<<
>>

Профессор П.К. СОБОЛЕВСКИЙ МАРКШЕЙДЕРСКИЕ РАБОТЫ ГЛАВНЕЙШИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЭТАПЫ ЕСТЕСТВЕННОЙ ЭВОЛЮЦИИ МАРКШЕЙДЕРСКОЙ СЛУЖБЫ ГОРНО-РУДНОГО ПРОИЗВОДСТВА

Исторический очерк интересно начать со справки о происхождении самих терминов «маркшейдерское искусство», «маркшейдер», что вместе с тем осветит и первый исторический этап деятельности производственной маркшейдерской службы.

Слова «маркшейдерское искусство» заимствованы с немецкого Markscheidekunst, и этот немецкий термин перешел к нам по созвучию целиком так, как он звучит по-немецки, а по существу перешел как бы в переводе; именно немецкое Markscheidekunst состоит из двух слов — Markscheide, что значит дословно межа, и Kunst, что значит искусство. Само слою Markscheide — старонемецкое и составлено из двух слов Mark, что значит вообще знак (отмечающий какую-нибудь точку или линию на поверхности земли) и scheiden, что значит делить или разделять, в смысле отделять одно от другого (отделять, чтобы не смешивать). Дословно, следовательно, Markscheide — знак раздела.

Таким образом, выходит, что маркшейдерское искусство текстуально значит межевое искусство, или землемерное искусство, а маркшейдер — межевик, или землемер. Этот текстуальный перевод необходимо, однако, пополнить справкой, что термины Markscheidekunst и Markscheide г обозначали в самой Германии таких землемеров и такое землемерие, которые были связаны исключительно с горно-рудным делом. Таким образом, во избежание недоразумений названную выше немецкую терминологию следует переводить словами «рудничный землемер» и «рудничное землемерие». Любопытно отметить, что в связи с латинизацией научных терминов и вообще научных сочинений термин Markscheidekunst был переведен как geometria subterrahea, что буквально значит подземное землемерие. Если теперь принять во внимание, что латинское слово geometria употребляется в западноевропейской литературе и в принятом у нас смысле, т.е. в смысле особого отдела математики, и в смысле нашего слова «землемерие», или «топография», если ко всему этому добавить, что в нашей народной речи многие явления и предметы, так или иначе связанные с недрами, определяются словом «горный», как, например, «горный воск», «горный лен», «горное масло», «горный компас» и многое другое, то станет понятным, что немецкое Markscheidekunst появилось у нас под самыми разнообразными названиями: маркшейдерское искусство, маркшейдерская наука, горная геодезия (Л.А.

Сакс, 1886; В.И. Бауман, 1900, 1905); рудничная топография (Г.А. Тиме, 1884, 1890); горная топография (Г.А. Тиме, 1884, 1890); подземная геометрия (А. Мартов, 1777); горная геометрия (П.М. Леонтовский, 1906); горное землемерие (А. Мартов, 1777).

Приведенная справка (о происхождении терминов «маркшейдер», «маркшейдерское искусство» и пр.) говорит о том, что горно-рудное производство уже с давних пор нуждалось в плановом материале, который позволил бы производству свободно ориентироваться в процессе горно-рудного строительства и эксплуатации и соответствующим образом направлять таковые. При этом необходимо учесть, что характер горно-рудного строительства первоначально был настолько прост и предъявляемые на разрешение маркшейдерской службы задачи носили столь примитивный характер, что с этими задачами без всякого труда могли справляться рядовые землемеры, пользуясь для этого самыми примитивными съемочными инструментами — висячим компасом (для измерения горизонтальных углов и горизонтальных направлений), висячим транспортиром (для измерения вертикальных углов) и так называемой пятилахтерной[2] цепочкой (для измерения линейных расстояний). Открытый характер большинства горных работ и незначительная глубина подземных работ сначала не требовали никаких особых методов наблюдений для составления рудничного (маркшейдерского) плана, т.е. такого плана, на котором были бы изображены и правильно ориентированы все горные выработки (открытых и подземных горных работ), границы владений (отводов), различные характерные контуры и все обычные подлежащие съемке предметы и контуры дневной поверхности рудника. Такое примитивное, землемерное состояние маркшейдерской службы продолжалось в Европе значительный период времени.

Упрощенная, землемерного порядка, маркшейдерская служба могла существовать лишь до тех пор, пока постепенно развертывающееся вширь и вглубь горно-рудное производство не потребовало существенного улучшения (повышения) качества продукции этой весьма ответственной службы.

Дело в том, что неточность методов наблюдений, примитивность и элементарность обработки этих наблюдений, будучи распространены на значительное по своему масштабу горно-рудное строительство, обнаружили весьма быстрое нарастание ошибок результатов данной обработки. В связи с углублением подземных работ примитивная, землемерная маркшейдерия не могла гарантировать различным владельцам горно-рудных предприятий неприкосновенность границ их владений от вольного или невольного вторжения промышленников-соседей. Границы (Markscheide) устанавливались на дневной поверхности, а горные работы и эксплуатация месторождений развертывались на значительной глубине. Неопределенность и ошибочность даваемых по этому вопросу указаний и заключений существенно поколебали авторитетность землемерно-маркшейдерской науки и практики. Этот авторитет постепенно и последовательно терпел поражения всюду, где требовались достаточная точность и определенность маркшейдерских заключений.

Перспективы и пути улучшения маркшейдерского производственного аппарата напрашивались сами собой. Очевидно, во всех ответственных случаях, требовавших более точных наблюдений, следовало примитивные угломерные инструменты заменить более совершенными — геодезическими теодолитами и нивелирами; примитивные элементарные методы обработки наблюдений пополнить более совершенными, и это, казалось, возможно было маркшейдерской службе осуществить тем легче, что развивавшиеся рядом с маркшейдерией геодезия и астрономия занимались аналогичными угломерными измерениями (хотя и для других целей). Небезынтересно отметить, что этому естественному развитию и совершенствованию производственного маркшейдерского аппарата в значительной степени мешала замкнутость окрепшего к тому времени маркшейдерского цеха, члены которого не только не допускали в свой цех сторонних геодезистов, но которые, к сожалению, и сами недостаточно следили за достижениями и развитием геодезии, составлявшей основное незаменимое орудие их производственной деятельности.

Недостаточная образованность старых маркшейдеров не могла, конечно, остановить развития горного дела. Сознание необходимости привлечения геодезии и геодезических методов на помощь производственному маркшейдерскому аппарату мало-помалу проникало в умы маркшейдеров и получило свое оформление лишь в 50-х годах XIX столетия благодаря деятельной инициативе геодезиста-мар- кшейдера Юлиюса Вейсбаха, профессора Фрейбергской горной академии.

Профессор Ю. Вейсбах в начале 50-х годов XIX столетия выпустил свой классический труд, названный им «Новое маркшейдерское искусство» (Die neue Markscheidek- unst). Первая часть этого труда появилась в 1851 г., вторая — в 1859 г.

Вейсбаховская маркшейдерия — это определенный этап, определенный поворотный пункт в истории развития производственной маркшейдерской службы. «Новое маркшейдерское искусство», привлекшее к себе на помощь геодезический аппарат, маркшейдерское искусство Юлиюса Вейсбаха, быстро расцвело пышным цветом своих практических приложений и заняло почетное место среди специальных предметов Фрейбергской горной академии, а вместе с тем заняло командные высоты в горно-рудном мире Европы и Америки. «Новая» вейсбаховская маркшейдерия сделалась, естественно, объектом изучения различных соседних стран, стремящихся перенести вейсбаховскую маркшейдерию на родную территорию. Это перенесение требовало не только полного обновления старого инструментального инвентаря, но и закладки целой системы связанных между собой опорных пунктов, привязанных к соответствующей государственной тригонометрической сети и к государственному нивелированию. Перенесение вейсбаховской маркшейдерии в новый рудничный район требовало практического внедрения разработанных Вейсбахом методов более совершенной соеди- нительнои съемки, позволявшей с большей степенью точности иметь на одном плане изображение подземных выработок и изображение соответствующим образом расположенных различных контуров дорог и рудничных построек (дневной поверхности).

Вейсбаховская маркшейдерия для планомерного проведения ее в производственную практику того или иного горно-рудного района (бассейна) потребовала высококвалифицированных кадров горных инженеров, в должной мере овладевших циклом астрономогеодезических и математических наук.

Первый шаг к перенесению нового маркшейдерского искусства на нашу территорию был сделан профессором

б.              Петербургского горного института Г.А. Тиме. Изучив новое маркшейдерское искусство у самого Вейсбаха во Фрейберг- ской горной академии, проф. Г.А. Тиме напечатал в 1884 г. (а затем в 1890 г.) книгу под названием «Руководство к рудничному нивелированию и к съемке рудников градусником и компасом». Книга проф. Г.А. Тиме заслуживает самого серьезного внимания: книга эта заключает в себе полный план и программу к намеченному проф. Г.А. Тиме (и подготовлявшемуся к печати) полному трактату по «Горной топографии». Подробный план и программа дают целый ряд положений и образов, четко отображающих деловую производственную точку зрения практической маркшейдерии, лишний раз напоминающую о том, что производственная маркшейдерия есть нераздельный комплекс «объект наблюдений, плюс метод наблюдений, плюс оформление наблюдений».

В связи с приведенной справкой естественно поставить вопрос об отношении нашей горно-рудной промышленности к этим новым течениям в области маркшейдерского искусства. Отвечая на поставленный вопрос, необходимо помнить, что вейсбаховская маркшейдерия явилась неизбежностью, продиктованной жесткими требованиями самой горно-рудной промышленности в связи с несостоятельностью старой землемерной маркшейдерии, несостоятельностью связать ряд рудников данного района в одно неразрывное целое, несостоятельностью связать более глубокие подземные работы с дневной поверхностью.

Понятно поэтому, поскольку даже в 90-х годах минувшего столетия наша горнорудная промышленность была развита относительно весьма слабо и горнорудные работы носили в общем достаточно примитивный характер, маркшейдерская служба еще удовлетворяла запросы и задания производства, в особенности в связи с обновлением маркшейдерского инструментального инвентаря.

Все сколько-нибудь организованные рудники Урала и Донбасса в 90-х годах обзавелись новейшими орудиями германской маркшейдерской техники: горными теодолитами, горными нивелирами, стальными рулетками, нивелирными рейками Борхерса, рудничными сигналами, особыми стальными штангами для измерения глубины шахт, специальными так называемыми фрейбергскими установками для точного центрирования рудничных теодолитов и сигналов. Старые громоздкие, тяжелые и грубой работы висячие съемочные инструменты — висячие компасы, висячие полукруги (висячие транспорты) — были заменены соответствующими изящными, портативными и высокой точности инструментами, художественными произведениями новейших прецизионных инструментальных мастерских.

Неизбежность внедрения вейсбаховской маркшейдерии, требовавшей единой системы координат для целого горнорудного района или бассейна, сделалась вполне очевидной лишь во второй половине 90-х годов, в период определенного пробуждения горнопромышленной жизни Донецкого бассейна, когда Донецкий бассейн стал наводняться иностранными акционерными обществами (бельгийскими, английскими, французскими), разрабатывавшими донецкие каменноугольные копи на началах долгосрочной аренды. Наряду с иностранными развивались и русские различные горнопромышленные товарищества и акционерные общества. Каждое из предприятий замыкалось только в узких интересах своих товариществ или акционерных обществ. Однако не замедлило наступить время, когда интересы отдельных предприятий стали скрещиваться на почве взаимного обеспечения безопасности смежных работ. Четкая регистрация всех подземных работ — основных (штреки, продольные, бремсберги, квершлаги), нарезочных и эксплутационных (выемочных) — внутри каждого предприятия была организована образцово: эта работа лежала целиком на ответственности маркшейдерской службы. Однако вся эта образцовая постановка маркшейдерской службы ни в какой мере не гарантировала рудник от встречи с непредвиденными катастрофами — с массами воды и гремучего газа старых или

смежных работ. Спасение от этих катастроф требовало прежде всего введения и установления общей системы координат для целой системы смежных рудников. Авторитет маркшейдерской службы без помощи триангуляций и высококачественных ориентирно-соединительных работ оказался бессильным.

Необходимо, однако, заметить, что частная инициатива в деле координатного объединения даже целых отдельных групп рудников не могла удовлетворить потребностей более глубокого изучения Донецкого бассейна в его геологическом целом. В связи с промышленным развитием каменноугольного Донецкого бассейна происходило и более глубокое изучение последнего со стороны б. Геологического комитета. Исполнителем этой колоссальной научноисследовательской работы стал геолог Геологического комитета и профессор б. Петербургского горного института Л.И. Лутугин, задумавший в результате своих исследований издать ряд геологических атласов продуктивной толщи донецких каменноугольных отложений в крупном одноверстном масштабе (1 : 42 000) порядка аналогичных атласов Вашингтонского геологического комитета. Осуществление этой грандиозной идеи требовало тесного сотрудничества геологии, геодезии, картографии и маркшейдерии. Достойным сотрудником и товарищем в этой грандиозной работе явился профессор б. Петербургского горного института В.И. Бауман. Детальное освещение глубинной геологии Донецкого бассейна потребовало детальных связанных между собой маркшейдерских карт и разрезов. Планомерное развитие каменноугольной промышленности бассейна требовало наличности детальных геологических карт продуктивной толщи.

Так, в конце 90-х годов возникла та громадная общегосударственного масштаба геологоразведочная, геодезическая и маркшейдерская работа, планомерному проведению которой Л.И. Лутугин и В.И. Бауман посвятили всю свою жизнь.

<< | >>
Источник: Букринский В.А., Певзнер М.Е., Попов В.Н., Яковлев П.В.. История маркшейдерии: Учебное пособие для вузов. 2007

Еще по теме Профессор П.К. СОБОЛЕВСКИЙ МАРКШЕЙДЕРСКИЕ РАБОТЫ ГЛАВНЕЙШИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЭТАПЫ ЕСТЕСТВЕННОЙ ЭВОЛЮЦИИ МАРКШЕЙДЕРСКОЙ СЛУЖБЫ ГОРНО-РУДНОГО ПРОИЗВОДСТВА:

  1. ГЛАВНЫЕ ЭТАПЫ БИОХИМИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ ЖИВЫХ ОРГАНИЗМОВ
  2. РАЗДЕЛ 9 Эпистемологический образ науки. Генезис науки и основные исторические этапы ее развития
  3. ПЕРВЫЙ БРИТАНЕЦ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ?
  4. ТЕМА 6. СПОСОБЫ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗОВ ГЛАВНЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ФАКТОВ
  5. ТЕМА 10. ПРИЕМЫ РАБОТЫ С ИСТОРИЧЕСКИМИ ДОКУМЕНТАМИ
  6. Занятие 20. Приемы работы с историческими источниками и документами, художественной литературой
  7. РАЗЛИЧНЫЕ ВАРИАНТЫ РАБОТЫ С ИСТОРИЧЕСКОЙ КАРТИНОЙ
  8. ЧЕТВЕРТЫЙ ПЕРИОД
  9. ЧЕТВЕРТЫЙ ПЕРИОД
  10. ПРИЛОЖЕНИЕ 3.ФРАГМЕНТЫ ИСТОРИИ МАРКШЕЙДЕРИИ И КАФЕДРЫ МАРКШЕЙДЕРСКОГО ДЕЛА И ГЕОДЕЗИИ МГГУ (по опубликованным работам профессоров П.К. Соболевского, ПА Рыжова, В Букринского, В.Н. Попова и др.)
  11. Профессор П.К. СОБОЛЕВСКИЙ МАРКШЕЙДЕРСКИЕ РАБОТЫ ГЛАВНЕЙШИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЭТАПЫ ЕСТЕСТВЕННОЙ ЭВОЛЮЦИИ МАРКШЕЙДЕРСКОЙ СЛУЖБЫ ГОРНО-РУДНОГО ПРОИЗВОДСТВА
  12. СОВРЕМЕННОЕ МАРКШЕЙДЕРСКОЕ ИСКУССТВО