хуже не станет. Люди живут один раз, причем не только в своем времени (относительно), но и во всеобщем времени (абсолютно); люди как люди одинаковы, будь то древние греки или современные французы; и то, как они проживают, например, по возможности пользоваться достижениями цивилизации, определяется не принадлежностью к эпохе (допустим, электричества или компьютеров), а местом в социальном пространстве, т.

е. доступностью этого самого электричества и компьютеров.

Относительность социального бытия представляет собой частный случай всеобщего принципа относительности, выражающегося в отсутствии абсолютного пространства и времени как абсолютных форм существования материи и абсолютной формы движения материи как

способа ее существования, т. е. в отсутствии смыслоцелевой заданности, 274

абсолютных критериев и всеобщей направленности общественного развития. Человеческая жизнь сама в себе заключает свой смысл и является самоцелью. От животной жизни она отличается производящим (технологическим) способом существования в природе и особой внутренней организацией (установлением социального отношения «цель- средство»).

Таким образом, наибольшей определенностью в рациональном истолковании прогресса характеризуется все-таки общественное развитие, применительно к которому можно вести речь об объективно сопоставимых показателях, рассматриваемых в качестве критериев. Безотносительно к общественному развитию категория прогресса при рациональном рассмотрении лишается какого бы то ни было смысла. Только при наличии восходящей поступательности в общественном развитии можно построить модель направленности изменений бытия, поэтому признание общественного прогресса рассматривают в качестве исходного пункта для признания всеобщего, рационально понимаемого прогресса вообще.

В свою очередь, общественный прогресс обычно сводится к человеку, к неким интегральным объективным показателям производственно - технической, социально-политической и духовной жизни, к достижению неких идеалов наподобие всеобщего равенства, справедливости, свободы, разностороннего и гармоничного развития и т. п. Однако данные показатели и идеалы объективно не имеют каких-либо абсолютных значений и могут рассматриваться лишь в их относительном выражении.

Всякая система предельна в своем прогрессировании в силу предельности окружающей среды как базы ее существования. Непрерывность материально-технического развития обеспечивается научным познанием, расширяющим сферу материального единства общества и природы, т. е. расширяющим окружающую среду в качестве основы человеческой жизнедеятельности. Следовательно, материально - технический прогресс конкретно-исторически относителен, а вопрос о его абсолютной предельности или беспредельности сугубо абстрактен и в настоящее время не имеет какого-либо определенного ответа вне рамок идеологического рассмотрения. Главное здесь заключается в том, что техносоциальная формула общества остается непреодолимой и

материально-технический прогресс не обеспечивает всеобщего выживания, будучи и в этом смысле всегда относительным.

Для указанных выше и им подобных социальных идеалов содержание понятия прогресса сугубо ценностно и объективно выразимо лишь в качестве возможности всеобщего выживания, поскольку развитие одних социальных систем за счет деградации других не может быть признано общественным прогрессом. Но всеобщее выживание невозможно в соответствии с техносоциальной формулой, идеал - за ее пределами, и общественный прогресс представляет собой вечное стремление к выходу за эти недостижимые пределы.

Итак, в истории философии прогресс необходимо связывают с общественным развитием, которое в одном случае является высшей ступенью всеобщего прогресса, а в другом - единственной сферой бытия, развивающейся по восходящей линии. Но в любом случае признание прогресса требует ответа на вопрос о достижении некоего конечного результата и гипотетическом переходе в новое качество - о постсоциальной форме движения, где на смену материальным показателям прогресса приходят идеальные, с чем в последнее время (особенно в свете экологических проблем) и связывают достижение высшего уровня в развитии общества.

Однако здесь, кроме неясности общих рассуждений о прогрессе, обнаруживается и чисто логическое противоречие между отрицанием направленности движения мира в целом, что само по себе очевидно, и выстраиванием указанной выше последовательности прогрессирующих ступеней «неживая природа-живая природа-общество», которые в своем единстве образуют именно линию всеобщего прогресса. Если для устранения противоречия подвести данную последовательность под понятие конечной системы, хотя и невообразимо большой, то надо определить, что, помимо неживой природы, живой природы и общества, входит в содержание мира в целом.

А перехода в новое качество в общественном развитии как раз и нет. Ни новой ступени нет, ни достижения идеала. И вся линия прогресса рассыпается, поскольку она скреплялась именно этой направленностью. Только              с осознанием техносоциальной формулы              общества,

методологичеки базирующейся на исходных принципах исторического 276

материализма, понятие общественного прогресса обретает позитивную определенность в понимании своего содержания и выходит за рамки абсолютистской модели и сугубо мировоззренческой, идеологической значимости.

Субъективно-идеалистическая трактовка прогресса лишена какого - либо объективного содержания и имеет сугубо антропологический характер, т. е. соотносится исключительно с существованием человека. Прогресс окружающего мира состоит в том, что человеку в нем становится все лучше и лучше, а в человеческом ощущении жизни нет ни пределов, ни направленности.

Объективно-идеалистическое понимание прогресса придает ему максимально возможную определенность, представляя его как беспредельное развертывание бытия в направлении недостижимой абсолютной идеи. Столь же беспределен, но никуда не направлен прогресс в интерпретации метафизического абсолютистского материализма.

Отрицание прогресса базируется либо на его замене регрессом (развитие цивилизации по технологическому пути рассматривается как упадок), что по сути то же самое, но с противоположным знаком; либо на том, что признание прогресса требует признания телеологической модели бытия и поэтому не удовлетворяет требованиям научной рациональности, поскольку мистифицирует процесс развития.

Понятие прогресса недостаточно разработано с точки зрения позитивной определенности его содержания, прежде всего, в рамках научной рациональности. Оно остается, в первую очередь, мировоззренческо-идеологической категорией, содержательно видоизменяющейся в ходе социально-исторического развития. То или иное понимание прогресса является стержневым показателем понимания бытия в целом, определенной картины мира. В этой связи его изменение необходимо сопутствует переходам от одних мировоззренческих моделей, идеологических систем к другим. Признание прогресса всегда основывается на некотором допущении.

Таким образом, определяемый значением техносоциальной формулы закон материально-технического, социального и духовного развития состоит в ускорении его темпов при непрерывном, неотвратимом

увеличении объема общества. Объективно закономерным является

277

непрерывный рост материального производства, в том числе увеличение массы и энергетической мощности всеобщей материально-технической системы, постоянное обновление предметного содержания материальнотехнического развития, т. е. вовлечение все новых и новых предметов и процессов природы, разработка новых конструкций и технологий. Столь же закономерно увеличение требуемой численности народонаселения, порождающее ряд специфических проблем. Соответственно в социальной области наблюдается обновление, расширение форм конкуренции и насилия при наращивании мощности и поражающей эффективности средств социальной борьбы.

Фактор случайности при внедрении новых производственных, медицинских и социальных технологий становится более значимым по мере увеличения степени целостности общества. Говорить об абсолютном уменьшении его устойчивости было бы недиалектично, но сохранение неопределенности и следующего из нее риска представляется несомненным.

В сфере материально-технического развития:

Это экологический риск - истощение сырьевых и энергетических ресурсов, загрязнение окружающей природной среды при увеличении масштабов непредвиденных отрицательных следствий, а в целом - возможность достижения абсолютного экологического порога в материально-техническом развитии общества;

технико-экономический риск - исчерпание технологического способа жизни, выражающееся в достижении пределов положительной эффективности авансируемого труда (относительный предел материальнотехнического развития), а также достижение абсолютного предела в разработке новых средств расширенного воспроизводства ресурсов.

В социальной сфер:

Это непрерывное накопление материальных средств социальной борьбы (увеличение их совокупной массы и мощности) при объективной невозможности ее преодоления вообще или перехода к ненасильственному решению социальных конфликтов в частности, иначе говоря, достижение того предела эффективности средств материального подавления, за которым их применение становится обоюдоопасным.

В конечном счете речь идет об общем неравновесном состоянии материально-технической сферы общества, о цикличности материальнотехнического развития, связанной со сменой уровней производственно - природного равновесия, когда можно говорить, с одной стороны, об относительности положительных и отрицательных следствий материально-технической деятельности людей, а с другой - об абсолютном возрастании степени риска по мере выхода общества за пределы естественно-природного равновесия.

В функционировании технических систем нет объективной неизбежности катастроф, но действует объективная случайность как форма проявления необходимости. Сбои в функционировании техники происходят в пределах статистической вероятности, определяемой состоянием технических систем (надежность конструкции, степень изношенности), свойствами среды функционирования, качеством подготовки и состоянием человека в период взаимодействия с техническим средством. Эти показатели в своем единстве определяют вероятность технологических аномалий, причины которых классифицируют как природные, техногенные и человеческие.

Возрастает ли риск в общем процессе материально-технического развития? В абстрактной схеме это модель соревнования снаряда и брони. Но каково фундаментальное изменение положения техники, обеспечивает ли она неограниченное выживание и какова историческая динамика рисков: остаться без энергии, задохнуться, погибнуть от голода и пр.? Социальная дифференциация, деление на цель и средство делает все это относительным. Проблема переходит на другой уровень: неизбежны ли социальные катаклизмы?

Критерий общественного прогресса, не выразимый ни в типе техники, ни в форме социальной организации, ни в объеме знаний и духовной устремленности, в конечном счете сводится к одному показателю - способности к выживанию общества, не имеющему каких-либо абсолютных значений относительно пространства и времени. В свою очередь, в общественном развитии всегда сохраняется возможность утраты этой способности, что и составляет интегральное содержание социального риска.

Устойчивое существование социума до настоящего времени проявлялось в трех основных вариантах:

первобытный, доцивилизационный способ жизни народов тропической и арктической зон, живущих в рамках естественно - природного равновесия;

восточные цивилизации, просуществовавшие тысячелетия в рамках консервативного производственно-природного равновесия;

европейская цивилизация, вышедшая на путь прогрессирующего производственно-природного равновесия, поддерживаемого в настоящее время технологическими              лидерами              на основе динамичного

инновационного развития.

Разные цивилизации              имеют в              своей основе различные

технологические способы производства. Объективный критерий их сопоставимости один - устойчивость существования общества. В процессе материально-технического развития, в ходе смены технологических способов производства расширяется сфера материального единства общества и природы, т. е. расширяется перечень предметов и процессов природы, вовлекаемых в человеческую деятельность. В результате стираются локальные цивилизационные различия, и в перспективе по мере все ускоряющегося и уплотняющегося чередования отдельных, фиксированных способов производства формируется единый способ технологической жизни людей, обусловленный, во-первых, единством земной природы, геокосмической среды, во-вторых, глобализацией общественной жизни.

Соответственно глобализация современного мира обусловливает возможность глобального исчерпания технологического способа производства и неизбежной угрозы глобального кризиса, который по причине неравномерности материально-технического развития общностей сопровождается обострением борьбы за существование, стремлением некоторых общностей разрешить кризис силовым путем за счет других общностей. Глобализация кризиса делает его постоянным и угрожающим существованию общества. Однако в глобальном материально-техническом развитии на смену ступенчатому чередованию технологических способов производства приходит состояние непрерывного инновационного

развития. Вопрос о его пределах остается открытым, но признание 280

неисчерпаемости природы и неограниченности человеческого интеллекта в ее универсальном использовании в качестве источника ресурсов жизни позволяет отвечать на него оптимистически. В конечном счете все сводится к тому, как часто и как сильно общество будет погружаться в состояние социального коллапса.

<< | >>
Источник: В.П. Горюнов. Философия : учеб. пособие. 2012

Еще по теме Философия прогресса:

  1. Философия Французской революции
  2. Дифференциация древнегреческой духовной культуры и возникновение философии.
  3. 2.3. Человек и государство в философии К.Н. Леонтьева
  4. ФИЛОСОФИЯ АМЕРИКАНСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ
  5. К. ЛЕОНТЬЕВ — ФИЛОСОФ РЕАКЦИОННОЙ РОМАНТИКИ151
  6. История философии
  7. Философия и наука в современном мире (Введение)
  8. Т. И. Ойзерман Философия, наука, идеология
  9. Б. М. Кедров Философия как общая наука в ее соотношении с частными науками
  10. ФИЛОСОФИЯ КАК СПОСОБ НРЛКТИЧЕСКИ-ДУХОВНОГО ОСВОЕНИЯ МИРА
  11. ФИЛОСОФИЯ И ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ Б. Т. Григорьян
  12. ФИЛОСОФИЯ И МОРАЛЬНОЕ ВОЗЗРЕНИЕ НА МИР О. Г. Дробннцкий
  13. ФИЛОСОФИЯ И РЕЛИГИЯ А. П. Мидлер
  14. ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  15. Социально-политические революции и революции в философии
  16. Наука как двигатель общественного прогресса
  17. 3.8. Социологическое направление. «Формула прогресса»
  18. 1.3. Парадигма исторического прогресса