<<
>>

КРАТКИЕ ДАННЫЕ ПО ИСТОРИИ БОЛЬШЕВИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Летом 1903 года собрался в Лондоне 2-й съезд Российской социал-демократической рабочей партии. Целью его было утверждение партийной программы по проекту главнейшего из социал-демократических органов, «Искры», и организационное строительство партии.
Что касается первой из этих задач, то она была разрешена единодушно; зато вторая задача вызвала горячие споры и послужила источником постепенного развала партии. Возникшие разногласия касались главным образом двух следующих пунктов. Во-первых, по проекту Мартова, § 1 партийного устава должен был гласить: членом РСДРП считается всякий, признающий ее программу, поддерживающий партию материальными средствами и оказывающий ей регулярное личное содействие под руководством одной из организаций; наоборот, Ленин решительно настаивал на необходимости того, чтобы членом партии могло быть лишь лицо, принимающее личное участие в одной из партийных организаций. Во-вторых, участники съезда разделились на две группы и по вопросу о централизации партии, причем большинство, следовавшее за Лениным, высказалось за ее немедленное и решительное усиление, тогда как меньшинство стояло за самое осторожное, условное и постепенное ее осуществление. Результатом победы ленинского большинства (к которому в то время примыкал, например, и Плеханов) было временное отделение «Бунда» и ожесточенная фракционная борьба, выразившаяся, между прочим, в обособлении меньшинства и учреждении им даже особого «Бюро меньшинства», долженствовавшего для меньшевистских организаций в России играть роль Центрального Комитета партии. Весной 1905 года, после продолжительной борьбы между этими двумя течениями за 3-й партийный съезд, собралось в конце концов два съезда, и этим фактом раскол был окончательно освящен и зафиксирован. К прежним пунктам разногласия прибавился теперь еще новый, касающийся отношения к будущему революционному правительству.
А именно, «меньшевики» полагали, что близящаяся революция будет в корне 884 Б. В. ЯКОВЕНКО буржуазной, что она, возможно, не будет носить характера восстания и что социал-демократия, оказывая ей всяческое содействие, не должна стремиться к участию во власти; «большевики» же, наоборот, полагая, что революция будет непременно носить характер народного восстания, постановили принять участие в революционном правительстве, дабы отстаивать таким образом в самом центре будущей власти интересы пролетариата и крестьянства и вообще толкать посильно события к возможно скорейшему установлению революционно-демократической диктатуры трудящихся. В котле событий 1905—1906 годов фракционные разногласия несколько смягчились, затушевались и отступили на задний план. И потому на двух последних партийных съездах (4-м в начале 1906 года и 5-м в начале лета 1907 года) сама собою возобладала объединительная деловая тенденция. Между прочим было достигнуто объединение с «Бундом» и другими социал-демократическими партийными организациями национальностей, населяющих Россию; была выработана аграрная программа, в основание которой легло требование свободного развития классовой борьбы в деревне; было решено использовать Государственную думу как для расширения революционного движения в стране и внедрения в умы мысли о необходимости созыва Учредительного собрания, так и для революционизирования самой думы; было решено подготовить и организовать народ к вооруженному восстанию, но противодействовать всем попыткам, питающимся иллюзиями легкомысленного бунтарского революционизма, в том числе и всякого рода экспроприациями. За 1907 и 1908 годы торжествующая реакция, в значительной степени разгромив социал-демократические организации, вынудила их руководителей снова направить свои стопы за границу; и здесь, на досуге, междуфракционная борьба вспыхнула с новой силой. При этом, однако, меньшевики, не только остававшиеся, как и прежде, в меньшинстве, но и потерявшие благодаря правительственным репрессиям весь свой организационный аппарат в стране, — тогда как большевики сохранили на севере, в центре, и на востоке России, и на Кавказе значительные опорные пункты, — во всех своих выступлениях и попытках терпели неизменно неудачу.
Они было попытались, захватив в свои руки Заграничное Центральное Бюро, являющееся органом заграничных групп, оказывать сопротивление большевистски настроенному Центральному Комитету партии, но в конце концов им пришлось пойти на уступки и склониться перед большевистскою волею большинства делегатов с мест, нашедшею себе яркое выражение в резолюциях «Общерусской социал-демократической конференции», имевшей место во второй половине декабря 1908 года в Париже, на которой было решено по предложению большевиков перейти снова МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 885 к деятельности на основах конспирации и централизовать еще более партийную власть. 1909 и 1910 годы ушли на мелкие трения между социал- демократическими фракциями, число коих умножилось нарождением нескольких малочисленных групп (в том числе самостоятельной группы Троцкого в Вене), в том или ином смысле промежутствующих между большевиками и меньшевиками по вопросам тактики и организации. В самой большевистской фракции наметилась ожесточенная борьба между так называемыми отзовистами и антиотзовистами, из коих первые, во главе с известным автором книжек философского и политико-экономического содержания Богдановым, центр партийной деятельности полагали в нелегальной борьбе, в то время как их противники, руководимые Лениным, переносили его в Государственную думу и настаивали на приспособлении нелегальной деятельности к этой задаче. Эта борьба вынесла на поверхность немало личных дрязг партийной жизни, — в особенности ввиду соревнования двух групп на почве завладения солидными денежными суммами, — и самых гадких взаимообвинений. В начале 1910 года Центральным Комитетом партии в ряде пленарных заседаний была сделана попытка примирить враждующие стороны, но тотчас же по окончании их и несмотря на принятые решения, меньшевики снова подняли знамя борьбы против большинства; со своей стороны, и «отзовисты» пошли тоже в атаку; перепалка началась с новой силой, и в ней прошел весь 1910 год. Но в то время как меньшинство мелких фракций тратило все свои силы на эту борьбу, большинству удалось, наоборот, значительно сплотить и умножить свои силы, привлекши окончательно на свою сторону группу Плеханова и пользуясь также тем, что в его руках фактически был центральный орган партии, а также крупные партийные суммы.
Единственно, чего ему недоставало в этот момент, это Центрального Комитета, который был совершенно разгромлен правительством, возобновлен же не мог быть ввиду того, что по партийному уставу для этого необходим был созыв пленарного совещания из оставшихся на свободе его членов, а для этого, в свою очередь, необходимо было единогласное постановление Заграничного Бюро ЦК, в котором, однако, большинство принадлежало меньшевикам, а сверх того, еще находился представитель группы «отзовистов», ни за что не дававший на это своего согласия. При таких обстоятельствах весною 1911 года группа Ленина решилась на «революционный шаг», а именно: уничтожить, путем выхода своих представителей, Заграничное Бюро ЦК и поручить одному из своих, А. Рыкову, как единственному представителю русской части ЦК, взять на себя инициативу по созыву ЦК. Во исполнение этого решения секретарь и казначей Заграничного Бюро ЦК Семашко тотчас же вышел 886 Б. В. ЯКОВЕНКО в отставку, захватив с собою имевшиеся на его попечении деньги и документы, а Рыков разослал соответствующие приглашения. Несмотря на все старания Ленина самочинно превратить малочисленную группу собравшихся в ответ на приглашение Рыкова в ЦК партии и таким образом захватить разом и всецело власть в партии в свои руки, ему удалось в конце концов лишь сорганизовать для созыва партийной конференции особую Организационную Комиссию, в составе которой, с самого же начала, преобладали большевики и пополнение которой представителями различных других групп и фракций было секретно обставлено таким образом, чтобы преобладание это не могло быть нарушено; Заграничное Бюро ЦК было заменено «технической комиссией», которая всецело попала в руки большевиков. Вставший сейчас же перед этой комиссией денежный вопрос был благополучно разрешен благодаря интимной близости одного из ее членов с Розой Люксембург, в свою очередь близкой с Кларой Цеткин, которая вместе с Каутским и Мерингом была хранительницей сумм, принадлежавших РСДРП. При этом Ленин обнаружил было диктаторские наклонности, пользуясь тем, что для получения этих денег необходима была и его подпись, но должен был склониться перед угрозой хранителей апеллировать в Международное Социалистическое Бюро.
После всех этих удачных и неудачных ходов и маневров главное внимание большевиков сосредоточилось на том, как бы устроить так, чтобы большинство делегатов с мест на упомянутой конференции было большевистского толка. Для достижения этого Лениным был дан такой лозунг: «Если бы в известной организации 100 человек оказались меньшевиками или троцкистами и налицо в ней имелось лишь 5—6 большевиков, то делегатов на конференцию дблжно послать именно от этой пятерки, а не от остальных 100 лиц». Между прочим, в качестве одной из благоприятствующих этому мер проектировалось наделение российскими мандатами учеников функционировавшей в это время под Парижем социал- демократической пропагандистской школы, находившейся всецело в руках большевистских элементов. Произведенный большевиками «революционный акт» вызвал глубокое возмущение среди заграничных меньшевиков, которые решили со своей стороны созвать общепартийную конференцию и учредили для этого, в противовес большевикам, свой Организационный Комитет. Но большевики не дремали и употребляли все усилия, чтобы захватить и в России, и за границей возможно больше организаций и учреждений в свои руки. С этой целью Ленин стал усиленно рассылать своих посланцев по России с наказом о подготовлении большевистской почвы для общепартийной конференции и об учреждении повсюду большевистских центров и ячеек. В но МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 887 ябре 1911 года большевиками, в лице Зиновьева и Каменева, была «оккупирована» типография и экспедиция центрального органа и «экспроприирован» он сам. В конце декабря в Париже состоялась конференция заграничных большевистских групп для сплочения большевистской фракционной организации. Наконец, в начале января 1912 года состоялась в Праге другая большевистская конференция с представителями из России, на которой среди делегатов присутствовали также сотрудники охраны Малиновский и Романов и которая, следуя заранее намеченному большевистскими лидерами плану действий и под тем предлогом, что настоящее собрание якобы объединяет в себе уполномоченных от «весьма значительного числа имперских партийных учреждений», объявила себя единогласно не более и не менее как «общепартийной конференцией РСДРП и верховным органом партии в данный момент».
На этой конференции был избран новый ЦК партии и сформированы другие главные партийные учреждения, — разумеется, исключительно из приверженцев Ленина, и было решено истребовать у вышеупоминавшихся хранителей партийных денег обратно доверенные им суммы и передать их в ведение нового ЦК. Разумеется, на выборах в 4-ю Государственную думу большевики вели самую решительную кампанию против меньшевистских течений, стремясь составить там компактную фракцию (как то было подробно предустановлено самим Лениным в его докладе на эту тему, прочитанном в Париже в начале мая). Самым энергичным образом старались они также помешать и меньшевистским стараниям созвать, в противовес их вышеупомянутому совещанию, настоящую междуфракционную конференцию, и с полным успехом, как то показывает, например, неудача созванной в августе 1912 года в Вене Троцким конференции отдельных организаций РСДРП, сорванной в значительной мере действиями и маневрами большевистского представителя. В конце января 1913 года в Кракове происходили заседания большевистского ЦК, на которых, после всестороннего обсуждения политического момента, была подтверждена необходимость вести решительную борьбу с наиболее выраженным меньшевизмом, в то же время вступая на местах в сотрудничество с меньшевистскими элементами, согласными на нелегальную борьбу; было признано также, что «партия должна оказывать всестороннюю поддержку революционным массовым стачкам и всякого рода революционным выступлениям, расширяя в особенности агитацию за демократическую республику» и т. п. 27 июля 1913 года в Австрии, около Закопане, на даче Ленина состоялось частное секретное совещание представителей ЦК (в составе Ленина, Зиновьева, Каменева, Ульяновой- Крупской и сотрудника охраны Малиновского), на каковом, 888 Б. В. ЯКОВЕНКО между прочим, было решено ввиду заметного роста рабочего движения и революционной волны стараться обострять все их проявления, а равно и намечены новые кандидаты в обезлюдевший тем временем ЦК. В конце сентября состоялось новое совещание руководящих большевистских элементов в Галиции, которое наметило созыв партийного (большевистского) съезда на лето 1914 года; признало национальностями принципиальное право на полное отделение от России (предоставляя партии решать в каждом данном случае, насколько это может быть целесообразно с точки зрения интересов классовой борьбы всего пролетариата); решило, что большевистская «шестерка» в Государственной думе предъявит ряд ультимативных требований внутренно-организационного характера меньшевистской «семерке» и, в случае невыполнения их, произведет раскол в думской социал-демократической фракции; постановило, что «при настоящем революционном подъеме задачей истинных социал-демократов является широкая революционная агитация в массах за демократическую республику, 8-часовой рабочий день и конфискацию помещичьих земель»; высказалось за борьбу с «мелкобуржуазным социализмом народничества» и т. д. Сверх того, было решено постараться провести всяческими способами возможно большее число делегатов на имеющий быть в Вене осенью 1914 года Международный социалистический конгресс, дабы делегация, благодаря своей многочисленности, производила впечатление регулярного партийного представительства и это позволило бы благоприятно решить денежный вопрос с хранителями партийных сумм. В октябре 1913 года раскол думской социал-демократической фракции благополучно совершился, благодаря стараниям главным образом упомянутого Малиновского; факт этот сделался в декабре предметом обсуждения Международного Социалистического Бюро, которое решило созвать конференцию из представителей различных течений РСДРП для выяснения причин разногласий и отыскания способов объединения враждующих сторон. Эта конференция состоялась 18 июня 1914 года в Брюсселе, но ни к какому результату не привела, ввиду того что большевистские делегаты предъявили ультиматум, требовавший: 1) признания РСДРП в большевистской формации и 2) упразднения меньшевистского центра. Во время прений начавший все более и более отстраняться от большевиков Плеханов, между прочим, указал, что вся непримиримость политики Ленина заключается в том, что он не хочет выпустить из своих рук партийных денег, часть которых-де им была захвачена «чисто воровским образом». Мировой конфликт застал Ленина с Зиновьевым в Австрии; им удалось в самый короткий срок получить возможность выехать в Швейцарию (по-видимому, благодаря хлопотам всем известного авантюриста на социал-демократической подкладке МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 889 арвуса-Гельфанда перед австрийским правительством). Здесь ке осенью 1914 года Лениным было сформулировано отно- [ение РСДРП к войне в ряде тезисов, опубликованных в ь 33 «Социал-демократа» и легших в основание резолюции -й конференции заграничных секций РСДРП, созванной в ене по личной инициативе Ленина 20—22 марта 1915 года. этой резолюции уже с ясностью намечается та тактика ольшевизма, которую он смог развить всесторонне лишь в 917 году и которая привела его затем к установлению Рес- ублики Советов и диктатуре коммунистической партии, этом документе прежде всего признавалось, что капитализм остиг высшей стадии развития и что созрели вполне объек- ивные условия осуществления социализма; фразы о защите течества, об оборонительной войне и т. п., с какой бы сто- оны они ни исходили, объявлялись сплошным обманом на- ода; провозглашался лозунг превращения империалистичес- ой войны в гражданскую, которая характеризовалась как борьба пролетариата с оружием в руках против буржуазии за кспроприацию класса капиталистов в передовых капиталис- ических странах, за демократическую революцию в России демократическую республику, 8-часовой рабочий день, кон- шскацию помещичьих земель), за республику в отсталых юнархических странах»; среди конкретных тактических дей- твий социал-демократии рекомендовалось: «направлять пар- аментаризм и экономическую борьбу против оппортунизма духе революционной борьбы масс»; проводить безусловный тказ от вотирования военных кредитов, полный разрыв с юлитикой «национального мира»; поощрять братания солдат оюющих наций в траншеях и на театре войны вообще, а |авно и всякого рода революционные массовые выступления [ролетариата; II Интернационал объявлялся мертвым в силу изъевшего его оппортунизма (в частности, в оппортунизме обвинялся и Каутский); отвергался решительно так называе- 1ый пацифизм или абстрактная проповедь мира как одна из эорм «одурачения» рабочего класса; определенно утверждаюсь, что «поражение России при всех условиях представляется юименьшим злом»; и после резкого выпада против русских юциал-патриотов и меньшевиков, занимающих недостаточно •ешительную позицию, в заключение говорилось: «Задачей Поциал-революционной Рабочей партии в России является [альнейшее укрепление пролетарского единства, созданного в .912—14 гг. всего более „Правдой", восстановление партийных юциал-демократических организаций рабочего класса на базе )ешительного организационного размежевания с социал- цовинистами. Временные соглашения допустимы с теми юциал-демократами, которые стоят за решительный органи- (ационный разрыв с Организационным Комитетом, „Нашей 890 Б. В. ЯКОВЕНКО Эта же программа действия выдвигалась затем большевиками на международных социалистических конференциях в Циммервальде осенью 1915-го и в Кинтале в апреле 1916 года, но большого успеха не имела ввиду крайности предлагавшихся ею мер. Единственно чего удалась добиться конкретно левым экстремистам, это условного принятия предложения о всеобщей забастовке. Равным образом не удалась Ленину и попытка «элиминировать» с Кинтальской конференции представителей меньшевистского Организационного Комитета под тем предлогом, будто все меньшевики — социал-патриоты. Приблизительно в то же время Лениным была подвергнута пересмотру аграрная программа РСДРП. Признавая, что столыпинская реформа была построена на разумных базах, он тем не менее был вынужден сознаться, что дело сделано этим лишь наполовину, ибо правительственной реформой были затронуты пока лишь общинные владения, помещичьи же, казенные, кабинетские, монастырские и церковные земли оставались по-старому неприкосновенными; по мнению Ленина, в программу партии необходимо было включить национализацию этих земель. Под влиянием энергичной пропаганды Лениным и его сотрудниками своих идей главным образом в кругах заграничной эмиграции (впрочем, пропаганда эта распространялась ими и на русских пленных в Германии, с благосклонного содействия имперского германского правительства) наметилось было идейное сближение между большевиками и частью меньшевиков, склонных к крайнему интернационализму; но в то же самое время возобновились и пререкания из-за денег, принадлежащих партии, причем Ленин решительно не хотел идти ни на какие уступки и компромиссы, настаивая на том, что законным собственником партийных сумм является ЦК. Произошедшая в России революция открыла необходимый простор и создала благоприятную почву для большевистской пропаганды, которая отныне с особою интенсивностью стала следовать директивам, данным в вышеупоминавшихся «тезисах о войне». Новым и особенно важным элементом этой пропаганды стала возникшая с революцией политическая самоорганизация трудящихся масс в советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Главным объектом борьбы было по- прежнему, конечно, правительство (сначала «либерально-буржуазное» правительство Львова—Милюкова, а затем «социал- патриотическое» правительство Керенского). Главными лозунгами оставались: немедленный мир во что бы то ни стало и немедленный созыв Учредительного собрания. К этому присоединились новые лозунги: «вся власть Советам», «немедленный переход земли в руки трудящихся», «немедленное осуществление социалистической революции»; и в связи с этим выросла вполне логическая надобность переименоваться из партии «социал- МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 891 демократической» в «коммунистическую», не нашедшую себе было вначале серьезного отзвука в рабочих, солдатских и крестьянских массах и отвергнутую громадным большинством советских организаций, которые следовали за социалистами- революционерами и меньшевиками, считавшими произошедшую революцию буржуазной и с самого же начала поддерживавшими Временное правительство, поскольку оно своими действиями и мероприятиями осуществляло завоевания такой революции, а равно стремилось приблизить всеобщий «мир без аннексий и контрибуций»; большевистская пропаганда, однако, пустила глубокие корни уже в течение мая и июня 1917 года. Этому содействовало естественное недовольство народных масс столь же естественной медленностью осуществления тремя последовательными Временными правительствами преднамечен- ной программы, в особенности затяжка с вопросами о мире, о земле и созыве Учредительного собрания, а также и самая интенсивность и широта большевистской агитации, объяснявшаяся в немалой степени, несомненно, притекавшей к большевикам через Стокгольм из Германии солидной денежной поддержкой (последовавшей за первой помощью Германии Ленину и его единомышленникам, выразившейся в разрешении им проезда через германскую территорию). Укрепившись и денежно, и организационно и видя, что «Советы» (не говоря уже о правительстве) отнюдь не намерены следовать их указаниям и настояниям, большевики задумали и стали готовить переворот с целью захватить власть в свои руки. Для этого они занялись сначала привлечением к своему знамени всех недовольных, неспокойных и анархических элементов страны, используя параллельно всякий повод для устройства всяческих беспорядков, демонстраций, протестов, возмущений и т. п. Май и июнь были полны солдатских, рабочих и крестьянских беспорядков и вспышек, в которых почти всегда видна была руководящая или споспешествующая рука большевистских элементов. Кроме деревни, с одной стороны, и фронта с тылом (где была сосредоточена легкомысленно и бесцельно совершенно бездеятельная многочисленная солдатская масса) — с другой, они сосредоточили свои усилия главным образом на Петрограде и его окрестностях, особенно на Кронштадте, который и стал вскоре всероссийским оплотом большевизма, главным источником заразы неповиновения правительству и вообще государственного беспорядка. В начале июля большевиками была сделана первая попытка — опыт вооруженного восстания против Временного правительства под вышеупомянутыми лозунгами. Правда, она окончилась неудачей и непосредственным результатом своим имела лишь несколько сот бесцельных жертв, но при всем том она показала бессилие и внутреннюю несогласованность и несостоятельность Временного правительства (которое в течение нескольких 892 Б. В. ЯКОВЕНКО часов было буквально на краю гибели), а затем сдвинула значительно вправо буржуазно-либеральные круги, да и самого Керенского, что не могло не вызвать, по контрасту, полевения народных масс. Действительно, это восстание вместе с тарнопольским разгромом и унизительным бегством русских войск на юго-западном фронте (тоже в немалой мере подготовленным большевистской пропагандой) вызвало тотчас же концентрацию сил умеренных кругов, а затем и безрассудную попытку генерала Корнилова (в конце августа) справа захватить власть в свои руки. Корниловское восстание было водою на мельницу; большевики использовали его вовсю для того, чтобы привлечь возможно большую часть изождавшегося трудового народа на свою сторону. Успешность их пропаганды сказалась в том, что вскоре же (в сентябре) Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов оказался в их руках. Северо-западный фронт тоже все больше и больше подпадал под их влияние; правительственные затруднения росли не по дням, а по часам из-за всевозможных внутренних междупартийных и между- фракционных трений; Учредительное собрание все отсрочивалось и отсрочивалось; войне не было видно ни конца ни краю, ибо «союзники» России решительно отказались признать немедленный и беспобедный мир «без аннексий и контрибуций»; земельный вопрос оставался по-прежнему висеть в воздухе; войско разлагалось и терпело неудачи за неудачами. И наконец, в провинциальные советы вместе с духом недовольства и беспокойства за судьбы революции постепенно все больше и больше проникали большевистские элементы. 10 октября состоялось секретное собрание ЦК большевистской партии в присутствии Ленина (который до тех пор скрывался в Финляндии), постановившее почти единогласно, что для спасения революции и страны необходимо восстание и переход власти в руки Советов. 11 октября по большевистской инициативе собрался Северный Областной Съезд Советов, две трети делегатов которого принадлежали к большевистскому течению и резолюции которого решительно требовали перехода всей власти к Советам. 12 октября, ввиду намерения правительства удалить из Петрограда, ради предотвращения новых возможных антиправительственных выступлений, две трети гарнизона, насквозь пропитавшегося к этому времени большевистским духом, Петроградский Совет, по большевистской инициативе, постановил образовать Военно-Революционный Комитет, который явился как бы генеральным штабом всего антиправительственного движения и вместе с Петроградским Советом должен был решительно воспротивиться и воспрепятствовать эвакуации войск из столицы. Среди последовавших распоряжений этого Комитета был, например, приказ Сестрорецкому оружейному заводу выдать на Красную гвардию 5 тысяч ружей. 19 октября большевистского характера резолюция была принята также и МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 893 Московским Советом. 22 октября Военно-Революционный Комитет назначил особых комиссаров ко всем частям гарнизона с приказом повиноваться только их распоряжениям и объявлением их личности неприкосновенной. В тот же день был организован большевиками День Петроградского Совета для сбора средств на проектировавшуюся советскую газету большевистского толка и для производства «смотра сил». И, наконец, 24 октября, накануне открытия 2-го Всероссийского Съезда Советов и в ответ на выраженное Керенским в Предпарламенте намерение покончить решительно с большевистской агитацией, было поднято восстание, которое в два дня ликвидировало режим Временного правительства и установило 26 октября решением большинства членов 2-го Всероссийского Съезда Советов (правые социал-революционеры и меньшевики, составлявшие меньшинство съезда, покинули его в знак протеста против большевистского насилия) большевистское правительство Совета Народных Комиссаров с Лениным во главе и Троцким в роли комиссара по иностранным делам. Того же 26 октября Конгрессом Советов были одобрены два представленных Лениным декрета: о заключении мира и о разделе земель. Затем одно за другим были приняты фундаментальные мероприятия, направленные на разрушение капиталистического строя, проведение социалистической революции и установление социалистического строя. В начале января было распущено насильственно едва только успевшее собраться враждебное большевикам Учредительное собрание; во второй половине февраля был заключен Брест-Литовский мир. Так установилась длящаяся и доныне диктатура большевистской партии, принявшей вслед за октябрьской революцией наименование коммунистической. Однако в ближайшие после переворота дни, ввиду наметившейся решительной оппозиции всех крупных, общественных организаций столицы (например, Государственной думы, Совета крестьянских депутатов, союза железнодорожников и т. п.), которая выразилась тотчас же в образовании особого Комитета общественного спасения, а равно и ввиду приближения к Петрограду Керенского во главе, казалось, верных Временному правительству войск, большевиками был поднят вопрос об образовании коалиционного социалистического правительства и открыты переговоры с представителями других социалистических партий. В то же время большевистские вожаки, желая избежать такого финала, делали все для того, чтобы оттянуть время и не дать переговорам увенчаться успехом; и как только попытка Керенского оказалась ликвидированной, они тотчас же сформулировали столь непримиримые партийные условия коалиционного соглашения, что это не только похоронило всякую его возможность, но даже вызвало временный выход в отставку 11 комиссаров — членов их соб- 894 Б. В. ЯКОВЕНКО ственной партии. Впрочем, диссиденты, убедившись в полной победе нового правительства и под давлением порицаний и увещаний Ленина, вернулись вскоре в лоно правительства; а затем и партия левых социал-революционеров (отколовшаяся уже после подавления июльского восстания от партии социал- революционеров) перестала окончательно колебаться, послав в Совет Народных Комиссаров 7 своих представителей. С более выраженными оппозиционными центрами было также быстро покончено: с оппозицией Совета крестьянских депутатов и союза железнодорожников — путем ловких политических маневров, создавших в них постепенно большинство, благоприятное Ленину; с оппозицией же Комитета общественного спасения и Государственный думы — путем арестов руководителей и декрета о роспуске этой последней. Оппозиция служащих в правительственных учреждениях была сломлена угрозой отставки и лишения пенсии. Наконец, враждебной прессе был заткнут в значительной мере рот, не нарушая еще тем, по-ввдимости, свободы слова, декретом о монополизации объявлений. Вслед за упомянутым выше декретом о заключении мира и разделе земли одно за другим последовали затем дальнейшие фундаментальные мероприятия, направленные к разрушению основ капиталистического строя и отмене его характерных особенностей, к проведению социальной революции во всем ее объеме и глубине и к установлению социалистического строя предварительно на базе диктатуры пролетариата. Так, 29 октября был издан декрет о введении 8-часового рабочего дня; 1 ноября был обнародован первый декрет о рабочем контроле над промышленными предприятиями, а 3 ноября — декрет относительно прав народов России располагать собственными судьбами; 10 ноября началось опубликование секретных дипломатических документов; 5 декабря был издан декрет о сформировании Верховно-Экономического Совета; 10 декабря начали функционировать революционные суды; 14 декабря последовал декрет о национализации банков и конфискации вкладов; 17 декабря — декрет об установлении гражданского брака; 1 января 1918 года —декрет об аннулировании государственных долгов; 8 января — декрет о роспуске Учредительного собрания; 18 января — декрет об образовании Красной армии; 28 января — декрет о национализации торгового флота; 3 февраля — декрет о введении грегорианского календаря; 3 марта был ратифицирован III Съездом Советов мир с центральными державами; 15 июня был опубликован декрет о государственном контроле над всеми крупными фабричными заведениями и над производительными силами страны; 19 июня — постановление Московского Совета о недопустимости стачек; 27 июня — декрет о принудительном труде и одобрена Съездом Советов Конституция Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, и т. д. МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 895
<< | >>
Источник: Б.В.Яковенко. МОЩЬ ФИЛОСОФИИ. 2000

Еще по теме КРАТКИЕ ДАННЫЕ ПО ИСТОРИИ БОЛЬШЕВИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ:

  1. IV. История российская — через призму постмодерна.
  2. Реконструкция корпуса источников по истории политической цензуры
  3. 3.1. Проблемы истории ПСР в литературе 1917 - 1920-х гг.
  4. 3.2. Изучение истории социалистов-революционеров в начале 1930-х - середине 1950-х гг.
  5. 4.1. Партия социалистов-революционеров как объект научных исследований
  6. 6.1. Российские эмигранты о Партии социалистов- революционеров
  7. ПРИМЕЧАНИЯ
  8. КАКОЙ ИСТОРИКИ ВИДЯТ ИСТОРИИЮ XIX В.
  9. Г. С. Батыгин, И. Ф.Девятко Советское философское сообщество в сороковые годы: Почему был запрещен третий том «Истории философии»?
  10. Список принятых сокращений
  11. ВЕНГРИЯ, ПОЛЬША, РУМЫНИЯ, ЧЕХОСЛОВАКИЯ: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ОБЛИК РАБОЧИХ ПАРТИЙ Венгрия
  12. Загадочные страницы истории XX века
  13. КРАТКИЕ ДАННЫЕ ПО ИСТОРИИ БОЛЬШЕВИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ
  14. Глава 3 НАЧАЛО СЛЕДСТВИЯ ПО ДЕЛУ БЕРИЯ
  15. Галицийская школа
  16. РАЗДЕЛ V В ПОИСКАХ ОСТАНКОВ