<<
>>

Внешнеполитические обоснования уступки Российских Северо-Американских колоний.

Данная сделка обосновывалась стремлением России укрепить дружественные отношения с США, в ту пору основного союзника русского правительства в мировой политике: продажа Аляски американцам могла подорвать английское могущество в Северной Америке, усилила бы нарастание англо-американских противоречий.
Таковы были официальные доводы, которые и легли в основу сделки. Неудивительно, что до сих пор продажа Аляски трактуется историками как вынужденная необходимость. Мол, не продав русские колонии, Россия все равно осталась бы без Аляски, но вместе с тем без денег и без союзника. Таким образом, мнения исследователей сходятся в одном — царское правительство перед напором США сочло за благо получить хоть малость, нежели потерять все даром. Действительно, очевидец событий Д.И. Завалишин, участвовавший в 1822—1824 гг. в кругосветном плавании под командованием М.П. Лазарева, еще в 20-е гг. XIX в. отмечал, что Соединенные Штаты ведут на Аляске настоящую войну против России. Американцы прямо заявляли о том, что не успокоятся до тех пор, пока северная часть Тихого океана не «сделается исключительно нашим морем». Для достижения этой цели в ход шли и контрабанда, и натравливание на русские форты индейцев, которым поставлялась даже артиллерия, и тяжбы с РАК. США как государство возникли в 1776 г. Первый свой век юная держава переживала эпоху «бури и натиска». Шла тотальная борьба за жизненное пространство. Национальные идеологи США выдвинули цель — расширить границы до пределов Североамериканского континента. При помощи угроз американцы принуждали соседей продавать территории, а когда это не получалось, захватывали их силой. Правительство энергично поддерживало своих граждан в любых попытках проникнуть на сопредельные земли, рассматривая это проникновение как первый шаг в деле будущих приобретений. Жителям английской Канады в ожесточенной борьбе удалось разгромить вторгшиеся штурмовые колонны американцев, но натиск смогли выдержать не все385.
Соединенные Штаты энергично, как выразился великий князь Константин, «округляли» свою территорию. Наполеону, когда он увяз в европейских военных делах, предложили продать Луизиану. Наполеон получил за огромную территорию 15 млн. дол. Мексика была вынуждена уступить США за 15 млн. дол. Калифорнию. Сделка состоялась после того, как у Мексики силой был отнят Техас386. Широкие льготы сразу же притягивали к новым территориям массу переселенцев. Это быстро закрепляло приобретения. Страна энергично боролась за место под солнцем и раз за разом одерживала верх над соперниками с одряхлевшей или малоопытной правящей элитой. В середине XIX в. взоры американских правителей устремились на Аляску. В 1849 г. в газетах началась компания — «Русская Америка — наши тихоокеанские владения»387. Вскоре за реализацию высказанной идеи взялись политики. Особенно отличился на этом поприще один из лидеров республиканской партии — В. Сьюард. Позднее, будучи государственным секретарем и фактически вторым лицом в стране, он сыграл видную роль в заключении соглашения 1867 г. В США сразу же началось широкое обсуждение намечавшегося приоб ретения. Большинство газет справедливо отметило колоссальную ценность Аляски. Ho некоторые издания выступили против. Причины были разными. Редактор нью-йорк- ской «Трибуны» Грили, к примеру, питал личную неприязнь к В. Сьюарду388. Отношение современников к Сьюарду было неоднозначным. К. Маркс, например, называл его «виртуозом лжи»389, а депеши госсекретаря — «противной смесью пышных фраз и духовного убожества»390. Существенное влияние на стремление США купить Аляску оказала предвыборная кампания, проходившая в ряде штатов страны. Гражданская война закончилась, но память о противостоянии Севера и Юга была еще свежа. Южане не были заинтересованы в приобретении Аляски, которое было на руку северянам. Поэтому некоторые политики в погоне за голосами избирателей начали трогательно заботиться о кошельках налогоплательщиков и выступать против покупки. Вот эти- то выступления позднее и породили легенды о нежелании США забирать Русскую Америку.
Шумели в Сенате: «платим деньги за ящик со льдом», «глупость Сьюарда», а в Конгрессе и вовсе дело застопорилось. Пришлось давать взятки. Ho не В. Сьюард давал, а Э.А. Стекль, опасавшийся срыва сделки. Давал редакторам за поддержку в газетах, политикам за речи в Конгрессе. Больше 100 тыс. долл. было списано Петербургом по тайной статье расходов: «на дела, известные императору». 25 тыс. долл. было пожаловано посланнику за труды391. Старания бельгийца Э. Стекля и американца В. Сью- рада не пропали даром: 9 апреля договор об уступке был ратифицирован в Конгрессе почти единогласно. Через несколько дней договор ратифицировал Российский Импера тор. 20 июня 1867 г. после обмена ратификационными грамотами договор вступил в силу. Сделка состоялась. На Аляску весть о продаже пришла лишь в мае 1867 г., что стало полной неожиданностью для главного правителя Русской Америки Д.П. Максутова392. Однако была ли политическая и экономическая необходимость в продаже Аляски Соединенным Штатам, единодушно одобренной на том памятном заседании Особого комитета, ведь Россия однажды уже отказалась от подобного предложения? В период Крымской войны, с весны 1854 г., Российская империя оказалась в международной изоляции, русские войска несли тяжелые потери, уступая англо-французским войскам свои рубежи, поражение в войне было неизбежным, страна стояла на грани социального и экономического кризиса. Как мы показали выше, правящие круги США попытались воспользоваться катастрофическим положением России и при посредничестве Э.А. Стекля, российского посланника в Вашингтоне, завладеть Аляской на основе мошеннически составленного договора о сделке между Российско-Американской компанией и частной Американороссийской компанией, по которому российские колонии признавались собственностью США, если Англия и Франция попытаются их захватить. Мошенническая операция была тогда предотвращена, а дошедшие о ней до Петербурга известия дали основания для взысканий и выговоров в адрес «колониального совета». Инициаторам сделки с российской стороны — Э.А.
Стеклю и П.С. Костромитинову — удалось оправдаться. Ho эта история еще раз подтвердила позицию правительства Николая I, который, по отзывам современников, говорил: «Где станет русская нога, оттуда уходить нельзя»393. Россия пережила Крымскую войну, окончившуюся для державы унизительным миром, заключенным 30 марта 1856 г. в Париже, но Аляска осталась русской. В дальнейшем Россия не попадала в настолько безысходную геополитическую и экономическую ситуацию, чтобы вновь поднимать вопрос об отчуждении своих территорий. Ho с восшествием на престол в 1855 г. Александра II либеральные идеи, благосклонно принимаемые новым императором, вступили в противоречие с николаевской традицией бескомпромиссности и жесткости внешней и внутренней политики государства. Принцип неприкосновенности русских земель, по-видимому, тоже был не по вкусу либеральным политикам. В 1861 г. в стране, территориальных амбиций которой так опасался великий князь Константин Николаевич, вспыхнула гражданская война, имевшая самые неблагоприятные для США перспективы: ожесточенное столкновение между Севером и Югом, иностранная интервенция, а в итоге США дробились на несколько разоренных государств. При таком положении дел угроза американской экспансии на русскую Аляску была фактически устранена. От позиции России как крупнейшей мировой державы в отношении к внутренней американской междоусобице зависели не только судьбы США; Россия в начале 60-х годов XIX века предопределяла направление дальнейшего исторического развития мира, но, как оказалось, далеко не в свою пользу. После Крымской войны правительство Александра II видело в Англии и Франции постоянную угрозу, поэтому оно стремилось найти надежного союзника, чтобы не оказаться в одиночестве в противоборстве с великими мировыми державами, и выбор пал на естественного противника этих стран и при этом главного претендента на Русскую Аляску — Соединенные Штаты Америки, терзаемые в это время гражданской войной. Вот что сообщал в российское министерство иностранных дел 12 (24) февраля 1862 г.
Э.А. Стекль из Вашингтона: «Дезорганизация Соединенных Штатов как державы с нашей точки зрения прискорбное событие. Американская Конфедерация была противовесом английскому могуществу, и в этом смысле существование ее являлось элементом мирового равновесия»1. Это мнение разделял и А.М. Горчаков, у которого раскол США вызывал «глубокое прискорбие». Выступая за единство страны и примирение сторон, Россия признавала только правительство демократического Севера. Ее помощь «братской» Америке не ограничивалась моральной поддержкой. Осенью 1862 г. французский император Наполеон III обратился к России с предложением объединиться с Англией и Францией, чтобы заставить Вашингтон снять блокаду Атлантического побережья Юга, но со стороны России последовал отказ, обоснованный ее дружественными отношениями с США. Более того, летом 1863 г., чтобы предотвратить англофранцузскую интервенцию в Америку, к берегам США были направлены две русские военные эскадры под командованием контр-адмиралов А.А. Попова и С.С. Лесовского. Эскадра А.А. Попова прошла через Тихий океан в Сан-Франциско, эскадра С.С. Лесовского стала на рейд у восточных берегов Соединенных Штатов. Русский флот стал надежным щитом всего побережья США от вторжения извне. Девять месяцев, до тех пор, пока северяне не расправились с конфедерацией Юга, русские моряки своим присутствием удерживали от нападения Англию и Францию. Таким образом, Россия своей политической волей и силой военно-морского флота предотвратила англо-французскую интервенцию в США, иными словами, Российская Империя сохранила единство и независимость Соединенных Штатов, что с благодарностью признавали сами американцы. Так, американский генерал X. Бердан отмечал, что именно Россия помешала Англии объ явить войну Американской Конфедерации394. Это признавали и дипломатические круги Соединенных Штатов: в своих мемуарах тогдашний посланник США в Санкт-Петербурге К. Клей писал, что Россия была «нашим искренним и надежным другом в Европе, который уберег нас от войны с Англией и Францией и таким образом сохранил нас как единое национальное государство»395.
Кроме того, за 5 месяцев до исторического заседания Особого комитета, на котором было принято окончательное решение о продаже Аляски и Алеутских островов, в июле 1866 г. в Петербург, чтобы поздравить российского Императора с избавлением от опасности покушения Д. Каракозова на жизнь Его Величества, прибыла американская эскадра с делегацией, во главе которой стоял заместитель морского министра Г. Фокс. «Дорогих гостей русской земли», как тогда называла американцев вся русская общественность, встречал радушный прием, с обеих сторон звучали искренние заверения в братской любви. Вот выдержки из Адреса Александру II, сочиненного и подписанного М. Твеном от имени американского народа: «Америка обязана России во многих отношениях... Только безумец может вообразить, что Америка когда-либо нарушит верность этой дружбе враждебным высказыванием или действием...»396. И такими, как оказалось впоследствии, «безумцами» были все, кто принимал решение о продаже русских колоний в Америке, в их числе и сам Император. Итак, выставляемая русскими сторонниками продажи Аляски первопричина пресловутой сделки — невозможность обеспечить защиту от неприятеля в случае войны, а в мирное время от иностранных судов, ведущих незаконный про мысел у берегов русских владений, — абсурдна, так как получалось, что Россия, которая защищала США от нападения двух великих держав, не была способна обезопасить собственные территории от экспансии тех же Соединенных Штатов, причем не только от вооруженного вторжения, но и от незаконного промысла. Ho за всю историю существования Русской Аляски Россия ни разу не прибегла к вооруженной защите колоний, ибо их безопасность вполне обеспечивалась силами и средствами Компании: «Если в колониях были злоупотребления, насилия власти, или извлекались незаконные выгоды из труда туземцев, если б о них было мало заботы, то кто же не знает, что в Охотске и в Камчатке («На небе Бог, а на земле Кох») действовали люди, которые, не имея даровитости и государственного смысла правителя колоний Баранова, совершали сами и допускали действия менее законные, чем было даже и в колониях, с более бедственным положением для туземцев, и тем с меньшим изменением, что казенное управление и защита этих мест стоили казне очень дорого, тогда как управление и защита колоний, в самые трудные времена, не стоили казне ничего (выделено мною. — КМ.)»1. Другой важнейшей причиной продажи называлось стремление избежать столкновений с США и «упрочить доброе согласие» между двумя государствами. Однако, если следовать здравому смыслу, совершив такое благодеяние, как сохранение единства и независимости США, Россия скорее сама имела моральное право «попросить» какой-нибудь американский штат, но произошло обратное: в то время, как американцы, еще не оправившиеся от гражданской войны, превозносят Россию за «бескорыстную и твердую дружбу в моменты тяжелых испытаний» и клянутся ей в вечной верности, мы ни с того, ни с сего уступаем им свои территории. Поэтому официальные внешнеполитические причины продажи Аляски, вполне очевидно, несостоятельны. Забыв святой купеческий принцип «денежки вперед», составители договора о продаже Аляски при всей своей торопливости предусмотрели десятимесячную отсрочку в уплате денег. В начале июля 1867 г. президент Джонсон направил документ Конгрессу для принятия решений по расчету с Россией. Ho если ранее договор прошёл на ура, то теперь энтузиазма было значительно меньше. Рассмотрение перенесли на осень. В конце ноября Палата Представителей запросила юридический комитет о том, имеет ли она право отвергнуть выделение средств. Американские газеты осудили намерения русского Царя истребовать у Америки деньги. В качестве повода для проволочек было избрано так называемое «дело Перкинса». Еще в Крымскую войну некий Перкинс якобы устно договорился с российским послом о поставке в Россию пороха. Он намеревался поставить еще и партию ружей. Война закончилась. Ни пороха, ни ружей Россия так и не увидела. В 1858 г. Перкинс решил поправить свои пошатнувшиеся дела и обратился в Верховный Суд США с иском к царскому правительству. Он пытался доказать, что будто бы в ходе подготовки своих прожектов понес гигантские издержки. Россия категорически отвергла домогательства дельца. Суд отклонил его иск и оценил ущерб в 200 долл. Тогда же эта сумма была ему и выдана за счет американской казны. Ho в 1867 г. предприимчивая вдова Перкинса оценила убытки уже в 800 тыс. дол. Значительная часть этих денег была обещана конгрессменам в качестве вознаграждения. И машина завертелась. Избранники народа начали протаскивать идею о включении «российского долга» в счет уплаты за Аляску. Америке нужен был повод, чтобы избежать каких-либо выплат России. Вместо того, чтобы с достоинством великой державы спокойно наблюдать за возней вокруг договора, а в случае необходимости его расторгнуть, перепуганное российское правительство согласилось с мошенническими предложениями. Э.А. Стеклю правительством была предоставлена полная свобода действий397. Щедроты российского посла погасили патриотические замыслы американских политиков. 27 июля 1868 г., с более чем трехмесячной просрочкой, решение о выделении средств было принято. Россия из обещанных 7 млн. 200 тыс. долл. получила только 7 млн. 35 тыс. дол.398. Какая-то часть денег осела в карманах политиков и деятелей прессы. Сколько осталось у Э.А. Стекля, можно только догадываться. Интересный документ в связи с этим обнаружен нами в фонде Российско-Американской компании. Это приказ «Об отправке комиссара для передачи правительству Северо-Американских Соединенных Штатов колоний наших в Америке» за подписью М.Х. Рейтерна от 13 июля 1867 г.399, где пятым пунктом значится выделение Э.А. Стеклю 100 тыс. долл. на реализацию договора по продаже Аляски: «...на расходы по приведению в исполнение Трактата открыть чрезвычайному Посланнику и Полномочному Министру нашему в Вашингтоне кредит в сто тысяч (100 000) долларов»400. Еще раз обратим внимание на дату этого приказа — 13 июля 1867 г., в то время как решение о выделении средств Америкой было принято только 27 июля того же года. Как видим, деньги на «приведение в исполнение Трактата» Российское Правительство выделяло первым, выделяло само, выделяло из казны. Министру финансов нужно было форсировать реализацию Трактата, ибо незаконность сделки, о которой еще будет сказано выше, и разгоравшийся в России скандал могли нарушить планы сановников. Официальный раппорт Э.А. Стекля о произведенных тратах из российских архивов исчез, хотя и другие бумаги Посланника особенного доверия не внушают. Известно лишь то, что барон после завершения сделки сразу ушел в отставку, и исчез в неизвестном направлении. Историкам так и не удалось проследить его дальнейшую судьбу401. Заполучив Аляску, американцы захотели большего. B. Сьюард превратился из сердечного друга в сурового диктатора. Он потребовал ни много, ни мало как дозволения хозяйничать уже и на побережье Дальнего Востока и тихоокеанских островов. В случае отказа госсекретарь США грозил нам всяческими бедами402. Российский консул в Сан-Франциско К.Р. Остен-Сакен заметил, что «даже Китай», потерпевший поражение в опиумной войне, не принимал подобных условий403. Верный подручный великого князя Константина Н.К. Краббе с негодованием писал о попытке США узаконить давние нарушения российских прав гражданами этой страны404. Приблизившись к нашим азиатским владениям, американцы усилили разграбление природных богатств Курильских и Командорских островов, Дальнего Востока. Американские бизнесмены игнорировали международные договоренности; так, один из них, некто Пфлюгер, поднял американский флаг на острове Беринга, как на «завоеванной земле». Родной брат Пфлюгера был российским консулом в Гонолулу, и «завоеватель» вполне мог рассчитывать на безнаказанность своих деяний405. Только по официальным данным, за 1868—1890 гг. с Аляски было вывезено мехов, золота и серебра, китового жира и уса, мамонтовой кости на сумму 75,2 млн. долл.406. Вознаграждение, выплаченное американцами за «уступку» русских колоний, составило около 9% от доходов, полученных США за 23 года (1868—1890 гг.) от разработки богатств бывших русских владений. Без учета прибыли от меновой торговли с населением Аляски эти доходы офи ально насчитывали 75 млн. долларов407. Итак, «Договор, заключенный между Россией и Севе- ро-Американскими Соединенными Штатами в Вашингтоне 18 (30) апреля 1867 г. об уступке Российских Северо-Американских колоний» 408, противоречил внешнеполитическим интересам Российского государства. Что же это было? Политическая близорукость или государственная измена? Ведь не столько залежи золота, минеральные ископаемые, изобилие ценных пород зверя и рыбы, иными словами, «золотое дно» русских колоний интересовали Соединенные Штаты. Аляска нужна была США для установления господства на континенте, и вместе с тем для обретения важнейших стратегических позиций на Тихом океане. В результате это привело к ослаблению позиций Англии в этом регионе, чего, собственно, и добивалась тогда Россия. Ho одновременно продажей Аляски оказалась подорванной геополитическая безопасность самой Российской Империи, именно тогда были созданы предпосылки для дальнейшей американской экспансии на территорию России. Да и сами покупатели русских колоний не скрывали, что после приоб ретения Русской Америки они пойдут дальше. Так, председатель комиссии по иностранным делам палаты представителей Н. Бэнкс называл Аляску «ключом» к Тихому океану, он заявлял, что с приобретением Аляски и Алеутских островов Берингово море сделается «американским морем»409. Госсекретарь США В. Сьюард в Бостоне накануне подписания договора о продаже Аляски заявил: «Дайте мне еще пятьдесят, сорок, тридцать лет жизни, и я обещаю вам во владение весь Американский континент и контроль над всем миром»410. Неужели в подобных условиях приходилось рассчитывать на укрепление «доброго согласия»? Ho правительство Александра II и сам Император до конца слепо верили в «твердую дружбу» с Америкой: летом 69-го года новому посланнику России в США К.Г. Катакази Александр II сказал: «Ваши инструкции очень кратки и определенны. Вы должны постоянно помнить, что наш лучший друг — американский народ» 411. Можно с уверенностью утверждать, что политическая обстановка, сложившаяся уже через 10 лет после заключения договора, была прогнозируемой в середине 60-х гг. Завоевав благодаря России право безраздельного господства на континенте и «ключи» к Тихому океану, Америка больше не нуждалась ни в русских эскадрах, ни в русских уступках, ни в самой России, более того, в лице США наша страна уже в 80-х гг. XIX в. получила жестокого и сильного соперника: Россия проигрывает США в конкуренции зерна и нефти на европейском рынке, незаконный промысел, который ко- гда-то американцы вели у берегов Аляски, переместился в дальневосточные моря, омывающие Российскую Империю. В этот же период Соединенные Штаты, благодаря России — самостоятельная и сильная держава, начинают сближаться с Англией, Россия же для обоих союзников так и остается лишь объектом постоянного соперничества. 2.2.
<< | >>
Источник: Миронов И.Б.. Аукцион «Россия». Как продавали Аляску. - М.: Алгоритм - 288 с.. 2010

Еще по теме Внешнеполитические обоснования уступки Российских Северо-Американских колоний.:

  1. БОРЬБА ПО ОСНОВНЫМ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИМ ВОПРОСАМ СРЕДИ ГОСПОДСТВУЮЩИХ КЛАССОВ ИРАНА В 1922—1923 гг.
  2. КОМУ это БЫЛО выгодно Вместо предисловия
  3. ВВедение
  4. Колониальная политика российского правительства на Аляске в 1854—1860 гг. 1.1. Проект продажи русских колоний во время Крымской войны.
  5. Договор 1867 г. об уступке Российских Северо-Американских колоний, интриги вокруг его подписания в России
  6. Внешнеполитические обоснования уступки Российских Северо-Американских колоний.
  7. Внутриполитические обоснования отказа России от Северо-Американских колоний.
  8. Глава 2 Военная тревога 1837 года: англо-русский инцидент со шхуной «Виксен»
  9. 2.2 Российская модель взаимодействия гражданского общества игосударства: поиск исторических альтернатив и собственной идентичности
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -