<<
>>

Развитие концепта геокультура в отечественной гуманитаристике

В настоящее время отечественные исследователи стали все более активно использовать в работах понятие геокультура и, зачастую, в интерпретациях, отличных от И. Валлерстайна. Наиболее приближенной к валлерстайновской трактовке является интерпретация понятия геокультура у российских исследователей Б.В. Межуева и С.Н. Градировского: геокультура - это культурные основания, обеспечивающие связность и легитимность имперских пространств даже в постимперский период. В этой связи ученые ставят вопрос о том, сможет ли современная российская элита быть активным участником в трансформации капиталистической мир- системы, и сможет ли взять «реванш» после проигранной геополитической битвы в 90-е гг.
ХХ столетия. В частности, Б.В. Межуев пишет: «Русский Мир — одна из сетевых структур, способных существовать в мировом геоэкономическом океане, “во чреве кита”, и вместе с другими группами потенциальных париев оказывать влияние на формирование геокультуры будущего»193, где главным остается вопрос об адекватном ответе на вызовы современности. Идеи С.Н. Градировского и Б.В. Межуева развивают в своих работах активные участники Московского методологического кружка А.С. Казарновский и М.В. Рац. Исследователи обращают внимание на то, что определяющей особенностью глобализированного мира становится прежде всего его «связность». В доколониальную эру такое давление, как и сама единая мир- система не имели места. Сейчас, наоборот, весь земной шар в той или иной мере ощущает культурное давление западной гегемонии. Одним из ярких примеров и одновременно следствий такого «естественного давления», согласно А.С. Казарновскому и М.В. Рацу, оказывается межгосударственная миграция и, в целом, увеличившаяся мобильность населения Земли194. Следует отметить, что с возрастанием глобализационных процессов стал изменяться характер антисистемных движений: от националистических и социалистических акцент все больше смещается в сторону субкультурных. В частности, одним из примеров новой формации антисистемных движений, напрямую связанного с явлением мобильности, можно назвать феномен дауншифтинга195 196. Другой российский исследователь В.Л. Цымбурский предлагает рассматривать геокультуру как способ политического моделирования, в основе которого лежит мобилизация различных культурных признаков, позволяющих субъекту отличать «свое» от «чужого». Исследователь полагает, что при геокультурном конституировании пространства геополитика должна вытраиваться согласно культурным критериям и ценностям, то есть на различении «своих» и «чужих» культур. Г еокультурной субъектностью обладают, согласно В.Л. Цымбурскому, те из государств, которые способны самостоятельно выбирать себе «своих» и отличать их от «чужих», а также реализовывать политические проекты, основанные на такого рода дифференциациях. В конечном счете, каждая цивилизация имеет собственную геокультуру и собственную технологию геокультурного моделирования. Отметим, что схожую идею «свой/чужой» еще в 90-е гг. XX столетия выдвигал американский ученый С. Хантингтон в своей работе «Столкновение цивилизаций». С. Хантингтон обращал внимание на то, что «когда приходит кризис идентичности, для людей в первую очередь имеет значение кровь и вера, религия и семья. Люди сплачиваются с теми, у кого те же корни, церковь, язык, ценности и институты и 197 дистанцируются от тех, у кого они другие» . В некоторых случаях геокультура порождается конкретной цивилизацией, в то же время выходя за рамки цивилизационного ареала и вступая в диалог с полицивилизационным миром.
Так, программа «девелопментализма» распространила свое влияние не только на западные цивилизации, но в большой степени и на полупериферийные и периферийные страны. При данном понимании геокультуры, основанной на культурном распознавании «своих» и «чужих», по мнению В.Л. Цымбурского, необходимо признать, что практически вся российская геополитическая история основана на сложнейшем манипулировании 198 геокультурными критериями . Сходную с В.Л. Цымбурским точку зрения имеет другой современный российский культуролог и географ Д.Н. Замятин. Продолжая традицию антропогеографической школы197 198, он использует геокультуру как фундирующее понятие в ключе разрабатываемой им концепции культурно-географических образов. Согласно Д.Н. Замятину, культурно-географический образ представляет собой результат обживания и осваивания окружающего мира и занимаемых территорий определенной социокультурной общностью не только в плане физической адаптации, но и в экзистенциальном, феноменологическом плане. В рамках выработанного им феноменолого-культурологического подхода культуролог приходит к выводу, что геокультура представляет собой серию таких культурно-географических образов, моделирующих локальные геокультурные пространства. Наконец, он интерпретирует геокультуру как форму развития культурно-географических образов в конкретной культуре, аккумулирующую традиции в культуре для осмысления этих образов. Однако в отличие от И. Валлерастайна, который выделяет единственную геокультуру, российский культуролог говорит о множественности геокультур. Различие детерминировано уникальностью формирования геокультурного потенциала, который «измеряется силой проецируемых вовне специализированных географических образов» 199 , существующих и взаимодействующих в многообразии геокультурных пространств. Стоит отметить, что Д.Н. Замятин различает географический и геокультурный образы, так, последний - это «система наиболее мощных, ярких и масштабных геопространственных знаков, символов, характеристик, описывающая особенности развития и функционирования тех или иных культур и/или цивилизаций в глобальном контексте» . В качестве примера Д.Н. Замятин приводит геокультурный образ Российской Федерации, в формировании которого важную роль сыграли географические образы Западной и Восточной Европы, Дальнего Севера, Кавказа, Черноморского региона и т.д. Таким образом, геокультурный образ напрямую связан с геополитическими стратегиями, которые выбирает те или иные общности/государства/цивилизации в борьбе за гегемонию в мир-системе. Культуролог Е.В. Островский противопоставляет геокультурный подход геополитическому. Постулируя множественность «языковых миров» (по терминологии И. Валлерстайна мини-систем), главное различие Е.В. Островский видит в культуре и языке. Территориальный признак дифференциации, свойственный геополитическому подходу, оказывается для ученого вторичным. Новые границы «миров» проходят, таким образом, не по государственным границам, а по культурно-языковым ареалам. В зависимости от культурной самоидентификации и языковой принадлежности каждый отдельно взятый индивидуум принадлежит к тому или иному «миру». Притом новые границы призваны не разъединять, а служить линиями сопряжения и обогащения культур. Такой взгляд на современное мироустройство в рамках разрабатываемой Е.В. Островским концепции получает название геокультурный взгляд, утверждающий, что «народ и нация — это прежде всего язык и культура. Что именно язык и культура объединяют и разделяют людей, что русский — это тот, кто говорит на русском языке, точно так же как американец — это тот кто говорит на американском языке» 200 201 .
Притом корень «гео» в интерпретации Е.В. Островского имеет больше коннотаций скорее с древнегреческим словом геометрия, в том «абстрактном, мыслительном значении, где она оперирует совершенно отвлеченными пространствами, преобразованиями этого 203 пространства» . Е.В. Островский также поясняет, что в новом геокультурном пространстве конституируется и новый тип человека - «пограничник», способный к объединению нескольких миров посредством моделирования картины мира, где «граница может превращаться из линии разделения в линию объединения»202 203 204. В качестве примера можно привести людей-билингвов, воспитанных в семьях, где члены семьи разговаривают на разных языках; билингвы, таким образом, не только свободно владеют несколькими языками, но и наследуют культуру, являясь носителями своеобразного смешения культурных ценностей. Такое видение мира позволяет нам говорить об изменяющемся взгляде на организацию политического мира: выстроенном не в геополитических, а в геокультурных пределах. К проблеме геокультуры обращается белорусский исследователь И.Я. Левяш. В статье «От геополитики к геоглобалистике: проблема синтеза интересов и ценностей» он проблематизирует взаимосвязанность мира и «формирование новой универсалистской и геоглобалистской парадигмы» , суть которой заключается в «ценностно-смысловой инверсии» - от политики в контексте геополитики к геополитике в контексте политики. И.Я. Левяш воспринимает глобализацию как конструктивный Вызов человечества самому себе, его «культуротворческой способности ко второму изданию “осевого времени”» 205 206. Поиск меры между национальными интересами (realpolitik) и общечеловеческими ценностями (universalis), по мнению автора, должен проходить в рамках геоглобалистского синтеза, где важную роль играет выработка адекватного Ответа на Вызов процессов глобализации - «культурноцивилизационного интеграла, “последних оснований” геополитики» , выраженных в смыслоемком понятии геокультура. Помимо вышеизложенных авторов понятие геокультура активно используют и другие отечественные исследователи, в том числе, В.В. Анненков, М.В. Боргулев, О.И. Генисаретский, В.М. Дианова, М.А. Молчанов, Б.Ю. Кагарлицкий, П.О. Лукша, В.П. Максаковский, Г.Н. Нурышев, П.Г. Щедровицкий, А.В. Кузнецов, Н.С. Розов, Г.Н. Нурышев, Е.И. Зеленев, Ю.А. Узлов, И.В. Митина, В.А. Никитенко, С.М. Шестакова, Ю.Б. Бочаров, В.С. Поляк, Б.М. Ишмуратов и др. Отметим также тенденцию теоретических новообразований, частью которых является понятие «геокультура», таких как геокультурный образ, геокультурное пространство, геокультурная альтернатива, геокультурные связи, геокультура развития и др. Резюмируя выше сказанное, еще раз подчеркнем, что под геокультурой американский исследователь И. Валлерстайн понимает культурный способ организации мирового пространства , культурное основание всей господствующей капиталистической мир-системы. Одновременно он использует понятие геокультура в качестве синонима культурного давления стран, входящих в ядро мир-системы, на периферийные и полупериферийные государства (например, в контексте давления на национальное развитие с позиций модернизации). Она имеет планетарный характер, а ее фундаментом выступают либеральная идеология, антисистемные движения и общественные науки. Геокультура в понимании И. Валлерстайна и его последователей, таким образом, может быть интерпретирована как культурное влияние бывших метрополий на их экс-колонии. Вследствие динамичности мир-системы различные страны могут со временем менять свою принадлежность к той или иной страте, поэтому геокультура подвержена постоянной трансформации. 207 И. Валлерстайн и сторонники мир-системного подхода предпринимают попытки к изучению явлений, составляющих суть геокультуры сегодняшней мир- системы. Американский исследователь говорит о том, что «разложив их [явления] по отдельным ящичкам и присвоив им особые названия: политика, экономика, социальная структура, культура, не осознавая, что эти ящички существуют по большей части в нашем воображении, а не в реальной жизни»208, мы ставим под угрозу целостное или системное понимание мира, в котором мы живем. Отсюда следует, что обрисовка механизмов работы геокультуры, а также поиск истоков функционирования мира, знакомого нам сегодня, являются основополагающими интересами И. Валлерстайна. К первостепенным задачам американский ученый относит всестороннее изучение социокультурных систем на длительной временной протяженности, что созвучно актуальных вопросам современного культурологического знания. Реализацию этих задач И. Валлерстайн возлагает на современных интеллектуалов. Итак, во второй главе диссертационного исследования была обоснована значимость сформулированного и введенного И. Валлерстайном концепта геокультуры в рамках гуманитарного научного дискурса. Выявлены основания современной геокультуры: либеральная идеология, антисистемные движения и общественные науки. Показана важность и востребованность концепта в рамках отечественной гуманитаристики. Перейдем к подробному анализу непосредственно культурологической проблематики в подходе И. Валлерстайна.
<< | >>
Источник: ПУЧКОВСКАЯ АНТОНИНА АЛЕКСЕЕВНА. МИР-СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД И. ВАЛЛЕРСТАЙНА И ЕГО ПРИМЕНЕНИЕ В КУЛЬТУРОЛОГИИ. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Развитие концепта геокультура в отечественной гуманитаристике:

  1. Крамер Александр Юрьевич. КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ В ЕВРОПЕЙСКОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологи., 2015
  2. ПЕТРОВ Павел Владимирович. КРАСНОЗНАМЕННЫЙ БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: 1935 - ВЕСНА 1941 гг. Диссертация, СПбГУ., 2014
  3. Кононенко Виктор Михайлович. РАЗВИТИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НА ЮГЕ РОССИИ (20-90-е годы XX века). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук., 2006
  4. Говорун Светлана Викторовна. Развитие навыков и умений аудирования у студентов-востоковедов, изучающих английский язык . Диссертация. СПбГУ., 2015
  5. Моженко Олеся Валериевна. Развитие финансовых механизмов обеспечения конкурентоспособности вуза в условиях глобализации. (Диссертация. Мурманский государственный технический университет.), 2014
  6. Ломакина Ирина Сергеевна. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА. Диссертация на соискание ученой степени доктора педагогических наук, 2016
  7. Чернега Артем Андреевич. СОЦИАЛЬНОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ ТУРИСТИЧЕСКИХ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЕЙ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ МАЛЫХ ГОРОДОВ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени, 2016
  8. Статья 51. Каждый имеет право на участие в культурной жизни.
  9. Тюрин Андрей Владимирович. Ленинградское отделение Союза писателей СССР в годы хрущевских реформ (1953—1964 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук., 2016
  10. ГРИГОРЬЕВА АНАСТАСИЯ СЕРГЕЕВНА. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИИ И ГЕРМАНИИ (ОПЫТ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ТЕХНОЛОГИИ РАДИОЧАСТОТНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ). Диссертация, СПбГУ., 2014
  11. Статья 15. Государство ответственно за сохранение историко-культурного и духовного наследия,
  12. ЛАГУТИНА Мария Львовна. ГЛОБАЛЬНЫЙ РЕГИОН КАК ЭЛЕМЕНТ МИРОВОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ XXI ВЕКА (НА ПРИМЕРЕ ЕВРАЗИЙСКОГО СОЮЗА). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора политических наук, 2016
  13. Статья 32. Брак, семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой государства.