<<
>>

ПОБЕГ ЭСКОБАРА — КОРОЛЯ КОКАИНОВОЙ НАРКОМАФИИ

Тюрьма «Ла Катедрал», в которой сидел руководитель «Медельинского картеля», внешне казалась воистину неприступной. Существует мнение, что она была построена специально для этого заключенного.
Проникнуть незамеченным через многочисленные охранные зоны невозможно. «Ла Катедрал» построена на вершине холма. Сооружение окружено несколькими рядами колючей проволоки, через которую проходит ток высокого напряжения. Все темные уголки в темное время суток освещены мощными прожекторами. Вокруг тюрьмы размещены фортификационные сооружения колумбийской армии, отряды которой имеют в своем распоряжении даже бронетехнику и зенитную артиллерию. Неподалеку от тюрьмы располагается крупнейшая военная база, которая контролирует иг- ~ провинцию Антьокия. И все-таки знаменитому наркодельцу удалось сбежать из тюрьмы, оставив с носом фактически весь государственный аппарат Колумбии. Причем Эскобар не просто бежал, ему удалось выйти через главные тюремные ворота. НАРКОМАФИИ 415 В течение всего предшествовавшего побегу года преступник без особых инцидентов отбывал срок заключения, и о том, что он собирается выйти на свободу раньше положенного, вряд ли можно было догадаться. В то время в парламенте Колумбии вновь началось обсуждение нового закона, согласно которому обвиняемые, которым в течении 180 дней не вынесен судебный приговор, должны быть освобождены из мест предварительного заключения. Сам факт возобновления этих дискуссий весьма опечалил многих жителей страны: в случае принятия этого закона на свободе оказались бы более восьмисот опасных преступников, подозреваемых в совершении убийств, террористических актов и торговле наркотиками. Среди них был бы и сам Эскобар, а также его заместители в картеле братья Очоа. Зато были довольны их адвокаты: появилась реальная возможность вытянуть из тюрьмы своих подопечных. В прокуратуру стали поступать требования освободить главных наркоторговцев страны.
Назревал крупный скандал. Президенту Колумбии Сесару Главириа идея освобождения из-под стражи опаснейших преступников откровенно не понравилась Почувствовав приближение скандала, он собрал экстренное заседание правительственного кабинета, после чего в стране было введено чрезвычайное положение. На все упреки по этому поводу президент отреагировал заявлением, что пока он находится у власти, ни один из опасных преступников не окажется на свободе. В Национальный конгресс Главириа был направлен проект закона, содержащего поправки к некоторым статьям уголовного кодекса. Действительно, страсти вокруг Эскобара накалялись, и для того, чтобы этот преступник не оказался на свободе, было решено перевести его в другую тюрьму. К тому же, порядки, которые были в его прежней тюрьме в Энвигадо вряд ли можно было назвать оптимальными. Самому Эскобару о его переезде сообщил заместитель министра юстиции Эдуардо Мендоса, посетивший наркоглаваря в тюрьме вместе с директором Национального управления тюрем полковником Эрнандо Навас Рубио. Так случилось, что первыми заподозрили что-то неладное именно журналисты, круглосуточно дежурившие около тюрьмы, где находился Эскобар. Однажды ночью все подъезды к тюрьме перекрыли воинские подразделения. Ночную тишину прорезал рокот множества моторов. В эти часы, казалось, ходуном ходила вся округа. К тюрьме постепенно подтягивалась тяжелая бронетехника, туда же был перекинут и батальон солдат, находившийся в Медельине. Можно было подумать, будто началась война. К тюрьме, за стенами которой находился Эскобар, прибывали все новые и новые подразделения армии. Подкрепления пришли даже из районов, удаленных от места событий на многие десятки километров. Когда забрезжил рассвет, боевую позицию у тюрьмы занял отряд спецназа. Ожидание бури вскоре оправдалось. Ближе к утру послышались первые выстрелы. Однако самое интересное происходило в это время не на подъездах к тюрьме, а в ней самой. Как рассказывал впоследствии Мендоса, беседовавший в тот момент с Эскобаром, он вместе с начальником тюрьмы пришел к заключенным для того, чтобы сообщить о переезде и обо всем, что было с ним связа- НАРКОМАФИИ 417 1А •Эо*.
ОПАА но. Они уже попрощались с Эскобаром и его сподвижниками, когда четырнадцать заключенных остановили их и взяли в плотное-кольцо. Эскобар заявил, что их могут вынести из этой тюрьмы только мертвыми, а в руках одного из арестантов неожиданно появился автомат типа «узи». Через секунду он уже был приставлен к виску Мендоса. Таким образом, высокие государственные деятели были взяты бандитами в заложники. В руках Эскобара появился радиопередатчик. Связавшись с его помощью со своими подчиненными, он истеричным голосом приказал немедленно заложить в людных местах города бомбы. Все эти события происходили в час или два ночи. Немного успокоившись, Эскобар заявил заместителю министра, что он не желает никуда перемещаться из этой тюрьмы. Когда забрезжил рассвет, началась перестрелка, и солдаты спецназа ринулись на штурм тюрьмы. Им был отдан приказ во что бы то ни стало освободить заложников. Но бандиты встретили солдат жестоким огнем, причем любопытно, что атаку спецназа отражали не только они, но и охрана тюрьмы. Заложников во время перестрелки уложили лицом вниз. Их жизнь в эти минуты висела на волоске. Вдруг один из них заметил, что Эскобар прекратил стрелять и стал быстро надевать противогаз, лица других заключенных вскоре были спрятаны за такими же масками. Через несколько секунд они исчезли. Во всяком случае, когда перестрелка прекратилась и заложники осмелились немного приподнять головы, бандитов нигде уже не было. Во время боя погибли шесть охранников тюрьмы. Что же касается арестантов, то среди них жертв, очевидно, не было. Способ, которым они воспользовались для того, чтобы беспрепятственно покинуть тюрьму, до сих пор не ясен. Заместитель министра Мандоса высказал предположение, что Эскобар и его люди бежали из тюрьмы по какому-то потайному подземному ходу. Но когда страсти улеглись, отряд спецназа прочесал каждый квадратный метр земли в районе Эвигадо. Чего-либо, что .могло бы подтвердить догадку Мендоса, обнаружено не было, хотя если бы такой туннель существовал, его следы нельзя было бы полностью уничтожить, даже при большом желании Эскобара скрыть путь побега.
Наиболее правдоподобная версия побега Эскобара заключается в том, что во время штурма он и его люди быстро переоделись в униформу охранников тюрьмы и смешались с толпой, «сделав ноги» на одной из военных машин при первой же возможности. Поиски Эскобара и его сподвижников наверняка войдут в мировую историю криминала. Ничего более масштабного в Колумбии никогда не проводилось. В охоте на беглецов приняли участие несколько тысяч солдат и офицеров из гарнизонов, расположенных чуть ли не по всей стране. В Медельин подтягивались все новые воинские части, поисками преступников занялась даже морская пехота Колумбии. В надежде вернуть беглецов за решетку, с военных баз в зоне Панамского канала в Колумбию были передислоцированы самолеты и вертолеты американских ВВС, оснащенные сверхсовременной техникой. Но ни бортовые радиолокационные станции, ни отличнейшие приборы ночного видения не помогли. Эскобар как сквозь землю провалился. НАРКОМАФИИ 419 Какое-то время правительство страны надеялось на помощь местных жителей в поисках беглецов. За голову Эскобара была назначена впечатляющая для Колумбии награда — 1 млн долларов. Но никто не прельстился возможностью стать богачом и не выдал главного наркомафиози страны. Не изменилась ситуация и после того, как размер награды был увеличен до 7 (!) млн долларов. Благодаря этому Эскобар даже попал в книгу рекордов Гиннеса, ведь в мировой истории таких прецедентов до сих пор не было, ничью голову еще не оценивали в такую сумму «зеленых». Но как выяснилось, и это еще был не предел. Сумма вознаграждения возросла до 10 млн долларов! Сумма равна зарплате президента за 200 лет. Но, по мнению эксперта по вопросам безопасности из Израиля, бывшего военного советника при колумбийском правительстве, этих денег все равно было мало. Для того, чтобы разыскать Эскобара и вновь запереть его за решетку, считает он, требовалось, как минимум, 20 млн долларов и три года безустанных поисков. Простые люди изначально с огромным скепсисом отнеслись к идее поисков Эскобара и сотрудничества с властями за вознаграждение.
Ведь получить такие огромные деньги — мало. Надо еще успеть хотя бы небольшую их часть потратить. А вот это казалось довольно проблематичным, учитывая необычайное количество штатных киллеров «Медельинского картеля» и «длину рук» этой организации. Сомневаться в этом долго не приходилось, ведь Эскобар вошел в историю не только как «самая дорогая голова мира», но и как рекордсмен в области убийств. Если по инициативе «крестного отца» сицилийской мафии Сальваторе Реиины на тот свет было отправлено около 140 человек, то без руки Эскобара не обошлось примерно в 240 убийствах. [ 420 Удивительно, но факт: большинство «крутых» мафиози начинали свою карьеру очень скромно. Эскобар родился в маленьком городке Энвигадо в многодетной семье. Детство вряд ли оставило у мафиози много приятных впечатлений, денег на еду в семье постоянно не хватало. С ранних лет пришлось промышлять самому. Работать честно Эскобар, по собственному его признанию, даже не пробовал. Сначала он присоединился к одной из подростковых, или, скорее даже, детских банд, обкрадывавших по мелочам местных жителей. Немного повзрослев, Эскобар вместе со своими «коллегами» начал угонять машины. Какое-то время юный гангстер промышлял также тем, что воровал мраморные надгробия с местного кладбища. Но Эскобару хотелось большего размаха и, соответственно, большей прибыли. А этого в Колумбии легче всего было достичь одним способом — торговлей наркотиками. В своей деятельности Эскобар не гнушался ничем. Неугодных быстро и жестоко устранял с дороги. Первых своих жертв он отправил на тот свет своими руками, но потом понял, что лучше собственные руки не марать. Эскобар лишь выносил приговор, а его исполнение было в компетенции подчиненных мафиози. В среде торговцев наркотиками Эскобар именно тогда получил свою кличку — Доктор. Эскобара считают своеобразным революционером в области колумбийского наркобизнеса. Именно он первым осознал, что наибольшую прибыль мафиози может принести не торговля сырьем и производство героина, а изготовление крупных партий кокаина с целью его дальнейшей переброски в США и Западную Европу.
В значительной степени его неверо ятный финансовый успех объясняется именно этим. Разворачивая свой бизнес, Эскобар никогда не забывал о его последствиях и потому всячески старался себя обезопасить. Он поддерживал связи с крупными колумбийскими политиками и чиновниками, командирами полиции. На взятки Эскобар денег никогда не жалел, а система угроз и шантажа была разработана им просто идеальная. Поэтому неудивительно, что именно Эскобару удалось собрать под своим крылышком и объединить многочисленные разрозненные банды колумбийских наркоторговцев. Он первым понял и объяснил другим, что делать бизнес сообща куда выгоднее, чем заниматься постоянными склоками между собой. Те, кто его не понял, поплатились жизнью. Так, в начале прошлого десятилетия была сформирована, пожалуй, наиболее мощная на сегодняшний день наркомафиозная структура мира — знаменитый «Медельинский картель». Годом окончательного ее становления считается 1981. Однажды агенты Федерального бюро США по борьбе с наркотиками (ДВА) обнаружили на складах одной из майамских фирм, занимающихся экспортом и импортом, необычайно большое количество эфира. Это вещество является одним из важнейших элементов для переработки кокаиновой пасты. Агенты ДВА установили в двух бочках эфира радиопередатчики, сигналы которых принимали орбитальные спутники. Дальше события развивались по принципу «сколько бы веревочке ни виться...» Как выяснилось, бочки пересекли море и оказались в Колумбии, в районе Льянос, что в самом центре Амазонки. [ 422 Вскоре в том месте, откуда поступал сигнал, появились колумбийские командос. Их взору предстала любопытная картина. Конечным пунктом назначения бочек была огромнейшая фабрика, современный промышленный комплекс по переработке коки и изготовлению готового наркотика. Это был целый маленький городок: десятки зданий, отряды охраны, шесть аэропортов. На складах «кокаинового городка», захваченного колумбийскими командос, было обнаружено 14 т готовой к употреблению и уже расфасованной продукции. Кроме того, в руки полиции попали многочисленные документы, свидетельствующие о бурной деятельности «Медельинского картеля». Тогда же впервые «засветилась» фигура Эскобара, руководителя крупнейшей мафиозной организации. Стали известны и имена лидеров «Медельинского картеля», сохраняющих, однако, определенную автономность кланов: Родригеса Гачи, трех братьев Очоа и Карлоса Ледера. Сразу после основания картеля эта организация пережила время необычайного взлета. Проблем с органами правопорядка тогда практически не возникало, поскольку договор между Колумбией и США о выдаче крупных контрабандистов реальной силы так и не возымел. Коррупция органов власти достигла своего апогея, а разоблачения в печати никого уже не удивляли, даже после появления сообщения о том, что личный капитал президента страны Турбай Айяла был заработан не без помощи наркомафии. Именно тогда мафия стала получать воистину колоссальные доходы. Осознавая, что не все коту мас леница, Эскобар всячески пытался оградить себя от возможных опасностей. Он стремился создать себе хороший имидж в обществе, имидж честного и принципиального человека и в этом отчасти преуспел. Большинство жителей его родного городка Энвигадо до сих пор считают его этаким колумбийским Робин Гудом, другом всех несправедливо обиженных. Немало денег тратил Эскобар на различные социальные программы, понимая, что эти средства в скором времени окупятся сторицей. Его родной город был единственным местом в Колумбии, где выплачивались большие пособия по безработице, люди, желавшие открыть свое дело, могли получить кредит на выгодных условиях, школьников ежедневно кормили бесплатными завтраками, студентам выделяли стипендии. Торговля наркотиками приносила так много денег, что на такие «мелочи» их вполне хватало, еще и оставалось с лихвой. С мэром родного города Эскобар дружил, и именно на его средства было построено, новое здание городской мэрии: дымчатые стекла, мозаичные панно и прекрасно обставленные кабинеты. Да и что было делать, если других средств на решение социальных проблем у властей Колумбии практически не было. В Медельине, не говоря уже об Энвигадо, вы не найдете бесплатных спортивных сооружений. А вот картель выделил деньги на строительство большого количества детских площадок. Эскобара любили не только его земляки. Его имя носит один из кварталов Медельина. Не жалели денег для своего имиджа и другие наркодельцы, но самым щедрым является, безусловно, Эскобар, называемый в народе «Падрино». Его люди часто раздавали милостыню, тратя на это воистину огромные по местным мерка суммы денег. На деньги наркомафии в бедных городских районах были проведены свет, водопровод, канализация. Кладут асфальт, строят линии электропередач. Вдохновленные щедростью наркобаронов бедные колумбийцы с радостью шли к ним на службу. Для подготовки квалифицированных кадров в распоряжении картеля даже была специальная школа. Там простые ребята обучались всем тонкостям, скажем, ремесла убийцы. Такие школы, состоящие из 50—80 человек, обычно располагались в безлюдной местности или на землях, принадлежащих лично наркодельцам. Квалифицированные преподаватели в течение нескольких месяцев учили «студентов» способам пытки, технике расправ. Там же закалялся дух будущих боевиков мафии. От них требовали слепого поклонения своему начальству, обязательного и точного выполнения его приказов. Интересными были и «выпускные экзамены» в этой школе. Благодаря им преподаватели могли испытать своих учеников на практике. Выпускникам давали конкретное задание — отправить на тот свет какого-нибудь недруга мафии. В крайнем случае им приказывали убить того, кто подвернется под руку — прохожего или местного крестьянина. Ученик одной из таких школ, 16-летний паренек Варгас, рассказывал, что высший бал на этом экзамене получал тот, у кого получалось прошить свою жертву автоматной очере- дью крест-накрест. НАРКОМАФИИ 425 После окончания учебы «выпускники» школы вливались в личные отряды крупных наркодельцов. Такие подразделения иногда были похожи на маленькие армии. Во всяком случае, им вполне удавалось охранять обширные кокаиновые плантации от посягательств властей. Кроме того, были «специализированные учебные заведения». Так, школа «Лос Магнификос» («Великолепные») готовила профессиональных киллеров и боевиков, действовавших в условиях города, а школа «081» выпускала специалистов по «зеленой войне» — вооруженным вылазкам на территории стран «изумрудного треугольника». В конце 70-х годов Эскобар поддерживал очень тесные связи с «Картелем Кали», существовавшем в городе Кали, третьем по величине в Колумбии. Главарями этой банды были братья Орехуэла. Особых трений между существующими в Колумбии картелями не было никогда. Колумбийские наркомафиози всегда отличались умением вступать в плодотворные переговоры друг с другом. Вот и мировой наркорынок был поделен между двумя этими картелями безо всяких инцидентов. Согласно договоренности, 80 % кокаина, поставляемого в США, принадлежало «Медельинскому картелю», а 80 % всех поставок в Западную Европу контролировали люди из Кали. Братьям Родригес Орехуэла на территории Соединенных штатов была выделена «вотчина» — город Нью-Йорк. До определенного момента Эскобару удавалось ладить с властями. Ситуация изменилась лишь в 1984 г. Ми нистр юстиции в правительстве Бетанкура Лара Бонильо стал высказывать идеи ужесточения борьбы с распространением наркотиков. Вслед за этим произошел ряд арестов наркоторговцев. Такого отношения к себе мафия не прощает, и картель Эскобара перешел в контрнаступление. Когда в тело министра юстиции, неугодного мафии, было всажено 24 автоматные пули, вокруг имени Эскобара разгорелся большой скандал. Он тогда уже был запасным депутатом колумбийского парламента. Если раньше наркомафиози всегда удавалось выходить сухим из воды, теперь тучи вокруг его головы стали сгущаться. Убийство Бонильо ознаменовало новый этап войны правительства и наркомафии, охватившей всю Колумбию. Ситуация вокруг «Медельинского картеля» усугублялась еще и тем, что произошел разрыв с «Картелем Кали». Сложно сказать, что послужило этому причиной, но во время столкновений с властями боевики этого картеля не только не поддерживали своих медельинских коллег, но иногда даже оказывали мелкие услуги властям.,Поэтому борьба с наркомафией была сконцентрирована только вокруг «Медельинского картеля». Их конкурентов правительство оставило в покое. Именно тогда появилась версия относительно того, что между руководством клана Кали (в определенных кругах лидеров картеля называли «интеллигентами») и колумбийским правительством было подписано некое тайное соглашение. Действительно, уничтожение «Медельинского картеля» было одинаково выгодным как правительству, так и кон- курентам-наркоторговцам. НАРКОМАФИИ 427 Война между «Медельинским картелем» и властями страны принесла «интеллигентам» немалые убытки. Безусловно, намного лучше было бы зарабатывать деньги сообща, вражда никогда не дает больших выгод. Но наркобароны клана Кали выбрали в создавшихся условиях другой путь. Они предпочли как можно меньше «светиться», старались не привлекать к себе внимания и скрывать размеры реальных доходов картеля. Заработанные деньги тщательно отмывались и вкладывались в легальный бизнес. Такой путь на данном этапе был куда более эффективным, нежели открытая конфронтация с властями, уносящая множество жизней. Но Эскобар до последнего оставался верным единожды избранному им пути. Он открыто внедрялся в политическую жизнь страны, отчаянно пытаясь подчинить ее своему влиянию. Обстановка в стране накалялась в связи с приближающимися президентскими выборами. Происшествия на улицах крупных колумбийских городов, свидетельствующие о приближающейся войне, становились все более частыми и кровавыми. Как иронизировала пресса, на выборах 1990 г. голосовали не столько бюллетенями, сколько автоматными очередями. Еще до выборов поплатились жизнью четыре кандидата на должность президента! Общество было буквально шокировано действиями обнаглевшей в конец наркомафии. Темы борьбы с распространением наркотиков звучали в ходе предвыборной кампании из уст практически каждого кандидата, и бандиты сделали все для того, чтобы не допустить выбора на пост президента человека, способного к принятию реальных мер, направленных против наркомафии. Есть сведения, что во время выборов наркоторговцы сотрудничали с праворадикально настроенными военными. Первым от пуль мафии пал кандидат в президенты Эдуард Дуран Дусан. Вслед за ним на тот свет отправился Луис Карлос Галан, чей рейтинг был необычайно высок: за него собирались отдать свои голоса не менее половины избирателей. Одной из важнейших тем его предвыборной агитации была борьба с ростом влияния наркокартелей. • Он отстаивал идею высылки пойманных наркобаронов в США, сознавая, что местные суды вряд ли смогут засадить их в тюрьму, и был ярым противником любого сотрудничества с мафией. Галан был убит согласно личному распоряжению Эскобара, вынесшего ему свой приговор во время большого предвыборного митинга, проходившего в городке Соача, что в 25 км к югу от Боготы. Зная о грозящей опасности, охранники окружили Галана плотным кольцом. Когда Галан и его охранники поднимались на трибуну, из толпы сразу с нескольких сторон был открыт автоматный огонь. Началась паника, сопровождавшаяся невероятной давкой. Пули приколачивали падающих людей к трибуне будто гвозди. В тот же день от рук мафиози погиб судья Карлос Валенсия, который вел дело Эскобара. В его автомобиль было выпущено в общей сложности около ста пуль. Благополучно отправив на тот свет крупнейших политиков, мафиози потеряли всякое сомнение в безнаказанности своих действиях. Стрельба на улицах крупных городов раздавалась практически НАРКОМАФИИ 429 каждый день. Власти явно проигрывали мафии в этой войне. Необходимо было принятие крайних мер. В стране было введено осадное положение, а в Медельине установлен комендантский час. В патрулировании улиц принимали участие 4 тыс. солдат. Верховным судом страны к тому времени было принято решение, приостанавливающее выдачу колумбийских наркобаронов Соединенным Штатам. Но после введения осадного положения решение верховного суда было отменено президентским декретом. Был объявлен розыск Эскобара. Армейским подразделениям был отдан приказ начать против мафии открытые боевые действия. Наркобароны были вынуждены скрыться в своих секретных убежищах: сопротивляться массированному наступлению регулярных войск не хватало силы даже у них. За две недели в результате успешных операций войсковым частям удалось захватить около 550 поместий, квартир, гостиниц, особняков, дискотек, являвшихся собственностью наркомафии. Среди них были и 42 фазенды — нечто вроде огромных вотчин в Магдалине-Медио. Благодаря армейским операциям'был захвачен целый арсенал оружия, которого хватило бы на батальон солдат. У мафии были конфискованы 1356 автомобилей, 142 мотоцикла, 349 самолетов, 18 вертолетов, 33 яхты, системы радиосвязи и телекоммуникаций, радары и многое другое, как нельзя лучше свидетельствующее о том могуществе, которого она достигла в Колумбии. Что касается самого кокаина, то его тоже обнаружено было немало — около 5 т. Под арест попали и несколько крупных наркомафи- ози, в первую очередь Эдуардо Мартинес Ромеро, считавшийся казначеем «Медельинского картеля». Не давая Ромеро никаких шансов вновь обрести свободу, его тут же посадили на самолет о отправили в США, где он вскорости был приговорен к пожизненному заключению. Впрочем, до полной победы было еще далеко. Эскобар и его подчиненные и не думали сдаваться. Для того, чтобы запугать власти и простых граждан, он обнародовал своеобразный манифест, где объявлял войну не только властям: «Мы объявляем тотальную войну до победного конца правительству, промышленной и политической олигархии, журналистам, нападавшим на нас и оскорблявшим нас в печати, и всем прочим, кто нас преследовал. Мы не пощадим тех, кто не щадил наших семей, мы будем жечь и разрушать промышленные предприятия, дома и другую собственность, принадлежащую олигархии». В день обнародования заявления мафия показала, что ограничиваться словами она не намерена. В штаб-квартирах крупнейших партий Колумбии — либеральной и консервативной — прозвучали взрывы. На окраинах Медельина были подожжены личные дома некоторых крупных политиков. Загремели выстрелы на улицах города. Буквально за несколько дней послания, содержащие угрозы, получили 1600 юристов, адвокатов, судей и прокуроров. Общее количество представителей этой профессии в Колумбии составляет пять тысяч человек. Эскобар поставил условие властям: за каждого выданного Соединенным НАРКОМАФИИ 431 Штатам наркоторговца мафия будет убивать по 10 судей. Однажды в Министерстве юстиции раздался звонок. Говоривший порекомендовал руководителю этой структуры Монике де Грейф запастись новым гробом. Всего за три года в стране сменилось восемь министров юстиции. А один из них, Хайме Берналь Куэльяр, провел в министерском кресле воистину рекордный срок — 24 ч. Он подал в отставку после того, как узнал, что декрет о выдаче наркоторговцев властям США остается в силе. Не долго пробыла на этом посту и Моника Де Грейф. Эта женщина, мать трехлетнего ребенка, была вынуждена пойти в отставку, не без основания опасаясь потерять свою жизнь. Найти кого-либо на ее место удалось не без труда. Волна отставок охватила практически все юридические учреждения страны. В департаменте Кун- динамарка, в котором расположена и столица Богота, из 54 судей верховного трибунала в отставку ушли 48. Прокурор Марта Гонсалес, которой выпало выписать ордер на арест Эскобара, сразу же после этого покинула пределы Колумбии. Все, кто имел какое-либо отношение к судебному преследованию наркобаронов, как правило, гибли под пулями мафии. В одну из стран Европы на время уехала и судья Нубия Серрано. Она даже не оставила своего адреса никому из близких. Она рассказала о том, что мафия перед расправой над тем или иным лицом сначала предупреждает его. Присылается гроб с цве точным венком — своеобразная «черная метка». Если предупреждаемый не подчиняется мафии, стреляют сначала в его окна. Потом стреляют уже более метко. Спастись от преследования мафии практически невозможно. Не помогут тут никакие охранники и прочие меры предосторожности. В итоге мафия все же одержала победу. Запуганные до смерти, а отчасти и коррумпированные судьи выпустили на свободу практически всех 12 тыс. преступников, которые были задержаны сразу после убийства Галана. На волю вышли и важные шишки из руководства «Медельинского картеля» — Бернардо Лондоньо Кинтана и Альберто Ор- ландес Гамбоа. В последние дни 1987 г. за решетку на некоторое время попал один из руководителей картеля Хорхе Луис Очоа, имеющий кличку Толстяк. Его заперли в тюрьме «Ла Пикота», совершить побег откуда необычайно трудно. Но уже через 25 дней власти были вынуждены выпустить опаснейшего гангстера на свободу. Он же доверительно сообщил своим тюремщикам, что освобождение стоило ему всего-навсего 1 млн долларов. Действительно, бороться с наркомафией исключительно в рамках закона представлялось невозможным. Посему наибольший успех имели военные операции и полицейские облавы, а не судебные процессы. Вскоре в Колумбии вновь была объявлена война «до победного конца». На сей раз ее объявил президент страны Верхилио Барке. Мафия вызов приняла. Однажды к школе, в которой учились внучки ре- НАРКОМАФИИ 433 шительного политика, подвезли несколько грузовиков с динамитом. И если бы телохранитель вдруг не почуял неладное, могла произойти крупнейшая трагедия, которая унесла бы жизни многих детей. Для того, чтобы обезопасить мать президента от покушений наркомафии, ее пришлось перевезти из родного города Перейра в Боготу. Всю семью президента тщательно охраняли. Верхилио проявил свою принципиальность даже тогда, когда тень подозрения пала на родного брата президента. Он руководил компанией «Аэро кондор», уличенной в сотрудничестве с наркомафией. Президент не только не помог своему брату выпутаться из этой грязной истории, но и порвал с ним всяческие отношения, осудив его поступок. После того как на пост президента был избран либерал по своим убеждениям Сесар Трухильо, линия правительства в отношении борьбы с наркобизнесом по-прежнему осталась жесткой. Самым главным врагом «Медельинского картеля» был признан шеф ДАС генерал Мигель Меса. Покушения на него посыпались как из рога изобилия. 30 мая 1989 г. он не погиб лишь потому, что бронированный автомобиль спас его от взрыва. Бандиты устроили ему «ливанский торт» — автомобиль руководителя ДАС был начинен взрывчаткой. От взрыва погибло семь человек, но сам генерал остался жив, получив лишь легкие ранения. Следующий теракт состоялся в декабре того же года. Он поражает жестокостью тех, кто его запланировал. К зданию ДАС подогнали грузовик, груженый динамитом. Прогремел невероятной силы взрыв, от которого повреждения получили 46 домов. В тот [ 434 день погибли 64 человека и еще как минимум 1100 получили ранения разной тяжести. Но генерал вновь не пострадал. Он находился в момент взрыва в своем бронированном кабинете. Вскоре за голову генерала мафия обещала столько же, сколько правительство — за голову главного бандита страны Эскобара — ни много ни мало 1 млн долларов. В столице были распространены тысячи листовок, на которых портрет генерала был взят в траурную рамку. Эскобар считался одним из самых злопамятных и мстительных мафиози. Обид он не прощал никому, поэтому и неудивительно, что его боялась чуть ли не вся страна. Сотрудник полиции, в свое время арестовавший еще совсем «зеленого» тогда Эскобара за угон автомобиля, знал об этой черте характера наркобарона. И после того, как его бывший арестант стал наркоторговцем Колумбии № 1, полицейский решил скрыться подальше от мести обиженного им когда-то бандита. Но никакие меры предосторожности не помогли. Через некоторое время люди Эскобара нашли его и отправили на тот свет. Бывшего министра юстиции Энрике Парехо Гонсалеса, который активно боролся против «Медельинского картеля», отправили послом в Венгрию — подальше от рук Эскобара. Но они оказались такими длинными, что никакие границы и тысячекилометровые расстояния не стали преградой. Генерал Меса стал врагом № 1 Эскобара не случайно. Вооруженные отряды, руководимые лично генералом, трижды брали главного торговца наркотиками и его людей в окружение. Облавы против них устраивались грандиозные, а число их участников порой достигало ста тысяч человек — более половины всего НАРКОМАФИИ 435 личного состава полиции Колумбии. Однако, несмотря на старания властей покончить, наконец, с главарем наркомафии не удавалось, а Эскобару неизменно от преследователей. Мысленно попрощаться с жизнью, думается, за время этих облав ему приходилось неоднократно. Он понимал, что арестовывать его на этот раз не будут, а просто прикончат на месте. Именно это и случилось в свое время с одним из его друзей и соратников по кличке Мексиканец. Со временем Эскобар уже не ограничивался только делами на территории своей страны. Стали страдать от него и соседи. Но несмотря ни на что, прибылей он стал получать меньше, чем прежде, и поводов для оптимизма у людей из «Медельинского картеля» теперь явно недоставало. Тем более, что все наглее и наглее стали напирать конкуренты из Кали. Разобраться с ними прежними методами уже не представлялось возможным. Более того, Эскобару следовало опасаться собственного физического устранения. Ведь именно эту цель поставили перед собой люди из «Картеля Кали». Им было понятно, что отправить на тот свет Эскобара — это единственный способ навсегда обезопасить себя от его мести. В конце концов войну «Медельинский картель» проиграл. О чем был вынужден заявить публично в августе 1990 г. Не оставалось ничего другого, кроме как попытаться подписать с властями мир, пойдя им на уступки, выразившиеся в том, что картель выдал несколько своих лабораторий по переработке кокаина. С повинной к властям явились по очереди все три брата из семейства Очоа. Теперь был черед и самого f 436 главаря. Но Эскобар еще на что-то надеялся, делал попытки обосноваться в других странах и управлять картелем оттуда. Он уехал в столицу бразильского штата Санта-Катарина, но пребывание там не давало возможности быть в курсе происходящего в своей стране, а наркобизнес требовал управления. В июне 1991 г. он понял, что надеяться больше не на что, и решил добровольно сдаться властям. Лишь впоследствии стало понятно, что арест Эскобара был не триумфом правосудия, а хитрым ходом наркомафиози, позволившим ему, судя по всему, остаться в живых. Он сообщил, что сдастся властям только в том случае, если будет принят закон о невыдаче колумбийских наркоторговцев в США. Кроме того, власти предоставили ему относительную свободу действий в месте заключения. И находясь в тюрьме, Эскобар по-прежнему продолжал управлять картелем. А тюрьма, которая по уровню комфорта не отличалась от лучших отелей, была для него идеальной защитой от многочисленных недругов. Люди из Кали могли достать Эскобара где угодно, но только не в тюрьме. О том, в каких условиях Эскобар находился в тюрьме, следует сказать отдельно. Нет, он был не графом Монте-Кристо, и не простым советским зэком, которые ввосьмером сидят в двухместной камере. Тюрьма являла собой комплекс удобных зданий, утопающих в зелени. Примечательно, что она была построена на земле, принадлежащей Эскобару, и по его личному проекту. Значительную часть средств на строительство выделил также сам Эскобар. Ну, а то, что тюрьма находилась, согласно желанию наркомафиози, не где-нибудь, а в родном городе, должно бы- ло, судя по всему, морально поддерживать «бедного узника». Эскобар выбрал себе не только местонахождение тюрьмы, но и ее охрану. Надо ли говорить, что она состояла исключительно из своих людей. Эскобар потратил несколько миллионов долларов на то, чтобы обеспечить своих «тюремщиков» лучшим оружием и оборудованием, включавшим и дорогостоящие средства обнаружения противника. Ведь главной целью «заключения» Эскобара было не столько засадить его под замок, сколько избавить его от преследования конкурентов. И все в «Ла Катедрал» было подчинено этому. Был построен бункер на случай, если люди «Картеля Кали» смогут проникнуть на территорию тюрьмы. Там Эскобар и его люди могли держать оборону необычайно долго. А если конкуренты все-таки одержали бы над ними верх, можно было спастись от долгой и мучительной смерти после длительных изощренных пыток, взорвав себя. Сама «камера» главного наркоторговца представляла собой две большие светлые комнаты площадью 35 м2, обставленных шикарно и со вкусом. На стенах висели ковры и картины, были созданы все удобства, необходимые для того, чтобы главный мафиози мог проводить долгие часы заключения в комфорте. Там были телевизор и холодильник, ванная комната и отдельный санузел, кухня была оснащена различной бытовой техникой. Отдельными комнатами были библиотека и бар. Эскобару, заботящемуся о своем здоровье, наверняка сиделось бы не так хорошо, если бы строители не f 438 предусмотрели спортивный' зал, футбольное поле на свежем воздухе и теннисный корт, а также бильярдную. Для того, чтобы скоротать долгие сутки заключения Эскобар изредка занимался садоводством и огородничеством. И уж, конечно, Эскобара можно было бы счесть большим романтиком, стань он хлебать тюремную баланду. В его рационе были самые изысканные блюда, которые заказывал. В заключение Эскобар отправился не один, а в сопровождении своих верных помощников. Для них в новой тюрьме также были предусмотрены камеры, хоть и не такие роскошные, как у их начальника, но зато со всеми удобствами. Все это было возможно благодаря небывалой коррупции, охватившей администрацию тюрьмы. Именно благодаря ей Эскобар всегда имел в своем распоряжении телефонную связь со своими подельниками на свободе, продолжая, по сути, активно руководить картелем прямо из тюрьмы. Все чиновники «Ла Ка- тедрал» и ближайших мест буквально на задних лапках ходили перед одним из самых опасных преступников мира. Надо ли говорить о том, что находящегося в заключении наркобарона постоянно посещали его многочисленные родственники, друзья и подчиненные? Многие из них, кстати, находились в розыске. Поэтому скучать за решеткой в одиночестве Эскобару не приходилось. Только за первые три месяца от- НАРКОМАФИИ 439 сидки его посетили около трехсот человек, причем визиты осуществлялись без всякого уведомления властей. В гостях у своего шефа побывали десятки опаснейших преступников, многие из которых давно находились в розыске за совершенные убийства. Например, Дандени Мутильденос, который через некоторое время все же «погорел» в США, где он выполнял задание Эскобара, «заказавшего» ему одного из свидетелей по делу бывшего президента Панамы генерала Норьеги. Некоторые нюансы пребывания Эскобара в тюрьме шокировали даже видавшую виды колумбийскую общественность. Так, существует информация, что к нему привозили недругов, пойманных боевиками мафии, для суда и расправы. Некоторые из них в тюрьме были не только осуждены, но и расстреляны друзьями Эскобара. Колумбийская газета «Эс- пектадор» получила сведения о том, как Фернандо Салеяно и Херардо Монкаду — крупных наркоторговцев — привезли под стражей к Эскобару. Во время беседы последний заявил, что такие, как они, находятся на свободе и продолжают заниматься своим делом лишь потому, что он, Эскобар, настоял на отмене закона о выдачи наркоторговцев в США: «Я даже в тюрьму сел для нашего общего дела, — патетично произнес Эскобар. — Поэтому вы обязаны быть ко мне лояльны и высказать свое уважение увеличением налога в мою пользу с вашего наркобизнеса». Впрочем, это была лишь прелюдия. Сказав еще пару подобных громких фраз, Эскобар потребовал у наркоторговцев 200 тыс. долларов. У тех таких денег, видимо, не оказалось, во всяком случае, платить они наотрез отказались. Тогда по приказу Эскобара убили сначала их, а чуть позже вслед за ними на тот свет отправились их братья, слуги, телохранители, а в придачу — еще и несколько «отцов» двух наркосемейств. После этого Эскобар пожелал встретиться с бухгалтерами руководимых погибшими групп. В том случае, если бы они отказались отдать деньги, с ними бы случилось то же. Капитал наркобарона благодаря этой истории пополнился еще пятьюстами тысячами долларов. Несмотря на все удобства, созданные ему в тюрьме, Эскобар очень редко оставался там на ночь. Он ночевал в одном из своих личных домов, которых в этом районе у него было двадцать. Некоторые подробности об отсидке Эскобара рассказал полковник Аугусто Баалон, офицер охраны тюрьмы «Ла Катедрал» в своей книге «Моя война в Медельине». Книга стала своеобразным бестселлером. Ее автор, возмутившийся царящими в «Ла Катедрал» порядками, вскоре поплатился карьерой и был уволен. После выхода книги он вынужден был покинуть страну, укрывшись в Соединенных Штатах. Сидя в тюрьме, люди Эскобара располагали не только средствами связи, но и прекраснейшим оружием. Это признал даже командующий сухопутными войсками Колумбии генерал Мануэль Морилио. Оружия, которое было в распоряжении преступников, хватило бы для того, чтобы на протяжении долгого времени занимать круговую оборону и сражаться против целого батальона солдат. Что вскоре, впрочем, и было сделано. Вряд ли можно предположить, что первые лица государства не знали о том, в каких условиях находится заключенный Эскобар. Если верить министру внутренних дел Умберто де ла Калье, узнав о том, что творится в «Ла Катедрал», власти тотчас же приказали изъять из тюрьмы все предметы роскоши. А в том, что этого не было сделано, виноват давно купленный Эскобаром персонал тюрьмы. Однако счастливые дни Эскобара подошли к концу. Было решено перевести его в другую тюрьму, где он вряд ли бы чувствовал себя так комфортно, как в «Ла Катедрал». И тогда Эскобар решил бежать. Раньше в этом не было необходимости, тюрьма была для него своеобразной крепостью, в стенах которой он чувствовал себя в полной безопасности. Этого наверняка нельзя было ожидать от обычной тюрьмы, в которую собирались поместить Эскобара. И дело даже не в роскоши, теннисных кортах и телефонной связи, а в том, что в обычной тюрьме главарь «Медельинского картеля» наверняка стал бы жертвой людей из Кали, именно их он опасался в первую очередь. Итак, Эскобар понял, что власти нарушили заключенные между ними договоренности, и совершил побег. Узнав о размахе, с которым были организованы его поиски, Эскобар возмутился. Он приказал своим людям убить 150 полицейских для того, чтобы отомстить «за унижение, вынесенное в последние годы». Его приказ был выполнен. День 30 января стал для страны чем-то вроде «кровавой субботы». Тогда в самом центре столицы Колумбии была взорвана наполненная динамитом машина. Погибли двадцать человек и еще семьдесят получили ранения. Две бомбы взорвались у президентского дворца и здания национального конгресса. Но и этого было мало. Серия взрывов прокатилась по всей стране. В воздух взлетали заправки, магазины, рестораны, редакции газет. Сильный удар по картелю Эскобара нанес ряд политических репрессий, захлестнувших в те годы Колумбию. Но самой главной опасностью для него по-прежнему, оставались конкуренты из Кали и более мелких мафиозных организаций. За то время, пока он был лидером колумбийского наркоэкспорта, Эскобар успел поссориться со многими. Чудом оставшиеся в живых члены семьи Галеано, почти полностью уничтоженной Эскобаром и его людьми, пообещали доплатить тому, кто, наконец, отправит Эскобара на тот свет, еще полтора миллиона долларов. Многочисленные недруги Эскобара сформировали нечто сродни организации «командос», названной «Пепе» (своеобразная игра слов: с одной стороны, уменьшительное от имени Хосе, а с другой — аббревиатура от «Преследуемых Пабло Эскобаром»). Началась охота на людей, которые были связаны с главой «Медельинского картеля». Было уничтожено около 80 приближенных Эскобара, при этом чуть было не погибли его жена и мать, вокруг дома кото- НАРКОМАФИИ 443 рых были взорваны несколько машин, начиненных динамитом. Члены «Пепе» уничтожили поместье на окраине Медельина, подаренное Эскобаром своей дочери. Многие из приближенных Эскобара не выдержали психологического давления, оказываемого на них со всех сторон. Пятеро из тех, кто убежал с Эскобаром из тюрьмы, добровольно сдались в полицию. Одним из них был родной брат мафиози Роберто. Отошли от борьбы и такие головорезы, как Луис Агилар, прозванный истребителем полицейских, отъявленные убийцы Попейе и Отто. Все они пополнили контингент тюрьмы в Итаги, что около Медельина. Там уже отбывают с 1991 г. свой срок братья Очоа. В конце концов в очередной раз решил сдаваться и сам Эскобар. Этот «добровольный поступок» сопровождался огромным количеством условий, унизительных для правоохранительных органов Колумбии и даже ее президента. Попав за решетку, Эскобар намеревался коротать срок своего заключения все в том же «Ла Катедрал». Кроме того, он планировал сделать все для того, чтобы его признали политическим заключенным. Это не только давало бы ему моральные преимущества, но и в значительной мере уменьшило срок заключения, а то и вовсе позволило бы в скором времени выйти на свободу по амнистии для политзаключенных. И, что самое главное, в случае своей сдачи властям Эскобар намеревался добиться гарантий того, что его не выдадут в США. Кроме того, он требовал, чтобы во время заключения его охраняли не местные тюремщики, а «голубые каски» ООН. Впрочем, ни одно из условий Эскобара выполнено не было. Правительство Колумбии наотрез отказалось принять его ультиматум.
<< | >>
Источник: Н. В. Белов. Энциклопедия преступлений и катастроф. Наркомафии. Производство и распространение наркотиков. 1998

Еще по теме ПОБЕГ ЭСКОБАРА — КОРОЛЯ КОКАИНОВОЙ НАРКОМАФИИ:

  1. ПОБЕГ ЭСКОБАРА — КОРОЛЯ КОКАИНОВОЙ НАРКОМАФИИ
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -