<<
>>

20—30-е годы XIX в. КАК ОДИН ИЗ ВАЖНЕЙШюПтЕРИОДОВ В РАЗВИТИИ ЛЕКСИКИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

1. Общая характеристика эпохи. Пушкинский период — это эпоха социальных потрясений и сдвигов. Блестящие победы русского оружия и освобождение Европы от наполеоновского нашествия выдвигают Россию в ряд наиболее сильных держав.
В первой трети XIX в. Россия теснейшим образом связана с Западной Европой. Русская культура развивается в контакте с культурой других европейских стран. В это время еще сохраняет устойчивость утвердившаяся в XVIII в. гегемония Франции в области искусства и просвещения. Начало XIX в. характеризует возросший уровень о б- разования, содействовавший освоению европейской культуры. Показателен в этом отношении энциклопедизм образования в Лицее, где преподаются: всеобщая история, география, статистика, физика, математика, «естественное право», включающее в себя основы либерального учения о государстве, российская и французская словесность, риторика и др. Возросшая степень просвещенности, широта кругозора в среде культурного дворянства обусловили выделение в русском обществе дворянской образованной верхушки. Умственная и духовная зрелость дворянской интеллигенции позволила ей стать одной из прогрессивных сил русского общества. События Отечественной войны обостряют противоречия на международной арене, а также внутри страны. После заключения мира с Францией политика Александра I становится более реакционной. Патриотическое воодушевление, вызванное разгромом Наполеона, знакомство с западноевропейским укладом жизни, а также недовольство передовой части русского общества реакционными порядками внутри страны дают толчок развитию прогрессивных и освободительных идей. В среде передовой аристократической молодежи зарождаются тайные политические общества. Наиболее влиятельными в общественной и культурной жизни были общества декабристов. Декабристское движение оказало влияние на развитие русской литературы. В творчестве писателей—декабристов, в большинстве своем принадлежавших к революционным романтикам, нередко чувствовалось влияние поэтики классицизма.
В гражданской лирике декабристы развивали патриотические и героические мотивы, привлекая при этом книжно-славянские и архаические слова и выражения, основным назначением которых было выражение гражданского пафоса. Использовались такие слова и при воспроизведении колорита времени, в частности, колорита древнерусской жизни. Тяготение к романтизму, как определенному направлению с его необычными ситуациями и героическими персонажами, определило пристрастие некоторых писателей к словесным эффектам, создававшимся нередко лексическими средствами народно-разговорной речи. Наиболее ярко это проявилось в художественной прозе А. Бесту- жева-Марлинского. Декабристы стремились также к утверждению национальной самобытности русской литературы. Темами их произведений часто становились исторические события (реальные или вымышленные). С конца 20-х годов, с углублением кризиса феодально-крепостнического строя в России, получила распространение реакционная, псевдопатриотическая теория официальной народности. В первой половине 30-х годов ее идейными противниками были Пушкин, И. Киреевский, Н. Полевой, П. Чаадаев, П. Вяземский. В конце 30—40-х годов эта теория, а затем и ее союзник — реакционное славянофильство — были идейно разгромлены В. Белинским, А. Герценом, Т. Грановским. Подъем национального самосознания обострил интерес передовой русской интеллигенции к древнерусской культуре, к ее национальному своеобразию. Возрастает общественное внимание к вопросам истории России. Расширяется собирание и исследование исторических и литературных памятников старины (деятельность П. Строева, С. Румянцева, К. Калайдовича и др.). ? В 1818 г. вышли tfeptee книги «Историй государства Российского» Н. Карамзина. Появление этого труда, но словам Пушкина, «наделало много шуму и произвело сильное впечатление» *. Активизация общественной мысли обусловила возникновение и существование разнообразных кружков и обществ. Вскоре после войны 1812 г. вновь получили распространение в России масонские организации. Масонство с его идеологией, способствовавшей более углубленному отношению к духовному миру человека, проникновению в мир романтики обрядов и символов, сыграло роль в формировании определенных поэтических жанров (например, жанра философической оды) и в распространении отвлеченной и философской лексики.
Среди представителей молодой дворянской интеллигенции, служившей в начале 20-х годов в Московском Архиве министерства иностранных дел, выделяется группа лиц, связанных общностью литературных интересов. Они организовали в 1823 г. кружок «любомудров», где изучали, главным образом, немецкую идеалистическую философию (Кант, Фихте). Особо популярны были идеи Шеллинга, пропагандировавшиеся в Петербурге в лекциях бывшего преподавателя Царскосельского лицея А. Галича. Деятельность общества также способствовала обогащению литературного словаря отвлеченнофилософской лексикой. В 30-е годы в Москве возникли кружки молодежи, тесно связанной с Московским университетом. Это — революционный кружок А. Герцена—Н. Огарева и философско-литературный кружок Н. Станкевича. Пушкинский период характеризуется острой полемикой по вопросам языка. Продолжаются языковые споры с шишковистами. В противовес «Беседе» в 1815 г. было создано общество молодых последователей Н. Карамзина — «Арзамас», которое Пушкин назвал «Иерусалимом ума и вкуса». Из передовых арзамасцев позднее образовалось ядро новой литературно-общественной группировки, известной в истории под именем писателей пушкинского круга. Заметным явлением в культурной жизни дворянского общества в первой трети XIX в. были салоны. Основные темы салонных бесед — поэзия, искусство, театр. 1 Пушкин А. С. . — Доли, собр, соя., т. 12. Изд-во АН СССР, 1949, с. 305. В это время русское искусство достигает значительного расцвета. Живопись представляют такие выдающиеся русские художники, как К. Брюллов и О. Кипренский. Создается русская национальная музыка (русская опера, романс) — в творчестве М. Глинки, А. Алябьева, А. Верстовского и др.; в этот период начинает свой творческий путь А. Даргомыжский. Успешно развивается русский театр. На петербургской сцене выступают В. Каратыгин, Е. Семенова, А. Каратыгина—Колосова; на московской — П. Мочалов, М. Щепкин и др. Приобретает известность классический балет: прославленная Пушкиным А. Истомина и плеяда ее талантливых сверстниц — Н.
Новицкая, А. Ли- хутина, Е. Телешева, воспетая А. Грибоедовым. Всевозрастающую роль в общественном и литературном движении эпохи приобретают журналы. Некоторые из них (например, «Московский телеграф», «Московский вестник») помещают не только литературно-художественный материал, но и социально-экономический, историко-философский, критико-публицистический и др. Журналы уже выходят регулярнее и чаще, чем в начале века (некоторые — по два раза в месяц, например «Московский телеграф», «Московский вестник», «Московский наблюдатель»). Заметное место в журналистике занимали также «Телескоп» (1831-1836), «Литературная газета» (1830-1831). Одним из прогрессивных журналов был основанный Пушкиным «Современник». В пушкинский период существовали и многие другие издания (например, «Северная пчела», «Библиотека для чтения», «Полярная звезда», «Мнемозина», «Северный архив», «Сын отечества» и др.) 1. Журналы 20—30-х годов прошлого столетия наглядно свидетельствуют о росте периодической печати, о существенном увеличении выпуска произведений русских авторов. Почти все крупнейшие писатели эпохи принимают участие в литературно-критической полемике. Наиболее значительными критиками в рассматриваемую эпоху были Н. Полевой и Н. Надеждин. В своих критических статьях Н. Надеждин требовал сближения литературы с жизнью и утверждал народность как основной принцип художественного произведения. Однако самое понятие народности было им сведено лишь к изображению крестьянской жизни (он усматривал народность в романах М. Загоскина и отрицал ее в «Евгении Онегине»). Большую ценность представляют критические статьи и отдельные высказывания П. Вяземского, Пушкина, Гоголя и других .писателей, выступавших за сближение литературы с жизнью и отстаивавших правдивость искусства, принципы народности2. Именно в критико-публицистической прозе вырабатываются средства для выражения разнообразных отвлеченных понятий. Вместе с тем с 20-х годов, в основном в практике О. Сенковского и Н. Надеждина, обнаруживается стремление сделать изложение доходчивым, понятным широкому кругу читателей, стремление выйти из рамок сухой книжности и писать не «по-ученому», придавая «своему слогу иногда даже более, чем неумеренную, уж вовсе не «академическую» резвость»3.
Итогом этого является проникновение в критико^публицистические статьи слов «простой» речи, особенно таких, которые обладают яркой экспрессией. Первая треть XIX в., как писал II. В. Сакулин, это «эпоха словесных наук», вниманием общества владеют писатели. Среди них поэты — Пушкин и его дядя В. Пушкин, А. Грибоедов, «певец-гусар», «певец-герой» Д. Давыдов, поэт и драматург П. Катенин, переводчик «Илиады» Н. Гнедич, баснописец И. Крылов, А. Кольцов, В. Бенедиктов, декабристы К. Рылеев и А. Бестужев- Марлинский; прозаики — А. Вельтман, Н. Гоголь, В. Даль, С. Аксаков, М. Загоскин, автор интересных записок об Отечественной войне Н. Дурова, детская писательница и переводчица А. Ишимова и др. Такие писатели, как Н. Карамзин, В. Жуковский, И. Крылов, П. Вяземский, братья Н. И. и А. И. Тургеневы, Пушкин получают европейскую известность. Их произведения переводят и читают. В кругу писателей главенствующее положение по- прежнему занимают выходцы из образованных дворян. Однако в литературу входят и представители нарождающейся разночинной интеллигенции. В 1834 г. Пушкин говорит об их растущем влиянии на русскую литературу. «Наши писатели, не принадлежащие к дворянскому сословию, весьма малочисленны, — писал поэт. — Несмотря на то их деятельность овладела всеми отраслями литературы, у нас существующими. Это есть важный признак и непременно будет иметь важные последствия» 4. Среди литераторов-разночинцев следует прежде всего назвать В. Белинского, который рецензировал две первые книжки Пушкинского «Современника». Великий поэт увидел в нем «критика весьма замечательного». Заметное место в литературе пушкинской эпохи занимал выходец из купеческой среды Н. Полевой, а также Н. Надеждин, который происходил из духовного сословия. Рост национального самосознания, развитие общественной мысли, широкая образованность писателей вызывают замечательный расцвет художественной литературы. Этому способствовали и новые, по сравнению с XVIII в., условия литературного труда. Литература делается для некоторых писателей основной сферой деятельности.
Появляются книгоиздатели. Занятия литературой осознаются как важное профессиональное и общественное дело. Художественное творчество получает необычайный размах. В -связи с тем, что выходит множество литературных журналов, а нелитературные журналы заводят литературно-художественные отделы, открываются широкие возможности печатать свои произведения, заметно увеличиваются тиражи журналов и книг. Показательно, например, что «Братья разбойники» вышли из печати в 1825 г., переизданы в 1827 г., вошли в книгу «Поэмы и повести Александра Пушкина» 1835 г. и в «Сочинения Александра Пушкина», опубликованные в 1838—1841 гг. «Бахчисарайский фонтан» издавался в 1824, 1827 и 1830 гг. Первая глава «Евгения Онегина» была выпущена в 1825 г. небывалым для того времени тиражом 2400 экземпляров, а в 1829 г. последовало ее переиздание; вторая глава романа издана в 1826 г., а в 1830 г. она переиздается. Интерес к художественной литературе настолько велик, что сочинения многих авторов ходят по рукам еще в списках. Расширяется круг тем, развиваемых литературой. В связи с этим широко представлены персонажи из разнообразных слоев общества: это и светская среда, и «маленькие люди», и солдатская масса, и крестьянство. В пушкинский период разрабатываются самые разнообразные жанры. В литературе 20-х годов первое место занимает поэзия, но одический жанр, как и комедийный, стал менее популярен; заметно усилилась роль стихотворных дружеских посланий. В 30-е годы на первый план выдвигается проза, прежде всего — повесть и отчасти роман. Интерес к прошлому страны вызвал зарождение исторических произведений — повестей и романов (Пушкин, Н. Полевой, М. Загоскин, И. Лажечников, А. Корнилович и др.). Это способствовало включению в рамки языка сочинений древнерусской, книжно-славянской и народно-разговорной лексики 5. Существенную эволюцию к этому времени претерпели и сами жанры. Так, «Горе от ума» А. Грибоедова — пример комедии, не сравнимой с комедиями XVIII в. с их концентрацией подчеркнуто «простонародных» элементов. Более строгий подход к выбору лексического материала осуществлялся теперь и в эпистолярной литературе. В русской литературе первой трети XIX в. выделяются, в основном, три литературных течения: классицизм, романтизм, реализм. Классицизм продолжает существовать, но рн все более сдает позиции романтизму. Новые романтические веяния приводят к тому, что в литературе, в первую очередь в творчестве Пушкина, обнаруживается стремление к индивидуализации изображения душевной жизни человека, к отказу от готовых элегических формул, служивших условными средствами выражения чувств и настроений. В связи с тем, что прогрессивная общественность России ставила перед собой задачу создать самобытную национальную литературу, из круга романтических идей выдвигалась в качестве основной идея народности. В период увлечения романтизмом были признаны свежими и «национально значительными „первобытность", сила и живописность простонародных выражений, воплощавших как бы квинтэссенцию „национального духа"»6. В результате художественная литература стала активно питаться соками «народной словесности» и народного языка. В пушкинский период зарождается новое литературное направление — реализм. В. В. Виноградов отмечает «наличие строго закономерного соотношения между оформлением реализма как специфического метода словесно- художественного изображения и процессами образования национальных литературных языков»7. Русская реалистическая литература становится той лабораторией, в которой вырабатываются нормы литературного языка, устанавливаются границы употребления слов, пришедших из генетически разных источников. 2. Основные тенденции в развитии лексики. В пушкинское время завершается начавшийся еще в XVII в. процесс образования национального русского литературного языка. Это — одна из самых важных черт, определяющих эпоху. Почва для завершения этого процесса была подготовлена основными лексико-семантическими, стилистическими и словообразовательными процессами, протекавшими в предыдущий период. Наиболее видные писатели XVIII в. стремились к сближению книжной и разговорной речи. Однако в пушкинский период продолжает остро стоять вопрос о единой норме национально-языкового литературного выражения, который мог быть разрешен только на широкой народно-разговорной базе. Первая треть XIX в. — время активного формирования принципов единой нормы литературного словоупотребления. Этот процесс, как известно, связан с творческой деятельностью Пушкина и его современников. «„ Двоевластие" (русская и церковно-славянская стихии) и даже „троевластие" (к первым двум прибавляется третий — западноевропейское воздействие) заканчивается. Складывается единая система норм, которая становится законом для всего культурного общества, с ее сложной иерархией, в основе которой лежат нейтральные стилистические средства. .. Стилистически окрашенные явления тоже узакониваются обществом, само осмысление стилистической окрашенности оказывается единым и обязательным для всех, владеющих литературным языком» 8. Становление национального русского литературного языка, как и любого другого национального языка, было связано с углублением тенденции к его демократизации. Расширяется сфера влияния живой разговорной речи, различные слова этого источника проникают в литературный язык. Знаменательным для пушкинского времени было то, что, сетуя на неразработанность книжного, «метафизического» языка, современники Пушкина видели источник его дальнейшего развития не в книжно-славянской стихии, а в «языке общества», т. е. в разговорной речи образованных людей. Интересно высказывание И. Муравьева-Апостола в его «Письмах из Москвы в Нижний Новгород» (письмо 10-е) о том, что если бы «ввелось в обществах наших употребление собственного своего языка... составился бы язык размышления и умствования или просто сказать, язык книжный, которого до сих пор у нас еще нет, да и быть не может потому, что сколько бы академии не потели над словарями и грамматиками, проза чистая, логическая не составится, доколе она сперва не отделается в обществах, образованных вежливостью и просвещением... Язык разговорный к языку книжному — точно то, что рисование к живописи: не будет первого, не будет никогда и последнего» 10. Подавляющее большинство слов этого источника составляют экспрессивно окрашенные слова, для которых в литературном языке не было нейтрального синонима в виде отдельного слова. Углубление процесса демократизации проявилось также в расширении сферы употребления отдельных экспрессивно-нейтральных слов, которым в литературном языке соответствовали другие наименования. Слова «простой» речи вступают в конкуренцию с лексическими единицами, имевшими длительную традицию употребления в письменности. Это может свидетельствовать о том, что одним из направлений развития лексики в рассматриваемый период становится употребление собственно русских слов за счет некоторого ном аспектах. Тезисы докладов на IV заседании Международной комиссии по славянским литературным языкам. М., 1974, с. 4; см. об этом также: Он же. О языковой норме. — В кн.: Проблемы нормы в славянских литературных языках в синхронном и диахронном аспектах. М., «Наука», 1976, с. И и сл. 10 Сын отечества, 1814, ч. 12, Кг 7. сокращения в литературном употреблении книжно-славянских элементов9. Усилением тенденции к демократизации русского литературного языка можно объяснить и то обстоятельство, что в эпоху Пушкина многие русские слова признаются приемлемыми для передачи отвлеченных и отвлеченнопереносных значений иноязычных слов. Демократизация не означала, однако, безоговорочного включения в литературный язык всего массива «простых» слов, имев- ших хождение в «низких» жанрах и в эпистолярных произведениях XVIII в. Значительный слой таких слов, очевидно, ощущавшихся как резко «простонародные», не был принят писателями первой трети прошлого столетия и вышел из употребления. Вполне возможно, что именно это очищение бытовой разговорной струи от крайностей простой речи и обеспечило широкую демократизацию русского литературного языка. В отличие от XVIII в., когда наряду со «стремлением расширить пределы литературного языка, оживить и разнообразить формы его выражения, ... продолжают сохраняться пережиточно старые, идущие еще от начала XVIII в., тенденции неразборчивого пользования любыми средствами разговорного языка» 10, первая треть XIX в. входит в историю русского литературного языка как эпоха активного формирования норм литературного словоупотребления, как эпоха упорядочения лексики, оценки языкового материала с точки зрения нормативности, литературности. Это было обусловлено ориентацией писателей на создание языка литературного, т. е. языка культуры, науки, образованности и просвещения. Стабилизация норм литературного словоупотребления отнюдь не означала, что сразу же должна была определиться судьба всей лексики языка. Речь даже самых образованных лиц в это время включала еще такие лексические единицы, которые позднее перешли на периферию литературного языка или обособились в диалектах. Названные тенденции прослеживаются во всех лексических процессах русского литературного языка в этот период. С одной стороны, — в процессе дальнейшего обогащения словарного состава новыми единицами: новообразованиями, иноязычиями и словами народно-разговорной речи, а с другой— в отказе от определенных групп слов. Характерной чертой развития лексики в пушкинскую эпоху является и сокращение вариативности в языке. В первой трети XIX в. продолжает широко использоваться лексика, унаследованная от предшествующих эпох. Углубляется процесс освоения литературным языком собственно русских слов (в том числе народно-разговорных), книжно-славянских и заимствованных. У многих из них начинают формироваться новые значения и употребления. В 20—30-е годы происходили также важные стилистические процессы, которые охватили лексику разных генетико-стилистических пластов и обусловили перемещение слов этих источников в словарном составе языка. Формируется новая стилистическая система, в рамках которой сосуществуют, с одной стороны, нейтральные средства литературного выражения, а с другой — разговорная и книжная сферы как стилистические категории литературного языка. Основной тенденцией, определяющей направление развития русской литературной лексики в этот период, является тенденция к синтезу всех жизнеспособных лексических элементов, независимо от их источников. В рассматриваемый период продолжается эволюция тех тенденций, которые определяли судьбы книжнославянской лексики в русском литературном языке. Центральной для этого времени остается проблема отграничения нейтральных книжных славянизмов, семантически и стилистически ассимилированных, от славянизмов обветшалых, архаических, выходящих постепенно за пределы литературного языка, с одной стороны, и, с другой стороны, от книжно-славянской лексики, стилистически маркированной, входящей в литературный язык и выполняющей определенные стилистические функции (например, высокая, поэтическая лексика). Частью общей проблемы, касающейся роли разных по источнику и стилистической окраске слов, остается в пушкинскую эпоху вопрос о месте иноязычной лексики в русском литературном языке. Первая треть XIX в. характеризуется бурными спорами, острыми столк- 2 Зак, Н 134 J7 повоииймп различных точек арония. Многие .писатели, например, И. Крылов, А. Грибоедов, писатели-декабристы, выступали против засорения языка ненужными заимствованиями и в своей художественной практике очень умеренно использовали иноязычные лексические злементы. Полемика вокруг западноевропеизмов в этот период касалась главным образом заимствований французских, редко (например, у В. Кюхельбекера) — немецких. Преобладание получает точка зрения, согласно которой считается вполне допустимым включение в литературное употребление тех иноязычных слов, которые заимствовались вместе с предметом или понятием, не имевшими в русском языке соответствующего наименования. Характерно признание Пушкина, что его слог «Пестреть гораздо б меньше мог Иноплеменными словами», но «панталоны, фрак, жилет, Всех этих слов на русском нет» (Евг. Онег.). Иначе говоря, на передний план в этих спорах выдвигается вопрос о границах заимствования и его формах, а не о допустимости иноязычных слов в литературном языке. Нуждалась в разрешении и проблема заимствования русскими словами значений слов других языков. Особенно актуальным становится вопрос о включении в литературный язык слов общенародного лексического фонда, ранее ограниченно употреблявшихся в книжном языке* В первой трети XIX в. активизировался процесс «расслоения» этой лексики на приемлемую и не приемлемую в литературном языке — в частности, в связи с углублением наметившейся в последние десятилетия XVIII в. дифференциации в обществе. Но и в пушкинское время разговорная речь даже культурной части общества еще включала в себя много «низких» элементов. Характерно утверждение Пушкина: «откровенные, оригинальные выражения простолюдимов повторяются и в высшем обществе, не оскорбляя слуха» 11 или его же замечание в одной из строф «Евгения Онегина»: В гостиной светской и свободной Был принят слог простонародный И не пугал ничьих ушей Живою странностью своей 12. Еще остро стояла задача, с одной стороны, освободиться от резко грубых, «простонародных» слов, наводнявших «низкие» жанры литературы XVIII в., а с другой стороны — закрепить в литературе (а через нее и в литературном языке) те народно-разговорные слова, которые могли получить общенациональное признание. Значительная роль в освобождении разговорной речи от грубых «простонародных» слов, в приближении раз- товорной речи интеллигенции к литературной норме принадлежала в начале XIX в. эпистолярной литературе, на которую обращалось особое внимание. Частная переписка, мемуары, дневники этой поры становятся фактом литературы 13. Итак, необычайно важной для пушкинского периода была проблема стилистического упорядочения лексики, Определения места и границ использования в литературном языке слов, принадлежащих разным «пластам». Разрешение этой задачи нашло наиболее полное и яркое выражение в творчестве Пушкина. ДВИЖЕНИЕ СЛОВАРНОГО СОСТАВА что складывается разговорная разновидность литературного языка. Наряду с обогащением словарного состава языка происходил и противоположный процесс. А именно, — в первой трети XIX в. писатели стремились освободиться от «обветшалых» славянизмов, а также от многих «грубых», резко «простонародных» лексических элементов, функционировавших в «низких» жанрах XVIII в., в мемуарах, в частной переписке. Отказавшись от значительной части таких слов, они приблизили разговорную речь к нормам литературного словоупотребления.
<< | >>
Источник: Ответственный редактор член-корреспондент АН СССР Ф. П. ФИЛИН. ЛЕКСИКА РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА XIX-НАЧАЛА XX ВЕКА. 1981

Еще по теме 20—30-е годы XIX в. КАК ОДИН ИЗ ВАЖНЕЙШюПтЕРИОДОВ В РАЗВИТИИ ЛЕКСИКИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА:

  1. 1. Концепция всемирности исторического процесса в творчестве А.И. Герцена 40-50-х годов XIX века
  2. 2.13.8. Н.М. Карамзии и русские мыслители 30—60-х годов XIX века (П.Я. Чаадаев, И.В. Киреевский, В.Ф. Одоевский, А.С. Хомяков, А.И. Герцен, П.Л. Лавров, Т.Н. Грановский)
  3. 1.4. Проповедь XVIII - начала XIX века как источник знаний о ценностных ориентациях русского человека «духовного чина»
  4. О ЗАДАЧАХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ПРЕИМУЩЕСТВЕННО XVII—XIX ВВ.
  5. V
  6. РОЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ДО КОНЦА 30-х ГГ. XIX В.*
  7. О ЗАДАЧАХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ПРЕИМУЩЕСТВЕННО XVII—XIX ВВ. (стр. 152—177)
  8. РОЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ДО КОНЦА 30-х ГГ. XIX В. (стр. 202—205)
  9. ГЛАВА XIII АНГЛИЯ В ГОДЫ ЕЕ ПРОМЫШЛЕННОЙ ГЕГЕМОНИИ(50—60-е ГОДЫ XIX в.)
  10. РЕАКЦИЯ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГЕРМАНИИ В 50-х ГОДАХ XIX в.
  11. ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПРАВЯЩИХ КРУГОВ ГЕРМАНИИ В 70-80-х ГОДАХ XIX в.
  12. ЛЕКСИКА
  13. МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗНОШЕНИЯ XVIII —начала XIX в.
  14. Ответственный редактор член-корреспондент АН СССР Ф. П. ФИЛИН. ЛЕКСИКА РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА XIX-НАЧАЛА XX ВЕКА, 1981
  15. ОТ АВТОРОВ
  16. 20—30-е годы XIX в. КАК ОДИН ИЗ ВАЖНЕЙШюПтЕРИОДОВ В РАЗВИТИИ ЛЕКСИКИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
  17. ЛЕКСИКО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX в. И ИХ РЕШЕНИЕ В ТВОРЧЕСТВЕ ПУШКИНА
  18. МЕСТО И РОЛЬ ИНОЯЗЫЧНОЙ ЛЕКСИКИ В ТВОРЧЕСТВЕ ПУШКИНА
  19. РАЗВИТИЕ ЛЕКСЙКЙ ВУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА В 70-е ГОДЫ XIX—НАЧАЛЕ XX ВЕКА (до 1917 г.)