<<
>>

1. Генезис идей религиозного «социализма» в Азии и Африке

Анализ большинства концепций немарксистского социализма в Азии и Африке нельзя проводить без учета их органической связи с религией, живучести религиозной идеологии, традиций ислама, буддизма, индуизма, христианства.
Численность только верующих мусульман составляет там от 700 млн. до 900 млн. человек2. Географически мусульманские страны расположены на территории от атлантического побережья Африки до тихоокеанских берегов Азии. В Азии и Африке около 200 млн. христиан, помимо этого в Азии более 500 млн. индуистов, более 200 млн. буддистов. Можно предположить, что пропаганда научного, материалистического мировоззрения в молодых освободившихся странах столкнется с более сложными проблемами, чем в Европе. Это связано, в частности, с тем, что на Востоке религия особенно глубоко укоренилась в массовом сознании. Низкий жизненный уровень, забитость, неграмотность огромных масс населения, прежде всего крестьянства, способствуют исключительной живучести религиозных традиций, которые подчас превращаются в элемент образа жизни. В ряде случаев политические цели, социальные и общенациональные установки просто не могут быть поняты широкими массами населения в иной форме, кроме религиозной. Не случайно ислам является государственной религией в 28 странах мира 3. После краха колониальной системы к прежним причинам широкого распространения религиозных форм общественного сознания добавились новые — обострение противоречий буржуазного общества, усиливающееся обнищание народных масс в результате ускорения развития капиталистических отношений. В развивающихся странах на долю 10% населения приходится свыше половины национального дохода, или в 2,5 раза больше, чем на долю низшей имущественной группы, составляющей 60% населения4. В этих странах насчитывается 500 млн. безработных. Численность людей, живущих в нищете, составляет там более 1 млрд. человек6. Внешняя ппдолженность развивающихся стран к концу 1984 г.
достигла 1 трлн. долл., а годовая сумма процентов и других выплат по этим долгам еще в 1983 г. составила 150 млрд. долл.6 Неоколониальная эксплуатация, экспансия транснациональных корпораций, агрессивные акты империализма, предпринимательская деятельность местной буржуазии, гнет со стороны полуфеодальных элементов, родо-племенной знати, ущемление прав человека, распространение реакционных деспотических режимов — все что заставляет значительные массы людей в Азии и Африке выступать против социального и национального угнетения или искать утешение в религии. Нередко антиимпериалистические движения облекаются в религиозную форму. Правящие круги молодых государств используют религиозные воззрения в целях сохранения и упрочения существующих общественных порядков. Различные слои местной буржуазии, помещики, родо-племенная верхушка поддерживают тесную связь с церковью и духовенством, помогают ему материально, политически и морально-психологически. Генезис религиозных концепций «социализма» нельзя понять без учета их связи с национализмом. В освободившихся странах сложились весьма благоприятные условия для распространения националистической и связанной с ней религиозной идеологии. Национально-освободительная борьба угнетенных народов в колониальный период велась часто под лозунгами религиозного национализма, который был мощным идеологическим фактором, стимулировавшим борьбу против политического господства колонизаторов и представляемых ими религиозных верований. Под знаменем национализма и «своей» религии объединялись широчайшие слои общества колониальных и зависимых стран. Исходя из устойчивости религиозных верований и традиций, политические лидеры широко использовали религиозные лозунги в антиколониальной борьбе. Генеральный секретарь Марокканской компартии Али Ята7 отмечал, что «ислам сыграл очень большую роль в сохранении философского и культурного национального достояния арабов, в борьбе против колониалистских маневров, попыток ликвидировать арабскую самобытность, предпринимавшихся английскими и французскими импе риалистами, и в конечном итоге в национально-освободительном движении»8.
Крах колониальной системы, образование большой группы новых суверенных государств привели к колоссальным сдвигам в массовом сознании народов Азии и Африки. В освободившихся странах усилились классовое противоборство, идейная и политическая борьба за прогрессивные пути развития. Сегодня националистические концепции, переплетающиеся с религиозными идеями, в той или иной степени отражают процесс роста национального самосознания, служат проявлением процессов национальной консолидации, ускорившихся в условиях политической независимости. По мере развития мирового революционного процесса, обострения социальных противоречий в освободившихся странах, усиления борьбы за выбор пути дальнейшего развития религиозный национализм все в большей степени используется эксплуататорскими классами для упрочения своего господства. Но поскольку важнейшие социально-экономические задачи национально-освободительной революции в большинстве молодых государств еще не решены, сохраняет значение известное положение научного коммунизма о демократическом содержании национализма угнетенных наций. Новые процессы в эволюции национализма оказали серьезное воздействие на формирование религиозных концепций «социализма». Сращивание религиозной и националистической идеологий происходит как в случаях совпадения в основном этнических и конфессиональных общностей людей (Марокко, Индонезия, Египет), так и в некоторых других случаях (Пакистан до 1971 г., Ливан). Во многих странах Азии и Африки национальная буржуазия, выступая против ущемления своих интересов транснациональными корпорациями, апеллирует к национализму, религиозным традициям. Одновременно в лозунгах «социализма» религиозно-националистического толка, в деятельности государства, руководствующегося этими лозунгами, она видит орудие защиты своих позиций в конкурентной борьбе с иностранным монополистическим капиталом. Немаловажную роль в «возрождении» ислама и некоторых других религиозных верований сыграли попытки капиталистической «модернизации» Ирана, Южной Кореи, Египта, Саудовской Аравии, Берега Слоновой Кости и некоторых других стран по западному образцу.
О том, чего стоила капиталистическая «модернизация» иранскому народу, свидетельствуют следующие факты. И 1976 г. Иран производил только 11% потребляемого в стране продовольствия9. Из 100 млрд. долл., полученных в 1972—1977 гг. от продажи нефти, почти 80 млрд. было израсходовано на содержание армии и приобретение вооружения 10. Недовольство масс антинародной политикой шахских властей было активно использовано религиозными кругами. 80 тыс. мечетей, имевшихся в стране11, стали центрами антишахского движения, выступавшего под религиозным флагом. Проявлением кризиса капиталистической «модернизации» Египта стали расширение народных выступлений против капитулянтской политики проамериканских властей, активизация деятельности религиозных организаций, кульминацией которой было убийство в 1981 г. президента А. Садата. Нелишним было бы заметить, что в Египте численность членов религиозных организаций составляла тогда около 5 млн. человек12. Во всех 12 вузах страны, где обучается 400 тыс. студентов, существуют «исламские ассоциации» 13. В 1979 г. в Саудовской Аравии несколько сот вооруженных сторонников ислама захватили главную святыню мусульманства — Каабу в Мекке, протестуя против засилья иностранцев и влияния западной культуры в королевстве, нарушений «чистоты» религии, коррупции правящей элиты. После происшедшего в том же году краха шахского режима в Иране в западной буржуазной прессе появились статьи, авторы которых выразили сомнение в «устойчивости» положения в Саудовской Аравии 14. Правящие круги этой страны стремятся учесть в своей политике определенный рост настроений в пользу возрождения религиозных традиций среди населения. «Мы откажемся от электрического света, если он затмит огонь веры»15, — заявлял в связи с этим принц Фахд, ставший в 1982 г. королем Саудовской Аравии. Однако в настоящее время буржуазные, мелкобуржуазные, а иногда и буржуазно-феодальные идеологические доктрины уже не всегда выступают в откровенно религиозно-националистической форме. Влияние Великого Октября, успехов стран реального социализма, международного коммунистического и рабочего движения на сознание народных масс в молодых государствах столь велико, что буржуазные и мелкобуржуазные идеологи не в состоянии сохранять свое влияние без использования лозунгов социализма.
Рост влияния идей социализма, марксистско-ленинской идеологии на общественное сознание и политическое противоборство в молодых государствах вынуждены признать многие буржуазные исследователи 16. Профессор Парижского университета М. А. Глеле (по национальности бенинец) отмечал, что в Тропической Африке имеет место противоборство двух моделей развития — капиталистической и социалистической, однако большинство африканских стран склоняется к социализму. По мнению Глеле, обращение молодого образованного поколения африканцев к марксизму-ленинизму «может серьезно изменить обстановку и существенно повлиять на взаимоотношения между религией и государством» 17. Поэтому буржуазные и мелкобуржуазные идеологи вынуждены учитывать многие факторы социально-экономического развития, воздействие различных идейных течений, т. е. «комплексно» подходить к решению проблем молодых государств. Комплексный подход этих идеологов проявляется, в частности, в появлении религиознонационалистических доктрин «социализма», используемых в качестве средства мобилизации масс. Немаловажным фактором усиления влияния идей социализма на религиозно-националистические концепции служат рост социальных антагонизмов в освободившихся странах, нарастание борьбы рабочих, крестьян и других слоев общества в защиту своих прав. Только в 1981 г. в массовых выступлениях рабочего класса и других слоев трудящихся развивающихся стран, в том числе в забастовках, участвовало 13 млн. человек18. Влияние борьбы рабочего класса, крестьянства на противоборство идей неуклонно возрастает. На современном этапе вокруг трактовок содержания религиозного «социализма», его социальных функций идет острая идейная борьба. В последние десятилетия представления буржуазных идеологов о религии, культуре, традициях народов Востока претерпели серьезную трансформацию. Если раньше мистицизм, религиозность нередко трактовались западными буржуазными учеными как проявления «варварства», отсталости либо культурной «неполноценности» восточной цивилизации 19, то в настоящее время религиозность все чаще рассматривается как средство против распространения марксизма-ленинизма.
Реакционные религиозно-националистические доктрины буржуазных идеологов молодых государств получают одобрение со стороны некоторых западных буржуазных ученых, считающих, что эти доктрины тормозят развитие классового сознания масс. Американский советолог Пеннар старался обосновать мысль об отсутствии почвы для социализма в арабских странах в связи с распространением там ислама20. Профессор Калифорнийского университета М. Керр пошел еще дальше: по его Унению, там, где происходит «синтез» социалистических Я рсламских идей, марксизм-ленинизм не может быть |Й0?принят «в качестве основы для трансформации обществ?*»21. Видные буржуазные политики и идеологи Запада Д. Ф. Даллес, Ф. С. Нортроп, Г. Кон и другие стремились обосновать мысль об общности и даже единстве религиозных традиций Запада и Востока. Они рассчитывали таким образом отвлечь народы развивающихся стран от антимонополистической борьбы, от решения насущных проблем, затормозить процесс их духовного и социально-экономического раскрепощения, создать идеологическое прикрытие для активизации деятельности транснациональных корпораций в молодых государствах. В правящих кругах развитых капиталистических стран прилагается много усилий для разработки гибких форм политики в отношении антиимпериалистических движений, выступающих под религиозным флагом, с тем чтобы но возможности подорвать саму основу этих движений, выхолостить их. После краха шахского режима в Иране идейно-политическая деятельность империалистических кругов США вокруг проблемы роли ислама заметно активизировалась. В начале 1979 г. бывший помощник президента США по национальной безопасности 3. Бжезинский поручил американской разведке подготовить капитальное исследование «о положении в ряде мусульманских стран и в соответствующих религиозных движениях» с упором на «взрывоопасные районы». Характерна также оценка антимонархической революции в Иране бывшим президентом Франции В. Жискар д’Эстэном. «Франция считает,—- сказал он, — что иранская революция — реальность, ставшая фундаментальной силой в жизни Ирана. Эту силу часто изображают как религиозную. Я считаю, что она намного шире, что в действительности, это одновременно выражение недовольства, страданий, потребностей населения, которое в социальном и политическом планах долгое время держали в условиях нищеты и зависимости и которое стремится пробить себе дорогу и найти способ самовыражения, используя религиозную форму. Но я уверен, например, что удовлетворение требований религиозного порядка не привело бы к концу иранской революции. Такие факты побудили меня уже несколько лет назад сделать упор на диалоге Север — Юг, так как подобные ситуации будут вскоре возникать по всему миру»22. Исходя из традиционной колонизаторской доктрины «разделяй и властвуй», западные буржуазные деятели нередко пытаются вызвать враждебность среди верующих к научному социализму. При этом идеологи империализма стремятся использовать религиозный национализм и псевдосоциалистические доктрины в борьбе против научной идеологии, противопоставить религиозно-националистические общины прогрессивным организациям, и прежде всего марксистско-ленинским партиям, передовой части революционно-демократических кругов23. Неоколонизаторы стараются завуалировать противоречия между империализмом и народами освободившихся стран, между экономической отсталостью молодых государств и потребностями их независимого развития, между местными прогрессивными и реакционными силами. Марксисты-ленинцы стремятся к сплочению верующих в антиимпериалистическом движении. Активно выступая против клерикального антикоммунизма, коммунистические и рабочие партии не идут на идеологические компромиссы, но вместе с тем учитывают положительную роль, которую сыграли религиозные верования (например, ислам, индуизм и т. д.) на некоторых важных этапах национально-освободительного движения. В ходе идеологического противоборства реакционные силы пытаются возбудить в широких массах верующих враждебность к марксизму и коммунистам, утверждая, что атеизм — это главный компонент марксизма. Против этих провокационных утверждений выступают представители прогрессивных кругов в развивающихся странах. Известный демократический деятель Египта X. Мохи эд-Дин опубликовал в еженедельнике «Роз эль-Юсеф» от 17 февраля 1975 г. статью, в которой привел многочисленные примеры участия верующих в борьбе за социалистическую революцию, в деятельности коммунистических и рабочих партий различных стран. Оы отме тил, что главным противоречием в развивающихся странах является противоречие между трудящимися и эксплуататорами, а не между верующими и марксистами. Империалистические идеологи усиленно используют реакционные религиозно-националистические круги в целях раскола национально-освободительного движения, ослабления его союза с мировой системой социализма и другими революционными силами. Так, в Южном Вьетнаме в период империалистической агрессии правящие круги США всячески стремились обострить религиозные конфликты между католиками и буддистами. США и Израиль провоцируют в Ливане междоусобные распри среди христиан и мусульман, в Афганистане и некоторых других странах — конфликты между мусульманами-шии- тами и мусульманами-суннитами, столкновения между другими сектами и течениями. Стремясь противодействовать борьбе за радикальные социальные преобразования, за социалистическую ориентацию развития, империалистические идеологи и пропагандисты абсолютизируют роль религиозных верований, отводя борьбе народных масс, социально-экономическому устройству второстепенную роль в достижении общественного прогресса. Не социальные, а религиозные факторы— вот решающая движущая сила развития освободившихся стран, считает профессор Мичиганского университета Али А. Мазруи. Недооценка социальной ориентации освободившихся стран и преувеличение роли религии в социальном развитии характерны и для рас- суждений американского арабиста из Джорджтаунского университета М. Хадсона, который трактует политику арабских стран в плане арабизма как религиозной идеологии 24. Попытки представить национально-освободительное движение, борьбу за выбор пути развития ряда молодых государств лишь как «возрождение ислама» или других верований столь же несостоятельны, как и попытки игнорировать классовую, политическую природу исламских и других религиозных лозунгов в освободившихся странах. Методологические принципы дифференцированного анализа концепций религиозного «социализма» четко сформулированы В. И. Лениным, подчеркивавшим, что «положение: «социализм есть религия» для одних есть форма перехода от религии к социализму, для других — от социализма к религии»26. Положения В. И. Ленина по этому вопросу получили дальнейшую глубокую раз работку в решениях КПСС и других коммунистических и рабочих партий. «В некоторых странах Востока, — говорилось в Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду партии, — за последнее время активно выдвигаются исламские лозунги. Мы, коммунисты, с уважением относимся к религиозным убеждениям людей, исповедующих ислам, как и другие религии. Главное в том, какие цели преследуют силы, провозглашающие те или иные лозунги. Под знаменем ислама может развертываться освободительная борьба. Об этом свидетельствует опыт истории, в том числе и самый недавний. Но он же говорит, что исламскими лозунгами оперирует и реакция, поднимающая контрреволюционные мятежи. Все дело, следовательно, в том, каково реальное содержание того или иного движения»26. Жизнь убедительно подтверждает марксистско-ленинский тезис о том, что к оценке различных идей религиозного социализма следует подходить дифференцированно. В странах Азии и Африки имеют хождение концепции полуфеодального, буржуазного «социализма», а также доктрины радикально-демократического характера, отражающие интересы прежде всего мелкой буржуазии, крестьянства, полупролетарских элементов. Авторы этих концепций по-разному представляют будущее общество. Классы, социальные слои и партии, интересы которых выражают те или иные идеологи, занимают неодинаковое место в системе общественных отношений, в борьбе между силами прогресса и реакции в освободившихся странах. Некоторые политические партии и деятели стремятся избежать капиталистической стадии общественного развития, выступают против империализма и феодализма, за переход на путь социалистической ориентации. Политики и идеологи, отражающие интересы капиталистических элементов, видят в религиозно-социалистических, националистических лозунгах орудие духовного воздействия на массы. Эти лозунги фактически служат инструментом социальной демагогии, прикрывающей развитие стран по пути капитализма, усиление их зависимости от транснациональных корпораций. Далее рассмотрим следующие основные направления в религиозных концепциях «социализма»: 1) буржуазные и буржуазно-феодальные доктрины; 2) идеи ради- кальна-демократического характера, получившие особое распространение в некоторых странах социалистической ориентации.
<< | >>
Источник: Е. С. Троицкий. Немарксистские концепции социализма. 1986

Еще по теме 1. Генезис идей религиозного «социализма» в Азии и Африке:

  1. КОММЕНТАРИИ
  2. 1. Методологические принципы анализа современных социалистических течений
  3. 1. Генезис концепций немарксистского социализма
  4. 1. Генезис идей религиозного «социализма» в Азии и Африке
  5. БИБЛИОГРАФИЯ ИСТОЧНИКИ
  6. Крушение СССР и возрождение России