<<
>>

ПРОГРАММА И ДЕЙСТВИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА БОЛЬШЕВИЗМА У ВЛАСТИ

Когда большевики готовились к захвату власти, с тем чтобы углубить мартовскую революцию и из буружазной превратить ее в социальную, они рассматривали (или, по меньшей мере, делали вид, что рассматривают) это свое намерение как естественный, необходимый дальнейший шаг в развитии революционного движения.
Следуя, так сказать, велению этого последнего, они видели себя вынужденными перейти от осуществленной уже помимо них программы «минимум» их партии к осуществлению всегда предвидевшейся и утверждавшейся, но отсылавшейся только в своем осуществлении вдаль РСДРП программы «максимум». Другими словами, дело шло о том, чтобы на базе завоеванных свобод и проведенных уже революционно-государственных мероприятий провести безотлагательно ряд других, более существенных и фундаментальных реформ, по-прежнему в духе утверждения и осуществления истинного народовластия. Только для этого, — так заявляли большевики, — было низвергнуто колеблющееся компромиссное и полубуржуазное правительство «социал-патриотов», препятствовавшее этому, по мнению большевиков; и только для этого же было учреждено радикальное и революционное социалистическое правительство Народных Комиссаров, долженствовавшее выражать чисто народную волю (без примеси буржуазности) и знаменовать собой диктатуру труда над капиталом, диктатуру пролетариата. Дореволюционная программа РСДРП содержала в себе следующие характерные пассусы: «Совершенствование техники, концентрируя средства производства и обращения и обобществляя процесс труда в капиталистических учреждениях, быстрее и быстрее создает материальную возможность замены капиталистических производительных отношений социалистическими, — т. е. той социальной революции, которая представляет собою конечную цель всей деятельности международной социал-демократии как сознательной выразительницы классового движения. Заменив частную собственность на средства производства и обращения общественною и введя планомерную организацию общественно-производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, социальная революция пролетариата, уничтожив деление общества на классы, тем освободила все угнетенное человечество, так как положила конец всем видам эксплуатации одной части общества другою.
Необходимое условие этой социальной революции составляет диктатура пролетариата, т. е. завоевание пролетариатом такой политической власти, которая позволит ему подавить всякое сопротивление 896 Б. В. ЯКОВЕНКО эксплуататоров. Ставя себе задачу сделать пролетариат способным выполнить свою великую историческую миссию, международная социал-демократия организует его в самостоятельную политическую партию, противостоящую всем буржуазным партиям, руководит всеми проявлениями его классовой борьбы, разоблачает перед ним непримиримую противоположность интересов эксплуататоров интересам эксплуатируемых и выясняет ему историческое значение и необходимые условия предстоящей революции... На пути к их общей конечной цели, обусловленной господством капиталистического способа производства во всем цивилизованном мире, социал-демократы разных стран вынуждены ставить себе неодинаковые ближайшие задачи, как потому, что этот способ не везде развит в одинаковой степени, так и потому, что ее развитие в разных странах совершается в различной социально-политической обстановке. В России, где капитализм уже стал господствующим способом производства, сохранились еще очень многочисленные остатки нашего старого докапиталистического порядка, который основывался на закрепощении трудящихся масс помещикам, государству или главе государства. В сильнейшей степени препятствуя экономическому прогрессу, эти остатки не допускают всестороннего развития классовой борьбы пролетариата, содействуют сохранению и усилению самых варварских форм эксплуатации многомиллионного крестьянства государством и имущими классами и держат в темноте и бесправии весь народ. Самым значительным из всех этих пережитков и самым могучим оплотом всего этого варварства является царское самодержавие. По самой природе своей оно враждебно всякому общественному движению и не может не быть злейшим противником всех освободительных стремлений пролетариата. Поэтому Российская социал-демократическая рабочая партия ставит своей ближайшей задачей ниспровержение царского самодержавия и замену его демократической республикой, конституция которой обеспечила бы: 1.
Самодержавие народа, т. е. сосредоточение всей верховной государственной власти в руках законодательного собрания, составленного из представителей народа и образующего одну палату; 2. Всеобщее, равное и прямое избирательное право при выборах как в законодательное собрание, так и во все местные органы самоуправления для всех граждан и гражданок, достигших двадцати лет; тайное голосование при выборах; право каждого избирателя быть избранным во все представительные учреждения; двухгодичные парламенты; жалование народным представителям; 3. Широкое местное самоуправление; областное самоуправление для тех местностей, которые отличаются особыми бытовыми условиями и составом населения; 4. Неприкосновенность личности и жилища; 5. Неограниченную свободу совести, слова, печати, собраний, стачек МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 897 и союзов; 6. Свободу передвижения и промыслов; 7. Уничтожение сословий и полную равноправность всех граждан независимо от пола, религии, расы и национальности; 8. Право населения получать образование на родном языке, обеспечиваемое созданием за счет государства и органов самоуправления необходимых для того школ; право каждого гражданина объясняться на родном языке на собраниях; введение родного языка наравне с государственным во всех общественных и государственных учреждениях; 9. Право на самоопределение за всеми нациями, входящими в состав государства; 10. Право каждого лица преследовать в обычном порядке перед судом присяжных всякого чиновника; 11. Выборность судей народом; 12. Замену постоянного войска всеобщим вооружением народа; 13. Отделение церкви от государства и школы от церкви; 14. Даровое и обязательное общее и профессиональное образование для всех детей обоего пола до 16 лет; снабжение всех бедных детей пищей, одеждой и учебными пособиями за счет государства... В целях устранения остатков крепостного порядка, которые тяжелым гнетом лежат непосредственно на крестьянах, и в интересах свободного развития классовой борьбы в деревне Российская социал-демократическая рабочая партия требует: 1.
Отмены всех сословных стеснений личности и собственности крестьян. 2. Отмены всех платежей и повинностей, связанных с сословной обособленностью крестьян, и уничтожения долговых обязательств, имеющих кабальный характер. 3. Конфискации церковных, монастырских, удельных и кабинетских земель и передачи их (а равно и казенных земель) крупным органам местного самоуправления, объединяющим городские и сельские округа, причем земли, необходимые для переселенческого фонда, а также леса и воды, имеющие государственное значение, передаются во владение демократического государства. 4. Конфискации частновладельческих земель, кроме мелкого землевладения, и передачи их в распоряжение выборных на демократических началах крупных органов местного самоуправления, причем минимальный размер подлежащих конфискации земельных участков определяется крупными органами местного самоуправления... Российская социал-демократическая партия твердо убеждена в том, что полное, последовательное и прочное осуществление указанных политических и социальных преобразований достижимо лишь путем низвержения самодержавия и созыва Учредительного собрания, свободно избранного всем народом». Вспыхнувшая европейская война отразилась на этой программе неофициальным добавлением к ней трех пунктов, о которых уже была речь выше и которые сводились к следующим положениям: 1. Немедленное прекращение войны во что бы то ни стало; 2. Гражданская война как радикальное средство для достижения этой цели; 3. Поражение России как 29 Б. В. Яковенко 898 Б. В. ЯКОВЕНКО средство расшатать царскую власть и предохранить остальную Европу от неминуемой реакции, если бы она восторжествовала. Когда происшедшая февральско-мартовская революция в значительной мере осуществила вышеупомянутую программу «минимум» большевиков, дальнейшая программа их действий, сложившаяся непроизвольно и торопливо в головокружительном ходе событий и носившая все черты переходного и кратковременного образования, нашла себе выражение в следующих немногих демагогических лозунгах, направленных против действий или бездействия Временного правительства: 1.
Долой войну; 2. Земля народу; 3. 8-часовой рабочий день; 4. Долой смертную казнь; 5. Немедленный созыв Учредительного собрания, и 6. Вся власть Советам. К этому присоединились еще протесты против притеснений Финляндии и Украины, выражавшихся в отказе Временного правительства до Учредительного собрания решить вопрос об их будущем политическом устройстве, и против преследования крайних революционных элементов, разлагавших войско и ведших в народе ожесточенную антиправительственную пропаганду, — протесты, сопровождавшиеся обвинением Временного правительства в нарушении им же самим провозглашенных принципов свободы национального самоопределения, печати, собраний, личности и т. п. И действительно, как только партия большевиков овладела правительственной властью, она тотчас же приступила к осуществлению перечисленных только что лозунгов и в течение двух первых месяцев осуществила их все. А именно: была дана земля народу, была отменена смертная казнь, восстановленная при Керенском на фронте, был декретирован 8-часовой рабочий день, было заключено с центральными державами сепаратное перемирие и начаты переговоры о мире, было созвано Учредительное собрание и были положены базы советского социально-политического режима в России. Вместе с тем большевистская партийная программа приобрела фактически подлинно коммунистический характер, сведясь к конкретному осуществлению, укреплению и дальнейшему развитию и усовершенствованию нового политико-социального устроения России. Это была программа уже не политической борьбы и социальных завоеваний, а программа коммунистического управления страной и постепенного внедрения социалистических принципов и организации во все сферы народной жизни. Свое общее начертание она получила в форме вышеупомянутой «Конституции Российской Социалистической Советской Республики», вотированной 5-м Съездом Советов и содержавшей, между прочим, следующие знаменательные пункты: «...9. Основная задача рассчитанной на настоящий момент Конституции Российской Социалистической Федеративной Советской Республики заключается в установлении диктатуры городского и сельского пролетариата и беднейшего МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 899 крестьянства в виде мощной всероссийской советской власти в целях полного подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и водворения социализма, при котором не будет ни деления на классы, ни государственной власти.
10. Российская Республика есть свободное социалистическое общество всех трудящихся России. Вся власть в пределах Российской Социалистической Федеративной Советской Республики принадлежит всему рабочему населению страны, объединенному в городских и сельских Советах... 12. Верховная власть в Российской Социалистической Федеративной Советской Республике принадлежит Всероссийскому Съезду Советов, а в период между съездами — Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету. 13. В целях обеспечения за трудящимися действительной свободы совести церковь отделяется от государства и школа от церкви, а свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды признается за всеми гражданами. 14. В целях обеспечения за трудящимися действительной свободы выражения своих мнений РСФСР уничтожает зависимость печати от капитала и предоставляет в руки рабочего класса и крестьянской бедноты все технические материальные средства к изданию газет, брошюр, книг и всяких других произведений и обеспечивает их свободное распространение по всей стране. 15. В целях обеспечения за трудящимися действительной свободы собраний РСФСР, признавая право граждан Советской Республики свободно устраивать собрания, митинги, шествия и т. п., предоставляет в распоряжение рабочего класса и крестьянской бедноты все пригодные для устройства народных собраний помещения с обстановкой, освещением и отоплением. 16. В целях обеспечения за трудящимися действительной свободы союзов РСФСР, сломив экономическую и политическую власть имущих классов и этим устранив все препятствия, которые до сих пор мешали в буржуазном обществе рабочим и крестьянам пользоваться свободой организации и действия, оказывает рабочим и беднейшим крестьянам всяческое содействие, материальное и иное, для их объединения и организации. 17. В целях обеспечения за трудящимися действительного доступа к знанию РСФСР ставит своей задачей предоставить рабочим и беднейшим крестьянам полное всестороннее бесплатное образование. 18. РСФСР признает труд обязанностью всех граждан республики и провозглашает лозунг: „Не трудящийся да не ест!“. 19. В целях всемерной охраны завоеваний великой рабоче- крестьянской революции РСФСР признает обязанностью всех граждан республики защиту социалистического отечества и устанавливает всеобщую воинскую повинность. Почетное право защищать революцию с оружием в руках предоставляется только трудящимся, на нетрудовые элементы возлагается отправление иных военных обязанностей... 23. Руководствуясь инте 900 Б. В. ЯКОВЕНКО ресами рабочего класса в целом, РСФСР лишает отдельных лиц и отдельные группы прав, которые используются ими в ущерб интересам социалистической революции... 64. Правом избирать и быть избранными в Советы пользуются, независимо от вероисповедания, национальности, оседлости и т. п., следующие обоего пола граждане РСФСР, коим ко дню выборов исполнилось восемнадцать лет: а) Все добывающие средства к жизни производительным и общественно-полезным трудом, а также лица, занятые домашним хозяйством, обеспечивающим для первых возможность производительного труда, как-то: рабочие и служащие всех видов и категорий, занятые в промышленности, торговле, сельском хозяйстве и проч., крестьяне и казаки-земледельцы, не пользующиеся наемным трудом с целью извлечения прибыли; б) Солдаты советской армии и флота; в) Граждане, входящие в категории, перечисленные в пунктах 1 и 2 статьи 82, потерявшие в какой-либо мере трудоспособность...». Однако настолько же, насколько революционные лозунги большевиков и их программа коммунистического устроения и управления Советской Россией были логическим соответственным развитием и расширением их предварительной программы «минимум», настолько же чуждо и первой, и этой последней стала вскоре же их правительственная практика. При своем конкретном осуществлении большевистская программа «максимум» пожрала лежащую в ее основании и составляющую и ее руководящий принцип, и ее формальное conditio sine qua non программу «минимум». Советизм, долженствовавший теоретически явиться потенцированным воплощением, кульминационным пунктом «демократизма», конкретно и фактически оказался отменой этого последнего; даже более того — его карикатурой, надругательством над ним и его могилою. Революционный и демократический демократизм оказался практически в руках большевиков не только не преображением и усовершенствованием буржуазного демократизма передовых стран Европы и Америки, а, наоборот, глубоким искажением, уничтожением самых основных принципов всякого демократизма. Советская Республика не в теории ее программы конституции, а как она существует и живет сейчас на практике, есть не что иное, как «социалистический царизм», по удачному выражению представителя итальянских металлургов, Коломбино, ездившего в прошлом году в Россию вместе с делегатом итальянской социалистической партии. В самом деле! Прежде всего в Советской России фактически отменены все наиэлементарнейшие атрибуты народовластия. Право голосования не только ограничено по конституции уже (и вопреки первоначальной социально-демократической программе, а равно и элементарной политико-социальной справедливости) обладанием так называемой трудовой карточки, МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 901 но по большей части вовсе не применяется, так как выборы снизу заменяются назначением сверху, идет ли дело о Центральном Исполнительном Комитете, или о провинциальных Советах, или о фабричных комитетах и т. п.; в тех же случаях, когда оно применяется, голосование происходит (как, например, при выборах на Всероссийский Съезд Советов) под абсолютным контролем и бессменным давлением на народные массы сверху и сопровождается всевозможнейшими маневрами, ухищрениями, угрозами и мероприятиями «властей». Равным образом отменены и все так называемые гражданские свободы; бумага и печать буквально монополизированы правительством; для собраний необходимо правительственное разрешение. Политические партии могут существовать лишь только с разрешения правительства, а потому почти не существуют; личной неприкосновенности нет и в помине, и всякая попытка проявить свободу слова и критиковать правительственные действия немедленно же пресекается и беспощадно карается, если не исходит из рядов «правительственной партии». Наконец, нет и свободы передвижения. Таким образом, отсутствует не только гражданская (на языке большевиков «буржуазная») свобода в широком смысле этого слова, но нет и «рабочей свободы» в узком смысле слова, так как рабочий как «таковой» находится перед лицом правительственной власти в таких же политических и социальных тисках, как и любой другой русский гражданин. Нынешняя Советская Россия есть царство чрезвычайно резко выявленного деспотизма. Во-вторых, вопреки Советской Конституции в нынешней России практически осуществляется не диктатура пролетариата, а, как это было метко сформулировано, «диктатура над пролетариатом». Высшая и безапелляционная власть принадлежит там сейчас не рабочему населению страны, а коммунистической партии, считающей в своих рядах до 600000 членов (что составляет около 0.4 % всего народонаселения Советской России); и так как партия эта представляет собою образец самой беспощадной железной дисциплины и централизации, то, собственно говоря, народной Россией правит ныне Центральный Комитет ее через посредство «партийно» подчиненных ему (не официально и не по конституции, а на деле) основных государственных учреждений (каковы Центральный Исполнительный Комитет Советов, Совет Народных Комиссаров, Всероссийские Съезды Советов, система чрезвычаек, Высший Военный Совет и т. д.). В дополнение не лишне будет упомянуть о том, что в одной из своих относительно недавних речей Ленин высказал ряд соображений о полезности и эвентуальной возможности установления в советском государстве единоличной власти. Но как бы там ни было с этими его соображениями, сейчас Россия представляет собою, без сомнения, деспотию выра- 902 Б. В. ЯКОВЕНКО женно олигархического характера, которая ничего общего не имеет с народоправством. В-третьих, для того чтобы осуществлять такой способ правления страною, диктаторствующей коммунистической партии пришлось чрезвычайно расплодить бюрократию (200 тысяч чиновников в Петрограде, 400 тысяч в Москве), воссоздать обширную полицейскую организацию и заново организовать военную силу в виде многочисленного регулярного войска, построенного на обязательной воинской повинности всех граждан мужского пола от 18 до 40 лет. Таким образом, вместо самих тружеников, граждан Советской Республики, их политическим, социальным, экономическим и духовным существованием заведует советский чиновник, принесший с собою фактически в невиданных еще размерах бюрократическую волокиту и путаницу, произвол, продажность, подкуп, неравенство и несправедливость. Советская Россия — это сейчас царство самого беспардонного, вредного и отвратительного бюрократизма. Вместе с тем, и не в меньшей степени, в ней господствует и торжествует, вместо истинного народного суда и истинно народного охранения общественного порядка, самый безграничный и грубый полицеизм «чрезвычайки» (Че-Ка), являющейся значительным усовершенствованием, — в смысле произвола, подкупности, жестокости и железной дисциплины, — царской «охраны» и жандармерии и переполненной, кроме небольшого числа безумных доктринеров революционизма, полицейскими элементами старого режима и вообще темными элементами со всякого рода уголовным прошлым. Наконец, вместо «народа в оружии», как того требовала первоначальная социально-демократическая программа большевиков и как то было подтверждено еще раз в первоначальных декретах советской власти, эта последняя вернулась снова к необходимости создать регулярную армию и затем, как и царизм, оперлась на соорганизованную в год при помощи большинства царских генералов и офицеров «красную армию» не только в борьбе с внешним врагом и субсидируемой и поддерживаемой иностранными державами реакцией, но и в борьбе с так называемым внутренним врагом, т. е. самим русским народом (рабочими и крестьянами), возмущающимся против произвола и деспотии нынешней русской государственной власти. И, таким образом, в Советской России не только господствуют самые беспросветные бюрократизм с полицеизмом, но и намечается возрождение милитаризма в «красном» его переиздании. В-четвертых, параллельно уничтожению всех политических свобод нынешней советской властью проводится, поелику это возможно, уничтожение и свобод социальных. А именно, ей удалось установить — de facto лишь по отношению к городским жителям — принцип принудительности труда. Русский рабочий, да и вообще русский человек, является, таким образом, МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 903 просто-напросто «крепостным» русской государственной власти (т. е. коммунистической партии). Этому как нельзя больше посодействовало в отношении к фабричному пролетариату значительное ограничение полномочий фабричных комитетов и подчинение фабрик вновь назначенной сверху дирекции и администрации, а равно и отмена свободы передвижения. В отношении к солдату такую же роль сыграла отмена выборного начала в армии и передача ее организации и администрации в руки снова сверху назначаемого командного состава. Что касается крестьянства, то оно в этом отношении как бы поменялось ролями с городским пролетариатом, предоставляя этому за свою поддержку октябрьского переворота расплачиваться переиспытанием того, что так хорошо было известно самому крестьянству до 1861 года. Русское крестьянство сумело победить настойчивые и многократные посягательства советской власти на его социальную свободу и в настоящее время пользуется — horribile dictu!1 — правом частной собственности на землю, восстановленной самой же советской властью для того, чтобы найти хотя бы какой-нибудь сносный государственный modus vivendi в деревне. Этим, разумеется, разом была ликвидирована одна из главнейших баз Советской Конституции и нарушено одно из главнейших и существеннейших заданий и обещаний большевистской партии. Ибо вместо коммунизма ей приходится volens-nolens2 государственно практиковать мелкую частную собственность, и не в каком-нибудь уголке, а на всем протяжении безбрежной России (в настоящее время 96.8 % земель находятся фактически в частной собственности у крестьян, 2.7 % — в руках земельных общин, 0.5 % — у советских предприятий). В-пятых, в России уничтожена и всякая духовная свобода: свобода мысли и воспитания. Прежде всего потому, что воспрещено и мыслить и воспитывать иначе, как то предписывается государственной властью, проникнутой и руководящей коммунистической идеологией. Во-вторых же, — и это гораздо серьезнее и чреватее последствиями, — потому, что сейчас в России предписывается и мыслить и воспитывать на коммунистический лад. Это губит спервоначала же все те благие намерения, которыми преисполнен бывает нередко Комиссариат народного просвещения и которые нередко же начинает приводить в исполнение. Заметный рост грамотности и народного образования, обнаружившийся уже за истекшие 4 года русского «народовластия», теряет в значительной мере свое значение, так как он сопряжен с однобокой и пристрастной отшлифовкой детской души и, что еще того хуже, с приучением 1 [страшно сказать! (лат.)] 2 [волей-неволей (лат.)] 904 Б. В. ЯКОВЕНКО ее к теории, практике и зрелищу не только политикосоциального гнета, но и духовного закрепощения. Научное и художественное творчество, в особенности что касается сферы социально-политических вопросов и отношений, по той же причине почти совсем замерло сейчас в России. Представитель научной мысли может трактовать там какой-либо социальный вопрос лишь в угодном (или по меньшей мере нейтральном) для коммунистической партии духе; в противном случае он должен либо молчать, либо погибнуть от голода (будучи лишен заработка и «кормовых» привилегий его категории), либо попасть в руки советской полиции. В-шестых, кроме этих общих и фундаментальных несоответствий между первоначальными заданиями и обещаниями большевизма и его последовавшими затем государственными действиями, практика нынешнего советского режима противоречит им самым кричащим образом и в целом ряде отдельных, иногда в высшей степени важных и ответственных вопросов, еще более отдаляя этот режим не только от осуществления демократизма вообще, но и от осуществления чисто советского народоправства в частности. А именно, стремясь к захвату власти, большевики обещали народу мир, — великий, всецелый, беспредельный мир; вместо этого они заставили его все время воевать, и не только с врагом «внутренним» (в чем их вина, во всяком случае, частичная), но и с врагом внешним; и сейчас заставляют его в предвидении «возможных» внешних войн изо всех сил вооружаться, милитаризироваться, готовиться к войне. Они шли к власти с криками: «Долой смертную казнь»; но никто еще и никогда не делал ее в России столь постоянным и систематическим орудием внутренней государственной политики, как они (около 10000 официально зарегистрированных казней в течение 3 первых лет существования советской власти и десятки тысяч без суда и разбора расстрелянного народа). Они боролись с Временным правительством под лозунгом «Немедленный созыв Учредительного собрания»; но, убедившись, что не имеют в нем большинства, разогнали его беспощадно под предлогом того, что в советском государстве буржуазия (которая едва-едва была там представлена) не имеет политических прав; и затем, как о том уже упоминалось, они не созвали настоящего Рабочего Парламента, свободно избранного русским народом на основах Советской Конституции, а установили периодический съезд ставленников собственной партии, насильно навязываемых народу под именем его депутатов. Они провозглашали право народов России на самостоятельное устроение своих судеб, но систематически нарушали и продолжают нарушать свободу самоопределения всех малых народностей, живущих на самой России или рядом с нею. Они требовали полной отмены секретной дипломатии, но, ограничившись в этом отношении опубликованием неко МОЩЬ ФИЛОСОФИИ 905 торых секретных документов прежних государств, затем восстановили на свой собственный лад типичнейшую секретную дипломатию, и не только в делах внешней политики, но, в гораздо больших, гигантских размерах, в делах внутренней политики страны. Они положили в основу своей коммунистической программы и введенного ими советского строя национализацию и статадизацию промышленных предприятий, торговли и кооперативов, но после трехлетнего приблизительно опыта денационализировали вновь мелкую торговлю и кооперативы и готовятся приступить к денационализации промышленности, намереваясь ввести самые широкие торговые сношения с буржуазно-капиталистическими странами и допустить, на базе самой строгой гарантии всех прерогатив мелкой и крупной частной собственности, иностранный капитал в пределы Российской Социалистической Федеративной Советской Республики. И т. д. и т. д. Наконец, вопреки радужным посулам и роскошным обещаниям большевиков, практика советского государственного устройства принесла с собою России и народу: 1. Величайшее национальное унижение в Брест-Литовске; 2. Полное разрушение транспорта и промышленности; 3. Губительное сокращение земледелия; 4. Ужасный голод, особенно чувствующийся в городах Севера и Северо-Запада; 5. Мор населения от эпидемий и болезней, бушующих наподобие стихий ввиду отсутствия гигиены и средств медицинской помощи; 6. Чрезвычайное общее огрубение и деморализацию нравов (спекуляция, продажность, шпионство и т. д.); 7. В частности: социально-политическое развращение новых поколений (растущих в атмосфере деспотии, спекуляций, воровства, казней и полицейского режима); 8. Гибель интеллигенции, вымирающей от материальных лишений и правительственных преследований; 9. Упадок внутренней культуры и внешней цивилизации. И т. д. и т. д. Словом, Советская Россия, долженствовавшая (и могшая) быть государственной свободной ассоциацией свободно трудящихся на всех поприщах людей и базою для нарождения и развития новой пролетарской культуры, представляет собою, в действительности, огромную тюрьму, в которой царит политико-социальная деспотия и духовно-физическая пытка.
<< | >>
Источник: Б.В.Яковенко. МОЩЬ ФИЛОСОФИИ. 2000

Еще по теме ПРОГРАММА И ДЕЙСТВИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА БОЛЬШЕВИЗМА У ВЛАСТИ:

  1. 2. «Критическая теория» общества и ревизионистские извращения научного социализма в конце 60-х годов
  2. ТЕОРИЯ ЦЕННОСТЕЙ - СМ. АКСИОЛОГИЯ ФЕМИНИЗМ - СМ. ФИЛОСОФИЯ ФЕМИНИЗМА
  3. Финк Э. - СМ. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ
  4. Становление основных видов цензуры и практики цензорской деятельности
  5. В. Н. Данилов Власть и формирование исторического сознания советского общества в первые послереволюционные десятилетия
  6. Исследователи о социалистах - революционерах после свержения самодержавия
  7. § 4. Эмигрантская философская периодика - летопись разложения
  8. Политические идеи марксизма в России
  9. Русская школа геополитики Суши
  10. Приход к власти правительства Александра Данкова
  11. Кризис режима Цаикова
  12. ГЛАВА 2. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ МОНДИАЛИЗМА
  13. Глава 6 Что же в действительности произошло в 1917 году?
  14. ПРОГРАММА И ДЕЙСТВИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА БОЛЬШЕВИЗМА У ВЛАСТИ
  15. ФИЛОСОФИЯ БОЛЬШЕВИЗМА
  16. Истоки и смысл русской Революции Юрий Пивоваров
  17. Национальный вопрос в России.
  18. ВЫНУЖДЕННАЯ ПАУЗА