<<
>>

§ 9. Обязательства на основе актов планирования и регулирования народного хозяйства, оформляемые договорами

1. Среди обязательств социалистических организаций занимают самое большое, самое видное место обязательства, возникающие на основе актов планирования и регулирования народного хозяйства.
По общему правилу издаваемые управомоченными на то государственными органами акты планирования и регулирования народного хозяйства СССР не порождают обязательственных отношений непосредственно; обязательства возникают из договоров, заключаемых на основе актов планирования. Надо заметить, однако, что и сами акты планирования имеют в этих случаях юридическое (и весьма важное) значение. Достижение задач, предусмотренных статьей 11 Сталинской Конституции, предполагает реальность плана. План не может быть только программой деятельности, указывающей лишь общее направление этой деятельности, план должен иметь конкретное значение и строго проводиться в жизнь. В речи на совещании хозяйственников 23 июня 1931 г. («Новая обстановка — новые задачи хозяйственного строительства») товарищ Сталин говорил: «Было бы глупо думать, что производственный план сводится к перечню цифр и заданий. На самом деле производственный план есть живая и практическая деятельность миллионов людей. Реальность нашего производственного плана — это миллионы трудящихся, творящие новую жизнь. Реальность нашей программы—это живые люди, это мы с вами, наша воля к труду, наша готовность работать по-новому, наша решимость выполнить план»43. Провести план в жизнь-—значит осуществить на деле те конкретные задания, которые планом устанавливаются.

Достижение этой цели — проведение в жизнь народнохозяйственного плана — сочетается в советской стране с началом хозрасчетности социалистических предприятий, а средством сочетания планового начала и хозрасчетности служит, как известно, договор.

Поэтому хозяйственная деятельность социалистических предприятий по общему правилу оформляется договорами. Исключительно важное значение договора в деле обеспечения выполнения утвержденных Правительством народнохозяйственных планов и в деле снабжения народного хозяйства продукцией установленного ассортимента и качества ярко подчеркнуто в постановлении Совета Министров СССР от 21 апреля 1949 г.

«О заключении хозяйственных договоров» (СП СССР 1949 г. № 9, ст. 68). В тех отраслях народного хозяйства, где особенно важно обеспечить точное, своевременное и полное осуществление народнохозяйственного плана, на соответствующие хозорганы путем специальных административных актов даже возлагается прямое обязательство заключать договоры, причем в административных актах предуказываются и контрагенты и основные элементы содержания будущих договоров. В этих частях плана административные акты планирования и регулирования народного хозяйства одновременно и обязывают хозорганы заключить договоры и управомачивают их на это, поскольку при отсутствии соответствующего административного акта (наряда, фонда) хозорган не имеет права совершать договоры на сбыт данной продукции и т. п. Но при исполнении этого обязательства социалистическое предприятие продолжает оставаться как хозрасчетная организация, самостоятельным в оперативном отношении. Отсюда вытекает право хозоргана самостоятельно определять в заключаемых договорах частные сроки исполнения, порядок сдачи-приемки товара и другие вопросы, хотя и не основные, но все же весьма существенные для работы хозяйственного предприятия. Таким путем достигается действительная увязка планового начала с началом хозрасчетности и обеспечивается реальность плана.

3. Главный случай обязательств заключить договор на основании административного акта это — поставки фондируемой продукции (материалов, оборудования, топлива), когда договоры между хозорганами заключаются в обязательном порядке. Такой именно характер договоров, заключаемых в этих случаях, выражается, прежде всего, в том, что административным актом предопределяется, с каким хозорганом должен заключить договор данный хозорган. Постановлением Экономсовета при СНК. СССР от 2 декабря 1938 г.44 «О порядке составления и утверждения годовых и квартальных балансов и планов снабжения народного хозяйства материалами, оборудованием и топливом» (СП СССР 1938 г. № 56, ст. 316; СП СССР 1939 г. № 9, ст.

69) установлен следующий порядок. СНК (ныне — Совет Министров) СССР утверждает годовые и квартальные планы снабжения этими видами продукции. На основании этих планов отдельное предприятие-потребитель получает определенный фонд, т. е. запланированное для него количество материалов, оборудования, топлива на данный плановый период. Фонду каждого предприятия-потребителя соответствует наряд предприятия-поставщика; этим нарядом предприятию-поставщику предлагается сдать такое-то количество продукции такому-то хозоргану. Таким образом, получается, что в этой сфере отношений ни поставщик, ни покупатель не выбирают себе контрагентов; самим планом (актом планирования) .предрешено; между какими хозорганами должен быть заключен договор в каждом отдельном случае. Далее, и фонд, и соответствующий ему наряд являются обязательными для хозорганов, которым они даны. Фондодержатель не только имеет право (в пределах установленного срока) использовать предоставленный ему фонд, но он и обязан его использовать. Равным образом, предприятие-поставщик обязано исполнить данный ему наряд. Таким образом, на хозорганах в этом случае лежит обязательство заключить договор, вытекающее из административного акта — акта планирования. Объяснение этого явления заключается в значении для народного хозяйства социалистического общества утвержденного плана на определенный отрезок времени. Планом установлено, что именно должно быть добыто и произведено за данный период и как это добытое и произведенное должно быть распределено, по каким каналам и для каких целей должно быть использовано. Если бы фондодержатель мог оставить фонд без использования или предприятие-поставщик могло отказаться от сдачи ему продукции, несмотря на наличие фонда, то это означало бы, что в какой-то части народнохозяйственный план оказался бы измененным не теми планирующими органами, которые вправе такие вопросы ставить и разрешать, а совершенно случайно отдельными предприятиями, уклонившимися от заключения между собой договора. Недопустимость такого нарушения плановой дисциплины самоочевидна.
Но, конечно, обязывать поставщика к заключению договора на фондируемую продукцию можно лишь при наличии у покупателя выделенного в установленном порядке фонда45.

Вопрос о юридической природе и значении предложения планового органа заключить договор (и следовательно — о соотношении плана и договора) представляет большие, трудности п решается в нашей литературе неодинаково.

В работе проф. Н. Г. Александрова «К вопросу о роли договора и правовом регулировании общественных отношений»46 договоры в советском праве различаются трех видов. Первый вид составляют те договоры, которые служат основанием возникновения обязательства, не определяя, однако, содержания возникшего обязательства. Другую разновидность договоров составляют договоры, которые не только служат основанием возникновения обязательства, но и определяют конкретные правомочия и обязанности сторон. Наконец, третий вид договоров составляют те, которые не могут считаться основанием возникновения право- . отношения (обязательства), так как это правоотношение (обязательство) уже вызвано к жизни другим юридическим фактом, а именно административным актом; на долю договора в подобного рода случаях остается лишь конкретизация возникшего правоотношения.

Рассматриваемый случай обязательства, основывающегося ни акте планирования народного хозяйства и подлежащего оформлению посредством договора, относится (при этой классификации договоров) к третьей группе.

В такой конструкции этих обязательств есть та положительная и очень ценная сторона, что эта конструкция очень рельефно отображает ту тесную связь, которая существует между планом и договором. Этот тезис является бесспорным; план и договор должны представлять одно неразрывное целое. Однако такая конструкция чрезмерно снижает роль договора. Это происходит от того, что неправильно рисуется в этом построении характер правоотношения (обязательства), порождаемого в данном случае административным актом (плановым заданием). Плановое задание порождает обязательство заключить договор, создать условия, необходимые для выполнения будущего - договора, но самого обязательства поставки не порождает.

Это последнее возникает только из договора, который в данном случае не просто конкретизирует обязательство, возникшее из планового задания, но порождает новое обязательство (поставки), отличное от того обязательства, которое создано плановым заданием (обязательства заключить договор).

Другая точка зрения, выраженная в нашей литературе, принадлежит М. М. Агаркову и 3. И. Шкундину47. С этой точки зрения плановое задание, доведенное до непосредственных исполнителей, и договор, заключенный на его основе, образуют единый сложный фактический состав, порождающий взаимные обязательства сторон по поставке товаров. Задержка в заключении договора не снимает обязательства выполнить плановое задание; но' лишь плановое задание вместе с договором влекут возникновение всей совокупности прав и обязанностей поставщика и покупателя по поставке товаров.

В основном, эта последняя конструкция представляется приемлемой и требует лишь некоторого уточнения в деталях.

Предложение планового органа само по себе еще не создает обязательства поставки в отношении какого-либо хозоргана. Юридическое значение акта планирования в данном случае сводится именно к тому, что этим актом устанавливается обязательное для данного хозоргана плановое задание, устанавливается обязательство заключить договор. Это обязательство хозоргана, получившего задание, есть, прежде всего, обязательство по отношению к государству, в лице планового органа, т. е. обязательство не гражданского, а административного права, как общая обязанность подчиняться законным требованиям компетентных государственных органов. Содержание этого обязательства составляет заключение договора. При нарушении этого обязательства наступает административная ответственность хозоргана, не подчинившегося указанию планового органа. Исполнение указания планового органа приводит к заключению договора.

Но наряду с этим в данном отношении имеют место и элементы гражданско-правовые. Административный акт, обязывающий организацию-поставщика (перед государством) сдать известное количество фондируемой продукции такой-то организации-покупателю, адресуется и к этой последней организации.

Устанавливаемый для этой организации определенный фонд не только создает для нее право получить определенное количество продукции, но и обязывает использовать предоставленный фонд. Таким образом, обязанность заключить договор ложится на обоих будущих контрагентов48. Обязанность (перед государством) как хозоргана-поставщика, так и хозоргана-покупателя заключить договор, приводит к тому, что и между собой эти хозорганы оказываются взаимно обязанными, и если один из них уклоняется от заключения договора, другой может обратиться в Арбитраж с иском (в порядке преддоговорного спора об обязании другого хозоргана заключить договор, см. § 19). И этой точки зрения, действительно, держится и Государственный арбитраж. Госарбитраж неоднократно высказывался, что органы Госарбитража должны обязывать предприятие, указанное Наркоматом-поставщиком для исполнения данной поставки фондируемой продукции, к заключению договора.

Юридическое значение наряда, поступающего к хозоргану и обязывающего его к заключению договора поставки, очень своеобразно. В частности, в корне неправильным было бы проводить аналогию между нарядом и предварительным договором, поскольку последний заключается в советской действительности только между гражданами и, притом, является, хотя и предварительным, но все-таки договором.

Для характеристики наряда необходимо иметь в виду, что пока нет наряда у поставщика на сдачу известного количества продукции, он еще не знает, кому эта продукция предназначается; следовательно, пока нет наряда, у поставщика нет ни права, ни обязанности заключить договор-с тем или иным хозорганом. Когда один хозорган получает фонд, а другой хозорган — соответствующий наряд, то возникают не только взаимные права и обязанности двух хозорганов; на них обоих лежит обязанность перед государством, заключающаяся в исполнении известной части народнохозяйственного плана. Поэтому не может быть речи о каком-либо соглашении сторон об освобождении друг друга от обязательства заключить договор: на хозоргане - поставщике лежит не зависящая от его воли обязанность сдать на основе предстоящего договора известное количество продукции такому-то хозоргану; и обратно, хозорган - покупатель имеет и право и обязанность получить известное количество продукции (использовать свой фонд). Стороны связаны не только в отношении друг друга, но и в отношении государства, а потому не вправе своим соглашением отменить обязательство заключить договор. Содержание договора, заключаемого на основании планового задания, выраженного в акте планирования, в значительной мере зависит от содержания самого задания. Оно может свестись к простому распределению годового количества выпускаемой продукции между отдельными покупателями-хозорганами; а в некоторых случаях может быть снабжено различными оговорками и условиями, на которых должен быть заключен в конкретном случае договор. Во всяком случае соглашение сторон, хотя бы некоторые элементы договора были предрешены, здесь имеет место.

Арбитражной практикой установлено (на основании принципов государственного планирования социалистического народного хозяйства), что акт планирования, создающий для хозоргана обязанность заключить договор с другим определенным хозорга-ном, возлагает тем самым на них обязанность сделать все необходимое для того, чтобы предстоящий договор мог действительно осуществиться. Задержка в заключении договора не должна срывать плана. Поэтому, если по какой-нибудь причине, в том числе, по вине одной из сторон, заключение договора задерживается, тем не менее стороны должны приступить к выполнению обязательств в соответствии с фондом и нарядом. Арбитраж до 1949 года взыскивал в таких случаях даже санкции за недопоставку. Арбитраж выводил это заключение из обязательности для сторон выдаваемых им нарядов и фондов. В настоящее время эта практика признана противоречащей постановлению Совета Министров СССР от 21 апреля 1949 г. и впредь не должна иметь места. Необходимо, впрочем, несколько конкретизировать и уточнить характеристику и прежней (до 1949 г.) арбитражной практики, а тем самым и значение обязательства заключить договор. Арбитраж обращал каждый раз внимание на то обстоятельство, находится ли спорный вопрос в действительной зависимости от договора, который обязаны заключить данные стороны, или этот вопрос явствует уже из того административного акта, которым установлено обязательство заключить договор. Так, если административный акт предусматривал не только сдачу продукции, но и сроки сдачи, то хотя бы стороны и не оформили своих отношений договором, Арбитраж взыскивал и санкции за несдачу продукции в срок. Но если спор касался такого вопроса, который не предусмотрен в административном акте, а должен быть урегулирован сторонами в договоре, то при незаключении договора Арбитраж отказывал в исках, направленных на осуществление

или разрешение этих спорных вопросов (например, в деле Госарбитража при СНК СССР №5/584—1939 г. удовлетворение иска зависело от соглашения сторон о проценте скидки при поставке бутанола с пониженным процентом разгонки спирта: ввиду незаключения сторонами договора в иске было отказано; по делу № 5/558 — 1939 г. было отказано по той же причине в иске о штрафе за неосновательный отказ от акцепта счета и т. д.).

4. Обязательства поставки фондируемой продукции являются основным, но не единственным примером обязательства заключить договор, вытекающего из административного акта.

Случай такого рода обязательства был предусмотрен еще декретом о трестах от 10 апреля 1923 г. Согласно этому закону, постановлениями СТО через ВСНХ производилось занаряживание продукции треста (по ценам ниже рыночных, но не ниже себестоимости плюс средняя прибыль). Занаряживание осуществлялось путем обязания трестов заключать договоры с госорганами, в интересах которых даны наряды (если тресту, отпускающему продукцию в порядке занаряживания, не будет произведен платеж в один из установленных по договору сроков, то тресту предоставлялось право отказаться от дальнейшей поставки и взыскать убытки на общих основаниях).

Такое же обязательство предусматривается и ст. 39 действующего Положения о государственных промышленных трестах от 29 июня 1927 г. (СЗ СССР 1927 г. № 39, ст. 392; ст. 13 Положения о торгах 1927 г.): наркомат (ныне—министерство), в ведении которого состоит трест, имеет право обязать трест заключить с государственным органом, в пользу которого дан наряд, соответствующий договор.

К этой же категории обязательств можно по внутренней структуре отношений отнести и отношения между железной дорогой и хозорганом-грузоотправителем. Но этот случай обязательства из акта планирования должен быть поставлен особо, ввиду того, что юридическая природа железнодорожной перевозки является в советской теории гражданского права спорной. Имеются сторонники той точки зрения, что в этом случае вообще никакого договора нет, — ни заключаемого по свободному согла- , шению сторон, ни в силу предписания каких-либо органов власти,. но что обязательства в этих случаях вытекают непосредственно из Устава железных дорог и плана перевозок, без оформления.. договорами. В подтверждение этой конструкции приводятся следующие серьезные соображения49. По ст. 1 Устава железных дорог «основной обязанностью железных дорог является выполнение государственного плана грузовых и пассажирских, перевозок». План перевозки грузов по железной дороге не только создает так же, как и всякий иной план, обязанность для соответствующих хозорганов перед государством, но и устанавливает непосредственные обязанности железной дороги и грузоотправителя в отношении друг друга. Если Устав железных дорог говорит об обязательстве железной дороги подавать подвижной состав (в соответствии с планом) и об обязательстве клиента использовать этот состав, то, очевидно, тем самым устанавливается и обязательство перевозки, а следовательно, в заключении договора нет никакого смысла. Этот вывод, полагают сторонники этой точки зрения, становится особенно ясным, если вопрос о железнодорожной перевозке грузов рассматривать не изолированно от обязательственных правоотношений в промышленности, а в связи с этими последними правоотношениями.

Однако что же мы находим в промышленности? Установление обязательств непосредственно из акта планирования, без оформления договорами, и до 1949 года допускалось лишь в исключительных случаях, по особым постановлениям Правительства СССР, с изданием же постановления Совета Министров СССР от 21 апреля 1949 г. бездоговорные обязательства сохранили совсем незначительную сферу применения. Как правило, в промышленности отношения сторон оформляются договорами. На основании наряда, данного одной стороне, и фонда —другой стороне, заключается договор, содержание которого в основном предопределено плановым заданием. Следует признать, что между этим случаем и железнодорожной перевозкой может быть проведена аналогия. Хозорган, получивший от своего министерства наряд на поставку, не вправе отказаться от заключения договора с фондодержателем; да и основные элементы содержания договора предрешаются актом планирования; однако никто не отрицает договорной природы отношений, складывающихся между хозорганами на почве поставки так называемой фондированной продукции. Таким образом, параллели с правоотношениями в области промышленности никак не могут служишь в качестве материала против договорной природы железнодорожных перевозок.

Как существование наряда на поставку фондируемой продукции не делает ненужным оформление отношений сторон договорами, а, наоборот, предполагает непременную конкретизацию обязательств именно в форме договора, так и план железнодорожных перевозок конкретизируется и реализуется отдельными накладными, в форме которых заключаются договоры железнодорожной перевозки. Нарушение одной из сторон обязательства заключить договор порождает штрафные последствия в пользу другой стороны. Как железная дорога, не давшая в установленный срок планового количества подвижного состава, так и организация-грузоотправитель, не использовавшая предоставленного ей, в соответствии с планом, подвижного состава, платят друг другу штрафы, от которых освобождаются только при наличии исключительных, оправдывающих их обстоятельств (Устав железных дорог, ст. ст. 62—65). Эта взаимная ответственность по обязательству также лучше всего может быть понята при договорной конструкции перевозок.

Среди обязательств, оформляемых договорами на основе актов планирования, надо упомянуть отношения по договорам контрактации и договорам машинно-тракторных станций с колхозами (хотя при этом необходимо иметь в виду, что оба эти договора имеют существенные особенности, не позволяющие ставить их в один ряд с гражданско-правовыми договорами).

Договоры контрактации заключаются заготовительными организациями с колхозами, колхозными дворами, единоличными дворами (контрактантами) на основании плана заготовок. По такого рода договору контрактант принимает на себя обязательство, во исполнение утвержденного плана, произвести определенное количество сельскохозяйственной продукции определенных родов и сдать эту продукцию контрактующей организации, а эта последняя принимает на себя обязательство принять и оплатить полученную продукцию, а также оказать контрактанту организационное содействие и материально-техническую помощь (средствами удобрения, семенами, предметами потребления и т. п.). Одновременно этим договором предусматривается, в интересах подъема сельского хозяйства, выполнение определенных агротехнических мероприятий, причем из этой задачи вытекают обязательства и для контрактующей организации (руководство, агротехническая помощь) и для контрактанта (необходимость выполнить определенный план агрокультурных мероприятий).

Договор контрактации вошел в советскую практику еще в период нэпа и сыграл большую роль в деле реконструкции сельского хозяйства; его применение в ту пору расширялось с каждым годом. В 1927 году товарищ Сталин охарактеризовал значение договора контрактации следующим образом: «... этот путь есть прямой подход к коллективизации сельского хозяйства»50.

С завершением процесса реорганизации сельского хозяйства контрактационный метод руководства колхозным сельским хозяйством и заготовок сельскохозяйственных продуктов уступает место другим методам. Область применения контрактации ограничивается, Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 19 января 1933 г. отменяется контрактационная система заготовок зерновых культур и устанавливаются для колхозов и единоличных хозяйств твердые обязательства (имеющие силу налога) по сдаче даваемых на основании акта планирования, но опять-таки без заключения договоров.

Постановлением Совета Министров СССР от 21 апреля 1949 г. «О заключении хозяйственных договоров» (СП СССР 1949 г. № 9, ст. 68) система бездоговорных обязательств (поставки) осуждена. «Практика бездоговорных поставок, — говорится в постановлении от 21 апреля 1949 г.,—снижает ответственность поставщиков, нередко приводит к отгрузке ненужной потребителю продукции, к нерациональным перевозкам, к росту сверхнормативных остатков, к затовариванию».

Названным постановлением прямо предусмотрено заключение договоров в таких отраслях народного хозяйства, в которых до издания этого постановления практиковались именно бездоговорные обязательства. Так, на основании постановления СНК. СССР от 3 июня 1938 г. (СЗ СССР 1938 г. № 27, ст. 179) обязательства по поставке черных металлов возникали без заключения договоров между поставщиком и покупателем. Постановление от 21 апреля 1949 г. предусматривает заключение договоров в этой отрасли хозяйства. Равным образом, в постановлении от 21 апреля 1949 г. предусматривается заключение договоров поставки каменноугольного топлива и нефтепродуктов, тогда как по постановлению СНК СССР от 17 декабря 1942 г. № 1983 о хозяйственных договорах на 1943 г. (СП СССР 1942 г. № II, ст. 191) поставки угля и нефтепродуктов регулировались основными условиями поставки и нарядами-заказами, без заключения договоров.

Постановление Совета Министров СССР от 21 апреля 1949 г. не упоминает о поставках автомашин. Согласно постановлению СТО от 7 апреля 1935 г. (СЗ СССР 1935 г. № 21, ст. 167) снабжение автомашинами государственных организаций производилось в таком порядке, что обязательства между автозаводами и их покупателями возникали непосредственно из актов планирования снабжения автомашинами, без заключения договоров.

В настоящее время и в этой области перешли на договорное оформление обязательств.

Таким образом, в настоящее время возникновение конкретных обязательств по передаче вещей, выполнению работ и т. п. непосредственно из актов планирования и регулирования народного хозяйства имеет место лишь в весьма ограниченном круге случаев, в виде исключения из общего правила.

2. В группу обязательств, возникающих непосредственно из актов планирования и регулирования народного хозяйства, нужно отнести, прежде всего, обязательства, возникающие на почве передачи зданий, сооружений и предприятий от одного госоргана другому госоргану, а также от госоргана — кооперативной организации либо, наоборот, от кооперативной организации госоргану. Передача перечисленных государственных имуществ от одного госоргана к другому происходит по особым правилам в связи с тем, что государственная собственность составляет единый фонд, использование которого производится в плановом порядке. Отдельная государственная организация не является субъектом права собственности на то государственное имущество, которое у нее имеется, эта организация только управляет государственным имуществом, и если иногда им распоряжается, то лишь на том основании, что в порядке управления на нее возложены и эти функции. Основные средства — здания, сооружения, предприятия (с их оборудованием) находятся только во владении и пользовании той государственной организации, на которую возложено оперативное управление этими имуществами. Распоряжение же ими производится в особом порядке, предусмотренном постановлением ЦИК и СНК СССР от 29 апреля 1935 г. (СЗ СССР 1935 г. №28, ст. 221) и постановлением СНК СССР от 15 февраля 1936 г. (СЗ. СССР 1936 г. №11, ст. 93). Никакого договора между госорганами в этом случае не совершается: постановление компетентного правительственного органа само по себе создает для данной государственной организации обязательство передать другой государственной организации предприятие, здание, сооружение. Передача этих имуществ от одного госоргана другому производится безвозмездно путем списания стоимости передаваемого имущества с баланса передающего госоргана на баланс принимающего.

Переход государственных предприятий, зданий и сооружений к кооперативным организациям, а равно переход от кооперативных организаций к государственным совершается также на основании акта правительства, но, поскольку в этих случаях имущество переходит к новому собственнику, передача имущества производится за вознаграждение. На почве расчетов за переданные имущества возникают между государственными и кооперативными организациями обязательства; основание возникновения подобного рода обязательства заключается в том акте правительственного органа, которым постановлено произвести передачу.

Аналогичного характера обязательства могут возникнуть также при перераспределении излишних материалов и оборудования согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1941 г. «О запрещении продажи, обмена и отпуска на сторону оборудования и материалов и об ответственности по суду за эти незаконные действия».

3. В качестве другого примера такого же непосредственного возникновения обязательств из актов планирования и регулирования народного хозяйства можно привести сдачу совхозами своей продукции государству. Планом сдачи сельскохозяйственной продукции предусматривается, что такой-то совхоз должен сдать такой-то заготовительной организации определенное количество своей продукции. На эту систему установления бездоговорного обязательства на основании планового задания (административного акта) совхозы были переведены еще в 1934 году. Вслед за тем тот же режим был распространен на сдачу совхозами молока, мяса, шерсти.

Возникновение в этих случаях обязательства непосредственнее из административного акта, без опосредствования отношений между совхозами и заготовительными организациями договорами, в дальнейшем неоднократно подтверждалось и применяется по настоящее время.

Распределение (разверстка) продукции, которая подлежит сдаче совхозами, производится в порядке актов управления. Плановое задание доводится до совхоза, причем совхоз прикрепляется к определенному пункту сдачи продукции. Такое прикрепление производится уполномоченным Министерства заготовок СССР совместно с республиканскими министерствами, трестами совхозов и заготовительными организациями (в некоторых случаях прикрепление к пункту сдачи производится в самом плановом задании).

Обязательство возникает в данном случае непосредственно из планового задания, доведенного до его исполнителя — совхоза и заготовительной организации. Планом устанавливаются существенные элементы обязательства (количество и ассортимент поставляемых продуктов, срок и место сдачи).

Министерство заготовок своими приказами определяет более детально порядок сдачи этой продукции и тем самым регулирует взаимные обязательства совхоза и заготовительной организации51.

Возможные споры по вопросам, связанным с прикреплением к пункту сдачи, разрешаются не в органах Арбитража, а в вышестоящих органах данной системы. Сдача совхозами зерна и масличных культур сверх плана производится на тех же основаниях; сверхплановая сдача мяса предполагает соответствующее волеизъявление (сделку). Эта разница в сдаче сверхпланового количества зерна и мясопродуктов объясняется тем, что в отношении зерна установлена обязанность совхоза сдать излишки государству, а сдача мяса сверх плана производится добровольно52.

Обязательство, возникающее в указанных случаях из акта управления, напоминает по содержанию обязательство из договора поставки. Подобно договорному обязательству, оно обеспечивается санкциями (неустойкой, обязанностью возмещать убытки); споры, относящиеся к выполнению обязательства, подсудны органам Государственного арбитража.

4. В этой же связи можно упомянуть еще обязательства колхозов, единоличных хозяйств и хозяйств отдельных граждан по сдаче государству продуктов сельского хозяйства. Специальными инструкциями Министерства заготовок порядок оформления этого рода обязательств определен применительно к отдельным видам поставок. Так, в отношении поставок зерна и риса от районного уполномоченного Министерства заготовок каждому колхозу, единоличному хозяйству, хозяйствам отдельных граждан вручается документ (так называемое «обязательство»), в котором указывается количество продукции, подлежащей сдаче. Этим путем план доводится до каждого сдатчика.

В случае невыполнения сдатчиком в срок обязательных поставок применяются штрафные санкции и изъятие соответствующих продуктов в натуре. Таким образом, обязательство поставки сельскохозяйственных продуктов колхозами, единоличными хозяйствами и хозяйствами отдельных граждан устанавливается непосредственно плановым актом, без оформления договорами (вручение упомянутого выше документа есть своего рода наряд, но не может рассматриваться в качестве договора)53.

5. Утвержденными постановлением СНК СССР от 3 октября 1940 г. условиями поставки на экспорт (СП СССР 1940 г. № 27, ст. 636) установлено, что на всякого рода товары (так называемые фондируемые и регулируемые, а равно и прочие) выделяются контингенты для экспорта наркоматами (ныне — министерствами) — поставщиками по постановлениям и распоряжениям Экономического Совета при Совете Министров СССР, с одновременным указанием источников покрытия выделяемой для экспорта продукции. Экспортные объединения выдают министерствам-поставщикам заказы-наряды; товар должен сдаваться по этим заказам-нарядам в указанные в них сроки. Основной плановый акт — выделение экспортных контингентов — сам по себе не порождает обязательств между экспортными организациями и поставщиками. Из этого акта возникает лишь право экспортного объединения выдавать поставщикам наряды-заказы на изготовление и отгрузку товаров для экспорта.

Наряд-заказ не нуждается в согласовании с поставщиком или в его подтверждении. Если наряд-заказ соответствует экспортному контингенту, его условия обязательны для поставщика и не могут быть оспорены поставщиком в арбитражном порядке.

Таким образом, наряд-заказ, при условии, если он сделан на основе планового административного акта (выделения экспортных контингентов), приводит к установлению обязательственных отношений между экспортным объединением и поставщиком, без оформления обязательств договорами. Основанием возникновения обязательства в данном случае является сочетание акта планирования и наряда-заказа.

Экспортное объединение может односторонним волеизъявлением и изменить содержание наряда-заказа (если продукция еще не изготовлена и не сдана).

6. Возникновение обязательств непосредственно из административного акта (акта планирования) наглядно выявляет единство советского права, не утрачиваемое от того. что советское право делится на отдельные специальные области. В частности эта категория обязательств показывает, что в советском праве нет резкой противоположности между правом административным и гражданским.

<< | >>
Источник: Новицкий И.Б., Лунц Л.А.. Общее учение об обязательстве. М.: Юр. лит. – 412 с.. 1950

Еще по теме § 9. Обязательства на основе актов планирования и регулирования народного хозяйства, оформляемые договорами:

  1. § 9. Обязательства на основе актов планирования и регулирования народного хозяйства, оформляемые договорами
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -