<<
>>

Культура и ее тональности

Свои размышления о культуре И. Валлерстайн начинает с постулирования факта, что феномен культуры - один из самых сложных и остро дискуссионных концептов современной гуманитаристики. Помимо этого зарубежный ученый отмечает качественные изменения, произошедшие за последние полвека в гуманитарном дискурсе, подчеркивая, что «“культура”, которая в 1945-1970 гг. обсуждалась как “препятствие”, которое следует убрать как можно быстрее, теперь стала восприниматься как оплот, без которого невозможно противостоять вырождению, распаду, упадку экономики и политической жизни, являющихся 245 следствием расширяющегося процесса превращения всего в товар» .
Американский исследователь проблематизирует существовании двух диаметрально противоположных смыслов употребления понятия культура: с одной стороны, культура обозначает «нечто общее, присущее двум и более индивидуумов, но она обозначает так же и то, что не является общим для двух или более индивидуумов. Иначе говоря, культура - это, что объединяет людей, но также и то, что их разделяет» 244 245 . Заостряя внимание на семантической многогранности феномена культуры, в своей статье «Культура как идеологическое поле битвы в современной мир-системе» (Culture as the Ideological Battleground of the Modern World-System) И. Валлерстайн предлагает говорить не о культуре вообще, но увидеть и проанализировать две ее «тональности» (tonalty), которые, по его мнению, наилучшим образом иллюстрируют процессы, происходящие в современной мир-системе. С одной стороны, под культурой следует понимать уникальный набор ценностных характеристик и особенностей поведения, присущих одной группе и не свойственных другой. Таким образом, каждой группе присуща аутентичная культура. В этом аксиологическом смысле или тональности культура - это способ аккумулирования культурно-социального опыта и ценностных установок, которые помогают отличать «своих» от «чужих». Другая тональность культуры используется для обозначения различий внутри одной культуры, внутренней иерархии. Отсюда различение элитарной и массовой культур, духовной и материальной . В этом ключе высокая культура (high culture) означает «сдержанность, культивирование, вкус», антоним невежды и в некоторой степени предмет бахвальства246 247. Такое понимание культуры всегда подразумевает в себе некую иерархию, поэтому эту тональность культуры он соответственно называет иерархической. Две вышеописанные тональности культуры И. Валлерстайн предлагает взять в качестве основы дискурса о культуре современной капиталистической мир-экономики. Итак, к кому может относиться аксиологическая тональность культуры? Безусловно, к племенам, этносам и более крупным социокультурным образованиям. Но самой дифференцируемой «системой ценностей или практических форм поведения, присущих некоей части, меньшей чем целое»248 обладают, согласно И. Валлерстайна, нации-государства (nation-states) - носители национальных культур. Что касается второй тональности культуры, в основе которой лежит принцип иерархичности, И. Валлерстайн использует его для интерпретации и анализа взаимоотношений внутри трех уровней современной капиталистической мир-экономики: ядра, полупериферии и периферии. В этом ключе, по мнению американского исследователя, «культура» служит оправданием несправедливости и неравенства внутри системы249 250. Но можем ли мы утверждать, что понятие культуры имеет только эти две тональности? - задает правомерный вопрос оппонент И.
Валлерстайна, американский культуролог Р. Бойн (R. Boyne). Если бы феномен культуры заключался только лишь в вопросах внутренней и внешней гармонии и различия, то, возможно, ответ на этот вопрос был бы утвердительным. Но не способствует ли культура постановке вопроса об артикуляции интересов, которые, как считается, могут иметь (в пределах определенного социально-исторического и культурного контекстов) жизненно важное значение и быть автономными для 252 групп, преследующих их? На эту реплику И. Валлерстайн отвечает в своей статье «Культура и современная мир-система: ответ Рою Бойну» (Culture is the World-System: A Reply to Boyne ). Он поясняет, что целью его исследования было выявление исторических коннотаций такого противоречивого понятия как культура. В этом смысле концепт культуры анализировался так же, как и любой другой концепт, будь то демократия, суверенитет или прибавочная стоимость: как исторически сложившееся понятие, возникшее в культурологическом дискурсе и претерпевшее массу трансформаций. Для И. Валлерстайна понятие культура не просто инструмент анализа, но его важнейший объект . Американский исследователь остается верен своей позиции. Концепт культуры в его целостности, как отмечает И. Валлерстайн, является результатом коллективных исторических попыток достигнуть соглашения с противоречиями, двусмысленностями, сложностями социокультурных фактов современной мир-системы . Поэтому само выстраивание культурологического дискурса становится ключевым идеологическим полем битвы (ideological battleground) фактически противостоящих интересов в пределах современной исторической системы 251 252 253 254 . Центральным местом этих дебатов, как видит это американский исследователь, является антиномия таких понятий как варварство и цивилизация, Восток и Запад, национальное и универсальное, периферия и ядро, антиномия гендерных отличий и т.д.255 256 257 258 Однако, по мысли американского исследователя, эти бинарные понятия должны рассматриваться не как противоречия, а как симбиотические пары. Одной из наиболее актуальных задач гуманитарных наук сегодня, по мнению И. Валлерстайна, является в равной степени изучение самого феномена культуры, а также углубление понимания взаимосвязи политики, экономики и культуры . Следует признать, что воззрения И. Валлерстайна также согласуются с мнением другого американского исследователя, социолога Р. Инглегарта, который убежден, что «теоретическая модель, учитывающая как культурные, так и экономические факторы, обладает гораздо большей актуальностью и объясняет гораздо больший спектр изменений различных показателей, чем модель, опирающаяся лишь на экономику» . Сходную позицию отстаивает австралийский экономист, исследователь взаимосвязи экономики и культуры Д. Тросби. По его мнению, «на более широкой мировой арене, где разыгрываются региональные, национальные и международные драмы, экономика и культура могут рассматриваться как две фундаментальные движущие силы, формирующие 259 человеческое поведение» . Не менее актуальным вопросом современного культурологического дискурса является проблема формирования глобальной или всемирной культуры. Так, Р. Робертсон акцентирует внимание на том, что сегодня мы живем в условиях «увеличивающегося осознания глобальности» 259 . Мнение американского социолога по поводу ошибочного противопоставления феномена нации-государства и идеи общинности оказывается созвучным мысли И. Валлерстайна, который утверждает, что общественные науки в девятнадцатом столетии совершили большую ошибку, объясняя становление и бурный рост наций-государств как фундаментальную реальность «нового мира».
Подъем идеологического коммунитаризма260 (communitarianism) ныне представляет собой не только реакцию на ускорившиеся глобализационные процессы, но и отражает «стремление сохранить и легитимизировать свою идентичность в глобальных условиях»261. Возрастает роль индивидов, которые становятся «менее одинокими, их идентичности менее устойчивыми, а лояльности более подвижными»262 , в целом, возрастает мобильность индивидов, а границы национальных культур (итак не всегда четкие) еще более подвержены размыванию. Актуализируется проблема формирования глобальной гражданственности, глобального гражданского общества, глобальной/всемирной/мировой культуры. Мотивацией становления глобальной гражданственности служит невозможность решить целый ряд проблем на уровне наций-государств. Эти проблемы, затрагивающие внутреннюю ситуацию в отдельно взятых нациях-государствах, обсуждаются на мировой арене в рамках глобального гражданского общества263. К термину «глобальная культура» обращается уже упоминавшийся теоретик глобализации У. Робинсон. «Экономическая глобализация, - пишет он - создает основу для формирования единого глобального общества, характеризующегося транснационализацией гражданского общества и политических процессов, глобальной интеграцией социальной жизни и “глобальной культурой”»264. Культуролог Ф. Джемисон связывает формирование новой мировой культуры с процессом американизации265. Американская массовая культура, подчеркивает автор, представляет большую угрозу для национальных культур, так как многие формы национального производства либо вытесняются американизированными версиями (фильмы, музыка, телепередачи), либо трансформируются согласно принципам господствующей культурной парадигмы. «Г олливуд, - уточняет Ф. Джемисон - это не просто успешный деловой бренд , но и символ культурной революции позднего капитализма, в которой старый образ жизни разрушается и взамен создается новый»266 267. С ним солидарен Ф. Фукуяма, автор концепции «конца истории» . Американский культуролог считает, что окончание холодной войны явилось финалом идеологической эволюции человечества и провозгласило «универсализацию западной либеральной демократии в качестве конечной формы правления»268 269 270 271 272. Иной точки зрения придерживается Я. Питерс, который отрицает гипотезу о доминировании западной культуры в мировой культуре и гомогенизацию последней по западному образцу, предлагая альтернативный взгляд на глобализацию - теорию гибридизации . Проблема формирующейся глобальной культуры находит отклик в концепции И. Валлерстайна: «Возможна ли всемирная культура?» - этот вопрос И. Валлерстайн выносит в название одной из своих статей «Национальное и универсальное: возможна ли всемирная культура?», в которой он проблематизирует обозначенную тематику. Обратим внимание, что в ряде работ И. Валлерстайн использует как термин «глобальная культура» (global culture) , так и «всемирная культура» (world culture) , однако, оба понятия имеет схожую для американского исследователя семантику - претензию на универсальность и релевантность универсалистских ценностей . Также как Ф. Джемисон и Ф. Фукуяма, И. Валлерстайн проводит параллели между феноменом глобальной культуры и распространением западных универсалистских ценностей, и, в конечном счете, американизацией, подчеркивая, что когда США утвердились в качестве гегемона современной капиталистической мир-экономики, это означало не только экономическое могущество, но смещение «культурного центра» (из Европы в Америку), что стало причиной приобретшего новые качества культурного давления на другие страны . Отметим, что американский ученый осуждает процесс навязывания американских ценностей остальному миру: согласно его мнению, США должны перестать идеализировать себя, ставя выше других народов, вступив в конструктивный диалог с остальным миром не с позиции гегемона, а на правах равного участника межкультурного взаимодействия. Многополярность как форма бытийствования мир-системы, продолжает И. Валлерстайн, не должна пугать американское правительство и американский народ, так как именно многополярный мир сулит построение более эгалитарной исторической системы в обозримом будущем. У Соединенных Штатов Америки, безусловно, есть многое, что предложить миру, однако, не меньше, что и принять от него . В продуктивном межкультурном обмене (в самом широком смысле этого слова), построенном на признании равенства сторон, И. Валлерстайн видит единственно верный путь для своей родной страны. Сходную идею высказывал С. Хантингтон, отмечая усилившуюся тенденцию к индигенизации, американский культуролог подчеркивает, что «будущее мира зависит от понимания и сотрудничества между политическими, духовными и интеллектуальными лидерами главных мировых цивилизаций»273 274 275. В отличие от выше упомянутых исследователей, И. Валлерстайн не видит возможным конституирование всемирной культуры, по крайней мере, в рамках современной капиталистической мир-экономики. Аргументируя свою позицию, американский исследователь акцентирует внимание на противоречивости современной капиталистической мир-экономики, выраженной в явлениях сексизма и расизма (о которых подробнее будет сказано далее). Однако саму идею глобальной культуры И. Валлерстайн не отрицает, уточняя, что в эпоху перехода к новой исторической системе человечество стоит перед вызовом формирования альтернативной модели социального устройства, фундаментом которой должен стать эгалитаризм: «это проект общемирового охвата, он не может быть осуществлен только в некоторых местах или частично, хотя действия на местах должны сыграть главную роль в этом преобразовании» . Итак, две предложенные И. Валлерстайном тональности культуры - аксиологическая и иерархическая, полагаем, способствуют лучшему пониманию процессов, имеющих место в капиталистической мир-экономике. Современный культурологический дискурс, по мнению американского исследователя, - «поле битвы» различных сторон, отстаивающих противоречивые идеи уникальности и унификации. Только совместный поиск консенсуса, согласно И. Валлерстайну, будет способствовать гармонизации социокультурного пространства и переходу к более эгалитарной исторической системе, которую нам только предстоит создать в будущем. 276 3.2.
<< | >>
Источник: ПУЧКОВСКАЯ АНТОНИНА АЛЕКСЕЕВНА. МИР-СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД И. ВАЛЛЕРСТАЙНА И ЕГО ПРИМЕНЕНИЕ В КУЛЬТУРОЛОГИИ. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Культура и ее тональности:

  1. КАБЫЛИНСКИИ Борис Васильевич. КУЛЬТУР-ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЭПИСТЕМОЛОГИИ КОНФЛИКТА. Диссертация. СПбГУ., 2015
  2. Крамер Александр Юрьевич. КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ В ЕВРОПЕЙСКОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологи., 2015
  3. ШЕСТЕРИКОВА ОЛЬГА АВЕНИРОВНА. ТРАНСФОРМАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ДИСКУРСА В СОВРЕМЕННОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  4. Извеков Аркадий Игоревич. ИНТРОЕКЦИЯ ПРОТИВОРЕЧИЙ КРИЗИСА КУЛЬТУРЫ В СТРУКТУРУ ЛИЧНОСТИ. Диссертация, 2015
  5. Панкратова Лилия Сергеевна. ФОРМИРОВАНИЕ СЕКСУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ. Диссертация. СПбГУ,, 2015
  6. Наймушина Анна Николаевна. Диффузия культуры как предмет социально-философского исследования (на примере диффузии Анимэ в России). Диссертация. ИГТУ им. М.Т. Калашникова, 2015
  7. Статья 51. Каждый имеет право на участие в культурной жизни.
  8. Статья 15. Государство ответственно за сохранение историко-культурного и духовного наследия,
  9. Гигаури Давид Ираклиевич. ПОЛИТИЧЕСКИЙ МИФ И РИТУАЛ В СТРУКТУРЕ СОВРЕМЕННОЙ СИМВОЛИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук, 2016
  10. ПАНКИНА Марина Владимировна. ФЕНОМЕН ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ДИЗАЙНА: КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ. Диссертация на соискание ученой степени доктора культурологии, 2016
  11. Статья 45. Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на охрану здоровья, включая бесплатное лечение в государственных учреждениях здравоохранения.
  12. Векшина Наталия Михайловна. МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В. Диссертация. СПбГУ., 2014
  13. Статья 107. Правительство Республики Беларусь:
  14. Статья 97. Палата представителей:
  15. КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 1994 ГОДА,