<<
>>

§ 1. Субъективное гражданское право в системе смежных правовых явлений

Субъективное гражданское право не может существовать изолированно от иных правовых явлений. Выступая в качестве самостоятельного образования, оно в то же время тесно связано со смежными правовыми явлениями, к которым относятся: объективное право, юридическая обязанность, законный интерес и правоспособность.

Для достижения определенности в понимании субъективного гражданского права мы должны определить его место в системе этих явлений.

Называя право, принадлежащее конкретному лицу, субъективным, мы тем самым отграничиваем его от права объективного как совокупности правовых норм. При этом употребление термина "субъективное'' не означает существования права в сфере идеально представляемого (субъективное право не менее реально, чем право объективное), но имеет своей целью указать на принадлежность этого права конкретному субъекту. Субъективное гражданское право отличается от объективного тем, что оно индивидуально, тогда как система гражданско-правовых норм есть вне личностное образование . Субъективное право опирается на право объективное, сообразовано с ним. Именно объективное право признает за субъектом определенные юридические возможности, составляющие содержание его субъективного права, и обеспечивает их своей охраной. Кроме того, объективное право устанавливает ограничения тех или иных юридических возможностей лица с тем, чтобы гарантировать соблюдение прав и интересов других лиц и общества в целом.

Возникновение субъективного гражданского права связывается гражданско-правовой нормой с наличием или отсутствием предусмотренных в ней обстоятельств (юридических фактов). Следовательно, помимо правовой нормы для возникновения субъективного права требуется также наличие определенного юридического факта или совокупности фактов (юридического состава). Вместе с тем существование у лица субъективного права невозможно при отсутствии у него правоспособности.

Отсюда следует, что возникновение любого субъективного гражданского права является результатом взаимодействия гражданско-правовой нормы, гражданской правоспособности и юридического факта2.

Нормы гражданского права наделяют лиц субъективными правами и обеспечивают осуществление этих прав указанием на необходимое поведение других (обязанных) лиц. При этом правовая норма содержит в себе модель соответствующего правоотношения. С наступлением условий, предусмотренных гипотезой нормы, возникает гражданское правоотношение, соответствующее той своей модели, которая установлена диспозицией или санкцией нормы. С другой стороны, эта модель должна адекватно отражать реальное положение субъектов общественного отношения и фиксировать то поведение, которое необходимо для удовлетворения законного интереса управомоченного лица.

Установленная гражданско-правовой нормой мера возможного поведения лишь тогда составляет субъективное гражданское право, когда ее реализация управомоченным лицом поставлена в зависимость от поведения других лиц. Иными словами, субъективное гражданское право есть такая мера возможного поведения, которая обеспечена возложенной на кого-либо юридической обязанностью. Именно потому, что тот, кто существует под властью субъективного гражданского права, является обязанным по отношению к его носителю, возникает система гражданских прав и обязанностей (система правоотношений), объединяющая людей между собой 3.

Существование любого гражданского правоотношения обусловлено невозможностью удовлетворения интереса управомоченного без соответствующего поведения (действия или бездействия) обязанного лица, поведения, которое сам управомоченный совершить не в состоянии. Поэтому управомоченный должен иметь возможность распоряжаться как своими действиями, так и чужим поведением обязанной стороны правоотношения. Но если осуществление субъективного гражданского права невозможно без соответствующего поведения обязанного лица, то и характеристика этого права невозможна без характеристики корреспондирующей ему юридической обязанности и ее материального содержания.

В зависимости от вида правоотношения выделяют различные формы должного поведения обязанного лица.

Регулятивные гражданские правоотношения 4, опосредствующие нормальное развертывание имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений, являются либо абсолютными, либо относительными правоотношениями. В абсолютных правоотношениях должное поведение выражается в форме поп Гасеге, а в относительных правоотношениях (наиболее типичными из которых являются обязательства) -чаще всего в форме Гасеге. В охранительных гражданских правоотношениях должное поведение выступает либо в форме претерпевания (ра11) правообязанным односторонних действий управомоченного лица по защите своего регулятивного субъективного права или охраняемого законом интереса, либо в форме положительного действия (facere), направленного на реализацию искового притязания5. Таким образом, с учетом характера юридических обязанностей, заключенных в регулятивных и охранительных, абсолютных и относительных гражданских правоотношениях, определяется специфика соответствующих этим обязанностям субъективных гражданских прав.

В юридической литературе было высказано мнение, будто абсолютное субъективное гражданское право, в частности право собственности, существует вне правоотношения6. Обосновывая этот взгляд, Д.М. Генкин писал: "Нам представляется, что определение субъективного права собственности как элемента правоотношений носителя права собственности с неопределенным числом обязанных лиц требует критического пересмотра. Что представляет из себя правоотношение с неопределенным составом обязанных лиц? Мы полагаем, что правоотношение всегда должно быть конкретно в том смысле, что содержанием его являются права и обязанности определенных лиц. Не может быть правоотношение с неопределенным составом обязанных лиц, т. е. любых лиц. Всеобщая обязанность устанавливается непосредственно законом, нормой права, а не является элементом бесконечного числа правоотношений с неопределенным числом лиц" .

Однако эти доводы не могут поколебать традиционное представление о существовании абсолютных гражданских правоотношений.

Основной недостаток рассуждений автора состоит в том, что он смешивает численность обязанных лиц с их конкретностью. Критикуя позицию ученого по этому вопросу, О.С. Иоффе правильно отмечал: "Круг обязанных в правоотношениях собственности определяется достаточно конкретно, когда закон запрещает всем посягать на принадлежащие кому-либо собственнические правомочия. Из этой конкретности проистекают и важные юридические последствия: перед собственником должен отвечать каждый, кто нарушил его право. Возложение ответственности перед собственником на каждого как раз и означает, что еще до совершения правонарушения они были связаны друг с другом правовыми отношениями"

Сказанное свидетельствует о том, что право собственности, как и любое абсолютное субъективное право, существует в рамках гражданского правоотношения. Поэтому реализация абсолютного субъективного права находится в прямой зависимости от соответствующего поведения обязанных лиц. Так, управомоченный в правоотношении собственности владеет, пользуется и распоряжается своим имуществом именно потому, что обязанные лица воздерживаются от совершения действий, которые мешали бы ему владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом.

Поскольку право собственности является элементом абсолютного правоотношения, его нельзя рассматривать как отношение лица к вещи . В противном случае не было бы смысла описывать это отношение как правовое, а возможности собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом закреплять в качестве правомочий. Правовые нормы всегда воздействуют на поведение участников того или иного общественного отношения. Отрицание этого положения приводит к нелепому выводу, будто правоотношение собственности как отношение между субъектами возникает только в момент нарушения права собственности.

Нельзя, на наш взгляд, рассматривать как существующие вне гражданского правоотношения и субъективные права на совершение одностороннего волеизъявления (например, регулятивное право выбора предмета исполнения в альтернативном обязательстве, охранительное право на отказ от договора ввиду его нарушения контрагентом)10.

Хотя обязанные лица в этих случаях и не способны воспрепятствовать управомоченному в осуществлении его права, тем не менее обязанность здесь может быть охарактеризована как необходимость претерпевания правообязанным лицом односторонних действий носителя права в охранительном правоотношении и квазипретерпевания - в регулятивном правоотношении11 .

Таким образом, субъективное гражданское право, находясь в пределах конкретного гражданского правоотношения, всегда противостоит гражданско-правовой обязанности. В границах, установленных объективным правом, управомоченный имеет возможность совершать те или иные действия, а также определенным образом использовать в своих целях поведение обязанного лица.

При исследовании содержания субъективных гражданских прав нельзя обойти вниманием и вопрос о значении интереса для субъективного права. Является ли интерес предпосылкой или целью права, находясь за его пределами, или же элементом субъективного права?

Устанавливая примат интереса управомоченного над его волей, О.С. Иоффе отводит интересу роль "одного из элементов содержания субъективного права"12. Однако, выступая формой выражения интереса и средством его осуществления или защиты, субъективное право не содержит интерес в качестве элемента своего содержания. Ведь интерес и опосредствующее его удовлетворение субъективное право связаны друг с другом как цель и средство ее достижения, а цель никогда не может служить составной частью средства, которое по отношению к цели "имеет вид некоторого внешнего наличного бытия"13. Кроме того, наличие интереса у обладателя того или иного субъективного права не имеет юридического значения для признания его управомоченным. В противном случае, как справедливо замечает В.А. Тархов, для осуществления и защиты своего права субъекту нужно было бы доказывать не только наличие права, но и наличие интереса, что противоречит духу нашего права14. Представление О.С. Иоффе о соотношении субъективного гражданского права и интереса не находит подтверждения в правовых нормах.

Например, то или иное вещное право продолжает существовать и тогда, когда объект этого права (вещь) становится бесполезным для управомоченного 15. Таким образом, интерес нельзя рассматривать в качестве элемента субъективного права. Если же считать интерес пользой, к которой стремится управомоченный и на достижение которой направлена его воля, то и в этом смысле интерес составляет цель, а опять-таки не элемент содержания субъективного права 16. В то же время удовлетворение интереса, означающее достижение цели субъективного гражданского права, имеет место лишь тогда, когда наступает фактическое состояние, которое соответствует содержанию права17. Иными словами, факт удовлетворения интереса в данном случае является показателем осуществления субъективного гражданского права, реализации заключенных в нем правомочий.

Итак, интерес существует за пределами субъективного гражданского права, являясь, как правило, предпосылкой этого права и его целью, для достижения которой управомоченный совершает те или иные действия. Интерес, удовлетворяемый посредством субъективного права, не может служить составным элементом этого права.

Поскольку удовлетворение интереса управомоченного может произойти лишь в результате общенаправленного поведения обеих сторон правоотношения, обладатель субъективного права должен иметь две конкретные юридические возможности: возможность распоряжаться своими собственными действиями и возможность распоряжаться поведением обязанного лица. Наличие в содержании субъективного гражданского права указанных возможностей, обеспечивающих удовлетворение интереса правообладателя и связывающих его с обязанным лицом или лицами в рамках конкретного правоотношения, позволяет отграничить субъективное гражданское право от гражданской правоспособности.

В цивилистической литературе бытует мнение, будто правоспособность представляет собой особое субъективное право; при этом субъективное право рассматривается как конкретная возможность по отношению к абстрактной возможности -правоспособности, где последняя - сущность, а первая - проявление сущности 18. Согласиться с этим мнением нельзя. Гражданская правоспособность представляет собой способность иметь предусмотренные гражданским законом права и нести гражданско-правовые обязанности (п. 1 ст. 17 ГК РФ). В отличие от субъективных гражданских прав она не содержит в себе возможность требовать определенного поведения от обязанного лица или лиц 19. Кроме того, для возникновения субъективного гражданского права у того или иного лица помимо правоспособности требуется также наличие юридического факта или совокупности фактов. В связи с этим субъективное право не может быть отождествлено с одной из обосновывающих его предпосылок. Гражданская правоспособность - это не "право на право" и не мера дозволенного субъекту права поведения, а общественно -юридическое свойство субъекта, которое отличается от обусловливаемого им (совместно с нормой права и юридическим фактом) субъективного гражданского права: последнее есть мера возможного поведения лица в конкретном гражданском правоотношении, которая обеспечивается юридической обязанностью, возложенной на другую сторону правоотношения, тогда как гражданская правоспособность как способность к правообладанию не является элементом какого-либо правоотношения и не связывает своего носителя с каким-либо обязанным лицом.

После того как мы определили место, занимаемое субъективным гражданским правом в системе смежных правовых явлений, необходимо приступить к выявлению и общей характеристике элементов субъективного гражданского права.

<< | >>
Источник: А.В. ВЛАСОВА. СТРУКТУРА СУБЪЕКТИВНОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА. 2000

Еще по теме § 1. Субъективное гражданское право в системе смежных правовых явлений:

  1. § 1. Субъективное гражданское право в системе смежных правовых явлений
  2. Глава одиннадцатая. СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ, ПОНЯТИЕ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРАВА
  3. Глава четырнадцатая. СИСТЕМА И СТРУКТУРА ПРАВА
  4. 1.1. Исторические аспекты унификации права международных коммерческих контрактов
  5. 3. Сфера применения третейского соглашения
  6. Глава 1. Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации
  7. § 2. Понятие права
  8. § 7. Из истории социально-философской мысли. Фрагменты
  9. ТЕОРИЯ ЦЕННОСТЕЙ - СМ. АКСИОЛОГИЯ ФЕМИНИЗМ - СМ. ФИЛОСОФИЯ ФЕМИНИЗМА
  10. 1.5. Межотраслевые связи арбитражного процессуального права
  11. КОММЕНТАРИИ
  12. БИБЛИОГРАФИЯ
  13. 1.3. Понятие и содержание морального (неимущественного) вреда
  14. § 2. ОПРЕДЕЛЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА
  15. Глава 8. СЕРВИТУТЫ И ИХ МЕСТО СРЕДИ ОГРАНИЧЕННЫХ ВЕЩНЫХ ПРАВ НА ЗЕМЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ
  16. 3.1. Основные направления, формы и особенности американской политической науки в послевоенный период
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -