<<
>>

Трактовки национального и универсального в культуре

Как было сказано выше, аксиологическая тональность феномена культуры атрибутирована к нациям-государствам, поэтому формирование национальной культуры может быть понято в этом ключе. Существование нации-государства - отличительная черта капиталистической мир-экономики. При развертывании современной мир-системы формирующиеся нации-государства отличались определенной спецификой от ранее существовавших типов общественного устройства. Уже частично нации-государства стали появляться в XVI веке. Теоретическое осмысление происходящих изменений на геополитической карте мира стало предметом широких дискуссий лишь в XIX веке.
А к середине XX века, точнее после 1945 г., периода так называемого парада суверенитетов, нации- государства были легитимированы в качестве «всеобщего феномена»299 300. В основе самоопределения наций-государств по отношению друг к другу стоял принцип маркирования государственной границы. И. Валлерстайн дает следующее определение понятию нация: «“нация” является категорией социально-политической, неким образом связанной с реальными или потенциальными границами государства» . Такая геополитическая морфология способствовала вырабатыванию института «гражданства», исключения лиц «без гражданства» или людей, имеющих «двойное гражданство». На карте мира был создан ряд суверенных общностей с единой территорией и определенным количеством граждан, проживающих на ней. Возникает вопрос: каким образом, на первый взгляд, сугубо политические процессы повлияли на конституирование национальной культуры? По мнению американского мыслителя, это влияние достаточно велико. С тех пор как государство стало главным механизмом распределения общественного дохода в пользу таких бюджетных сфер, как образование, наука, искусство и пр. во всем многообразии их форм, оно стало вправе решать на что именно будут направлены деньги, какие именно области науки и сферы искусства будут профинансированы в большей и меньшей степенях. Опираясь на эти факты, И. Валлерстайн приходит к ясному выводу: «после того, как такие решения принимаются в течение 100 лет, будет существовать “национальная” культура, даже если ее не было в начале процесса» . В этой связи французский философ Э. Балибар замечает, что «ни одна нация не обладает этнической базой от природы; нации обретают ее по мере того, как социальные формации национализируются» , начиная представлять себя как сообщества, естественным образом обладающее идентичностью интересов, культуры и истоков. Такой феномен Э. Балибар называет «вымышленными этничностями»301 302 303 304. Согласно И. Валлерстайну, национальные культуры нельзя определить как исторически последовательные, хорошо артикулированные и относительно не изменяющиеся модели поведения, а скорее как «сконструированные и постоянно перестраиваемые мифологии» . Культура имеет тенденцию к постоянной трансформации в зависимости от времени, региона в рамках названных географических границ и, подчеркивает И. Валлерстайн, вследствие внутригосударственных классовых пертурбаций. Сходную идею высказывает отечественный культуролог Е.Н. Левандовская, которая отмечает, что «нация, как когнитивная форма, используется элитами или приобретает определенное содержание именно в силу конкретных исторических обстоятельств, а не в силу глубоко укорененных традиций этноса или культуры»305. Возникновение и историческое развитие наций-государств, с собственными неприкосновенными границами, своеобразием традиций, ритуалов и обычаев, привело к тому, что, рассматриваемые в данном аспекте нации-государства стали 307 «основными вместилищами культуры» , так называемого национального, всего того, что отличало одно государство от другого.
Для государства, согласно И. Валлерстайну, не представлять собой нацию означает невозможность либо к трансформации в иерархии современной мир-системы, либо к демонстрации своего сопротивления ей . Американский исследователь Дж. Мейер, добавляет, что «нации-государства не только испытывают влияние мир-системы, они также обусловливают ее деятельность таким способом, который не сводится к чисто экономической целесообразности» 306 307 308 309 . Другой американский культуролог индийского происхождения А. Аппадураи, анализируя роль наций-государств в русле глобальной экономики культуры, приходит к выводу о возрастающем противостоянии общества и государства: «дефис, который соединяет эти два понятия (nation-state), - по мнению ученого, - ныне является символом 310 разъединенности, а не знаком соединенности» . Формирование и становление наций-государств в современной мир-системе осуществлялось одновременно с развитием плюралистической парадигмы, позиции разнообразия и множественности. Отметим, что впервые термин «плюрализм» (от лат. pluralis - множественный) был введен в гуманитарный дискурс немецким философом Х. Вольфом для обозначения философской позиции, согласно которой существует множество несводимых друг к другу и независимых форм бытия, систем ценностей и пр. Эта традиция стала идеологическим оппонентом монистического мировоззрения, ведущего своего начало от древнегреческой философии. Полагают, что у истоков концепции плюрализма стоял Н. Макиавелли. Как отмечает И. Берлин в своей работе «Оригинальность Макиавелли», заслуга итальянского мыслителя состоит в отстаивании существования различных мировоззренческих систем (римской, греческой, христианской), отрицании совместимости истинных ценностей и «в обнаружении неразрешимой дилеммы, в постановке вечного знака вопроса на пути последующих поколений»310 311. Впоследствии плюрализм стал одним из фундирующих принципов культурологического знания. Апологетами идеи разнообразия выступали Н.Я. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби и др. Плюралистическая традиция легла в основу объяснения развития культуры в эпоху постмодерна. Феномен плюрализма в своих работах осмысливали М. Фуко, Ж.-Ф. Лиотар, Ж. Делез, Ф. Гваттари, Ж. Бодрийяр, У. Эко и др. Одним из парадоксов капиталистической мир-экономики, по мнению И. Валлерстайна, является то, что на протяжении становления современной исторической системы нации-государства стали уподобляться друг другу в плане культурных образований (системы образования, культурных институтов и т.д.). Имеет место однообразие и в плане художественных форм: у какой страны сегодня нет национальных танцев, фольклора, музеев истории и др.? В тот период, когда формировались отличные друг от друга национальные культуры, потоки капитала, товаров и рабочей силы, благодаря проницаемости государственных границ, «разбивали эти отличия, просто порождая диффузию» . Эти параллельные процессы получили названия универсализации культуры и ее гомогенизации. Универсализм (от лат. universalis - единый, общий), согласно многим исследователям (в том числе И. Валлерстайну), проявлялся в истории культуры двояко, обнаруживая религиозную природу и природу светскую. Выработав строгий канонический аппарат, мировые религии в своем замысле претендовали на универсальность, требуя от верующих неуклонного соблюдения заповедей и предписанных этических норм поведения. В конституировании такой универсальной культуры большой потенциал был задействован на обращение неверующих и тотальное распространение тех или иных религиозных идей.
Об этом, в частности, писал Г. Терборн, отмечая значительную роль католический церкви в продвижении универсальной модели восприятия мира . Упомянем, что американский культуролог С. Хантингтон, предполагал, что будущие конфликты будут проходить именно по национально-религиозным линиям разлома312 313 314. Светский универсализм зародился в западной культуре в XVI веке. Взяв за основу картезианскую логику, линейность развития, веру в неизбежность прогресса, истинность научного знания и пр., светский универсализм, согласно И. Валлерстайну, провозгласил «общую для всех природу человека главным основанием морального и правового равенства людей» . Процессы, имеющие место на европейском континенте в XVI-XIX веках, определяли модель, способную быть апробированной где угодно: «либо потому, что она отражает прогрессивное, а потому необратимое развитие человечества, либо потому, что описывает процесс удовлетворения все новых потребностей человечества через устранение искусственных препятствий» 315 . В данном ключе светский универсализм оказался тождественным европоцентризму, а современная исследователям Европа превратилась не только в эталон совершенства, но и в общечеловеческую модель будущего. Теоретическим обоснованием такого видения, по мнению И. Валлерстайна, стал возникший в конце XIX формационный подход, при котором феномен клонирования культурных форм не проблематизируется, а утверждается, как результат прогрессивного пути человечества и совершенствования производительных сил и производственных отношений. В середине ХХ века этот подход обогатился теориями общечеловеческой цивилизации, главными представителями которой были западные философы, популяризаторы монолинейной модели развития человечества (Д. Белл, З. Бжезинский, Э. Тоффлер, Дж. Гэлбрейт и др.). Согласно им, переход к постиндустриальному обществу (по Д. Беллу), сверхиндустриальной цивилизации (по Э. Тоффлеру) или технотронному обществу (по З. Бжезинскому) сопровождается процессом универсализации культуры, которая представляет собой формирование целостной системы общественной жизни в масштабах всего земного шара, образование единого, охватывающего весь мир социокультурного организма. На современном этапе становления капиталистической мир-экономики, с возвышением Соединенных Штатов Америки в качестве гегемона, европоцентристская модель сменилась америкоцентристской. Данная тенденция нашла отражение в таких обществоведческих теориях как атлантизм (Х. Маккиндер), столкновение цивилизаций (С. Хантингтон), макдональдизация (Дж. Ритцер) и пр. Излагая свою позицию относительно универсализма, американский мыслитель И. Валлерстайн обращается ко второй описанной им тональности культуры - иерархической. По его мнению, «определение культуры - вопрос обозначения политических в основе своей границ, пределов угнетения и пределов защиты от угнетения» . Такие границы редко оказываются логически обоснованными. Иначе говоря, границы зависят от определений, а они [определения] не являются общепризнанными или константами во времени. Как бы мы ни определили культуру, не все члены обозначенной группы будут придержаться постулированных ценностей и форм практического поведения. Согласно американскому ученому «то, что могло бы называться подвижностью культуры, всегда было социальной реальностью и может лишь усиливаться с растущей плотностью человеческого населения» . Проблема иерархии внутри одной культуры хорошо видна на примере миграционных процессов. Миграция, являющаяся ключевым моментом подвижности культуры или культурной диффузии, имеет две основные формы или, по его словам, уровня. В первом случае на нижних уровнях иерархии квалификации стоят люди, переезжающие из полупериферийных и периферийных 316 317 стран в более развитые регионы. Многие эмигранты хотели бы ассимилироваться, получить гражданство и все права как гражданина, но часто оказываются отвергнутыми. Тогда зачастую они примыкают к тем, кто по каким-либо причинам не желает принимать ценности господствующей культуры, образуя субкультурные меньшинства. И обратная ситуация: стоящие на верхних ступенях профессиональной квалификации индивиды переезжают, напротив, из стран ядра современной мир- системы на ее периферию. С культурной точки зрения они «имеют тенденцию создавать сравнительно обособленные анклавы» в принимающей стране. Такие люди часто рассматривают себя как носителей всемирной культуры, что на самом деле означает «носителей культуры господствующих групп миросистемы» . Как правило, эта категория людей не желает «ассимилироваться». С точки зрения Э. Балибара сами категории иммигранта и иммиграции «одновременно и объединяющие, и разъединяющие» . Они атрибутированы к единому типу «народы», чья география и собственная культура совершенно гетерогенны. Важность миграционных процессов подчеркивает уже упоминавшийся исследователь - А. Аппадураи. Американский культуролог индийского происхождения для объяснения усилившихся и усложнившихся процессов миграции людей (туристов, иммигрантов, беженцев, гастарбайтеров и др.) вводит понятие «этническое пространство» 318 319 320 321 322 , отмечая, что широкомасштабные перемещения людей составляют «существенную черту современного мира и 323 заметно влияют на национальную и межгосударственную политику» . Сегодняшняя ситуация с мигрантами, скажем, в Европейском союзе - наглядный пример всей сложности и неоднозначности процессов культурной диффузии. Но проблема миграции не единственное непреодолимое противоречие современной мир-системы. С точки зрения И. Валлерстайна, «вершина айсберга универсалистской идеологии скрывает под собой в качестве подводной части неравноправие, связанное с полом и расой» . Расизм, как социокультурный феномен, выполняет, согласно американскому культурологу, три важные функции. Во-первых, он дает возможность рекрутировать нужное число работников за наименьшую плату и на наименее выгодные экономические позиции. Во-вторых, он способствует воспроизводству культурных сообществ, где младшее поколение изначально воспитывается в рамках строго определенных социальных ролей. Наконец, в-третьих, расизм позволяет оправдывать социальное 325 неравенство, не имеющее отношение к определенным заслугам . То же самое можно сказать о проблеме сексизма. Сексизм не исключает никого из капиталистической мир-экономики, он лишь легитимирует намеренно заниженную заработную плату, выплачиваемую за аналогичную работу женщинам. В этом и заключается, согласно И. Валлерстайну, один из парадоксов современной мир-системы: расизм и сексизм, будучи по своей природе антисистемными, представляя из себя антиуниверсалистскую доктрину, позволяют существовать капитализму323 324 325 326. Помимо вышеописанных феноменов современной культуры формирование универсальной культуры, как отмечает отечественный культуролог В.М. Дианова, осложняют такие явления, как фундаментализм и радикальный мультикультурализм, которые могут «препятствовать сближению культур, ибо тем самым утрируется непохожесть 327 и самобытность культурных отличий» . По мнению И. Валлерстайна, глобализационные процессы и универсализация культуры имеют общую историю. Свою позицию американский исследователь аргументирует тем, что феномен глобализации зародился одновременно с современной исторической системой в «долгом» XVI веке, 328 фундаментом которой стал капитализм . Глобализация - это универсализация, утверждает Ф. Лечнер (Университет Эмори, Атланта, штат Джорджия, США), подчеркивая важную роль религии в существующем обществе . Отечественный ученый Т.А. Алексеева полагает, что концепция глобализации по существу заменила концепцию универсализации. Вся история развития западной цивилизации (распространение христианской религии, капитализма и демократических устоев) - это история универсализации . Отметим, что имеют место иные точки зрения, согласно которым, глобализация и универсализм не отождествляются, а, наоборот, выступают антагонистами. В частности, словенский культуролог С. Жижек замечает, что «различие между глобализацией и универсализмом становится сегодня все более явным, когда Капитал ради проникновения на новые рынки поспешно отказывается от требовании демократии, чтобы не лишиться новых торговых партнеров» . Такое отступление от универсалистских ценностных ориентиров служит оправданием уважения культурных отличий «правом (этнического/религиозного/культурного) Другого выбирать образ жизни, который лучше всего ему подходит — пока это не мешает свободному обращению Капитала» . Итак, позиция И. Валлерстайна по вопросу универсализма может быть сформулирована следующим образом: все универсализмы партикулярны, поэтому сегодня мы имеем универсалистский язык господствующей культуры. Развивая эту идею, американский социолог Р. Робертсон говорит о двух взаимопроникающих процессах современной культуры: универсализации партикуляризма (как, например, в случае с нациями-государствами) и 327 328 329 330 331 партикуляризации универсализации (адаптации универсального к локальным условиям - глокализации) . Однако, уточняет И. Валлерстайн, среди обществоведов сложилась точка зрения, что универсальные положения все еще не были сформулированы в том виде, который делал бы их применимыми в любой ситуации . Исходя из того, что современная мир-экономика находится в стадии трансформации, американский исследователь видит задачу в том, чтобы «изобрести новые системы, которые бы смогли отказаться от идеологий универсализма, так и идеологий сексизма/ расизма» . Эта задача не из легких, признает он. Метаморфозы, происходящие на современном этапе развития культуры, затрагивают все без исключения сферы жизнедеятельности: политическую, экономическую, социальную и культурную. Заметная интенсификация глобализационных процессов обусловливает ряд вызовов, стоящих перед современной геокультурой. Среди них можно назвать антагонизм феномена гомогенизации и тенденций к разобщению и размежеванию, «потерю культурных определенностей» (loss of cultural certainties)332 333 334 335, поиск новых форм идентичности и самоопределения и пр. Одной из актуальных проблем современности является формирование глобальной культуры в рамках глобального общества, которое также сопряжено с рядом противоречий: на одной чаше весов демократические ценности, общепризнанные права человека, а на другой - гендерное неравенство, расовые угнетения, бросающаяся в глаза разница уровней жизни в странах ядра и периферии и пр. Парадоксальность современной капиталистической мир-системы - ее отличительная черта, тем сильнее ощущается структурный кризис в эпоху перехода от существующей исторической системы к будущей. Обнаруживаются новые связи между феноменами партикуляризма и универсализма, изменяется характер их соотношения и взаимозависимости. Набирает силу тенденция усвоения универсалистских ценностей в русле стремления к сохранению аутентичности и своеобразия. Сегодня глобализация идет рука об руку с ^локализацией. Полагаем, что сегодня можно говорить о видении нового типа универсализма , который не подразумевает полной подчиненности частного и особенного всеобщему и целому. Однако проблема утраты уникальных культурных черт вследствие унификации культуры, к сожалению для общемирового культурного наследия, до сих пор не теряет остроты. Во многих аспектах нивелируется роль нации-государства - оплота национальной культуры. Вследствие этого трансформируются сами национальные культуры, чьи границы из-за влияния гомогенизирующих процессов подвержены размыванию и размежеванию. На первый план встают проблемы идентичности и самоутверждения в рамках глобализирующегося пространства. Формируется новый тип человека - гражданин мира, космополит, площадкой для личного и профессионального роста которого становится весь земной шар. Итак, в третьей главе диссертационного исследования были рассмотрены актуальные проблемы культурологического знания в контексте мир-системного подхода, разрабатываемого И. Валлерстайном: межкультурное взаимодействие и взаимовлияние в условиях глобализационных процессов, аксиологическая и иерархическая «тональности» культуры, точки сопряжения мир-системного и цивилизационного подходов, феномены национального и универсального в рамках развития культуры. Выявлено своеобразие их интерпретаций и уровень 337 Дианова В.М. История культурологии: учебник для бакалавров / В.М. Дианова, Ю.Н. Солонин. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Издательство Юрайт, 2012. - 461 с. - Серия: Бакалавр. С. 401-402. новизны, охарактеризованы противоречивость и парадоксальность современной капиталистической мир-экономики. Обоснована продуктивность применения мир-системного похода в рамках современного этапа развития науки культурологии.
<< | >>
Источник: ПУЧКОВСКАЯ АНТОНИНА АЛЕКСЕЕВНА. МИР-СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД И. ВАЛЛЕРСТАЙНА И ЕГО ПРИМЕНЕНИЕ В КУЛЬТУРОЛОГИИ. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Трактовки национального и универсального в культуре:

  1. Статья 50. Каждый имеет право сохранять свою национальную принадлежность, равно как никто не может быть принужден к определению и указанию национальной принадлежности.
  2. КАБЫЛИНСКИИ Борис Васильевич. КУЛЬТУР-ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЭПИСТЕМОЛОГИИ КОНФЛИКТА. Диссертация. СПбГУ., 2015
  3. Крамер Александр Юрьевич. КОНЦЕРТНЫЙ ЗАЛ В ЕВРОПЕЙСКОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологи., 2015
  4. ШЕСТЕРИКОВА ОЛЬГА АВЕНИРОВНА. ТРАНСФОРМАЦИЯ МЕДИЦИНСКОГО ДИСКУРСА В СОВРЕМЕННОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  5. ГЛАВА 4 ПАРЛАМЕНТ - НАЦИОНАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ
  6. Извеков Аркадий Игоревич. ИНТРОЕКЦИЯ ПРОТИВОРЕЧИЙ КРИЗИСА КУЛЬТУРЫ В СТРУКТУРУ ЛИЧНОСТИ. Диссертация, 2015
  7. Панкратова Лилия Сергеевна. ФОРМИРОВАНИЕ СЕКСУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ. Диссертация. СПбГУ,, 2015
  8. Статья 23. Ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности,
  9. Статья 136. Банковская система Республики Беларусь состоит из Национального банка Республики Беларусь и иных банков.
  10. Статья 14. Государство регулирует отношения между социальными, национальными и другими общностями на основе принципов равенства перед законом, уважения их прав и интересов.
  11. Наймушина Анна Николаевна. Диффузия культуры как предмет социально-философского исследования (на примере диффузии Анимэ в России). Диссертация. ИГТУ им. М.Т. Калашникова, 2015
  12. Статья 90. Парламент - Национальное собрание Республики Беларусь является представительным и законодательным органом Республики Беларусь.
  13. Флейшер Екатерина Андреевна. ОСНОВЫ ПРЕЦЕДЕНТНОСТИ ИМЕНИ СОБСТВЕННОГО. Д И С С Е Р Т А Ц И Я на соискание ученой степени кандидата филологических наук. СПбГУ, 2014
  14. Статья 15. Государство ответственно за сохранение историко-культурного и духовного наследия,
  15. Статья 51. Каждый имеет право на участие в культурной жизни.