<<
>>

§ I. Содержание и формы использования специальных знаний в области криминалистического и судебно-экспертного исследования оружия и следов его применения при раскрытии и расследовании преступлений

В настоящее время усилиями нескольких поколений ученых и практиков в криминалистике и судебной экспертизе накоплен определенный объем знаний об оружии и следах его применения.

Его требуется осмыслить, упорядочить, систематизировать с выведением соответствующих закономерностей и следствий и в виде логически организованной суммы знаний (или, иначе говоря, - учения) органически «вписать» в стройную систему общей теории судебной экспертизы17.

Составляющие эту сумму знания, с точки зрения участников процесса как субъектов - носителей указанных знаний, далеко не равнозначны. В этом плане можно выделить два уровня знаний: общеизвестные, имеющие массовое распространение и потому доступные любому участнику процесса; специальные, то есть приобретенные в результате обучения или практического опыта и доступные узкому кругу лиц, участвующих в уголовном процессе.

Специальные знания, как известно, не включают в себя знания в области права, хотя во многих случаях и приобре-

'Здесь следует подчеркнуть, что названная сумма знаний (учение) будет иметь прикладное значение не только для судебной экспертизы, но и для криминалистики.

таются в процессе профессионального юридического образования. Однако это положение, справедливо считающееся в уголовно-процессуальной и криминалистической науке аксиомой, в последнее время подвергается «ревизии»'*. Так, А. А. Эксархопуло утверждает: «Сегодня становится ясно, что в том обилии нормативных актов, принятых за последние годы, которые необходимо знать при расследовании новых видов преступлений и которыми приходится руководствоваться следователям, прокурорам, судьям в своей работе, ни один горист профессионально в требуемом объеме разбираться не в состоянии»19. Из этого он делает неверный, на наш взгляд, вывод о том, «что научный анализ обстоятельств преступления, установленных в ходе расследования или судебного разбирательства специалистами в области правовой науки на уровне экспертизы, выводы которой давали бы основание отдать предпочтение тому или иному варианту решения проблемы уголовно-правовой квалификации содеянного либо тому или иному варианту принятия процессуального решения, не противоречит нормативным правилам назначения и проведения судебных экспертиз в уголовном судопроизводстве»20.

Общеизвестно, что решение правовых вопросов - это прерогатива органов расследования и суда. В уголовнопроцессуальном законодательстве четко прописано, что к специальным относятся знания лишь в науке, технике, искусстве или ремесле. В этой связи Т. В. Аверьянова правильно пишет: «Вопросы же права являются прерогативой органов расследования. И хотя нередко эксперт - предста-

mCm., например: Эксархопуло А. А. Специальные познания в уголовном процессе и их нетрадиционные формы // Вестник криминалистики / ()тв. ред. А. Г. Филиппов. Вып. 2. •- М.: «Спарк*. 2001. С. 23-28; Кокорев Л. Д. Процессуальные» проблемы использования достижений научно-технического прогресса в уголовном судопроизводстве // Вопросы уголовного процесса. Межвуз. сб. Вып. I. - Воронеж, 1977. С. 9.

'“Эксархопуло А. А. Указ. соч. С. 26.

-1TaNf же. с. 27.

витель экспертного учреждения - обладает достаточными познаниями в области права, он (точно так же, как лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд, обладая специальными (неюридическими) познаниями, по закону не вправе заменить эксперта) не имеет права вторгаться в область деятельности органов расследования, совмещая в одном лице функции эксперта и органа расследования. Если же эксперт при разрешении вопросов берет на себя функции, относящиеся к сфере деятельности следствия и суда, то его заключение лишается силы судебного доказательства. Экспертиза не толкует закон»[9]'.

Специальные знания нельзя огранивать только знаниями, получаемыми в процессе профессионального образования. Следует согласиться с мнением П. П. Ищенко о том, «что в определении специальных знаний и навыков, используемых в уголовном судопроизводстве, не должно быть требований, связанных с образованием, так как известно, что существует много специальностей (а значит и специальных знаний и навыков), носители которых официально не получили специального образования»25.

На наш взгляд, специальные знания должны включать не только теоретические знания в науке, технике, искусстве или ремесле, применяемые в целях доказывания, но и умения, навыки, приобретенные в процессе как профессиональной, так и любой другой практической деятельности.

Поэтому вряд ли можно согласиться с мнением тех авторов, которые под специальными понимают лишь профессиональные знания-[10]. Конечно, -они составляют основу специальных знаний, но не исчерпывают их полностью. Напри

мер, носителем некоторых специальных знаний в области экспертно-криминалистического исследования оружия и следов его применения может выступать лицо, помимо своей профессии получившее знания, навыки и умения в процессе увлечения спортивной стрельбой или охотой.

Очевидно, что специальные знания в области криминалистического и судебно-экспертного исследования оружия и следов его применения нельзя ограничивать лишь знаниями в криминалистической технике, позволяющими эффективно применять научно-технические средства и приемы для собирания и исследования доказательств. Практика показывает, что они являются основными и наиболее востребованными, но не единственными. Так, в криминалистической практике для решения вопросов о способе изготовления оружия (огнестрельного, холодного и др.), а также причине поломки либо нарушения целостности его отдельных узлов, деталей нередко привлекаются в качестве специалистов технологи в области оружейного дела и металловеды, абсолютно несведущие в криминалистической технике. В этой связи наиболее предпочтительной представляется позиция Т. В. Аверьяновой, заключающаяся в том, что «специальными являются знания, приобретенные субъектом в процессе обучения и практической деятельности в науке, технике, искусстве, ремесле и основанные на знании научных разработок в соответствующих областях знаний, используемые для решения вопросов, возникающих при расследовании и рассмотрении в суде конкретных дел»[11].

В криминалистической литературе нередко можно встретить термин «специальные познания»[12]. В современ

ной философии «познание» трактуется как «общественно-исторический процесс творческой деятельности людей, формирующий их знания, на основе которых возникают цели и мотивы человеческих действий»28. Поэтому, исходя из приведенного определения, более точным, нанаш взгляд, будет использование термина «специальные знания».

Специальные знания (имеются в виду их состав и уровень) представляют собой категорию подвижную, отражающую на определенный отрезок времени степень развития науки, техники и ремесла в рассматриваемой сфере деятельности. «То, что некоторое время назад было известно лишь немногим, - отмечал А. А. Эйсман, - становится доступным всем, но наряду с этим беспрестанно появляются новые научные данные, пополняющие перечень специальных знаний»21. Следует лишь добавить, что этот процесс беспрерывный и обусловлен научно-техническим прогрессом. Причем со временем все отчетливее просматривается тенденция ускорения процесса пополнения перечня специальных знаний за счет появления новых научных данных.

Граница между знаниями, которые со временем переходят в разряд общеизвестных, доступных всем, и знаниями, составляющими суть специальных, также постоянно изменяется и никогда не может быть абсолютно жесткой. Более того, по мере развития общества здесь также наблюдается определенная тенденция - тенденция все ускоряющегося процесса «размывания» границ между названными видами знаний. Эта тенденция также является одним из проявлений действия нау„чно-технического прогресса. «Все более широкая связь науки с производством, распространение научных воззрений среди всех слоев населения изменяют и характеристики повседневной практики, приближая ее к практике науки, и характеристики здравого

"¦философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. 6-е изд., перераб. и доп. - М.: Политиздат. 1991. С. 348.

-’Эйсман А. А. Указ. соч. С. 92.

смысла, приближая его в известной мере к научному познанию»28.

С учетом отмеченной тенденции в спорном вопросе о разграничении специальных и общеизвестных знаний более предпочтительной представляется точка зрения, согласно которой четкую границу между ними провести объективно невозможно, так как в силу ее исторической подвижности она, прежде всего, определяется судебноследственной практикой и носит во многом субъективный характер. Мнение Д.

П. Поташника и Т. В. Устьянцевой о том, что «необходимость проведения достаточно четкой границы между общими и специальными знаниями имеет серьезные процессуальные мотивы уже хотя бы потому, что от этого зависят основания назначения экспертизы»24, звучит, конечно, заманчиво, но вряд ли осуществимо на практике.

Состав и уровень развития современных специальных знаний в области криминалистического и судебно-экс- пертного исследования оружия и следов его применения - результат их длительного исторического развития. Формирование названных специальных знаний происходило под влиянием ряда факторов и было детерминировано потребностями следственной и судебной практики. Чем чаще и больше возникало в процессе судопроизводства вопросов, требующих привлечения соответствующих специалистов, тем активнее шел процесс формирования специальных знаний, быстрее увеличивался их объем. И чем разнообразнее были интересующие следствие и суд вопросы, тем разнородней по содержанию становились специальные знания. Co временем этот процесс привел к тому, что специальные знания в области криминалистического и судебно-экспертного исследования оружия и следов его

^Философский словарь. - М., 1972. С. 135. ^Поташник Д. П., Устьянцева Т. В. Указ. соч. С. 160.

применения по содержанию стали синтетическими30. Здесь следует заметить, что названные специальные знания в итоге стали не только элементом криминалистической техники, но и прежде всего теоретической основой криминалистических экспертиз различных видов оружия и следов их применения.

Проявление синтетического характера специальных знаний во многом происходило под влиянием тенденции дифференциации и интеграции знаний. Наряду с зарождением новых направлений внутри отдельных отраслей науки и практической деятельности, использовавшихся в качестве специальных знаний при исследовании оружия и следов его применения, шел также активный процесс образования новых «пограничных» областей специальных знаний, сопровождавшийся установлением между этими новыми областями знаний более тесных связей, их постепенным взаимопроникновением, развитием и применением общих для них методов исследования.

Интересно отметить, что у истоков формирования специальных знаний не всегда стояли профильные специалисты. По истечении времени оказывалось, что в числе основного (основных) субъекта - носителя сформировавшихся специальных знаний не оказывалось тех специалистов, с которых собственно и начинался процесс формирования этих знаний. Очевидно, это одна из специфических особенностей становления специальных знаний, носящих синтетический характер.

Наглядным подтверждением вышеизложенных тезисов служит процесс формирования специальных знаний в области исследования огнестрельного оружия и следов его применения.

"Подробнее о синтетическом характере криминалистики см.: Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. - М.: НОРМА. 2001. С. 9-46.

В России процесс научного становления названных специальных знаний начался во второй половине XIX века с работ судебных медиков, в частности, Н. Щеглова, И. Милотворского, Н. Москалева и др. Еще ранее в фундамент этого научного «здания» были заложены работы в области баллистики (военной). Однако историческая «миссия» основателей специальных знаний в области исследования оружия и следов его применения все же выпала на долю судебных медиков. Достаточно вспомнить, что в нашей стране становление судебной баллистики, лежащей в основе учения об оружии и следах его применения, связывают с известным судебным медиком - В. Ф. Черва- ковым, который обобщил, критически осмыслил, логически организовал и органически «встроил» в систему криминалистики обширный конгломерат специальных знаний из различных областей науки и практической деятельности, выведя тем самым их на качественно иной уровень11.

В настоящее время содержание специальных знаний специалиста (эксперта) - баллиста составляет комплекс базирующихся на положениях общей теории судебной экспертизы и криминалистики и адаптированных для решения практических задач данных из военно-технических наук, механики, физики, химии, металловедения и технологии производства, математики, кибернетики, судебной медицины и биологии, фотографии, топогеодезии, охотоведения, спортивной стрельбы и др.

Очевидно, что этот перечень данных как применительно к судебно-баллистическим исследованиям, так и проблеме исследования оружия в целом не может быть исчерпывающим. С расширением круга «оружейных» объектов он постоянно увеличивается. Практика показывает, что попытки точного определения перечня этих данных, а значит и четкого установления содержания специальных знаний

'Cm.: Черваков В. Ф. Судебная баллистика. - М.: Юриздат, 1937.

в области исследования оружия и следов его применения - занятие бесперспективное. Вероятно, здесь нужно исходить из той совокупности данных, которые требуются для исследования исторически сложившихся видов оружия и которые соответственно будут являться своеобразным «фундаментом», ядром специальных знаний применительно к проблеме оружия и следов его применения в целом. Принимая во внимание наличие естественных системных связей между различными видами оружия, общие закономерности их развития и единую целевую предназначенность - поражение цели, а также преемственность и системность знаний об оружии, представляется, что названный выше «фундамент» будет являться неким системообразующим началом специальных знаний в области исследования оружия и следов его применения, достаточным для разработки научно-методических основ изучения новых «оружейных» объектов и формирования соответствующего состава и уровня новых специальных знаний.

Специальные знания в области исследования оружия и следов его применения по своему составу разнообразны. Субъектами-носителями этих знаний, например, могут быть следователи; лица, осуществляющие дознание; прокуроры; оперативные работники; специалисты (эксперты) - сотрудники судебно-экспертных учреждений и иные лица, сведущие в области оружия (его изготовления, ремонта, применения, хранения, уничтожения, исследования, в том числе криминалистического, и т. п.), а также следов его применения (их обнаружения, фиксации, изъятия, исследования и использования в уголовном судопроизводстве). Поэтому, учитывая сложившуюся практику использования специальных знаний в уголовном процессе и исходя из уровня владения ими различными участниками процесса, на наш взгляд, специальные знания могут быть разделены на две группы: специальные знания в широком и узком понимании. Иначе их можно условно назвать

специальными знаниями общего характера и узкопрофессионального.

Субъектами - носителями специальных знаний общего характера в процессе раскрытия и расследования преступлений выступают обычно следователи, дознаватели, прокуроры и оперативные работники. Теоретически не исключается, что субъектами - носителями специальных знаний может являться любой участник уголовного процесса: обвиняемый, потерпевший, свидетель и др. Однако доказательственное значение результатов применения в уголовном процессе специальных знаний, например, следователем н обвиняемым, будет иметь принципиально разное значение.

Субъекты - носители специальных знаний узкопрофессионального характера в области исследования оружия и следов его применения - это прежде всего вышеназванные специалисты (эксперты). Конечно, объем специальных знаний и уровень владения ими не у всех специалистов (экспертов) одинаков. Так. специалист (эксперт) - криминалист является субъектом - носителем специальных знаний как общего, так и узкопрофессионального характера, чего не скажешь, например, о таких узкопрофильных специалистах, как технолог оружейного производства, саперы и другие специалисты военного дела.

Специальные знания узкопрофессионального характера могут быть доступны, например, следователю, прокурору, оперативнику. Однако это не правило, а скорее редкое исключение из него. Более того, в соответствии с уголовнопроцессуальным законодательством в случаях обязательного использования специальных знаний в судопроизводстве следователь, даже обладающий ими, не может их использовать, то есть совмещать функции следственного органа и специалиста в одном лице. Совмещение же функций следственного органа и эксперта вообще запрещено. Обладание специальными знаниями узкопрофессионального характера - это прерогатива специалистов (экспертов).

Учитывая, что оружие является специфическим объектом исследования и зачастую проходит в качестве вещественного доказательства по делам о тяжких преступлениях, следователи и оперативные работники на практике совершенно небезосновательно прибегают в большинстве случаев к помощи соответствующих специалистов, не полагаясь при этом лишь на свои специальные знания. Так, зачастую без проведения специалистом (экспертом) - криминалистом исследования либо криминалистической экспертизы обнаруженных или изъятых объектов, подозреваемых в принадлежности к оружию или боеприпасам, существенно затруднялась (а иногда и исключалась) не только возможность возбуждения уголовного дела по статьям 222,223,226 УК РФ, но и дальнейшая перспектива его расследования.

В целом, преступления, связанные с применением оружия, характеризуются широким использованием помощи специалистов. В процессе раскрытия и расследования этой категории преступлений чаще всего используются специальные знания сотрудников государственных судебно-экс- пертных учреждений: экспертно-криминалистических подразделений МВД России; лабораторий судебной экспертизы Минюста России; бюро судебно-медицинских экспертиз Минздрава России. Наиболее привлекаемыми специалистами названных судебно-экспертных учреждений являются эксперты-криминалисты, судебные медики (в том числе сотрудники медико-криминалистических лабораторий ЭКП МВД России), эксперты-взрывотехники (пожаротехники), эксперты по физико-химическому исследованию вещественных доказательств. Конечно, перечень специалистов, привлекаемых для раскрытия и расследования названной категории преступлений, гораздо шире. В него могут входить также сотрудники негосударственных экспертных учреждений, частные практикующие эксперты и иные сведущие лица. Обычно используются специальные знания узкопрофессионального характера сапе

ров, взрывников, пиротехников, военных баллистов, специалистов в области проектирования, изготовления, ремонта и хранения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, ученых оружиеведов (в том числе сотрудников музеев, экспонирующих оружие), металловедов, специалистов в области тоиогеодезии, охотоведения, спортивной стрельбы и др.

Нами уже отмечалось, что в новом уголовно-процессу- альном законодательстве России существенно повышена роль специальных знаний в судопроизводстве. Помимо расширения полномочий специалиста (ст. 58 УПК РФ), более четко регламентирована деятельность судебного эксперта*-, повышено доказательственное значение результатов его деятельности. В частности, теперь доказательством по уголовному делу является не только заключение, но и показания эксперта (ст. 74 УПК РФ). Интересно отметить также, что по новому УПК РФ можно использовать помощь специалиста и при избрании такой меры процессуального принуждения, как наложение ареста на имущество (ст. 115).

Согласно УПК РФ (ст. 168) «следователь вправе привлечь к участию в следственном действии специалиста». Прямое же указание в УПК РФ дается на участие специалиста лишь в следующих следственных действиях: осмотре трупа и эксгумации (ст. 178), освидетельствовании (ст. 179), личном обыске (ст. 184), осмотре и выемке почтовотелеграфных отправлений (ст. 185), контроле и записи переговоров (ст. 186), допросе несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля (ст. 191), получении образцов для сравнительного исследования (ст. 202).

Однако это не означает, что следователь не может привлечь специалиста для участия в иных следственных дей-

'-См: Федеральный Закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от :1.04.2001 г.; Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, принятый Государственной Думой 22.11.2001 г. (глава 27).

ствиях. Статьей 168 УПК РФ следователю такое право предоставлено. Поэтому представляется некорректным обращать внимание законодателя на «четкое указание... на право следователя вызывать специалиста во всех случаях необходимости применения специальных знаний»33. На наш взгляд, не это должно «послужить достаточным сигналом к расширению практики участия специалистов в расследовании преступлений»31, а стремление самих следователей к повышению своих специальных знаний и, как следствие, - их готовность к использованию достижений науки и техники в процессе раскрытия и расследования преступлений, особенно связанных с применением оружия. Например, по исследованиям В. П. Зезьянова, больше половины опрошенных специалистов, участвовавших в следственных действиях, указывают на слабые специальные знания следователей35. Аналогичного мнения придерживается и В. Н. Махов. В частности, он отмечает: «Следователь, как правило, использует ограниченный круг знаний о сохранившихся следах преступления; закономерностях их образования, существования, изменений; о методах их обнаружения, полного и правильного использования в целях получения, а также проверки и оценки доказательственной информации»36.

Практика показывает, что лица, осуществляющие предварительное расследование преступлений, связанных с применением оружия, далеко не всегда четко понимают реальные возможности и формы использования специалистов в этом процессе. Наряду с поручением специалисту выполнять действия, нередко не связанные с использова-

3 'Снетков В. А. Указ. соч. С. 108.

“Там же, с. 108.

'Зезьянов В. П. Роль, место и значение специальных знаний в криминалистике. Дисс.... канд. юрид. наук. - Ижевск, 1994. С. 12.

“Махов В. Н. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. Дисс.... докт. юрид. наук. - М., 1993. С. 40.

нием им своих специальных знаний, а также назначением экспертиз в случаях, не требующих самостоятельного экспертного исследования, допускается ряд других ошибок. В этой связи Ю. Т. Шуматов справедливо указывает на то, что «пределы и формы использования специалиста еще окончательно не определены»37. Особенно негативное влияние на практическую деятельность специалиста и, как следствие, на качество всего процесса раскрытия и расследования преступлений, оказывают спорность вопросов о процессуальном значении некоторых действий специалиста и их неурегулированность в соответствующих статьях нового УПК РФ.

Теории и практике криминалистического и судебно- экспертного исследования оружия и следов его применения в настоящее время известно несколько форм реализации специальных знаний в процессе раскрытия и расследования преступлений. Они различаются, прежде всего, по процессуальному (доказательственному) значению результатов их использования в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. По этому признаку выделяют две формы использования специальных знаний в процессе раскрытия и расследования преступлений: процессуальную и непроцессуальную.

В соответствии с новым уголовно-процессуальным законодательством можно выделить такие процессуальные формы использования специальных знаний, как: применение в процессе следственных действий следователем, лицом, проводящим дознание, прокурором собственных специальных знаний; участие специалистов в производстве следственных действий и применении мер процессуального принуждения (наложения ареста на имущество - ст. 115 УПК РФ);

^Шуматов Ю. Т. Использование специальных познаний на предварительном следствии. Диес.... канд. юрид. наук. - М., 1996. С. 73.

привлечение сведущих лиц для производства экспертиз; участие эксперта в допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованиями статей 205 и 282 УПК РФ (ст. 80 УПК РФ).

Из числа названных процессуальных форм использования специальных знаний прежде всего следует выделить те, которые согласно новому УПК РФ (ст. 146) могут быть реализованы до возбуждения уголовного дела, то есть при производстве осмотра места происшествия, освидетельствования, а также при назначении судебной экспертизы. Думается, что с введением в новый УПК РФ статьи 146 облегчится и ускорится процесс выявления фактов, указывающих на признаки преступления и существенные для дела обстоятельства, закрепления следов преступления, установления лиц, его совершивших. Так, до принятия нового уголовно-процессуального кодекса, полученные оперативным путем единичные боеприпасы и взрывные устройства в целях признания их таковыми подвергались специалистом исследованию с составлением справки, не имевшей доказательственного значения. При этом методика исследования объектов на принадлежность их к боеприпасам и взрывным устройствам обязательно предполагает применение разрушающих методов. В итоге получалось, что после исследования специалистом этих объектов они уничтожались и в последующем уже не подлежали • экспертному исследованию, а справка специалиста, получаемая по результатам исследования, не имела доказательственного значения. Зачастую это приводило к отказу в возбуждении уголовного дела по статьям 222, 223, 226 УПК РФ. Кроме того, происходила утрата возможных вещественных доказательств, роль которых в процессе доказывания трудно переоценить.

Трудность возникала также и в случаях установления наличия на определенных объектах (включая лиц, стрелявших из огнестрельного, газового оружия либо совершивших определенные действия со взрывчатыми веществами и взрывными устройствами) продуктов выстрела и взрыва, которые со временем утрачиваются либо подвергаются необратимым изменениям. В этой связи А. В. Корякин писал: «В этих случаях незамедлительность исследования - эффективный способ извлечения заключенной в них доказательственной информации, а справка по его результатам - основной носитель сведений об имевшем место факте и данных, которые могут указывать на признаки преступления, способ и условия его совершения, виновных лиц, объем причиненного ущерба и т. п. Однако очевидно, что такая справка, подтверждая и ли опровергая предположение оперативного работника, не служит эквивалентом утраченных объектов»38.

С получением возможности назначать судебную экспертизу до возбуждения уголовного дела ситуация несколько изменилась. Сейчас следователь в указанных и подобных им случаях вправе быстро и эффективно в процессуальном порядке использовать специальные знания по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего.

Последнее очень важно при раскрытии и расследовании террористических актов по «горячим» следам, особенно в условиях проведения антитеррористической операции в Чеченской Республике. В частности, может существенно облегчиться проблема установления лиц, скрывшихся с места применения оружия (огнестрельного, минно-взрывного, зажигательного). Тем более что

^Корякин А. В. Некоторые вопросы доказательственного значения результатов специальных исследований //Проблемы борьбы с преступностью в современных условиях. Матер, междунар. научн.-практ. коиф. 24-26 мая 1995 года. Ч. 3. - Иркутск, 1995. С. 96.

сейчас разработаны несложные, доступные не только специалистам, но и сотрудникам милиции общественной безопасности экспресс методы выявления следов продуктов выстрела на теле и одежде стрелявшего39.

Помощь специалистов может понадобиться на любой стадии расследования преступлений, связанных с использованием оружия, в процессе любого следственного действия. Однако практика расследования этой категории преступлений показывает, что чаще всего специальные знания специалистов используются при проведении таких следственных действий, как осмотр места происшествия, освидетельствование, обыск, выемка, получение образцов для сравнительного исследования, следственный эксперимент. Для этих целей обычно привлекаются специалисты- криминалисты, судебные медики, специалисты-взрывотехники, саперы, пиротехники.

Особенно ценна помощь специалиста-криминалиста, привлекаемого для участия в осмотре места происшествия, связанного с использованием оружия[13]*. Здесь он может помочь следователю выполнить следующую работу: зафиксировать обстановку места происшествия, а также обнаружить оружие, следы его применения и зафиксировать различными способами их состояние и характеристики;

провести предварительное исследование оружия и следов его применения с целью установления обстоятельств применения оружия (характера повреждений на объекте; вида и модели применявшегося оружия; направления, дистанции, количества и очередности выстрелов, взаиморасположение стрелявшего либо наносившего удар и потерпевшего; очага взрыва и т. п.); уяснения причинной связи между обнаруженными на месте происшествия следами применения оружия и происшедшим событием; определения механизма образования следов применения оружия и их пригодности для идентификации; построения версий и др.; изъять и упаковать оружие и следы его применения, а также отобрать из их числа объекты для предстоящей экспертизы; выявить обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Значительную часть преступлений, связанных с использованием оружия, составляют убийства с применением огнестрельного оружия. Очень важно, чтобы в осмотрах мест происшествий по такой категории преступлений наряду с судебным медиком принимал участие специалист-криминалист, специализирующийся в области судебной баллистики (специалист-баллист). FIa практике, ввиду недостаточности названных специалистов и их сконцентрированности в основном в ЭКП МВД, ГУВД, УВД субъектов Poccim (республиканское, областное, краевое звено), они не в состоянии обеспечить выезды на места происшествии по всем преступлениям, связанным с применением огнестрельного оружия. Очевидно, здесь приоритет нужно отдавать осмотрам мест происшествий по делам об убийствах с применением огнестрельного оружия и, прежде всего, неочевидным.

В этом плане заслуживает внимания позиция тех руководителей экспертных подразделений, которые в целях эффективного проведения осмотра по убийствам

с применением оружия практикуют включение в состав следственно-оперативной группы двух специалистов: специалиста-баллиста и техника-криминалиста, где деятельность последнего будет направлена на собирание иных материальных следов.

Правильная, своевременная и грамотная организация участия специалистов (в области исследования оружия и следов его применения) в осмотрах мест происшествий, особенно по делам о тяжких преступлениях, - залог их быстрого и полного раскрытия и расследования.

Решение о приглашении того или иного специалиста, как правило, принимает следователь, за исключением случаев, оговоренных в законе.

Так, судебный медик независимо от усмотрения следователя обязательно привлекается для осмотра трупа, в частности, убитого с применением оружия (ст. 178 УПК РФ). По закону следователь может также по своему усмотрению пригласить для участия в следственном действии специалиста, но только определенной профессии, например, врача для освидетельствования подозреваемого в применении оружия (ст. 179 УГ1К РФ).

В этой связи А. А. Закатов и Ю. Н. Оропай совершенно справедливо различают три разновидности участия специалиста в производстве следственных действий:

а)              обязательное участие конкретного специалиста;

б)              участие, по усмотрению следователя, специалиста названной в законе профессии;

в)              участие специалиста любой профессии по усмотрению следователя41.

Проблемы участия специалистов в следственных действиях в криминалистической и уголовно-процессуальной литературе проанализированы достаточно подробно. Вместе с тем, на наш взгляд, требует более пристального внимания

‘'Закатов А. А., Оропай Ю. Н. Указ. соч. С. 8.

/>проблема использования помощи специалиста в области исследования оружия и следов его применения при производстве допроса, особенно по делам, связанным с применением самодельных взрывных устройств. В этих случаях в качестве специалиста рекомендуется приглашать взрывотехника. Помощь же сапера здесь малоэффективна, так как он обучен работе лишь со штатными образцами минновзрывного оружия. Основная цель участия взрывотехника в допросе - получение от допрашиваемого максимума информации о взорванном устройстве для последующего установления его типовой и видовой принадлежности, а также конструктивных особенностей, указывающих на изготовителя42. Ценность этих сведений объясняется тем, что при осмотре места происшествия обнаруженные самодельные взрывные устройства обычно не изымаются, а подлежат уничтожению. В этом плане существенное значение имеет участие взрывотехника и в подготовительном этапе допроса (консультирование следователя по конкретизации обстоятельств, подлежащих выяснению в ходе допроса, грамотному формулированию вопросов и т. п.), и в процессе его проведения, когда с разрешения следователя он может задавать допрашиваемому вопросы, помогающие полнее описать применявшееся взрывное устройство.

При раскрытии и расследовании преступлений, связанных с применением оружия, в процессе проведения одного следственного действия зачастую используется помощь группы специалистов. Чаще всего участие нескольких специалистов наблюдается при осмотре места происшествия по делам об убийствах с применением хо-

'1LLTanoHKHH В. И., Ручкин В. А., Субботина М. В., Мокринский О. А. Особенности производства отдельных следственных действий по делам, связанным с использованием боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ. // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Второй Bcepoc. округлый стол», 20-21 июня 2002 года. Сб. материалов. - Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России, 2002. С. 318-322.

лодного, метательного, огнестрельного, газового и подобного им оружия (специалист-криминал ист, судебный медик), боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ, то есть минно-взрывного оружия (специалист- криминалист, судебный медик, взрывотехник, сапер). Если же названные преступления сопровождались пожаром (что нередко для практики их расследования), то в дополнение к уже названным специалистам в состав следственно-оперативной группы включается также спе- циалист-пожаротехник или пиротехник. В подобных случаях и, особенно, при обнаружении на месте взрыва неразорвавшихся взрывных устройств или криминальных взрывах, сопровождавшихся большими разрушениями и пожарами, в состав следственно-оперативной группы, выезжающей на место происшествия, может входить четыре и более специалистов. Их помощь нужна для того, чтобы следователь мог получить от каждого участвующего специалиста необходимые сведения, согласовать и «увязать» их и составить всестороннее целостное представление о происшедшем событии. Естественно, на первый план здесь выступает проблема организации и тактики участия группы разнопрофильных специалистов в одном следственном действии, не получившая в настоящее время ни законодательного разрешения, ни должного освещения в криминалистической и уголовно-процессуальной литературе.

Исследование названной проблемы показало ее большую актуальность в современных условиях борьбы с терроризмом, сложность и неоднозначность возможных путей решения, а также необходимость законодательного урегулирования этой проблемы43. Покажем это на конкретном

y5Cm.: Игнашин В. И. Тех ни ко-криминалистическое обеспечение и особенности взаимодействия участников следственно-оперативной группы при поиске, локализации и обезвреживании взрывных устройств на месте происшествия. Дисс. ... канд. юрид. наук. - Волгоград, 2001.

примере. Известно, что работа следственно-оперативной группы на месте происшествия в условиях реальной опасности взрыва вносит существенные поправки в характер проводимых мероприятий, отчего организация деятельности следственно-оперативной группы становится многоступенчатой. На каждом ее этапе обозначается лидирующая роль то одного, то другого специалиста, входящего в состав группы. Это лидерство обусловливается функциональными обязанностями специалиста на конкретном этапе его работы. Главное здесь, чтобы приоритетность функций одних специалистов над другими не была антагонистической и не противоречила общему замыслу следственного действия. Понятно, что эта задача может быть успешно решена только в условиях четкого взаимодействия не только участвующих в следственном действии специалистов, но и всех членов следственно-оперативной группы, четкого понимания решаемых ими задач. Эффективность расследования подобных преступлений во многом зависит от «совершенства тех процессуальных норм и тактико-кри- миналистических рекомендаций, которые регулируют процесс взаимодействия следователей и специалистов в ходе предварительного расследования»**. Пока же на практике, как справедливо отмечал В. В. Циркаль, «обычно та или иная форма взаимодействия специалистов возникает стихийно, что неизбежно увеличивает процент неправильных решений»45.

На наш взгляд, в целях оптимизации форм использования специальных знаний в процессе расследования преступлений, особенно убийств, сопряженных с применением оружия, в Уголовно-процессуальный кодекс целесообразно ввести статью «Одновременное участие нескольких специалистов в следственном действии», в которой необходимо изложить основы разграничения функций, с одной стороны, следователя и специалистов, с другой, - между специалистами. «Это бы позволило следователям, - указывает А. В. Гусев, - правильно планировать свою работу, а также работу специалистов, принимающих участие в следственном действии»46.

Завершая рассмотрение проблемы участия специалистов в следственных действиях, хотелось бы обратить внимание еще на один ее аспект. В новом УПК РФ, как уже отмечалось ранее, показания эксперта рассматриваются в качестве доказательства (ст. 74). По не понятной для нас причине показаниям специалиста, участвовавшего в следственном действии, в такой «привилегии» законодателем отказано, хотя мнения о необходимости положительного решения данной проблемы высказались и ранее47.

Представляется целесообразным дополнить УПК РФ еще одной статьей - «Допрос специалиста, участвовавшего в процессуальном действии», а показания специалиста рассматривать в качестве доказательства. Учитывая, что в следственных действиях по делам о преступлениях, связанных с применением оружия, очень часто используется помощь специалиста, сформулированное нами предложение позволило бы существенно расширить доказательственную базу по данной категории дел,

№Гусев А. В. Указ. соч. С. 114.

17Cm., например, Чулков И. А. Участие специалиста в осмотре места происшествия по делам о преступлениях, совершенных с использованием огнестрельного оружия // Совершенствование криминалистических и оперативно-розыскных средств и методов в борьбе с престу и лешими. Сб. материалов 4 Межвузов. науч.-практ. конф. адъюнктов и соискателей. - М., 1984. С. 62-65; Махов В. Участие специалиста в расследовании преступлений // Соц. Законность, 1969. № 5. С. 27; Гончаренко В. И. Научно-технические средства в следственной практике. - Киев, 1984. С. 35.

способствуя тем самым их быстрому расследованию и изобличению виновных.

Наряду с помощью специалистов широко используется и помощь сведущих лиц (экспертов) при производстве экспертных исследований. Обычно это различные виды криминалистической экспертизы оружия и следов его применения или разного рода комплексные экспертные исследования (они являются предметом отдельного исследования последующих разделов нашей работы).

В процессе раскрытия и расследования преступлений, связанных с использованием оружия, активное применение находят и специальные знания следователей (дознавателей). Безусловно, «самостоятельное применение следователем специальных познаний вполне допустимо, если оно не противоречит закону, не вызывает уничтожения или изменения материальных следов преступления, вещественных доказательств, не связано с унижением человеческого достоинства и способствует достижению объективной истины по делу»*я. Здесь речь идет, прежде всего, о специальных знаниях общего характера. Такие знания следователи (дознаватели) получают в процессе образования и последующей профессиональной деятельности. Co временем объем этих знаний увеличивается. Д. П. Поташник и Т. В. Устьян- цева даже отмечали тенденцию «все более глубокого овладения следователями и судьями специальными познаниями в области криминалистической техники»49.

Действительно, объективно происходит нарастание объема криминалистически значимой информации, в том числе и в области исследования оружия и следов его применения. Значительную ее часть составляют специальные знания общего характера. Конечно, познать их в полном объеме в процессе профессионального обучения будущие

’'Зуев Е. И. Указ. соч., 1975. С. 39.

"Поташник Д. П., Устьянцева Т. В. Указ. соч. С. 161.

следователи не в состоянии. Речь должна идти об усвоении лишь оптимального, сбалансированного объема этих знаний, образно говоря, «фундамента», с которого можно начинать первоначальную профессиональную деятельность следователя и на котором в последующем в процессе активной практической деятельности и систематического повышения своей квалификации «разовьется» и будет «стоять» профессионал высокого класса. Это одна из актуальнейших и сложнейших задач современной криминалистики как учебной дисциплины, которая выходит за рамки нашего исследования.

Следует лишь заметить, что при всей многогранности, а также сложности и неоднозначности решения проблемы обучения следователей специальными знаниями, в том won? и s облает л-ртгметй’адагсгхтчесшго исследования оружия и следов его применения, их профессиональная подготовка в целом отвечает Современным требованиям и не уступает уровню подготовки аналогичных специалистов в зарубежных странах50.

Как известно, непосредственное применение следователем своих специальных знаний не требует процессуальной регламентации. При производстве следственных действий следователь может реализовать их в различных формах. Практика показывает, что обычно он использует свои профессиональные знания в области исследования оружия и следов его применения: для обнаружения, фиксации, изъятия и упаковки вещественных доказательств, связанных с применением оружия;

' Cm., например, Белкин Р. С. Указ. Ct14., (997. Т. 3. С. 435-465; Криминалистика: актуальные вопросы теории и Практики. Всерос. «круглый стол» 15-16 июня 2000 года. Сб. тезисов. - Ростов-на-Дону: РЮИ МВД России. 2000 (раздел I «Концепции юридического образования на современном этапе, проблемы преподавания криминалистики», с. 5-71) и др.

осмотра и предварительного исследования вещественных доказательств и выдвижения следственных Версий; подготовки и назначения судебной экспертизы; применения несложных технических средстн в исследовании материалов уголовного дела.

Названные специальные знания являются составной частью знаний следователя в области криминалистической техники. Последние он использует для работы с широким спектром самых разных следов и вещественных Доказательств, а также фиксации хода и результатов следственных действий. При этом чем шире он владеет знаниями в криминалистической технике, тем качественнее может выполнять работу и с «оружейными» объектами.

Анализ следственной практики показывает, что следо- ватель обычно использует свои саециamp;тьные знания и обходится без помощи специалиста в случаях, когда имеет дело с достаточно известными и распространенными образцами холодного, метательного, пневматического, газового, огнестрельного оружия и при этом для работы с ними и следами их применения не требуется сложных технико-криминалистических средств и приемов. В случаях же расследования преступлений, связанных с использованием взрывных устройств, взрывчатых веществ, а также достаточно редких образцов оружия, следователь вынужден обращаться за помощью специалиста.

Предварительное исследование вещественных Доказательств, связанных с использованием оружия, следователь вправе проводить сам, если для этого у него имеются необходимые специальные знания. Как известно, его результаты доказательственного значения не имеют, однако ohij дают следователю возможность выдвигать определенные версии и планировать соответствующие следственные действия.

При подготовке и назначении судебной экспертизы (в основном криминалистическох1) в отношении «оружейных» объектов следователи нередко обходятся собствен

ными специальными знаниями. Трудности они испытывают, в основном, в получении образцов для сравнительного исследования и формулировании вопросов эксперту.

И все же практика расследования преступлений, связанных с использованием оружия, свидетельствует, что многие следователи при производстве следственных действий вынуждены очень часто обращаться за помощью соответствующих специалистов как носителей специальных знаний узкопрофессионального характера. Необходимость привлечения специалистов объясняется здесь следующими обстоятельствами: отсутствием у следователя необходимых специальных знаний для проведения предварительных исследований обнаруженных либо изъятых объектов, прежде всего, в целях установления их относимости к тому или иному виду оружия; появлением новых, еще не известных следователю приемов и научно-технических средств по работе с «оружейными» объектами; недостаточным овладением следователем быстро развивающимися и совершенствующимися в современных условиях технико-криминалистическими средствами и методами работы с различными видами оружия и следами их применения; необходимостью экономии времени, когда применение технико-криминалистических средств и приемов при работе с оружием и следами его применения носит затяжной характер и отвлекает следователя от выполнения ряда других обязанностей; необходимостью одновременного применения нескольких технико-криминалистических средств в процессе проведения следственного действия; требованиями обеспечения безопасности участникам следственного действия при работе с определенными видами оружия, например, минно-взрывным;

стремлением при прочих равных условиях к более качественному выполнению работ с «оружейными» объектами специалистами, обладающими большим опытом, чем следователь; наличием у следователя мотивированных соображений поручить выполнение тех или иных действий определенным специалистам в области исследования оружия и следов его применения; необходимостью получения следователем квалифицированной помощи для грамотной постановки вопросов эксперту по исследованию «оружейных» объектов в отношении имеющихся по делу материалов; необходимостью разъяснения следователю возникающих в процессе следственного действия вопросов, входящих в профессиональную компетенцию специалиста в области исследования оружия и следов его применения; отсутствием либо недостаточным овладением следователем навыками применения некоторых технических средств в исследовании материалов уголовного дела.

Приведенный перечень обстоятельств не может быть исчерпывающим.

К непроцессуальным формам использования специальных знаний в области исследования оружия и следов его применения при раскрытии и расследовании преступлений можно отнести: применение оперативным работником своих специальных знаний при проведении оперативно-розыскных мероприятий; применение следователем собственных специальных знаний в организационно-технической работе, не связанной с проведением следственных действий; использование следователем и оперативником своих специальных знаний в разработке профилактических рекомендаций; консультации специалиста;

сообщение специалистом справочных сведений следователю и оперативнику; оказание специалистом организационно-технического содействия следователю и оперативному работнику в выполнении определенных работ, не связанных с производством следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; участие специалиста в оперативно-розыскных мероприятиях; проведение специальных исследований предметов и документов до возбуждения уголовного дела (ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» от 13.03.1992 г.); обучение специалистом следователей и оперативников современным приемам и методам исследования оружия и следов его применения, работе с новыми научно-техниче- скими средствами, а также их внедрение специалистом в следственную и оперативно-розыскную деятельность; участие специалиста в разработке профилактических предложений.

Е. И. Зуев выделяет также такой вид непроцессуальной помощи, как участие специалиста в подготовке назначения экспертизы51. Однако при ближайшем рассмотрении этого вида помощи оказывается, что его суть сводится лишь к консультативной деятельности специалиста. Логичнее рассматривать вопросы оказания помощи следователю при подготовке назначения экспертизы как одно из направлений консультативной деятельности специалиста, являющейся непроцессуальной формой использования его специальных знаний.

Данные, полученные в результате непроцессуальных форм использования специальных знаний, не имеют доказательственного значения. Однако это не означает, что

'Зуев Е. И. Указ. соч.. 1975, с.. 12.

названные формы использования специальных знаний не нужны в процессе раскрытия и расследования преступлений. Практика свидетельствует об обратном. Они способствуют «квалифицированному расследованию преступлений, в частности, правильному выбору и использованию технических средств и тактических приемов по собиранию, исследованию и оценке доказательств, построению следственных версий, выявлению и анализу обстоятельств, облегчавших совершение преступлений»52.

Из всех непроцессуальных форм использования специальных знаний прежде всего следует выделить консультации специалиста; сообщение специалистом справочных сведений следователю и оперативному работнику; обучение специалистом следователей и оперативников современным приемам и методам исследования оружия и следов его применения; работе с новыми научно-техническими средствами, а также их внедрение специалистом в следственную и оперативно-розыскную деятельность.

Очевидно, самой распространенной непроцессуальной формой использования специальных знаний является консультативная деятельность специалиста. Т. В. Аверьянова совершенно справедливо пишет: «Именно при использовании доказательств весьма существенную помощь следователю (суду) может оказать справочно-консультативная деятельность. Этой области деятельности специалиста в литературе уделено явно недостаточное внимание. Между тем продуктивные формы такой деятельности многообразны: это содействие при формировании вопросов экспертиз и оценке сложных экспертных заключений, при формировании базы выдвигаемых версий и выведении следствий из них, определении момента предъявления допрашиваемому изобличающих доказательств и т. п.»53.

“Зуев Е. И. Указ. сеч., 1975, с. 4. “Аверьянова Т. В. Указ. соч., с. 30.

На наш взгляд, непроцессуальная деятельность (в том числе и справочно-консультативная) может осуществляться различными специалистами. В этой связи представляется неверным утверждение В. Д. Кормы о том, что «если процессуальную форму помощи могут выполнять любые специалисты, то непроцессуальную - только специалисты- криминалисты, деятельность которых закреплена в подзаконных ведомственных актах - приказах, инструкциях, наставлениях и пр. и имеет преимущественно розыскную направленность»54.

За консультацией следователь и оперативник, безусловно, могут обратиться к любому специалисту. Как показывает практика, в процессе раскрытия и расследования преступлений, связанных с применением оружия, чаще всего обращаются к сотрудникам государственных судеб- но-экспертных учреждений (экспертам-криминалистам, техникам-криминалистам, экспертам-взрывотехникам, судебным медикам), а также сведущим лицам, не состоящим в штате названных учреждений (саперам, пиротехникам, специалистам в области проектирования, изготовления, ремонта и хранения оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ). Конечно, наиболее широкими и универсальными специальными знаниями обладают эксперты-криминалисты35, особенно специализирующиеся в области исследования оружия и следов его применения (например, эксперты- баллисты и эксперты по исследованию холодного и метательного оружия). В ряде случаев дефицит экспертов- криминалистов названной специализации вынуждает следователей и оперативников обращаться за консультацией к иным специалистам, которые не всегда способны оказать действенную помощь. В этой связи П. П. Ищенко пишет: «Анализ лиц, привлекаемых для оказания консультативной помощи, показывает, что ими, как правило, пытаются заменить недостающих специалистов-"криминалистов”. Все они способны оказать только консультативную либо техническую помощь по простейшей фиксации, выполненной на любительском уровне»56. И в целях ослабления остроты нехватки специалистов им предлагается, на наш взгляд, половинчатое решение проблемы - создание института нештатных специалистов57. Представляется, что полное решение этой проблемы все же заключается в концентрации усилий по радикальному улучшению системы подготовки экспертов-криминалHctob5s.

Перечень вопросов, по которым возможны консультации, практически не ограничен. Обычно консультации проводятся в целях: ознакомления следователей и оперативников с современными возможностями исследования оружия и следов его применения; выявления перспектив использования в доказывании комплекса признаков, которыми характеризуются обнаруженные либо изъятые образцы оружия, а также следы их применения; разъяснения способов хранения изъятого оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и следов их применения; определения перечня технико-криминалистичес- ких средств и конкретных специалистов, которые могут потребоваться для работы с «оружейными» объектами в процессе проведения предстоящих оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий;

ознакомления следователя и оперативника с методическими и тактическими особенностями применения конкретных технико-криминалистических средств и приемов в процессе предстоящей работы с «оружейными» объектами; разъяснения особенностей проведения оперативно- розыскных мероприятий и следственных действий, в процессе которых будут совершаться определенные действия с оружием (например, особенности проведения следственного эксперимента для установления возможности слышать звук выстрела в определенных условиях); оказания помощи в выдвижении версий исходя из наличия определенных образцов оружия или обстоятельств его применения; изложения правил и техники оперативного получения материалов для сравнительного исследования в конкретных ситуациях; содействия в подготовке назначения экспертизы, а также объективной оценке экспертного заключения.

Отдельного рассмотрения заслуживает последнее направление консультативной помощи специалиста.

Известно, что следователь назначает экспертизу, когда для решения возникшего по делу вопроса требуются специальные знания в области науки, техники, искусства или ремесла. Однако и для самого принятия решения о целесообразности назначения экспертизы и выполнения соответствующих подготовительных мер для ее последующего успешного проведения, как правило, тоже требуются специальные знания, которыми сам следователь не располагает. В подобных случаях он вынужден обращаться за консультацией к специалисту - эксперту-криминалисту, специализирующемуся в области криминалистической

экспертизы оружия и следов его применения, эксперту- взрывотехнику, пиротехнику и др. Такие консультации обычно требуются следователю для уяснения: необходимости назначения экспертизы (как правило, криминалистической); времени и места проведения экспертизы, иногда с указанием конкретного сведущего лица (эксперта); вида экспертизы и круга вопросов, которые необходимо поставить на разрешение эксперта, а также правильности их формулирования; перечня объектов, подлежащих направлению на экспертизу, и достаточности имеющихся у него материалов для успешного проведения экспертного исследования; объема сведений из материалов уголовного дела, относящихся к предмету экспертизы и необходимых для квалифицированного проведения исследования; мер предосторожности, которые необходимо предпринять в отношении оружия и следов его применения до назначения экспертизы и в процессе транспортировки в судебно-экспертное учреждение для проведения экспертного исследования; возможных путей и порядка получения недостающих образцов для сравнительного исследования (например, пуль и гильз со следами проверяемого огнестрельного оружия; проб грунта с мест взрыва и т. п.); круга дополнительных вопросов эксперту и перечня дополнительных объектов, направляемых на экспертизу (обычно в случаях назначения дополнительной и повторной экспертиз); целесообразности назначения комплексного экспертного исследования оружия и следов его применения, а также перечня сведущих лиц (экспертов), компетентных проводить такое исследование; тактики действий в отношении заявленных участниками процесса (подозреваемым, обвиняемым, их защит

ником и др.) ходатайств о назначении судебной экспертизы оружия и следов его применения (в том числе дополнительной и повторной).

Специфичность объектов будущей экспертизы и, прежде всего, требования повышенной безопасности к оружию, боеприпасам и их составным компонентам, предполагают обязательную консультативную помощь специалиста при подготовке назначения экспертизы. Такого правила придерживается и экспертно-криминалистическая практика.

Оценка обоснованности и достоверности содержащихся в заключении выводов и, особенно, научной состоятельности и правильности выбранной экспертом методики исследования оружия и следов его применения также зачастую вызывает у следователя затруднения. И здесь тоже как нельзя кстати окажется консультативная помощь специалиста. Сообщенная им информация облегчает следователю оценку экспертного заключения, а в случае установления недостоверности выводов эксперта помогает выбрать новых экспертов, которым может быть поручена экспертиза.

Одним из эффективных путей облегчения оценки следователем заключений эксперта является стандартизация (сертификация) методик экспертного исследования оружия и следов его применения.

В настоящее время такая стандартизация (сертификация) проведена лишь в отношении экспертных методик установления принадлежности объектов к холодному, метательному и огнестрельцому оружию59. Представляется, что в перспективе должны пройти соответствующую

"Cm.: Государственный стандарт РФ (ГОСТ P 5)215-93) «Оружие холодное. Термины и определение». - М., 1998; Сборник информационных листков холодного (метательного) оружия и предметов хозяйственнобытового назначения, сходных с ним, прошедших сертификационные криминалистические испытания в 1994-1999 гг. - М., 1999; Методика установления принадлежности объекта к огнестрельному оружию. - М.: ГУ ЭКЦ МВД России, 2000.

стандартизацию (сертификацию) и остальные методики экспертного исследования оружия и следов его применения60.

Безусловно, и при наличии подобных методик экспертного исследования следователь в отдельных случаях будет вынужден обращаться за консультационной помощью к специалисту.

Консультации особенно ценны для следователя и оперативника, когда в проводившихся оперативно-розыскных мероприятиях и следственных действиях, где требовались специальные знания в области исследования оружия и следов его применения, не принимал участия специалист. Так, у следователей в подобных случаях зачастую возникают вопросы о перспективах дальнейшего использования в доказывании изъятого оружия Ff следов его применения.

Инициатором оказания консультативной помощи, как правило, является следователь или оперативник. Однако такая инициатива может исходить и от специалиста, ранее принимавшего участие в оперативно-розыскном мероприятии или следственном действии, в ходе которых он проводил определенную работу с «оружейными» объектами.

Эффективному раскрытию и расследованию преступлений, связанных с применением оружия, в значительной степени способствует такая непроцессуamp;пьная форма использования специальных знаний, как сообщение специалистом справочных сведений следователю и оперативнику. Названная справочная деятельность в основном осуществляется сотрудниками экспертно-криминалистических и иных подразделений МВД России, одной из функций которых является ведение различных учетов и коллекций оружия и следов его применения. В частности, в настоящее вре-

61iCm., например, Карлин И. П. Методика исследование -о.,одного оружия //Теория я практика криминалистического оружиеведения. Матер, науч.-практ. конф. 21 апреля 1998 года. - СПб, 1998. C- 3-5.

мя на федеральном и местном уровнях ведутся следующие учеты и коллекции оружия, а также следов его применения: централизованный криминалистический учет похищенных и изъятых документов и номерных вещей, в том числе холодного, метательного и пневматического оружия (ГИЦ МВД России); централизованный розыскной учет утраченного и выявленного огнестрельного оружия и другого вооружения - АИПС «Оружие» (ГИЦ МВД России); федеральная коллекция пуль, гильз и патронов со следами оружия, изъятых с мест преступлений, и утраченного (похищенного) оружия (федеральная пулегильзотека, которая ведется ЭКЦ МВД России); местные коллекции пуль, гильз и патронов со следами оружия, изъятых с мест преступлений, и утраченного (похищенного) оружия (местные пулегильзотеки, которые ведутся экспертно-криминалистическими подразделениями МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, УВДТ, УВД (ОВД) УРО МВД России).

Кроме того, в ИЦ МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации в обязательном порядке помещаются сведения об огнестрельном оружии (утраченном и выявленном), а также находящемся у граждан и организаций по разрешению органов внутренних дел.

Централизованному учету утраченного и выявленного огнестрельного оружия и другого вооружения подлежит оружие, имеющее индивидуальный номер, а также утраченное (утерянное, похищенное) и выявленное (изъятое, найденное, добровольно сданное) вооружение следующих видов: боевое ручное стрелковое, служебное, гражданское (охотничье и спортивное) нарезное и гладкоствольное огнестрельное оружие всех моделей, газовое оружие; гранатометы и огнеметы; ствольные и реактивные артиллерийские системы; боеприпасы и взрывные устройства, имеющие индивидуальный номер; специаль

ные приспособления, например, нож разведчика стреляющий (НРС-2) и т. п.

Федеральные и местные пулегильзотеки ведутся в целях установления фактов использования изъятого, найденного и добровольно сданного нарезного огнестрельного оружия, а также самодельно изготовленного, переделанного или приспособленного под патроны для нарезного оружия при совершении преступлений на территории России.

Дополнительно к названным учетам и коллекциям экспертно-криминалистическими подразделениями на местах могут создаваться и иные коллекции, например, коллекции самодельного огнестрельного оружия для установления единого источника его происхождения.

В связи с увеличивающимся числом преступлений с использованием взрывных устройств весьма актуальной стала проблема создания новых автоматизированных ин- формационно-поисковых систем самодельных взрывных устройств (СВУ), не имеющих индивидуального номера. Так, при расследовании указанной категории преступлений для оперативно-следственных аппаратов крайне необходима справочная информация, позволяющая выявить единый источник происхождения самодельных взрывных устройств и их элементов, обнаруженных либо изъятых у различных лиц. Существенный интерес для следователей и оперативников представляет также установление про* фессиональных навыков и оборудования (инструментов), использовавшихся лицом - изготовителем самодельного взрывного устройства.

Исходя из анализа современной следственной и экспертной практики представляется целесообразной разработка специальной автоматизированной информационно-поисковой системы (АИПС) самодельных взрывных устройств, содержащей справочный материал, позволяющий устанавливать общую групповую принадлежность представляемых на экспертное исследование объектов

(то есть элементов конструкции самодельных взрывных устройств), источник их происхождения, профессиональные навыки изготовителя и др.61

Анализ экспертной практики показал, что целесообразно было бы включить в названную АИПС разделы, содержащие справочные сведения о номенклатуре изделий, их основных характеристиках и областях применения: химических источниках тока; материалах и изделиях кабельной промышленности, компонентах и элементах радиоаппаратуры; часовых механизмах и их элементах; металлах и сплавах; изделиях промышленного изготовления, наиболее часто используемых при изготовлении CB У (корпуса баллонов огнетушителей, автосифонов и т. п.); липких лентах6".

Учитывая, что при снаряжении СВУ зачастую используются дымные и бездымные пороха, а также пиротехнические составы, в предлагаемую АИПС целесообразно включить и справочные сведения о них. Тем более что в разработанных в ЭКД МВД России АИПС «Заряд» и «ВВ» эти сведения отсутствуют.

Таким образом, предлагаемая АИПС должна отличаться от используемой сейчас во взрывотехнических подразделениях ЭКП МВД России АИПС «Взрыв» большей детализацией конструкций СВУ и их конструктивных элементов (включая исполнительные механизмы) с одновременным учетом производственных механизмов и профессиональных навыков, использовавшихся изготовителем СВУ.

Информационно-справочный характер сообщаемых специалистом сведений позволяет следователю и оперативнику осуществлять с их помощью проверку имеющихся

'‘'См.: Шапочкин В. И., PNrMKHH В. А., Гераськин М. Ю. К вопросу о создании новых автоматизированных информационно-поисковых систем самодельных взрывных устройств во взрывотехнической экспертизе // Проблемы использования автоматизированных систем в экспертной практике. Co науч. тр. - Саратов: СЮИ МВД России. 2000. С. 76-77.

“Там же, с. 76.

материалов и устанавливать факты, имеющие существенное значение в раскрытии и расследовании преступлений, связанных с применением оружия. Эти сведения могут сообщаться специалистом в устном и письменном виде. Последние оформляются в виде справок. Хотя они и содержат сведения о доказательственных фактах, они не являются доказательствами в процессуальном смысле. «Такие сведения, - правильно отмечает Е. И. Зуев, - реализуются путем назначения по уголовному делу экспертизы либо используются в оперативной работе»®.

В литературе уже высказывалось мнение о придании справке специалиста, ввиду наличия в ней сведений о доказательственных фактах, значения письменного доказательства[14]. Мы разделяем эту позицию при условии обязательной проверки содержания справки уголовно-процессуальными средствами. Представляется, что в этом случае она, согласно новому УПК РФ, могла бы рассматриваться в качестве иного документа как одного из доказательств (ст. 74). Такое решение проблемы, на наш взгляд, расширило бы доказательственную базу по уголовным делам о преступлениях, связанных с применением оружия.

Справки могут выдаваться по просьбе следователя или оперативника и другими специалистами, не являющимися сотрудниками судебно-экспертных учреждений. В практике раскрытия и расследования преступлений, связанных с криминальными взрывами, зачастую приходится запрашивать интересующие следователя и оперативника справочные сведения от саперов, взрывников, пиротехников и специалистов в области проектирования, изготовления, ремонта и хранения боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ.

В целях улучшения организации справочной и иной помощи от названных специалистов представляется целесообразным иметь их списки в следственных и оперативных подразделениях. Такие списки обеспечат своевременное обращение за необходимой помощью (включая получение справочных сведений), что будет способствовать повышению эффективности раскрытия и расследования преступлений, связанных с криминальными взрывами.

В условиях быстрого развития и обновления научно- технических средств, совершенствования приемов и методов исследования доказательств возрастает значение методической и технической помощи, оказываемой специалистом следователю и оперативнику. В частности, по делам, связанным с применением оружия, возникает практическая необходимость в систематическом обучении следователей и оперативников современным приемам и методикам исследования оружия и следов его применения, работе с новыми, постоянно поступающими на вооружение экс- пертно-криминалистических подразделений технико-криминалистическими средствами, активном внедрении передового опыта работы специалистов в следственную и опе- ративно-розыскную деятельность. В принципе, обучение следователей и оперативников новым средствам, приемам и методикам работы с «оружейными» объектами специалист может осуществлять как в процессе проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, так и вне их рамок. Последнее представляется наиболее целесообразным и эффективно на занятиях в системе служебной подготовки следственных и оперативных работников и их индивидуальных стажировок, а также систематически проводимых научно-практических семинарах с привлечением опытных сотрудников экспертно-криминалистических подразделений (экспертов-криминалистов, экспертов-взрывников, экспертов по физико-химическому исследованию вещественных доказательств). В программу

такого обучения целесообразно включать следующие вопросы: методика использования поисковых приборов, технических приемов и экспресс-методов обнаружения и фиксации оружия и следов его применения: стреляных гильз, снарядов (пуль, дроби, картечи), пыжей, прокладок, осколков боеприпасов и ВУ, не продетонировавших частиц BB, продуктов взрыва, пораженных преград со следами ножевых, осколочных, термических, огнестрельных и других повреждений, следов и продуктов выстрела на частях оружия, стрелявшем и окружающей обстановке и т. п.; технико-криминалистические средства и приемы предварительного исследования и осмотра вещественных доказательств, связанных с применением оружия; технология изъятия, упаковки и транспортировки оружия и следов его применения; способы хранения (в том числе консервации) «оружейных» объектов, по которым предполагается назначение экспертизы; методика получения образцов для сравнительного исследования при назначении криминалистической экспертизы оружия и следов его применения; современные возможности криминалистического и судебно-экспертного исследования оружия и следов его применения и др.

Перечисленные вопросы могут также освещаться в различных изданиях, например, специальных обзорах, бюллетенях, специально предназначенных для следственных и оперативных работников.

В заключение следует отметить, что на практике наибольший эффект достигается в том случае, когда непроцессуальные формы использования специальных знаний в области исследования оружия и следов его применения реализуются в совокупности, в их разумном сочетании, взаимодополняя друг друга.

<< | >>
Источник: Ручкин В. А.. Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения: вопросы теории, практики и дидактики.. 2003

Еще по теме § I. Содержание и формы использования специальных знаний в области криминалистического и судебно-экспертного исследования оружия и следов его применения при раскрытии и расследовании преступлений:

  1. Терминологический словарь
  2. ОСОБЕННОСТИ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ УБИЙСТВ, СОВЕРШЕННЫХ ПО НАЙМУ
  3. § I. Содержание и формы использования специальных знаний в области криминалистического и судебно-экспертного исследования оружия и следов его применения при раскрытии и расследовании преступлений
  4. § 2. Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения как важнейшая процессуальная форма использования специальных знаний
  5. § 3. Объекты криминалистической экспертизы оружия и следов его применения
  6. § 2. Формы подготовки специалистов в области криминалистической экспертизы оружия, следов его применения и пути их совершенствования
  7. Учебники, монографии, учебные и учебно-методические пособия, словари, справочники
  8. § 3. Несанкционируемые оперативно-розыскные мероприятия
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -