<<
>>

Глава третья ЛОКАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ: ЯПОНИЯ В МИРОТВОРЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ ООН

  Активное участие во всесторонней деятельности ООН является составной частью стратегии послевоенной Японии на международной арене. Оно обусловлено не только стремлением к обеспечению всеобщего мира, но и обоснованным желанием Токио повысить уровень своего политического влияния в мире и своей роли в деятельности Организации объединенных наций.

Одним из заметных направлений участия в деятельности ООН с 90-х годов XX в. стало подключение Японии к осуществлению миротворческих операций (Peace Keeping Operations - РКО), проводимых под непосредственным контролем Совета Безопасности ООН.

В силу известного ряда обстоятельств недалекого исторического прошлого Японии отправка японских контингентов (военных и гражданских) за пределы страны с целью «установления мира» была серьезно осложнена морально-идеологическими и юридическими препятствиями внутреннего и внешнего характера. Для ликвидации этих препятствий должны были сложиться внутриполитические и международные предпосылки, которые возникли только после окончания холодной войны. Именно с этого периода руководство принимает решение активизировать роль своей страны в РКО под эгидой ООН. Участие Японии в миротворческих операциях стало одной из важнейших форм укрепления ее политической роли на международной арене, которая характеризуется расши

ряющимися масштабами вовлечения Японии в поддержание мира, а также составной частью стратегии борьбы с «новыми вызовами».

Операции по поддержанию мира (ОПМ) изначально были задуманы в качестве альтернативного средства мирного разрешения конфликтов между странами или внутренних вооруженных конфликтов в отдельных странах. На силы ОПМ, формируемые из контингентов различных государств-членов ООН, возлагались вполне конкретные задачи: контроль над соблюдением соглашения о прекращении огня, разделение враждебных сил, создание буферных зон.

В соответствии с концепцией ООН все операции по поддержанию мира должны осуществляться по соглашению между странами (сторонами), вовлеченными в конфликт.

Контроль над соблюдением соглашения о прекращении огня может возлагаться на невооруженных наблюдателей. В последние годы в ходе операций по поддержанию мира, наряду с указанными задачами, выполняются и такие, как наблюдение за ходом выборов, контроль над соблюдением прав человека. Но основные усилия при осуществлении операции, как правило, требуют контроля над соблюдением соглашения о прекращении огня и выводом вооруженных сил из буферных зон. Принципиально важной целью ОПМ является предотвращение возобновления вооруженного конфликта после достижения соглашения о прекращении огня.

Условием проведения операций по поддержанию мира является соблюдение следующих принципов. Наличие соглашения о прекращении огня между конфликтующими сторонами. Согласие на проведение ОПМ приглашающей страны, а также стран (сторон), участвующих в конфликте. Нейтралитет участников ОПМ. Использование ими оружия исключительно в целях самообороны[47].

Будучи членом ООН с 1956 г., куда она была принята после получения поддержки со стороны СССР, Япония с самого начала рассматривала миротворческую деятельность как одну из важнейших задач этой международной организации. Японские представители принимали активное участие в выработке резолюций, касавшихся проведения первой операции по поддержанию мира в 1958 г. в Ливане. Начиная с 1965 г. Япония неизменно являлась членом комитета по миротворческим операциям. Она постоянно входила в число стран, несших наибольшие расходы по финансированию этой деятельности. Но от непосредственного участия в ОПМ своего персонала Япония уклонялась. Такая позиция обосновывалась положениями японской конституции (девятая статья), Закона о силах самообороны (третья статья), которые в Японии до 90-х годов XX в. трактовались как запрет на действия контингентов сил самообороны за пределами национальных границ. Хотя прямого запрета в положениях этих документов не содержалось, сильные антивоенные настроения в послевоенной Японии обусловливали именно такую трактовку содержания указанных статей японской общественностью, у которой сформировалось устойчивое негативное отношение к перспективе ремилитаризации страны и отказа от мирного пути ее развития.

Оппозиция пристально следила за появлением малейших признаков, которые бы свидетельствовали о намерениях руководства страны сменить пацифистский курс. Правящая элита не могла не учитывать этих настроений. Принималось во внимание и сохранявшаяся по отношению к Японии настороженность в азиатских странах, где в результате трагического исторического опыта до конца не был преодолен страх перед возможной угрозой новой японской экспансии.

Позиция Японии в вопросе использования сил самообороны за границей стала претерпевать кардинальные изменения в 1990-1991 гг. под влиянием кризиса в районе Персидского залива и последовавшей за ним войны Ирака с Кувейтом. Японское правительство в октябре 1990 г. сделало попытку, оказавшуюся

поспешной, представить на рассмотрение парламента проект закона о сотрудничестве с ООН в деле поддержания мира. В нем предусматривалось, что Япония сможет внести вклад в миротворческую деятельность, взяв на себя выполнение задач тылового обеспечения с использованием людских ресурсов. Участие в военных действиях японского персонала исключалось. Но этот шаг правительства вызвал в парламенте противодействие со стороны оппозиционных партий, определивших его как «противоречащий конституции». Законопроект не прошел. Однако самым важным было то, что к тому моменту в правящих кругах Японии уже созрела и получила концептуальное оформление идея необходимости усиления роли страны в системе международных отношений.

После окончания «холодной войны» некоторым политологам казалось, что за стремлением Японии укрепить позиции на международной арене просматривалось намерение одновременно пересмотреть отношения с США. Было очевидно, что военнополитический альянс Токио с Вашингтоном не является союзом равных сторон: за американский «ядерный зонтик» Япония расплачивалась известной подчиненностью в сфере внешней политики. Это был реальный и обусловленный факт, поскольку поражение Японии во второй мировой войне и навязанный США, как победителем, военно-политический союз не создавал иных альтернатив.

В этой ситуации Японии было достаточно сложно преодолеть двойственное положение страны, выступающей одновременно в роли «экономической сверхдержавы» и зависимого партнера по военнополитическому союзу. Однако японская правящая элита проявила чувство реализма, готовность и в дальнейшем принимать этот «дуализм» как императив. В качестве принципиального положения программ, нацеленных на повышение международной роли Японии, в начале 90-х годов утвердился тезис, в котором декларировалась необходимость проводить внешнюю политику, соответствующую экономическому потенциалу страны, повышать вклад в обеспечение международной безопасности при опоре на укрепляющиеся отношения с США. В этих условиях ООН представлялась япон

скому истеблишменту структурой, в рамках которой можно было бы реализовать планы повышения международной роли страны.

В ходе войны в Персидском заливе Япония реально ощутила прямую связь между глобальной и национальной безопасностью. К тому же, как главный военно-политический союзник США в Азии и полноправный член «семерки» наиболее развитых государств мира, берущих на себя контроль над глобальными финансово- экономическими и политическими процессами, Япония не могла больше игнорировать требования Вашингтона относительно повышения ее вклада в поддержание мирового порядка. На финансирование данной операции японское правительство выделило около 13 млрд. долл. Демонстрируя свою готовность к участию в операции, руководство страны в конце апреля 1991 г. направило в район Персидского залива четыре минных тральщика и два вспомогательных корабля из состава морских сил самообороны, хотя в тот период в районе имелось достаточно сил, способных решать задачи по разминированию акватории залива без привлечения японских тральщиков. Но акция преследовала и другие важные для правящих кругов Японии цели - зондаж отношения общественности как внутри страны, так и за ее пределами. На пути к месту дислокации в Персидском заливе флотилия совершила заходы в порты Филиппин, Сингапура, Малайзии.

К огорчению Токио, японское участие в операции в Персидском заливе не получило со стороны, прежде всего США, положительной оценки. У японских политиков в тот период возникло ощущение, что стране угрожает изоляция в мировом сообществе, если с ним не будут урегулированы отношения. В общественно-политических кругах крепло понимание необходимости непосредственного участия страны в деятельности ООН по поддержанию мира. Этот мотив становился важным положением программ тех политических сил в правящих кругах Японии, которые выступали под лозунгом обновления внешнеполитического курса страны после окончания “холодной войны”.

Выразительным свидетельством этого является, например, содержание аналитического доклада «Роль Японии в междуна

родном сообществе», подготовленного в начале 1991 г. специальной экспертной группой правящей Либерально-демократической партии (комитет Одзава). В докладе, в частности, подчеркивалось, что Япония должна принять на себя большую ответственность по обеспечению международной безопасности и более активному участию в деятельности ООН. Авторы документа подчеркивали: «Мы должны как можно скорее пересмотреть свою позицию с тем, чтобы во всей полноте брать на себя роль по поддержанию мира с использованием сил самообороны». При этом, по мнению авторов, в первую очередь речь следует вести о финансовой и материальной поддержке, об использовании японского персонала в тех случаях, когда не требуется применение силы: транспортные перевозки, защита окружающей среды, медицинская помощь. Для реализации этой программы эксперты считали необходимым создание соответствующих условий: укрепление политической системы страны; уточнение задач, ставящихся перед силами самообороны; обеспечение понимания действий Японии общественностью других стран[48].

В сентябре 1991 г. японское правительство, почувствовав изменение настроений в обществе, решило повторить попытку и предложило парламенту проект Закона о сотрудничестве в проведении миротворческих операций ООН.

Часть парламентской оппозиции, как и прежде, выступила против законопроекта. Дискуссия затянулась, однако в конечном итоге аргументы правительства были услышаны. Большинство депутатов признало необходимость того, чтобы Япония как одно из влиятельных государств мира активизировала свой вклад в миротворческие усилия ООН. При этом оставались не преодоленными серьезные опасения парламентариев в отношении возможности вовлечения страны в непосредственные боевые действия. В июне 1992 г. закон был принят. Его содержание отражало противоречивые на

строения, которые проявились в ходе обсуждения законопроекта. С одной стороны, направление персонала сил самообороны в районы конфликтов по просьбе ООН разрешалось, а с другой - их участие в миротворческих операциях жестко ограничивалось.

Чтобы участие Японии в операциях ООН по поддержанию мира не расценивалось в стране и за ее пределами как отмена положения об отказе от использования силы, содержащегося в девятой статье конституции, оно было ограничено соблюдением следующих пяти принципов. Достижение между конфликтующими сторонами согласия о прекращении боевых действий. Согласие участников конфликта, включая принимающее государство, на размещение сил по поддержанию мира ООН и участие в них Японии. Соблюдение нейтралитета, не допускающего поддержки какой-либо из сторон. Сохранение за Японией права на вывод своего континента в случае невыполнения любого из названных условий. Требование ограничения применения оружия пределами необходимой самообороны.[49]

Три из указанных принципов по содержанию аналогичны общим принципам, обязательным для всех участников операций ООН по поддержанию мира. Во втором и четвертом принципах отразились те особые условия, которыми Япония ограничивала свое участие в таких операциях. По оценке специалистов, суть четвертого принципа сводилась к тому, что японский контингент в составе миротворческих сил в ходе операции не переходит в полное подчинение генерального секретаря ООН. Закон устанавливал пределы численности командируемого контингента сил самообороны - 2 тыс. человек.

Таким образом, с принятием Закона о сотрудничестве в проведении миротворческих операций была создана правовая основа для участия японских сил самообороны в миротворческих операциях,

проводимых по мандату ООН. Было преодолено ограничение, заложенное в третьей статье Закона о силах самообороны 1954 г., в которой сформулированы ставящиеся перед ними важнейшие задачи - «защищать государство от прямой и косвенной агрессии в целях поддержания мира и безопасности государства». В тексте третьей статьи допускалось, что «в случае необходимости силы самообороны могут быть использованы для поддержания общественного порядка». Иные задачи в законе 1954 г. не упоминались.

Участие в операциях ООН подразумевало выполнение как потенциально опасных задач по поддержанию мира, так и относительно безопасных - по оказанию гуманитарной помощи. Но использование японского контингента в миротворческой деятельности ООН ограничивалось только теми ее видами, которые не были сопряжены с применением вооруженной силы или демонстрацией угрозы ее применения. В соответствии с Законом о сотрудничестве в проведении миротворческих операций 1992 г. следующие задачи, которые должны были выполняться силами самообороны, были заморожены. Наблюдение за ходом разоружения конфликтующих сторон. Размещение персонала и использование его для патрулирования в буферных зонах. Сбор и какое-либо использование брошенного в ходе военных действий оружия[50].

В перечень разрешенных видов деятельности включались: наблюдение за ходом выборов, помощь в организации, руководстве и инспектировании административного управления и полицейской службы, организация медицинского обеспечения, проведение вакцинации населения, помощь в эвакуации граждан и возвращении их в места прежнего проживания, обустройство лагерей для беженцев, восстановление инженерных сооружений, помощь в защите окружающей среды; перевозка и хранение материальных ценностей, ремонт, строительство, восстановление систем связи.

Хронология участия Японии в миротворческой деятельности ООН свидетельствует о том, что оно было осуществлено до принятия закона 1992 г. Впервые это произошло в 1989 г., когда 27 японских представителей были командированы в составе группы UNTAC в Намибию для наблюдения за ходом выборов. Участие японской группы не имело широкой огласки, а потому и не вызвало большого резонанса среди общественности страны.

После вступления в силу закона 1992 г. Япония сразу активно включилась в миротворческую деятельность ООН. Уже осенью 1992 г. японский персонал (три человека) действовал в составе группы наблюдателей ООН за ходом выборов в Анголе (UNAVEM-2).

Операция по поддержанию мира в Кампучии. Весьма масштабным было участие Японии в самой крупной операции ОПМ ООН в Кампучии в 1992-1993 гг. Организацией миротворческой миссии занималась специально созданная Временная администрация ООН - UNTAC. По просьбе администрации Япония в рамках ОПМ выполняла следующие функции: командирование в страну наблюдателей за соблюдением соглашения о прекращении огня; командирование наблюдателей за ходом выборов; направление в интересах UNTAC подразделения гражданской полиции; оказание помощи в решении проблем логистики, в частности, восстановления транспортных коммуникаций (автодорог и мостов).

Общая численность командированного в эту страну японского персонала составила 724 человека. Впервые наряду с гражданскими лицами в операции участвовал личный состав сил самообороны - инженерный батальон (600 человек).

Наблюдение за соблюдением соглашения. В качестве наблюдателей в Кампучию были командированы офицеры сил самообороны. Первая группа из восьми человек работала с сентября 1992 по март 1993 г., вторая (той же численности) - с марта по

сентябрь 1993 г. Наряду с перечисленными функциями в обязанности наблюдателей входило обеспечение сохранности оружия, изъятого при разоружении участников конфликта.

Наблюдение за ходом выборов. С 23 по 28 мая 1993 г. в Кампучии проводились выборы в Национальную ассамблею, которая должна была принять новую конституцию страны. Направленная по просьбе UNTAC группа японских наблюдателей включала пять правительственных чиновников, 13 служащих из местных органов власти, а также 23 человека, представлявших частный сектор. Группа вместе с другими иностранными наблюдателями участвовала в наблюдении за ходом голосования, а затем и за подсчетом бюллетеней. Выборы, в которых приняли участие 90% избирателей (4,27 млн. человек), по заключению экспертов, прошли «в соответствии с законом».

Работа гражданской полиции. Группа японской гражданской полиции в Кампучии состояла из 75 человек. Их командировка проходила с октября 1992 по июль 1993 г. На японских специалистов возлагалось консультирование и инспектирование кампучийской полиции. Для выполнения своих функций вся группа была распределена по районным и провинциальным полицейским отделам, образованным UNTAC. В составе отделов японские эксперты контролировали местных полицейских с точки зрения справедливости и беспристрастности их действий, а также ход расследований преступлений. Помимо этого, японские полицейские на практике привлекались к выполнению и других задач, таких, как контролирование движения городского транспорта в часы пик в Пномпене и других городах.

Функции инженерного батальона сухопутных сил самообороны. Япония дважды (на основе замены) командировала в Кампучию контингент (600 человек) инженерного батальона сухопутных сил самообороны: с сентября 1992 по апрель 1993 г. и с апреля по сентябрь 1993 г. Основным предназначением сил и средств этой части являлось восстановление дорожного покрытия, мостов на автомагистралях № 2 и № 3, разрушенных во время гражданской

воины. Одновременно выполнялись и задачи гуманитарного характера: снабжение населения водой, топливом, продуктами, медицинское обеспечение, строительство жилья, перевозки и хранение. Для обеспечения деятельности инженерного батальона сухопутных сил были привлечены необходимые средства из состава морских сил самообороны - два транспортных судна и сухогруз, из воздушных сил - шесть транспортных самолетов.

Миссия в Кампучии для японских участников оказалась довольно непростой, и не только из-за тяжелых климатических условий (температура воздуха нередко превышала 40°С). Она была связана с риском: во многих районах для миротворцев существовала высокая опасность подрыва на минах. В ходе операции, в частности, со своими трудностями сталкивались наблюдатели за соблюдением соглашения о прекращении огня. Полпотовцы, особенно на начальном этапе, не соблюдали мирного соглашения, отказывались разоружаться. Не раз для жизни японского персонала возникала угроза. В 1993 г. при исполнении обязанностей погиб один японский полицейский из группы гражданских лиц, а также один японский волонтер - служащий ООН. Из-за отсутствия стабильной поддержки международных миротворческих операций со стороны японской общественности, миротворческая миссия в Кампучии, по оценке наблюдателей, могла быть свернута в результате напряженности во внутриполитической обстановке в стране. Юридические основания для такого шага были заложены в Законе 1992 г. Однако этого не произошло, и в конечном итоге миротворческая миссия японского контингента в целом была успешно выполнена7'.

Миссия гуманитарной помощи в Руанде была для Японии первой после принятия Закона 1992 г. Верховный комиссар ООН по проблемам беженцев - UNHCR обратился к японскому правительству с соответствующей просьбой в связи с тяжелейшей ситуацией, сложившейся в Руанде. В ходе разгоревшейся

там гражданской войны массы людей, спасая свои жизни, устремились в соседний Заир, где они оказались в чудовищных условиях, в результате чего беженцы гибли от холеры, страдали от дизентерии и др.

В рамках миссии на Японию было возложено обеспечение медицинской помощью, проведение санитарных мероприятий, снабжение беженцев водой, осуществление воздушных перевозок. К выполнению этих задач был привлечен контингент из состава сил самообороны общей численностью 413 человек.

Медицинская помощь оказывалась главным образом на базе госпиталя Гома, в котором работала группа офицеров медицинской службы. Пациентами являлись в основном беженцы. По статистике, с 10 октября по 17 декабря 1994 г. ежедневно помощь получали более 30 заболевших людей. Всего в указанный период за помощью обратились примерно 2100 человек. Было проведено около 70 операций.

Санитарная служба. Группа японских санитаров проделала большую работу. С 13 октября по 11 декабря 1994 г. была проведена комплексная обработка в лагере беженцев Кибула. В расположение лагеря были доставлены препараты для борьбы с педикулезом. С местным персоналом были проведены методические занятия на тему предупреждения распространения малярии и педикулеза. В лагере было сооружено водохранилище. Используя оборудование шведского производства, японские участники гуманитарной миссии наладили снабжение беженцев водой: всего было поставлено 70 тыс. т (в среднем 1200 т в сутки).

Воздушные перевозки. Перевозки по воздуху осуществлялись подразделениями воздушных сил самообороны с использованием транспортных самолетов С-130Н. Со 2 октября по 20 декабря 1994 г. между Найроби и Гома (1000 км в одном направлении) практически ежедневно осуществлялись перевозки. Всего было выполнено 98 рейсов, перевезено 3400 пассажиров, 510 т грузов. Воздушная транспортировка проходила в тяжелых условиях, поскольку взлетно-посадочная полоса на аэродроме Гома

была в плохом состоянии и безопасность посадки самолета не вполне обеспечивалась.

Наряду с названными категориями, в состав японского контингента входила группа из десяти человек (офицеры сил самообороны и волонтеры), выполнявших обязанности по обеспечению связи и по координации[51].

Операция по поддержанию мира в Мозамбике (ONUMOZ). Миссия в Мозамбике осуществлялась с мая 1993 по январь 1995 г. От Японии в операции участвовал контингент из состава сил самообороны численностью 68 человек. В их функциональные обязанности входили: штабная работа, контроль за движением транспорта, наблюдение за ходом выборов.

Штабная работа. Японская сторона в ходе миротворческой операции дважды в порядке замены направляла для выполнения перечисленных функций группу из пяти офицеров. Они были прикомандированы к штабам вооруженных сил: двое - к главному штабу (Мабуто), двое - к штабу центрального района (Бей- ра), один - к штабу южного района (Матла).

Контроль за движением транспорта. Для выполнения этой задачи было выделено три подразделения сил самообороны численностью по 48 человек, которые на основе ротации с мая 1993 г. по январь 1995 г. выполняли соответствующие функции. 38 человек из состава подразделения несли службу в Мабуто, 10 - в Сафалии. Группы работали в тяжелых климатических и бытовых условиях.

Наблюдение за ходом выборов. С 27 по 29 октября 1994 г. в Мозамбике проводились парламентские и президентские выборы. За их ходом следили 15 японских наблюдателей. В голосовании приняли участие более 5 млн. человек[52].

Операция по поддержанию мира на Голанских высотах. С февраля 1996 г. Япония в составе сил независимых наблюдателей ООН (UNDOF) является участницей миротворческой операции на Голанских высотах, которые являются ключевым пунк

том в переговорах о мире между Израилем и Сирией и в вопросе ближневосточного урегулирования в целом.

На японский контингент сил самообороны возлагалось решение следующих задач: штабная работа, связь и координация, обеспечение операций по логистике.

Штабная работа. Для работы в составе штабов UNDOF в населенном пункте Фаоуар (Сирия) Япония направила (на основе замены) двух штабных офицеров. В их обязанности входило поддержание связей, планирование и координация логистических операций. К февралю 2003 г. практику в этом виде миротворческой деятельности получили восемь пар (всего 16 офицеров).

Связь и координация. В целях выполнения этих задач японская сторона направила в Сирию и в Израиль по два офицера. Свою работу они ведут, взаимодействуя с офицерами штабов, транспортной службой, различными местными органами и организациями.

Обеспечение логистических операций. Для обеспечения логистической поддержки UNDOF Япония использует силы и средства транспортного подразделения (43 человека) сухопутных сил самообороны, прикомандированные к лагерю Зиоуани (Израиль) и к лагерю Фаоуар (Сирия)[53].

Миссия ООН на Восточном Тиморе (UNAMET) должна была провести плебисцит (30 августа 1999 г.) среди местного населения по вопросу принятия или непринятия предложения об образовании особой автономии внутри Индонезии. В соответствии с мандатом ООН, Япония направила в UNAMET троих полицейских: двое были прикомандированы к штаб- квартире UNAMET в столице Восточного Тимора - Дили, один к офису UNAMET в Джакарте. В обязанности этих лиц входил сбор информации об инцидентах на Тиморе, а также консультирование индонезийских полицейских, которые несли ответственность за соблюдение законности и поддержание обще-

ствснного порядка. Наряду с этой группой японских полицейских. к штаб-квартире UNAMET была прикомандирована группа из трех человек, на которую были возложены задачи по поддержанию связи и по координации[54].

Операция гуманитарной помощи Восточному Тимору. В результате насильственных действий, последовавших за августовским плебисцитом 1999 г., из Восточного Тимора в Западный хлынул поток беженцев. Условия жизни этих лиц с гуманитарной точки зрения был критическим. По просьбе Верховного комиссариата ООН по проблемам беженцев (UNHCR), Япония направила в этот район персонал и транспортные средства из состава сил самообороны в целях оказания гуманитарной помощи. С ноября 1999 г. по февраль 2000 г. подразделение воздушных сил самообороны (113 человек) занималось доставкой предметов помощи из Сурабая (Индонезия) в Купанг (Западный Тимор). Использовались транспортные самолеты С-130Н. По оценке UNHCR, помощь получили около 120 тыс. человек[55].

Участие Японии в наблюдении за ходом выборов. Выборы в Сальвадоре (март - апрель 1994 г.). Как участник Операции по поддержанию мира в Сальвадоре (ONOSAL) Япония для наблюдения за ходом выборов направила в эту страну группу наблюдателей (15 человек).

Выборы в Боснии и Герцеговине (август - сентябрь 1998 г.)- Япония командировала 37 человек: пятеро наблюдателей за выборами; 25 наблюдателей за голосованием; четверо ответственных за обеспечение связи и координацию.

Босния и Герцеговина (март - апрель 2002 г.). Японская группа миротворцев состояла из 17 человек, в том числе 11 наблюдателей за ходом выборов; шестеро - ответственных за связь и координацию.[56]

В соответствии с Законом о сотрудничестве с ООН в деятельности по поддержанию мира, начиная с 1992 г., Япония систематически осуществляла такой вид миротворчества, как «вклад в натуральной форме». Такого рода помощь была оказана целому ряду «проблемных стран».

В 1992 г. Япония передала Камбодже для использования в информационных и образовательных целях аудио- и видеоаппаратуру и электротехнические приборы: телевизоры, видеопроекторы, малогабаритные генераторы, портативные радиоприемники, магнитофоны. Кроме того, были предоставлены медицинские препараты из расчета на 200 тыс. человек, предназначавшиеся для разоруженных солдат и членов их семей.

В 1994 г. Руанде в качестве помощи беженцам были переданы: лекарства, тенты, одеяла, спальные матрацы, емкости с водой, шанцевый инструмент.

В 1994 г. в рамках миссии ONUMOZ Япония в информационных и образовательных целях предоставила Мозамбику аудио- и видеоаппаратуру, в том числе телевизоры, видеопроекторы, радиоприемники.

В 1995 г. на Голланские высоты были отправлены строительные материалы для сборки административных и жилых зданий, предназначенных для персонала UNDOF.

В 1999 г. как член UNHCR Япония предоставила Албании и Македонии одеяла, тенты, спальные матрацы для беженцев из Косова.

В 1999 г. Япония в информационных целях передала Восточному Тимору 2000 радиоприемников.

В 1999 г. в качестве помощи перемещенным UNHCR лицам в Восточном Тиморе Япония предоставила тенты, одеяла, спальные матрацы, емкости с водой, пластиковые покрытия.

В 2000 г. для пострадавших в ходе военных действий в Афганистане Япония передала Международной организации по проблемам миграции тенты, одеяла, пластиковые покрытия.

В 2001 г. в качестве гуманитарной помощи афганским беженцам в Пакистане Япония предоставила тенты, одеяла, спальные матрацы, емкости с водой и пластиковые покрытия.[57]

Непредвзятый анализ приведенного перечня и масштабов участия Японии в международной миротворческой деятельности дает основание говорить о ее весьма заметной роли в действиях ООН по поддержанию мира и стабильности. Это участие характеризуется содержательностью и разнообразием форм, и оно продолжает совершенствоваться. В 2001 г. был пересмотрен принятый в 1992 г. Закон о сотрудничестве с ООН в деятельности по поддержанию мира - было снято важное ограничение на участие Японии в «поддержании мира с применением силы». Такой шаг, как представляется, был предпринят с учетом того, что развитие глобальной ситуации оказывает конкретное влияние на принятие Японией решения о практическом участии в таких миротворческих действиях.

Что касается места и времени, где и когда это произойдет, то вполне возможно, что со стороны ООН Японии могут предложить внести свой вклад в Операцию по поддержанию мира в Судане. После подписания 9 января 2005 г. в Найроби мирного соглашения между суданским правительством и «Суданским народно- освободительным движением» перспектива проведения операции обсуждалась в Совете безопасности ООН. Судя по итогам обсуждения, операция станет многофункциональной, с применением силы. Правительство Японии в феврале 2005 г. уже начало изучать возможность участия Японии в планируемой операции. Начальник Управления национальной обороны Оно Ёсинари заявил в этой связи: «Поскольку участие в подобной миссии по поддержанию мира отвечало бы интересам безопасности Японии и улучшению ее имиджа, я намерен положительно подходить к решению этого вопроса»[58].

Японское правительство стремится последовательно укреплять правовую основу использования сил самообороны за пределами национальных границ. Так, на заседании кабинета министров 11 января 2005 г. было принято решение представить на рассмотрение парламента поправку к Закону о силах самообороны, которая предусматривает рассмотрение участия сил самообороны в миротворческих действиях за рубежом в качестве важнейших задач[59].

В принятых 10 декабря 2004 г. правительством и Советом безопасности Японии «Основных направлениях строительства национальной обороны на 2005 г.» содержится перечень мер, имеющих целью активизацию участия страны в международной миротворческой деятельности: совершенствование учебно-образовательной системы, обеспечение высокой боевой готовности частей, предназначенных для участия в миротворческих операциях, повышение их транспортных и других возможностей; создание необходимой инфраструктуры для быстрого командирования этих частей и применения их за рубежом в течение продолжительного времени; принятие соответствующих подготовительных мер к выполнению частями соответствующих указаний, включая сотрудничество в международной миротворческой деятельности, как одной из важнейших задач.

Как подчеркивается в этом программном документе, «Япония будет настойчиво осуществлять деятельность, направленную на поддержание мира и стабильности, вести диалог по проблемам безопасности, развивать обмен в этой области, участвовать в многосторонних и двусторонних учениях и тренировках, а также в мероприятиях по контролю за вооружениями, за их сокращением в сотрудничестве с международными организациями, в частности ООН»[60].

Особо следует отметить конструктивную позицию на поприще миротворческой деятельности японских представителей в ООН. Так, выступая в Специальном комитете Операций по поддержанию мира в 1997 г. постоянный представитель Японии в ООН X. Одзава внес ряд конкретных предложений по повышению эффективности операций. Указав на необходимость комплексного подхода к их организации и проведения на согласованной и четко скоординированной основе, Одзава предлагал: образовать группы содействия миротворческой деятельности ООН из числа заинтересованных государств; способствовать развитию сотрудничества между странами региона и ООН; усилить возможности ООН в решении задачи по скорейшему направлению сил по поддержанию мира в горячие точки; обеспечить необходимые условия для успешного оказания гуманитарной помощи; укрепить сотрудничество ООН с региональными организациями; придать операциям по разминированию статус операций по поддержанию мира[61].

Уже в течение длительного времени Япония берет на себя значительную часть расходов ООН на проведение Операций по поддержанию мира. В 2004 г. эти расходы достигли 900 млн. долл., или 20% общей суммы (4,5 млрд. долл.), что превысило масштабы официальной помощи развитию, которую Япония в том же году выделила всем африканским странам. По мнению японских представителей в ООН, существует настоятельная необходимость в упорядочении финансирования миротворческой деятельности, так как расходы на нее становятся чрезмерными. Посол Японии в ООН Т. Одзава, выступая 5 мая 2004 г. на 51-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, высказал ряд конкретных предложений по этому поводу.

\. На этапе планирования операций по поддержанию мира, исходя из действующей стратегии, следует производить полный расчет планируемых расходов. Необходимо проанализировать и обобщить уроки, извлеченные в ходе проведения операций при решении задачи по командированию сил по поддержанию мира в горячие точки в сокращенные сроки. Требуется реформировать Секретариат ООН как орган, играющий существенную роль в осуществлении миротворческих миссий. При возмещении расходов по поддержанию мира должна быть осуществлена рационализация[62].

Таким образом, Япония с видимым успехом активизирует свою роль как участника международной миротворческой деятельности. На сегодня в основном преодолены существовавшие ранее препятствия идеологического, политического и правового характера для использования персонала сил самообороны за рубежом. Созданы предпосылки для дальнейшего укрепления политического влияния страны в международном сообществе. Есть основания полагать, что движение в этом направлении продолжится. Будет ли это сопровождаться изменением внешнеполитического курса Японии и отразится ли это на ее отношениях с соседними странами, например, с Китаем, Россией, пока, судить преждевременно. Многое будет зависеть от характера развития ситуации, прежде всего, в Восточной Азии и характера расстановки и соотношения сил между ведущими державами.

<< | >>
Источник: Павлятенко В.Н. Япония и глобальные вызовы: стратегия борьбы. 2008

Еще по теме Глава третья ЛОКАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ: ЯПОНИЯ В МИРОТВОРЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ ООН:

  1. Глава 6 ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ И НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК
  2. Глава третья ЛОКАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ: ЯПОНИЯ В МИРОТВОРЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ ООН
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -