<<
>>

КРИЗИС

А. Кризис мы понимаем как назревшее противоречие в прежней событийной цепочке, сопровождающееся осознанием того, что непреодоление его неизбежно приведет к стагнации и разложению сложившейся (исторической) ситуации. Кризис является сложным явлением, включающим в себя такие важные компоненты, как: во-первых, установление экзистенциального чувства современности критически высказывающегося субъекта; во-вторых, этот момент критического высказывания определяет носителя этого высказывания как субъекта современности; в-третьих, само критическое высказывание субъекта не может не быть обоснованным в актуальном пространстве логических возможностей6, каковым необходимо признать политику.
62 а. Поскольку кризис есть то, чья событийность как таковая ставит границу между «до того» и «теперь», мы должны обратиться к тому зазору, который характеризует эти две эпистемы. Пример восприятия таких методологических установок, одновременно идущих и от классической, и от неклассической новоевропейских философских стратегий, предлагает в своем творчестве Л. Альтюссер. Нам важно осмыслить понятие эпистемы в смысле предложенной Г. Башляром идеи эпистемологического разрыва (rupture epistemologique), которую Альтюссер заимствует и в дальнейшем развивает. Существенны два аспекта этой идеи: прежде всего, наука не является продолжением повседневной жизни, но подразумевает разрыв с повседневным опытом при создании теоретических понятий63. Затем, научные понятия включены в сеть, в систему других понятий, и само по себе научное понятие не имеет значения без связи с другими64. Необходимо отметить здесь также принципиальную взаимосвязь гносеологической и политической проблематик. Как пишет исследователь философских взглядов Л. Альтюссера М. Глюксман: «Наиболее очевидным заимствованием из Башляра является понятие “эпистемологического разрыва”, которое отмечает переход от идеологии к науке внутри теоретической проблематики»65. Плавная смена, переход невозможны, поскольку тогда не будет актуальной переоценка и/или изменение исследовательской программы, перемена метода, отрицание прежнего духовного опыта предшественников, авторитетов и проч. Так, например, выясняется, что скрытые потенции внутри исследовательской программы (или, например, политической программы) при более пристальном взгляде обнаруживают себя. Углубляясь в опыт Л. Альтюссера, современный американский автор Г. Элиотт замечает: «...если Башляр устанавливает примат теории над опытом и полагает, что научный прогресс обитает в возрастающей концептуальной связности и последовательной математизации, он не отстаивает чисто рационалистическую позицию; уточнение теории на основании новых данных предусмотрено. С другой стороны, второй предшественник эпистемологии Альтюссера отстаивает именно такую позицию. В “Читать “Капитал” Спинозе приписывалось быть “первым человеком на свете, предложившим одновременно теорию истории и философию неясности непосредственного”»67. Разумеется, такое положение вещей возможно именно внутри рационалистической стратегии Нового времени. Сам Альтюссер высказывается следующим образом: «С тех пор, как существует философия, начиная от “чистого теоретика” у Платона до философа-“слуги человечества” у Гуссерля и даже до некоторых положений у Хайдеггера, во всей ее истории на первый план выходит снова и снова повторяющееся противоречие: теоретическое отрицание собственной практики и гигантские теоретические усилия, прилагаемые для того, чтобы зафиксировать это отрицание в связных философских дискурсах»68. Следовательно, методологическая установка оказывается тесно связанной с установками Просвещения и сопряженными с нею понятием публичности и, далее в контексте новейшего времени, media: мы можем быть наследниками традиции, но пассивное пользование наследством самых великих предков ничего не дает в отношении последующего развития дискурса, обогащения актуального словаря.
Такая критическая ситуация эпистемологического разрыва преодолевается в проблематике человека. Человек оказывается примирителем этого противоречия; Н.С. Автономова, исследуя эпистемологические установки М. Фуко, утверждает, что современный человек образует в своем существе единство эмпирического и трансцендентального. Это означает, что только в человеке и через человека происходит познание какого бы то ни было эмпирического содержания, и только лишь в нем самом это познание обосновывается, так как именно в человеческом существе природное пространство живого тела оказывается связанным с историческим временем 66 67 09 культуры09. р. Кризис всегда ситуативен. Это означает, что кризис непосредственно связан с конкретными причинами, из них он всегда органично произрастает и без них его не было бы. В этом смысле, в самих причинах уже кроется возможная разверстка кризиса, и в необходимости его становления находит свое подтверждение истинность этих причин как таковых. Следовательно, критические ситуации одновременно требуют ответа на свое возникновение и свидетельствуют об исчерпаемости пространства логических возможностей в отношении прежних своих посылок, тем самым утвердив их истину. Таким образом, преодоление кризиса формально складывается из следующих факторов: во-первых, указания на необходимые следствия из истинных посылок; во- вторых, определения их как характеристических для сложившейся в настоящем ситуации; в-третьих, определения этой ситуации как очередных посылок истинных феноменально, однако ожидающих своей формализации в иной точке истории. К. Ясперс в первой половине XX века дает прекрасное описание возможности такого преодоления кризиса. Он утверждает, что осознанная ситуация требует определенного поведения. Благодаря ей не происходит того, что является автоматически неизбежным, ибо она указывает как сами возможности, так и их границы. То, что происходит в этой ситуации, зависит также от того, кто в ней находится, и от того, как он ее познает. Постижение определенной ситуации само по себе изменяет ее, поскольку апеллирует к возможному способу действия и поведению. Следовательно, увидеть ситуацию уже означает начать стать над ней; обратить на нее пристальный взор — это означает само по себе развернуть борьбу воли за бытие68 69. Понятно, что преодоление кризиса есть утверждение новой экзистенциальной ситуации в ходе истории. Таким образом, в преодолении кризисов и становлении человеческой воли в борьбе за бытие возникает событийность. О событии В.А. Подорога утверждает, что оно наделяется временем, которое вмещает все необходимые содержательно-материальные условия его становления, а они в свою очередь приводят к «внезапной» трансформации исторического процесса70. Здесь нам открывается путь ко второму ключевому элементу неклассической философии — к современности.
<< | >>
Источник: Львов Александр Александрович. Археология субъекта информационного общества: антропологический аспект. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме КРИЗИС:

  1. Извеков Аркадий Игоревич. ИНТРОЕКЦИЯ ПРОТИВОРЕЧИЙ КРИЗИСА КУЛЬТУРЫ В СТРУКТУРУ ЛИЧНОСТИ. Диссертация, 2015
  2. Большаков Г. А.. Кризис этнической идентичности и массовая миграция в странах Скандинавии: Норвегия, Дания, Швеция. Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук, 2014
  3. КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 1994 ГОДА,
  4. *В соответствии со статьей 1 Закона Республики Беларусь «О порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь» вступила в силу со дня ее опубликования.
  5. РАЗДЕЛ І ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ
  6. Статья 1. Республика Беларусь - унитарное демократическое социальное правовое государство.
  7. Статья 2. Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.
  8. Статья 3. Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ.
  9. Статья 4. Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений.
  10. Статья 5. Политические партии, другие общественные объединения, действуя в рамках Конституции и законов Республики Беларусь, содействуют выявлению и выражению политической воли граждан, участвуют в выборах.
  11. Статья 6. Государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную.
  12. Статья 7. В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права.
  13. Статья 8. Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.
  14. Статья 9. Территория Республики Беларусь является естественным условием существования и пространственным пределом самоопределения народа, основой его благосостояния и суверенитета Республики Беларусь.
  15. Статья 10. Гражданину Республики Беларусь гарантируется защита и покровительство государства как на территории Беларуси, так и за ее пределами.
  16. Статья 11. Иностранные граждане и лица без гражданства на территории Беларуси пользуются правами и свободами и исполняют обязанности наравне с гражданами Республики Беларусь,
  17. Статья 12. Республика Беларусь может предоставлять право убежища лицам, преследуемым в других государствах
  18. Статья 13. Собственность может быть государственной и частной.
  19. Статья 14. Государство регулирует отношения между социальными, национальными и другими общностями на основе принципов равенства перед законом, уважения их прав и интересов.