<<
>>

Глава 3 НЕРАЗРЫВНАЯ СВЯЗЬ И ВЗАИМОДЕИСТВИЕ СОВЕТСКОГО ПРАВА И КОММУНИСТИЧЕСКОЙ НРАВСТВЕННОСТИ

Советское социалистическое право и утвердившаяся в нашей стране коммунистическая нравственность находятся в самом тесном взаимодействии друг с другом, в неразрывной связи *. Они служат одной и той же конечной цели — построению коммунизма.
«В основе коммунистической нравственности лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма»,— говорил В. И. Ленин в своей замечательной речи «Задачи союзов молодежи» 49. Ту же цель имеет перед собою и социалистическое право с первых дней его установления, что нашло прямое выражение в ряде важнейших правовых актов. Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа начиналась со следующих слов: «Ставя своей основной задачей уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, полное устранение деления общества на классы, беспощадное подавление эксплуататоров, установление социалистической организации общества и победы социализма во всех странах, 3-й Всероссийский съезд Советов Рабочих, Солдатских к Крестьянских Депутатов постановляет...»50 Далее следовали всемирно известные замечательные положения об отмене частной собственности на землю, леса, недра и воды, о превращении помещичьей собственности в общенародное достояние, о национализации банков и т. д. Как известно, первая советская конституция — Конституция РСФСР 1918 г.— включила в себя названную Декларацию. Таким образом, указанная выше конечная цель советского социалистического права и коммунистической нравственности была официально закреплена в основном законе РСФСР, и притом дважды, так как та же цель, но другими словами, выражена в его II разделе51. Аналогичные формулировки вошли и во все первые конституции братских советских республик. То же самое имеется и в конституциях союзных республик, принятых после образования Союза ССР. «Настоящая Конституция (Основной Закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики,— читаем мы в ст. 1 Конституции 1925 г.,— исходит из основных положений декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, принятой III Всероссийским Съездом Советов, и основных начал Конституции (Основного Закона) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, принятой V Всероссийским Съездом Советов, и имеет своей задачей гарантировать диктатуру пролетариата в целях подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и осуществления коммунизма, при котором не будет ни деления на классы, ни государственной власти».
Сталинская Конституция, так любовно и гордо названная народом по имени ее творца, отразила факт уничтожения эксплуататорских классов и построение социалистического общества, где уже осуществляется принцип первой фазы коммунизма, т. е. социализма: «от каждого — по его способности, каждому — по его труду». Соответственно общей и для социалистического права и для социалистической нравственности цели, каковой является построение полного коммунизма, Советское государство, устанавливая те или иные юридические нормы, всегда сообразуется с тем, какое именно поведение людей (с учетом места и времени) является наиболее целесообразным для обеспечения продвижения общества к этой цели. Оно отказывает в легализации, т. е. признании правомерными, такого поведения, таких поступков или методов действия, таких организационных форм, которые тормозят, мешают, вредят нашему продвижению вперед к этой цели. Но и коммунистическая нравственность руководствуется тем же критерием в своих требованиях и запретах. Поскольку все принципы коммунистической нравственности и советского права подчинены указанному выше верховному принципу, многие конкретные требования или запреты и права и нравственности оказываются по содержанию своих предписаний либо прямо тождественными (если не целиком, то в той или иной части), либо теснейшим образом увязанными друг с другОхМ, внутренне согласованными. Говоря о принципах, мы имеем в виду основные, ведущие идеи права или морали, лежащие в основе того или другого (точнее и того и другого) и имеющие нормативное значение даже тогда, когда они не выражены именно в виде норм, а указываются в качестве цели. Нормы советского социалистического права нередко прямо воспроизводят содержание тех или иных важнейших норм коммунистической нравственности. Такова, например, статья 12-я Сталинской Конституции об основных обязанностях граждан СССР, где говорится: «Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: „кто не работает, тот не ест".
В СССР осуществляется принцип социализма: ,,от каждого — по его способности, каждому — по его труду“». По одной этой статье можно судить об общности ведущих принципов коммунистической морали и социалистического права. Следует отметить, что как раз на примере этой статьи можно видеть такую особенность Сталинской Конституции, принципиально отличающую ее от буржуазных конституций, что она фиксирует в своих статьях уже добытое и завоеванное. Закрепленные в указанной статье великие принципы социалистической нравственности, ставшие в силу этого закрепления в Основном законе и ведущими принципами права, отражают установившееся в нашей стране новое отношение к труду, который в СССР является свободным от всякой эксплуатации, трудом на себя, на общество в целом, состоящее ныне лишь из трудящихся. Указанные нормы коммунистической нравственности и социалистического права говорят не о том, что только должно осуществиться, но являются нормами действительного поведения, ибо добровольное следование им уже составляет действительно повседневное правило в нашем обществе для подавляющего большинства граждан. В социалистическом обществе нет и не может быть характерного и для капиталистического и для иных антагонистических обществ разрыва между нормами морали и права и действительностью. В капиталистическом обществе официально провозглашаемые господствующей в обществе моралью нормы, как равно и многие нормы права, остаются мертвой прописью, действительным же регулятором жизни являются совсем иные нормы, применение к которым эпитетов «моральные» и «правовые» часто звучит как насмешка. Достаточно указать на гормы права в США, формально провозглашающие равноправие всех граждан США независимо от расы и национального происхождения, вообще все те нормы конституции США, которые лицемерно признают некоторые демократические права и свободы. В социалистическом обществе нормы права и безраздельно господствующей коммунистической нравственности правильно отражают нормальные, применяющиеся повседневно правила поведения членов этого общества, являются действительными принципами деятельности государства и всех его органов.
Теснейшая неразрывная связь социалистического права и коммунистической нравственности отчетливо видна уже при ознакомлении с кругом основных прав и обязанностей граждан СССР, закрепленных Сталинской Конституцией. «Каждый гражданин СССР,— говорится в ст. 130,—обязан соблюдать Конституцию Союза Советских Социалистических Республик, исполнять законы, блюсти дисциплину труда, честно относиться к общественному долгу, уважать правила социалистического общежития». Каждая из этих обязанностей является не только юридической, но и моральной. В советских законах, в первую очередь в Основном законе СССР — Сталинской Конституции, являющейся юридической основой всех советских законов, всех вообще норм советского права, находит свое выражение воля всего советского народа. Советская Конституция и все советское законодательство, включая и подзаконные правовые акты, обеспечивают интересы всего общества в целом, гармоническое сочетание интересов личности и коллектива, интересов гражданина и государства, направлены'на успешное продвижение общества к коммунизму, на неуклонный рост материального благополучия советского народа, на укрепление безопасности нашей социалистической Родины от нападений извне. Естественно, что коммунистическая нравственность предъявляет каждому члену общества соблюдение Конституции и исполнение законов социалистического государства. Рассмотрим в этом свете такую основную обязанность граждан СССР, как соблюдение дисциплины труда. Огромное экономическое, политическое и моральное значение дисциплины труда, сознательной социалистической дисциплины, было глубоко раскрыто В. И. Лениным еще в первые годы Советской власти. Определяя диктатуру пролетариата, В. И. Ленин указывал, что «Диктатура означает не только насилие, хотя она невозможна без насилия, она означает также организацию труда более высокую, чем предыдущая организация» *. «Диктатура пролетариата... не есть только насилие над эксплуататорами и даже не главным образом насилие. Экономической основой этого революционного насилия, залогом его жизненности и успеха является то, что пролетариат представляет и осуществляет более высокий тип обще ственной организации труда, по сравнению с капитализмом.
В этом суть. В этом источник силы и залог неизбежной полной победы коммунизма» 52. В статье «От первого субботника на Московско-Казанской железной дороге ко всероссийскому субботнику — маевке» В. И. Ленин, разъясняя все значение этого нового явления, выдвинутого творческой инициативой передовых рабочих, писал: «После свержения царей, помещиков и капиталистов впервые только очищается поле для настоящей стройки социализма, для выработки новой общественной связи, новой дисциплины общего труда, нового всемирно-исторического уклада всего народного (а затем и международного) хозяйства. Это дело переработки самих нравов, надолго загаженных, испорченных проклятой частной собственностью на средства производства, а вместе с ней всей той атмосферой грызни, недоверия, вражды, раздробленности, взаимоподси- живания, которая неминуемо порождается — и постоянно возрождается вновь — мелким обособленным хозяйством, хозяйством собственников при „вольном" обмене между ними»53- Со свойственной ему прозорливостью В. И. Ленин уже в первых субботниках увидел ростки нового отношения к труду, новой, сознательной, товарищеской, социалистической дисциплины труда. От первых субботников до могучего всенародного социалистического соревнования наших дней — таков путь, пройденный нашей страной в деле создания новой, социалистической дисциплины, превращения ее в нравственную потребность всего советского народа в целом, познавшего счастье созидательного труда на себя, а не на эксплуататоров. Утверждение в нашем обществе сознательной социалистической дисциплины пришло не самотеком, а явилось результатом огромной хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной работы Советского государства под руководством большевистской партии. Советское право явилось огромного значения фактором в деле укрепления и утверждения социалистической дисциплины. И в данном случае оно исходило из принципа коммунистической нравственности, которая включает в число своих важнейших норм требование блюсти дисциплину труда.
Зафиксированная Сталинской Конституцией обязанность соблюдать дисциплину труда является таким образом и основной моральной обязанностью, а не только основной юридической обязанностью. Это воспроизведение в праве требований коммунистической нравственности ясно выступает при рассмотрении и таких основных обязанностей граждан, как честное отношение к общественному долгу, уважение правил социалистического общежития. Но и все остальные основные зафиксированные в Конституции обязанности граждан СССР (ст. 131 —133) столь же ярко свидетельствуют о единстве ведущих принципов социалистического права и нравственности. «Каждый гражданин СССР,— говорится в ст. 131,— обязан беречь и укреплять общественную, социалистическую собственность, как священную и неприкосновенную основу советского строя, как источник богатства и могущества родины, как источник зажиточной и культурной жизни всех трудящихся. Лица, покушающиеся на общественную, социалистическую собственность, являются врагами народа». Закрепление в Основном законе страну этого важнейшего принципа коммунистической нравственности стало возможным именно потому, что он вошел в плоть и кровь советских людей, уже осознавших все преимущества строя, основанного на социалистической собственности. Столь же ясно выражают морально-политическое единство нашего народа статьи главы X Сталинской Конституции, завершающие перечень основных обязанностей граждан: «Всеобщая воинская обязанность является законом. Воинская служба в рядах Вооруженных Сил СССР представляет почетную обязанность граждан СССР» (ст. 132). «Защита отечества есть священный долг каждого гражданина СССР. Измена родине: нарушение присяги, переход на сторону врага, нанесение ущерба военной мощи государства, шпионаж — караются по всей строгости закона, как самое тяжкое злодеяние» (ст. 133). Невозможно с большей точностью выразить нормы коммунистической нравственности, определяющие отношение советских людей к их родному государству, к их социалистическому отечеству, их животворный советский патриотизм, чем это сделано в статьях Основного закона СССР. В этом замечательном документе с научной точностью выражены и основные черты морального облика советского человека. Говоря о тесной, неразрывной связи советского социалистического права и коммунистической нравственности, об общности их ведущих принципов, обычно обращают внимание главным образом именно на статьи Конституции СССР, излагающие основные обязанности граждан СССР. Но то же самое можно видеть и из тех статей Конституции, которые закрепляют и всесторонне гарантируют основные права граждан. Великие права советских граждан на труд, на отдых, на материальную помощь в старости, а также в случае болезни и потери трудоспособности, право на образование, гарантии равноправия женщин с мужчинами, как равно и всех граждан СССР независимо от их расы и национальности, во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни и все остальные великие права и свободы граждан СССР, закрепленные Конституцией, имеют в своей основе вдохновенные принципы социалистической нравственности. Сталинская забота об интересах и нуждах трудящегося человека, о его росте, развитии, пронизывает собою все эти статьи, с такой силой свидетельствующие о преимуществах нашего строя, о его моральной красоте. Все советское право в целом и каждая его отрасль в отдельности проникнуты духом коммунистической нравственности, полностью соответствуя понятиям советского народа о нравственном, справедливом. Назовем, для примера, Закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946— 1950 гг. В этом законе, как и во многих других, обращает на себя внимание, в частности, этическая мотивация норм, этические оценки, дающие возможность полнее уяснить связь его требований с нормами коммунистической нравственности. Вводная часть Закона о пятилетнем плане говорит о великом трудовом подвиге, который совершил в Отечественной войне рабочий класс Советского Союза, о патриотизме советского крестьянства, о беспримерных трудовых подвигах женщин, советской молодежи и т. д., т. е. содержит этические оценки, этическую мотивацию содержащихся в этом замечательном законе правовых норм. Закон 1951 г. о защите мира раскрывает в яркой формуле моральное значение установления суровой кары за пропаганду войны. Можно привести длинный перечень различных нормативных актов, сама формулировка которых помогает уяснить неразрывную связь их с нормами коммунистической морали. Характерным в этом отношении является совместное Поста новление СНК СССР, ЦК ВКП-(б) и ВЦСПС от 28 декабря 1938 г. «О мероприятиях по упорядочению трудовой дисциплины, улучшению практики государственного социального страхования и борьбе с злоупотреблениями в этом деле», с предельной выразительностью раскрывающее высоконравственное содержание и благородную этическую цель устанавливаемых им правовых норм. Яркое выражение нашли нормы социалистической нравственности, направленные на укрепление советской семьи, в таких актах, как Указ от 8 июля 1944 г. и статьи Кодекса законов о браке, семье и опеке. Конечно, эта полная связь социалистического права и коммунистической нравственности не везде, не в любой правовой норме выступает так отчетливо, как в перечисленных выше правовых актах. Тем не менее, эта связь всегда имеется. Запрещаемые советским правом поступки являются одновременно поступками, осуждаемыми социалистической нравственностью. И, наоборот, поощряемые, культивируемые советским правом действия являются теми действиями, к которым призывает коммунистическая нравственность. Те действия, которые с точки зрения коммунистической нравственности являются наиболее вредными, наиболее заслуживающими порицания, рассматриваются и советским уголовным правом как наиболее опасные преступления со всеми вытекающими отсюда последствиями. С точки зрения коммунистической морали наиболее тяжкими преступлениями являются контрреволюционные преступления, измена социалистической родине, шпионаж и т. д. И советское уголовное право выделяет эти преступления в особую группу, предусматривая по ним наиболее суровые меры наказания. Подавляющая часть норм уголовного права, по крайней мере особенной части УК, представляют одновременно и запреты коммунистической нравственности. Нужно только иметь в виду, что понятие нормы права не идентично с понятием статьи кодекса или закона. Одна и та же норма права может потребовать ряда статей для своего выражения, причем ни в одной из них, взятой в отдельности, она не получит полного выражения и, наоборот, в одной статье кодекса или закона может быть выражено две и более различных норм права. Если не все запрещаемые коммунистической нравственностью поступки преследуются советским уголовным правом, то трудно, а вернее невозможно, обнаружить такой запрещаемый и караемый уголовным правом поступок, который одновременно не порицался бы коммунистической моралью. И это понятно. Преступление, как оно определяется советским уголовным кодексом, является действием, опасным для советского общества, а все опасное для общества не может не противоречить господствующим в нем этическим взглядам. Ст. 6 УК РСФСР гласит: «Общественноопасным признается всякое #действие или бездействие, направленное против советского строя или нарушающее правопорядок, установленный Рабоче- Крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени». Совершенно ясно, что такое действие или бездействие, с точки зрения этической оценки его, не может не являться безнравственным. Всякое преступление в условиях социалистического общества является одновременно и нарушением нормы коммунистической морали, а не только права. В этом находит проявление одна из специфических особенностей соотношения права и нравственности в социалистическом обществе. Можно привести в качестве примера тот факт, что в дореволюционной России такие тягчайшие с точки зрения законодателя преступления, как пропаганда революционных идей, борьба против царизма, и т. п. отнюдь не признавались преступлениями в общественном мнении, с точки зрения усвоенных прогрессивной частью общества моральных взглядов. В наших условиях не может быть разрыва между нравственным сознанием общества и требованиями права уже в силу того, что советское право в условиях победы социализма представляет собою выражение воли всего народа, а следовательно, выражение и его нравственных представлений, идей, взглядов. В основе самого правосудия в СССР лежат те же ведущие поинципы коммунистической нравственности, которые в нашем обществе общепризнаны. Закон о судоустройстве СССР и союзных республик (ст. 2) тай определяет задачу советского правосудия: «Правосудие в СССР имеет своей задачей защиту от всяких посягательств: а) установленного Конституцией СССР и конституциями союзных и автономных республик общественного и государственного устройства СССР, социалистической системы хозяйства и социалистической собственности; б) политических, трудовых, жилищных и других личных и имущественных прав и интересов граждан СССР, гарантированных Конституцией СССР и конституциями союзных и автономных республик; в) прав и охраняемых законом интересов государственных учреждений, предприятий, колхозов, кооперативных и иных общественных организаций. Правосудие в СССР имеет своей задачей обеспечение точного и неуклонного исполнения советских законов всеми' учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами СССР». Само наказание в советском праве приобретает иное качество, глубоко этический смысл, ибо советский суд, применяя меры уголовного наказания, не только карает преступников, но имеет своей целью также исправление и перевоспитание преступников. Трудно лучше формулировать этическое значение социалистического правосудия, чем это сделано в цитированном законе: «Всей своей деятельностью,— говорит его ст. 3,— суд воспитывает граждан СССР в духе преданности родине и делу социализма, в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, бережного отношения к социалистической собственности, дисциплины труда, честного отношения к государственному и общественному долгу, уважения к правилам социалистического общежития». Выраженные здесь основные принципы социалистического правосудия являются одновременно и принципами коммунистической нравственности. В зависимости от специфики общественных отношений, регулируемых различными отраслями права, теснейшая связь и общность требований нашего права и нашей нравственности выступает не всюду одинаково ясно, но внимательный анализ везде ее устанавливает. Такая связь в одних отраслях права проявляется более, в других менее отчетливо, но нет ни одной отрасли, где она совершенно отсутствовала бы. Такие принципы коммунистической нравственности, как принцип охраны и укрепления социалистической собственности, строжайшего соблюдения законности, государственной дисциплины, обеспечения законных прав личности лежат в основе всех отраслей нашего права. Преимущественное внимание, которое уделяется законодателем закреплению и обеспечению в той или иной отрасли каких-либо определенных принципов коммунистической нравственности, объясняется спецификой отдельных отраслей права. Так, естественно, в нормах трудового и колхозного права особенно широко воплощены такие требования и принципы, как строжайшее соблюдение трудовой дисциплины, обязанность честно трудиться и т. п., в области семейного права на первый план выступает принцип укрепления советской семьи, забота о детях и т. д. Возьмем к примеру трудовое право. Естественно, что здесь с особенной полнотой нашли выражение и подкрепление те нормы коммунистической нравственности, которые относятся к труду, к дисциплине труда. Правильно указывает Н. Г. Александров: «Советское право и советская мораль направлены к тому, чтобы социалистическое отношение к труду вошло в привычку всех членов общества, что составляет одно из необходимых условий завершения строительства социализма и постепенного перехода советского общества от социализма к коммунизму» К В любой области советского права находит свое проявление всесторонняя забота о человеке нашей страны — о его правах, нуждах, интересах, о его здоровье, отдыхе, образовании и т. д. Как советское право, так и коммунистическая нравственность исходят из того сталинского положения, что «...из всех ценных капиталов, имеющихся в мире, самым ценным и самым решающим капиталом являются люди, кадры»54. Говоря о теснейшей и неразрывной связи социалистического права и нравственности, нельзя ни на минуту упускать из виду, что, в конечном счете, определяющим наше право, как и любое право, является экономический фактор, материальные потребности общества. Общность основных принципов и многих конкретных требований права и нравственности объясняется прежде всего тем, что они имеют общую порождающую и обусловливающую их экономическую основу. Общественное устройство социализма объективно высоконравственно, и любые правовые нормы, содействующие его развитию и укреплению, укрепляют тем самым и коммунистическую нравственность, выражают ее ведущий принцип — подчинение поведения людей высшей цели, каковой является построение коммунизма. То обстоятельство, что именно во второй фазе развития нашего государства в нормах права особенно широко получают выражение и подкрепление нормы коммунистической нравственности, объясняется именно закреплением в праве общественного устройства социалистического общества и выдвижением на первый план хозяйственно-организаторской и культурно-воспитательной функции социалистического государства. Закрепление в советском праве факта победы социализма и еще более широкое использование права в выполнении хозяйственно-организаторских и культурно-воспитательных задач приводит и к более широкому отражению в праве принципов и норм коммунистической нравственности. Задача еще большего использования права как орудия воспитания масс и подъема культуры потребовала и более широкого закрепления требований коммунистической нравственности в нормах права. Но при этом законодатель, формулируя волю народа в нормах права, строго учитывает при закреплении в них тех или иных требований коммунистической нравственности, практическую их выполнимость, и не предъявляет таких требований, применение которых при всей желательности на данном этапе нельзя достаточно обеспечить методами правового регулирования. Изучение нормативного правового материала под углом зрения интересующего нас вопроса подтверждает бесспорность вывода, уже сформулированного ряд лет назад академиком А. Я. Вышинским: «Социалистическое право выражает собой те же принципы, что и социалистическая нравственность. Здесь никакой грани нет и быть не может» К Именно потому так высок в массах авторитет нашего права, именно потому такую огромную и все возрастающую роль в применении правовых норм имеет у нас убеждение. Наш народ воспринимает советское право как воплощение справедливости. Когда мы говорим о справедливости нашего права, мы имеем в виду не только субъективные представления членов социалистического общества, но в первую очередь обусловившую эти субъективные представления людей объективную справедливость нашего права, как права полностью отвечающего материальным основам общества, потребностям прогрессивного развития его и утвердившейся в нем коммунистической нравственности. У Оценивая социалистическое право как справедливое, советские люди исходят из объективных критериев. Таковыми являются прежде всего согласованность содержания всех конкретных требований, выраженных в нормах права, с благородной и возвышенной целью — построения коммунизма, последовательный развернутый демократизм нашего права, великие социально-экономические и политические права и свободы, закрепленное в нормах права социалистическое равенство. Конечно, как уже говорилось выше, это — еще не то равенство, которое будет обеспечено при полном коммунизме, ибо социализм не устраняет полностью имущественного неравенства. Но имеющееся у нас некоторое имущественное неравенство в условиях равного отношения всех к основным средствам производства, равного применения ко всем принципа: «от каждого по его способности, каждому — по его труду» и полного уравнения всех граждан в основных правах и свободах, полностью отвечает понятиям справедливости у членов социалистического общества. Оценивая наше право как справедливое, советский народ имеет в виду также отношения братского сотрудничества равноправных народов, которые оно закрепило в своих нормах, последовательное проведение правом в СССР ленинско- сталинской национальной политики. Справедливость нашего права подтверждается его подлинным гуманизмом, всесторонней заботой о трудящемся человеке, отраженной в его нормах, культивированием уважения к труду, к трудящемуся человеку и его трудовым заслугам, строгим контролем права над мерой труда и потреблёния. Справедливость социалистического права проявляется в его непримиримости к врагам народа, к ворам и расхитителям народного добра и другим преступникам. Те своеобразные идеологические «ножницы», которые имеют место в антагонистическом строе между нравственным сознанием трудящегося народа, его правосознанием, его понятием о справедливости, с одной стороны, и действующим правом, с другой, в условиях социализма исчезли. Объективная справедливость нашего общественного строя нашла свое отражение в факте ликвидации вековечного разрыва между правом и нравственным сознанием трудящихся масс. Во всех классовых обществах, характеризующихся антагонизмом в производственных отношениях, общественное сознание также неизбежно проникнуто антагонизмами. В социалистическом обществе, где нет эксплуататорских классов, где общественный строй избавлен навсегда от антагонизмов в производственных отношениях, нет и былого антагонизма в развитии форм общественного сознания. Советский народ единодушен в оценке социалистического права. На базе морально-политического единства нашего народа выросло и окрепло единое социалистическое правосознание. В отличие от всех антагонистических обществ в социали- ! стическом обществе право закрепляет систему морали, при- j знанную всем народом, ибо моральные воззрения рабочего класса, осуществляющего государственное руководство обще- j ством, разделяются и дружественным ему классом крестьян и j трудовой интеллигенцией. Наличие пережитков капитализма в сознании людей не может затемнить факта морально-политического единства народа и полного соответствия нашего ] права моральным воззрениям и правосознанию нашего народа в целом. * * * Диалектика самой жизни, отражающаяся в диалектике понятий, исключает решение проблемы соотношения права и ] нравственности по методу формальной логики с ее альтерна тивными и 'категорическими или — или, т. е. или советское право тождественно с коммунистической нравственностью, или они представляют не связанные между собой, независимые друг от друга части надстройки социалистического общества. Оба эти решения были бы неправильными. Еще более ошибочным было бы не видеть того значения, которое имеет для правильного понимания соотношения права и нравственности тщательный учет влияния на обе эти составные части над- стройки всех других надстроечных явлений и самого базиса общества. У В. И. Ленина в «Философских тетрадях» мы находим следующее замечательное место, имеющее прямое отношение к рассматриваемому вопросу: = ... = NB взаимозависимость понятий Каждое понятие » всех » .находится в из без исключения вестном от но переходы понятий из одного шении, в из в чем в другое вестной связи со состоит > всех » без всеми осталь диалектика? исключения. ными относительность противоположности между понятиями... тождество противоположностей между понятиями. 55 Эти ленинские высказывания, с такой ясностью раскрывающие существо диалектики, и являются ключом к правильному решению вопроса о соотношении и взаимодействии права и нравственности. В применении к социалистическому праву и социалистической нравственности они указывают на необходимость брать эти понятия не только в их тесной связи между собой, во взаимозависимости, переходе друг в друга, но и в их различии, в их специфике как регуляторов общественного поведения. Мы должны брать их в том жизненном контексте, в тех конкретных взаимосвязях и опосредствовани- ях, которые имеют место в советском социалистическом обществе на определенных этапах его развития. Таким образом, только отдав себе отчет в том, что представляет собой базис советского общества на различных этапах его развития, какова роль Советского социалистического государства в развитии и укреплении своего базиса, главного орудия построения социализма и обороны страны от нападений извне, какую роль играет в нашей стране партия Ленина — Сталина, политика которой составляет жизненную основу советского строя, в чем сила идей марксизма-ленинизма, как самой передовой революционной теории,— можно правильно понять соотношение и взаимодействие социалистического права и социалистической нравственности. Сам по себе, в отвлечении от всех указанных смежных понятий, вывод о наличии взаимодействия права и нравственности еще ничего не дает. Взаимодействие права и нравственности имеется всюду, где существуют эгн оба регулятора поведения людей. В. И. Ленин в «Философских тетрадях», приводя выдержку из Гегеля, где идет речь о взаимодействии законодательства и нравов, подчеркивает «...недостаточность и пустоту голого понятия „взаимодействия"» >. Там же В. И. Ленин указывает: «Только „взаимодействие** = пустота. Требование посредства, (связи) вот о чем идет речь при применении отношения причинности»56. Этим В. И. Ленин подчеркивал необходимость не ограничиваться анализом взаимодействия законодательства и нравов, а прослеживать причины, обусловливающие это взаимодействие и его характер, т. е. изучать соотношение права и нравов, не изолируя эти явления от всего комплекса общественных явлений, а в той диалектической взаимосвязи, которая существует в реальной жизни. Указывая в «Философских тетрадях», что «Гегель гениально угадал диалектику вещей (явлений, мира, п р и р о- д ы) в диалектике понятий», В. И. Ленин тут же подчеркивает ограниченность Гегеля следующими словами: «Именно угадал не больше» 57. Гегель оказался неспособным раскрыть подлинную диалектику понятий права и нравственности и диалектику отражения в них реального права, и реальной нравственности в том виде, в каком они существуют в каждой данной стране и в каждую данную эпоху. Классовые позиции Гегеля, обусловившие реакционный характер его философии, и в данном случае являются причиной того, что у Гегеля по вопросу о нрав ственности вообще наговорено, по выражению Ленина, столько «архипошлого идеалистического вздора» Лишь марксистско-ленинская диалектика дает действительный ключ к правильному уяснению любого вида взаимодействия, в частности взаимодействия социалистического права и социалистической нравственности. И. В. Сталин в своей замечательной работе «О диалектическом и историческом материализме» говорит: «При социалистическом строе, который осуществлен пока-что только в СССР, основой производственных отношений является общественная собственность на средства производства. Здесь уже нет ни эксплуататоров, ни эксплуатируемых. Произведенные продукты распределяются по труду согласно принципа: „кто не работает, тот не ест“. Взаимные отношения людей в процесе производства характеризуются здесь, как отношения товарищеского сотрудничества и социалистической взаимопомощи свободных от эксплуатации работников. Здесь производственные отношения находятся в полном соответствии с состоянием производительных сил* ибо общественный характер процесса производства подкрепляется общественной собственностью на средства производства» 58. Отсюда и возникла такая движущая сила нашего общества, как моиально-политическое единство нашего народа. Отсюда возникли такие специфические особенности взаимоотношения права и нравственности в СССР, как выражение в нашем праве подлинных нравственных воззрений, запретов* требований трудящихся масс, т. е. в условиях победы социализма — народа в целом. Взаимодействие социалистического права и социалистической морали — это взаимодействие в процессе осуществления задач политических учреждений советского обще- ства: коммунистической партии и социалистического государства, это—взаимодействие в условиях согласованной деятельности всех рычагов диктатуры рабочего класса, направляемых коммунистической партией, это взаимодействие — в условиях безраздельного господства в нашем обществе марксистско- ленинских взглядов, в соответствии с которыми строятся и действуют все политические, юридические и иные учреждения. Отсюда ясно, что проблема взаимодействия социалистического права и социалистической нравственности может быть правильно понята лишь в том случае, если ее рассматривать не изолированно от других частей надстройки, а с учетом живой, повседневной связи и взаимообусловленности всех этих частей, на фоне взаимодействия социалистической над- -стройки в ее целом с социалистическим базисом, а через него с производством. И социалистическое право и социалистическая нравственность, опираясь на социалистические производственные отношения, в утверждении и развитии которых они сыграли огромную роль, направляются и вдохновляются великими задачами, формулируемыми в политике коммунистической партии и Советского правительства. Нравственный авторитет в нашем народе партии Ленина — Сталина, воплощающей в себе ум, честь и совесть нашей эпохи, нравственный авторитет государственной, подлинно народной власти, придает велениям социалистического права особую силу воздействия и помогает людям уяснить соотношение конкретных требований права с социалистической нравственностью даже в тех случаях, где эта связь не проступает с достаточной наглядностью. Советский народ на всем опыте своей борьбы знает, что все требования, предъявляемые в качестве норм права коммунистической партией и Советским государством, служат верховному принципу социалистической нравственности — принципу подчинения поведения людей задаче построения коммунизма. Уже в силу этого все такие требования являются высоконравственными. Социалистическое правосознание отражает объективную справедливость социалистического общественного и государственного строя, социалистического права, полное соответствие его требований требованиям коммунистической морали. Социалистическое правосознание играет большую роль и в процессе установления законодателем новых и отмены старых норм права, и в процессе социалистического правосудия, и в повседневном добровольном применении норм права подавляющим большинством членов нашего общества, и в реагировании общественного мнения на правонарушения. Понятно отсюда, сколь велика роль социалистического правосознания в процессе взаимодействия права и морали советского общества как в формировании социалистического базиса, так и в создании материально-технической основы коммунизма, а равно и в коммунистическом воспитании масс. «Базис,— учит И. В. Сталин,— есть экономический строй общества на данном этапе его развития» 59. На разных этапах развития общества имеют место те или иные изменения в базисе, которые находят свое отражение и в надстройке, претерпевающей соответствующие изменения как в своих частях, так и во взаимодействии между ними. Поэтому при анализе взаимодействия социалистического права и социалистической нравственности требуется строгий учет изменений, происходящих в базисе нашего общества в процессе развития Советского социалистического государства. Взаимодействие советского права и коммунистической морали в условиях второй фазы развития нашего государства существенно отличается от взаимодействия их в условиях первой фазы, когда социалистический базис только формировался, когда существовали еще многоукладность нашего хозяйства и эксплуататорские классы, когда еще не было морально-политического единства всего народа нашей страны. Создание социалистического базиса, победа социализма обусловили, таким образом, те или иные качественные изменения не только всех частей надстройки, но и взаимодействия этих частей. Гигантски выросла в условиях морально-политического единства народа мобилизующая и организующая роль передовых (в том числе этических и правовых) взглядов, утвердившихся безраздельно в нашем обществе, неизмеримо увеличилась сила творческого воздействия на базис со стороны политических, юридических и иных учреждений, укрепилось в огромной степени их взаимодействие и влияние в деле коммунистического воспитания масс. Советское право на протяжении первой фазы, активно содействуя всеми доступными ему средствами победе социалистической системы хозяйства, обеспечивая в соответствии с директивами большевистской партии организационные формы I борьбы масс за эту победу, содействовало перевоспитанию людей в духе коммунистической нравственности. В условиях победы социализма право закрепляет сложившееся морально-политическое единство народа, содействует проникновению во все слои нашего общества принципов коммунистической нравственности и конкретизирующих их социалистических обычаев. В условиях второй фазы взаимодействие права и нравственности еще более углубляется и приобретает новое качество. Огромное значение приобретают в праве моменты морального воздействия: поощрение, стимулирование, культивирование благородных поступков и тому подобные средства воспитания, присущие советскому праву й ранее, но в условиях существования эксплуататорских классов не могущие получить такого большого удельного веса, как ныне. Еще большую роль, чем ранее, занимает в праве убеждение. Это не значит, что, как это проповедовали враги народа, при социализме репрессивные методы в праве начинают отмирать, сокращаться, что право в условиях социализма характеризуется заменой уголовной репрессии моральным осуждением со стороны общественного мнения. Эти враже- 7 М. П. Карова 97 ские проповеди давно разоблачены и разгромлены. Практика осуществления социализма в нашей стране доказала, что в силу повышения морального уровня наоода повышаются i и предъявляемые как правом, так и моралью к членам со- I циалистического общества требования, что исключает какое- либо послабление в отношении совершающих преступления. Наличие же и в условиях социализма, хотя и во все умень- i шающихся масштабах, преступности находит объяснение главным образом в известном отставании уровня сознания людей от изменений в материальных условиях общества и живучести пережитков старого, питаемых существующим еще капиталистическим окружением. С победой социализма i наше право предусматривает в отношении ряда преступлений ! более суровые наказания (например, в отношении расхити- I телей социалистической собственности, хулиганов и т. д.). Эта суровость права в отношении всех вредных пережит- - ков старого свидетельствует об отражении в праве повышения | моральных требований общества к своим членам и большем использовании методов правового воздействия в нравствен- j ном воспитании людей. Причем это не устраняет, но подчеркивает такое характерное при социализме явление, как ; широчайшее применение правом самых разнообразных I методов поощрения действий, особая полезность которых вызыгает к себе почет и уважение со стороны нашего народа. Широчайшее поощрение честного инициативного труда во всех его проявлениях, честного отношения к общественному долгу, героических действий на трудовом фронте являются выдающейся чертой права эпохи социализма. Метод поощрения закрепляется огромным количеством правовых норм. К этим нормам относятся статуты об орденах и медалях, о почетных знаках, положения о присвоении почетного звания Героя Социалистического Труда или Героя Советского Союза, матери-героини, законодательство, вводящее Сталинские премии за лучшие достижения в области науки, литературы, техники, искусства, изобретательства, законодательство, предусматривающее денежные премии за перевыполнение производственных показателей, законодательство об оплате труда рабочим и служащим и о начислении и оплате трудодней в колхозах. В развитии метода поощрения при социализме явственно сказывается специфика взаимодействия права и нравственности на этом этапе. Этот метод в условиях первой фазы социализма не мог получить столь широкого применения. Специфика соотношения права и нравственности при социализме заключается не только в том, что наше право выражает и закрепляет моральные взгляды и требования тру- дящихся, т. е. всего народа, в то время как буржуазное право выражает и закрепляет лишь моральные взгляды и требования буржуазии, т. е. численно незначительной, эксплуататорской части общества. Специфика этого соотношения и в том, что наше право, закрепляя материальные и политические основы общества, воспитывает в людях непримиримость к эксплуатации человека человеком, ко всякому виду угнетения человека, нации, народа, воспитывает людей в духе подлинного демократизма, прививает им высокие благородные чувства. Буржуазное же право, закрепляя материальные основы, порождающие эксплуатацию, и государственный строй, обеспечивающий господство эксплуататоров, т. е. меньшинства, прививает людям ту волчью мораль капитализма, о которой предпочитают умалчивать официальные моралисты буржуазии,— эгоизм, взаимную вражду и недоверие, ханжество и лицемерие, Сопоставление соотношения права и нравственности при социализме с соотношением права и нравственности в буржуазном обществе, особенно на данном этапе его истории, характеризующемся фашизацией права и моральной деградацией буржуазии, позволяет с особенной ясностью выявить великие преимущества нашего строя, ту пропасть, которая разделяет мир социализма, крепнущий и развивающийся с каждым днем, и мир капитализма, идущий к своему концу. Там, в лагере империалистической реакции, тщетно ищущем выхода из глубокого кризиса капитализма, агония этого обреченного историей на крушение строя находит яркое выражение и во всех частях общественной надстройки, в том числе и в области права и морали-. Право современного буржуазного общества выражает отчаянные потуги буржуазии отсрочить час своей гибели. Ее бессилие сохранить свое господство методами буржуазной демократии не могло не углубить, не усилить имевшийся и ранее разрыв буржуазного права с этическими взглядами подавляющего большинства трудящихся масс. Углубление разрыва неизбежно и в силу того, что трудящиеся массы капиталистических стран именно в последние десятилетия, а особенно в наши дни, самим ходом политической жизни и классовой борьбы все более и более освобождаются от идеологического плена буржуазной идеологии, буржуазной морали. Существование СССР и стран народной демократии является огромного значения воспитательным фактором, способствующим ускорению процесса духовного раскрепощения масс от ига враждебной им буржуазной идеологии и, в частности, буржуазной морали. Тщетно буржуазные политики и моралисты вкупе со своей агентурой в рабочем движении — правыми социалистами пытаются бороться с влиянием великих идей марксизма-ленинизма. Всепобеждающая сила этих идей доказана фактом победы социализма и строительства коммунизма в СССР, фактом возникновения народно-демократических государств, она проявляет себя и в странах капитализма, привлекая все большее и большее число сторонников из среды широких народных масс. Идеи, овладевая массами, становятся материальной силой, как это давно указывали классики марксизма-ленинизма. Что может противопоставить буржуазия этим великим идеям марксизма- ленинизма? Тщетно мобилизует буржуазия для борьбы против марксизма-ленинизма все реакционные теории прошлого. «Сюда относится в особенности неокантианство, теология, старые и новые издания агностицизма, попытки контрабандой протащить бога в современное естествознание и всякую другую стряпню, имеющую целью подлатать и подкрасить на потребу рынка залежалый идеалистический товар. Таков тот арсенал, который в настоящее время пущен в ход философскими лакеями империализма, чтобы поддержать перепуганного хозяина» *. В этом арсенале немалое место занимают учения современных буржуазных юристов и моралистов, пытающихся скрыть, затушевать разрыв буржуазного права с этическими убеждениями подавляющего большинства народных масс, «этизировать», приукрасить буржуазное право, всеми мерами укрепить среди широких масс катастрофически падающий авторитет буржуазного права. Моралисты и юристы буржуазии в равной мере, хотя и различными аргументами, пытаются идеологически укрепить господство буржуазии. Но общий кризис буржуазного общества находит свое проявление и в идеологии. Достаточно отметить такие факты, как огромный размах пропаганды католических учений о государстве, праве, морали, учений, пытающихся существующие в капиталистических странах государство и право подкрепить лицемерной христианской моралью, якобы находящей в них свое воплощение (причем беззастенчиво восхваляется американский государственный строй и правопорядок как наиболее-де соответствующий принципам христианской морали). Столь же красноречивым свидетельством кризиса буржуазной идеологии является экзистенсионализм с его человеконенавистническим учением о морали, с его иррационализмом и метафизикой. Всякие сартры, хейденеры, ясперсы и пр., являясь, как и их философия и мораль, отвратительным продуктом разложения и распада буржуазной идеологии, тщетно стремятся увести массы от основных проблем современности, от правильного их решения, подорвать в них веру в разум, в достоинство человека, в способность людей перестроить на разумных началах существующий строй. Правые социалисты — идейная опора империалистической буржуазии — выступают разносчиками всех этих реакционных идей, снабжая их при передаче социалистической фразеологией. Независимо от того, выступают ли те или иные современные буржуазные авторы, пишущие по вопросу о праве и морали, с концепцией строгого размежевания того и другого (неокантианцы, в частности Кельзен, Радбрух, Блюм) или же с концепцией полного отождествления буржуазного права и «общечеловеческой» морали, под которой имеется в виду буржуазная мораль (например, итальянский юрист фашистского толка Дель Веккио, значительная часть юристов католического направления),— различие между ними лишь в приемах, способах «доказательства» необходимости повиновения действующему буржуазному праву. Антинаучность и реакционность являются равно характерными для всех этих «теорий» Ни одна из буржуазных теорий не может вскрыть подлинное соотношение и взаимодействие права и нравственности в буржуазном обществе, ибо это означало бы вынесение смертного приговора и буржуазному праву и буржуазной нравственности. Только с позиции марксизма-ленинизма обеспечивается правильное освещение реального соотношения частей общественной надстройки. Сами материальные основы буржуазного общества — капиталистическая частная собственность на средства производства и капиталистическая система хозяйства — обусловливают как противоречие между правом, закрепляющим эксплуататорский строй, и этическими взгляда- | ми большинства народных масс, так и находящую отражение | в праве внутреннюю противоречивость самой буржуазной морали с ее «двойной бухгалтерией» — разрывом между фор- I мальным провозглашением в целях идеологического оболва нивания масс лицемерных христианских «общечеловеческих» | норм морали и реальной волчьей моралью капитализма. Право современного буржуазного общества, закрепляя неоправдываемый уже давно уровнем производительных сил экономический и политический строй, является одним из средств, способствующих искусственной отсрочке крушения капитализма, усиливающих моральную деградацию буржуазного общества. История учит, что всегда, когда в силу тех или иных причин крушение изжившего себя политического и экономического строя задерживалось, происходило моральное вырождение, разложение господствующего класса, затрагивавшее и более или менее широкие слои других классов. Так, моральная деградация современной буржуазии не может пройти безболезненно для других слоев общества. Не случайно, что именно в США, где эта моральная деградация бур. жуазии зашла особенно далеко, имеет место катастрофический рост преступности среди самых различных слоев населения, господство звериных нравов, такие показательные явления американского «образа жизни», как размах гангстерства, стирание граней между бизнесменами и гангстерами, разгул беззакония, учащение случаев линчевания, культивирование расовой ненависти, и т. д. и т. п. Право США, закрепляя пресловутый «американский порядок» и его «моральные» устои, не может не являться в свою очередь фактором деморализации масс. То же можно проследить на праве и остальных капиталистических стран. Лишь в условиях, когда свергнуто господство капиталистов и помещиков, когда установлено государство социалистического типа и возникли новые, социалистические праве и нравственность, право становится фактором морального воспитания людей, средством культивирования высоких моральных качеств человека, внедрения в общество подлинно общечеловеческой по своему объективному содержанию социалистической нравственности. В условиях победы социализма и установления морально-политического единства социалистическая нравственность стала подлинно всенародной. Если уже в условиях, возникших сразу после победы социалистической революции, соотношение нравственности и права коренным образом отличается от соотношения этих частей общественной надстройки в любом эксплуататорском обществе, то еще более оно отличается в условиях, созданных победой социализма. Право в первой фазе социалистического государства в нашей стране (а равно в странах народной демократии, ныне находящихся в первой фазе своего развития) выражало этические взгляды большинства, а именно рабочего класса и идущих под его руководством трудящихся других классов, противореча в то же время этическим взглядам эксплуататорских классов. Нужно также учесть, что именно в силу существования эксплуататорских классов и их влияния на известные слои трудящихся масс, имело место и влияние старых, эксплуататорских систем морали на отсталые слои и самого рабочего класса, и других трудящихся. Во второй фазе нашего государства в силу ликвидации материальных основ, породивших и эксплуататорские классы и эксплуататорскую мораль, и установления на базе социалистических производственных отношений морально-политического единства народа, советское право полностью соответствует этическим взглядам всего народа, ибо социалистиче ская нравственность здесь общепризнана. Это не значит, конечно, что нет уже больше влияния эксплуататорских систем морали. Это влияние еще не искоренено полностью в силу отставания сознания людей от изменений в материальных условиях их жизни. Но нет уже эксплуататорских классов — носителей враждебной морали, нет уже частной собственности на средства производства, неизбежно порождающей эксплуататорскую волчью мораль. Ведя борьбу с пережитками старою в сознании и быту, советское право выражает этические взгляды и волю советского народа в целом, воплощает в себе понятие народа о справедливости. Это обеспечение морально-политического единства народа представляет такое всемирно-историческое значение, которое нельзя не подчеркнуть, ибо в одном этом, как в зеркале, находит отражение величайшее преимущество нашего строя перед любым несоциалистическим строем. Учение Ленина и Сталина о коммунистической нравственности нашло воплощение и одновременно доказательство своей истинности и силы в реальной действительности в нашей стране. Таким образом, соотношение и взаимодействие права и нравственности в условиях победы социализма приобретает новое качество. Укрепление и утверждение в нашем обществе на данной фазе развития коммунистической нравственности ведет отнюдь не к ослаблению роли права, значения методов правового воздействия, а, напротив, к огромному возрастанию этой роли и значения. В условиях морально-политического единства народа и выдвижения на первый план задачи коммунистического воспитания советское право используется широчайшим образом как орудие построения коммунистического общества, создания его материальных и духовных предпосылок. Ярчайшей иллюстрацией к сказанному Могут служить правовые акты последних лет, направленные на преобразование природы, на строительство материально-технической базы коммунизма, на дальнейший расцвет культуры, науки, искусства. И. В. Сталин учит, что надстройка оказывает воздействие на производство не непосредственно, а через базис. Это значит, что самый характер воздействия надстройки на базис, масштабы этого воздействия зависимы от сущности базиса. По мере того как формировался социалистический базис, возрастала и активно-творческая роль социалистической надстройки, в частности роль Советского государства, права н коммунистической морали. В условиях наличия уже сформировавшегося социалистического базиса все составные части социалистической над- стройки, находящиеся во взаимодействии друг с другом, приобретают Невиданную до этою, колоссальную силу воздействия на производство. Это взаимодействие и его эффективность могут быть прослежены на примере воздвижения величественных строек коммунизма. Нет ни одной части социалистической надстройки, которая стояла бы в стороне, не принимала бы активного творческого участия (в специфических для каждой части надстройки формах) в созидании этих великих строек сталинской эпохи под водительством большевистской партии и гениального зодчего коммунизма — И. В. Сталина. Проведение в жизнь установленных Советским государством правовых актов, воплотивших в себе директивы большевистской партии о создании материально-технической Оазы коммунизма, обеспечивается согласованной работой под руководством партии всех рычагов диктатуры рабочего класса, утвердившейся в нашем обществе передовой идеологией, расцветом науки, высоким моральным уровнем народа, целеустремленным теоретическим воздействием со стороны всех частей надстройки. В частности, взаимодействие советского права и коммунистической морали в строительстве материально-технической базы коммунизма особенно ярко проявляется в той роли, которую играет в осуществлении в кратчайшие сроки сложнейших творческих задач, начертанных в соответствующих правовых актах, гигантский размах социалистического соревнования, стахановского движения, укрепившееся в нашем народе коммунистическое отношение к труду. Мы стоим в преддверии коммунизма. Зримые черты коммунизма уже налицо в нашей действительности. В неуклонном, все убыстряющемся движении нашей страны под водительством И. В. Сталина и большевистской партии к коммунизму решающая роль принадлежит Советскому социалистическому государству как главному орудию построения коммунизма. Но в осуществлении своей многогранной творческой работы по воплощению в жизнь начертаний большевистской партии Советское государство использует все составные части социалистической надстройки. Среди этих составных частей надстройки огромная роль в строительстве коммунистического общества принадлежит советскому праву и коммунистической морали, их взаимодействию.
<< | >>
Источник: М.П.КАРЕВА. Право и нравственность в социалистическом обществе. 1951

Еще по теме Глава 3 НЕРАЗРЫВНАЯ СВЯЗЬ И ВЗАИМОДЕИСТВИЕ СОВЕТСКОГО ПРАВА И КОММУНИСТИЧЕСКОЙ НРАВСТВЕННОСТИ:

  1. Глава 3 НЕРАЗРЫВНАЯ СВЯЗЬ И ВЗАИМОДЕИСТВИЕ СОВЕТСКОГО ПРАВА И КОММУНИСТИЧЕСКОЙ НРАВСТВЕННОСТИ
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -