>>

ПРЕДИСЛОВИЕ

Народная мудрость гласит: было бы желание - повод всегда найдется. Но появление этого учебного пособия стало результатом не столько затаенного желания, сколько необходимости.

Я веду учебные занятия в вузе с аспирантами различных специальностей - с математиками, физиками, техниками, информатиками, экономистами. В наборе аспирантов 2007 года впервые оказались химики. Им должен преподаваться специальный аспирантский курс «История и философия химии». Существует официально утвержденная, тем не менее, весьма спорная программа этого курса, к тому же она не обеспечена соответствующей литературой. Передо мной встал трудный вопрос: что делать? Отказаться от ведения этого курса? Но это было бы бегством от трудностей. Пришлось пуститься во все тяжкие. Так появилась эта книга.

Всякая научная дисциплина проходит сложный путь своего становления и развития. В ряде моих работ рассмотрен этот путь применительно к различным наукам, в том числе применительно к математике, физике, биологии, экономике, менеджменту, юриспруденции, истории. Всякий раз повторяется одна и та же историческая метаморфоза. Становление науки происходит под аккомпанемент позитивистских идей: ничего, кроме ясного знания, никакой философии. В результате она появляется «в чем мать родила», то есть без философской одежды. Проходит некоторое время, неминуемо, иногда довольно быстро, нарастает число трудных для разрешения проблем. И вот тогда вспоминают о философии, прежде всего, для того, чтобы справиться с этими проблемами. Весьма показательна в этом отношении история развития физики. Стоило появиться в ее арсенале таким проблемным теориям, как специальная теория относительности и квантовая механика, как тотчас же лавинообразно стало расти число работ, посвященных философии физики. Вдруг выяснилось, что даже великие физики масштаба Альберта Эйнштейна и Нильса Бора не могут обойтись без философствования.

Я упомянул физику далеко не случайно.

Дело в том, что в философском отношении химия относительно долго пребывала в тени физики. Так, в начале XX века философские споры в химии не приобретали той острой формы, которая была характерна для физики с ее в высшей степе- ни необычными идеями, вроде относительности пространства и времени и неопределенного поведения микрочастиц. В философском отношении химия отставала от физики, по крайней мере, лет на тридцать. Становление философии химии в качестве самостоятельной дисциплины явно затягивалось, причем как в нашей стране, так и в странах Запада.

Интересно отметить, что в СССР философские проблемы химии привлекали определенное внимание, не меньшее, а возможно даже большее, чем в странах развитого капитализма. Во многом это стимулировалось широким распространением диалектико-материалистических воззрений, в частности, учением о формах движения материи Фридриха Энгельса. Изредка появлялись даже специальные монографии, посвященные философии химии1. Но какой-то особый всплеск интереса к философии химии не наблюдался. В революционные 1985-2000 годы в нашей стране былые исследования по философии химии не получили сколько-нибудь существенного развития. Принципиально по другому пути шла философия химии в странах Запада, прежде всего, в Германии, Англии и США, а также в Нидерландах и Италии.

В 1997 году было образовано Международное общество по развитию философии химии, издающее с 1999 года журнал «Основания химии». С 1995 года издается журнал «Гиле», посвященный философии химии и также имеющий международный характер. Широко распространено мнение, что в середине 1990-х годов произошло конституирование философии химии в принципиально новом качестве. Вряд ли стоит оспаривать это мнение. Но, к сожалению, приходится отметить, что в описанный процесс не были вовлечены отечественные исследователи. Далеко не случайно положение дел с развитием философии химии в нашей стране оставляет желать много лучшего. Но при всех успехах, достигнутых в области философии химии в западных странах, и там не обходится без существенных трудностей.

Конституирование философии науки в качестве отдельной самостоятельной науки идет не без скрипа.

Сам термин «философия химии» указывает как на философию, так и на химию. Токи знания идут к философии химии, по крайней мере, с двух сторон. Но оба источника отнюдь не блещут кристальной чистотой. Современная философия, являющаяся итогом многовековых усилий, перегружена метафизическими, то есть ненаучными, положениями. В этом нет ничего удивительного. Она складывалась в века, когда наука находилась в зачаточном состоянии. Выдающиеся философы далеко не всегда были знатоками науки. К сожалению, такое положение дел сохранилось в философии по настоящий день. Отсюда тяготение к так называемым универсальным, всеобщим законам, которые, как выясняется при ближайшем рассмотрении, далеко не обязательны для интересующей нас химии. Метафизическими средствами философию химии не создать, более того, они существенно затрудняют ее конституирование.

На первый взгляд кажется, что выходом из создавшегося положения является опора не столько на философию, сколько на философию науки. Но, к сожалению, и она перегружена все теми же метафизическими моментами. Без них не обходятся тогда, когда рассуждают о науке вообще, без вхождения в тонкости отдельных наук, физики, химии, биологии, экономики и всех остальных. Приходится констатировать, что современная философия в значительной степени охвачена антинаучным синдромом. Но философии химии он, разумеется, противопоказан. Из сказанного следует вполне определенный вывод: философия любой науки, в том числе химии, должна иметь научный характер. Известно лишь одно философское противоядие от антинаучного синдрома, им является метанаучный подход, согласно которому предметом философии химии является сама химия как наука. Как уже отмечалось, токи знания идут к философии науки не только от философии, но и от химии. Но в интересующем нас аспекте и химия далеко не безупречна. Она не страдает от антинаучного синдрома сколько- нибудь существенно, но у нее есть своя слабость, а именно - антиметана- учный синдром.

Проявляется он в стремлении обойтись без какой-либо философии. В химии как таковой философии действительно делать нечего. Химия есть химия, в ней отсутствуют какие-либо зазоры для других наук. Но это не значит, что она должна изолироваться от других наук, особенно от философии химии. Дело в том, что любая наука, в том числе и химия, не существует сама по себе, она является относительно самостоятельной структурной единицей сети научных дисциплин, с которыми она находится в межпредметных связях. Химикам нужна и математика, и информатика, и лингвистика, но особенно философия химии, которая является осознанием существа самой химии. Сократовское «познай себя» относится к любой науке, применительно к химии оно как раз и приводит к философии химии. И вот тут выявляется новая трудность. Химики привыкли руководствоваться стандартами химии, а не философии химии. Поэтому очень часто, когда химики обращаются к философии химии, они, по сути, руководствуются не ее собственными установками, а химическими положениями. Как раз в этом и заключается антиметанауч- ный синдром применительно к химической науке.

Таким образом, философия химии не вырастает непосредственно ни из химии, ни из философии и философии науки. Она является самостоятельной дисциплиной. Философия химии в качестве метанауки (от греч. meta - за, после) изучает не химические явления, а саму химию как науку. В уразумении этого обстоятельства и состоит самая главная трудность, с которой приходится сталкиваться каждому, кто стремится содействовать развитию философии химии. Основная задача применительно к интересующей нас области знания состоит в конституировании философии химии как самостоятельной научной дисциплины. Но в чем наиболее органично выражается специфика философии химии? В ее концептуальном устройстве. Любая наука соткана из концептов, философия химии тоже. Следовательно, решение обозначенной выше задачи состоит в представлении философии химии в качестве тщательно упорядоченной концептуальной структуры.

Эта структура в целостном виде представлена уже в первой части книги. Во второй части книги она рассматривается в различных ее формах проявлениях, в частности, в этической и дидактической. Можно сказать, что «концептуальный скелет» философии химии облекается плотью и кровью.

Итак, я руководствуюсь вполне определенной теорией, а именно - теорией метанаучного концептуализма. Почему делается акцент на мета- научности и концептуальности, разъяснено выше. Но развиваемый мной подход, разумеется, не исчерпывается этими двумя установками в ранге принципов. Важную значимость я придаю также принципам трансдисци- плинарности, плюрализма и ответственности \ В тексте книги принцип трансдисциплинарности реализуется двояко. Во-первых, метод химии представлен как трансдукция, как последовательный переход от одних концептов к другим. Во-вторых, рассматривается положение химии и философии химии в трансдисциплинарной сети современных наук, а, следо- вательно, ее связи с этими науками. Принцип плюрализма выступает, прежде всего, как ориентация на достижения всех основных современных философских направлений, в частности, феноменологии, герменевтики, аналитической философии, неопозитивизма, постпозитивизма и постструктурализма. Наконец, принцип ответственности задает этический каркас всей книги. Как нам представляется, философия химии кульминирует в этике ответственности в ее философско-химическом варианте.

Таким образом, моя2 главная задача состояла в предложении химическому сообществу в систематизированном виде курса философии химии. В какой степени это мне удалось, судить читателю. Я надеюсь, что книга будет полезна всем, кто изучает курс философии химии, особенно магистрантам и аспирантам, а также студентам-бакалаврам. Она писалась также в расчете на ученых и преподавателей. Критические замечания читателей я приму с благодарностью.

Автор

| >>
Источник: В. А. Канке. История и философия химии: Учебное пособие - М.: НИЯУ МИФИ. - 232 с.. 2011

Еще по теме ПРЕДИСЛОВИЕ:

  1. Предисловие к первому изданию
  2. Предисловие
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ СОБРАНИЯ СОЧИНЕНИЙ.
  4. ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ
  6. ПРЕДИСЛОВИ
  7. ПРЕДИСЛОВИЕ
  8. Предисловие
  9. ПОЧЕМУ Я ПЕРЕСТАЛ БЫТЬ РЕВОЛЮЦИОНЕРОМ ПРЕДИСЛОВИЕ
  10. Предисловие переводчика
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ
  12. Предисловие к изданию 1982 года
  13. ПРЕДИСЛОВИЕ К КНИГЕ «ОБЩИНА И ГОСУДАРСТВО. ДВЕ СТАТЬИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО» 19
  14. В. И. ЗАСУЛИЧ [ПРЕДИСЛОВИЕ К РАБОТЕ Ф. ЭНГЕЛЬСА «РАЗВИТИЕ НАУЧНОГО СОЦИАЛИЗМА»] 18
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -