>>

ПОЭТИКА И ЛИТЕРАТУРНЫЙ СТИЛЬ

Общая поэтика. — Историческая поэтика. — Поэтика и индивидуальность. — Поэтика и стиль. — Поэтика и стилистика. — Термин «поэтика стиля». — Индивидуальный стиль. — Стиль и «слог». — Стиль как процесс.
— Дискретное и континуальное. — Классификация и детализация. — Абстрактное и конкретное в литературоведении. — О статистике в литературоведении. — Миметическое начало в стиле. — Литературная теория и литературная практика — Внутренняя форма Теория художественной словесности прошла сложную историю своего развития. Отрасль, обозначаемая как «поэтика» или «общая поэтика», сложилась в филологии много веков назад. Основываясь на исключении всего частного (индивидуального фактора и т.д.), она была нацелена на описание наиболее общих свойств художественной формы и мыслилась ее создателями как свод универсальных теоретических положений. Однако «общая поэтика» сравнительно быстро обнаружила свою ограниченность. Причиной этого оказалась, конечно, не абстрактность ее категорий — Г.В.Ф. Гегель справедливо подчеркивал полезность при решении определенных задач именно «освобожденных от всякой чувственной конкретности» теорий, где мысль «привыкает вращаться в абстракциях и двигаться вперед с помощью понятий без чувственных субстратов»1. Однако тот же Гегель в другом месте говорил о Гегель Г.В.Ф. Наука логики. — Т. I. — М., 1973. — С. 113. «Поэтическом искусстве» Горация, «О возвышенном» Псевдо- Лонгина (то есть о классических образчиках «общей поэтики»): «Относительно теорий этого рода я замечу лишь, что хотя в деталях они содержат много поучительного, однако их общие положения абстрагированы от очень узкого круга художественных произведений... которые составляют лишь ограниченную часть области искусства»1. Последующая эволюция поэтики как науки засвидетельствовала, что к универсальности эта отрасль филологического знания может приблизиться не путем исключения из сферы своего рассмотрения национального, временного, индивидуального и т.д.
элемента, а, по-видимому, лишь противоположным образом: полноценно привлекая такого рода элемент к рассмотрению. Путь к универсальности состоит не в уходе от конкретики, а в максимальном углублении в нее. Например, Гегель точно подметил, что существенно обогатило поэтику как науку, теорию, ее обращение к литературному опыту неевропейских народов, заключающему в себе, с точки зрения европейца, «нечто чуждое и необычное» в области литературной практики; «это признание художественных произведений, выпадающих из круга и форм тех произведений, которые преимущественно служили основой теоретических абстракций, привело к признанию своеобразного вида искусства — романтического искусства»2. Итак, позитивные видоизменения принес в поэтику учет национального фактора. Нет нужды напоминать подробно, насколько методологически возвысил данную науку учет исторического фактора (работы А.Н. Веселовского, В.М. Жирмунского и др. по «исторической поэтике»). Таким образом, сам объективный ход эволюции поэтики как филологической отрасли оказался в данном случае живой иллюстрацией философского положения, высказанного известным мыслителем, фактически — ярким и самостоятельным гегельянцем, вообще едва ли не умнейшим человеком своего времени: «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и „опосредования"»3. Далее философ подчеркивает: «Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и омертвения», — и говорит о необходимости движения и развития4. Требование всесторонности, естественно, побуждает наконец сфокусировать внимание на индивидуальном факторе. В последнее время в литературоведении явно переживает своего рода взрыв популярности термин «поэтика», употребляемый, однако, не в том смысле, к которому привыкла филология. В самом деле, на протяжении многих веков слово «поэтика» означало научную отрасль и разрабатывающие ее исследования (ср. «Поэтика» Аристотеля). Сравнительно давно слово «поэтика» стало употребляться в ином смысле — как краткий синоним выражения «система выразительных средств литературы».
Ныне же происходит нечто новое. Появилось большое число публикаций о «поэтике» конкретных художников (например, Ломоносова, Гоголя, Пушкина, Достоевского, Толстого, Маяковского и др.). Такая «инновация» в употреблении термина не кажется нам корректной и плодотворной. И с полным основанием один из современных литературных теоретиков подвергает критике словосочетания типа «поэтика Достоевского», «поэтика Толстого» и др.5 В самом деле: обобщив подобные ставшие популярными у некоторых литературоведов выражения, мы неизбежно приходим к понятию «индивидуальная поэтика». Но имеет ли такое понятие опору в литературной реальности? Вряд ли: личное (индивидуальное) творчество адекватно описывается в общеприменимых (внеиндивидуальных) категориях (типа «сюжет», «композиция», «образ», «тропы», «фигуры», «инструментовка» и пр.). Никакой «индивидуальной поэтики» писатель, строго говоря, не создает. Аристотель и последующая ему научная традиция не возбуждали вопроса о «поэтике Гомера», «поэтике Еврипида», «поэтике Сафо» и т.п. И причина тут ясна. Ибо справедливо, что в наше время в обсуждаемых случаях «столь же популярным, сколь неясным словом «поэтика»... не выражается ничего иного, кроме с т и л я»6 (разрядка наша. — Ю.М.). Словосочетания типа «поэтика Гоголя» (и т.п.) некорректны, ибо затушевывают суть: то, что в называемых так работах речь идет (или должна бы идти) об индивидуальном (личном) стиле соответствующего художника. Кроме того, подобным соединением слов как бы признается, что «индивидуальная поэтика» — не фикция, а реальная категория. Видимо, ощущая и принимая в расчет данного рода обстоятельства, другие авторы ввели в современный обиход выражение «поэтика и стиль» (автора, течения и т.д.). Но и оно не вполне удовлетворяет. Если в первом случае стиль просто оказывается куда-то «исчезнувшим», то во втором он механически «отделяется» от поэтики. А это тоже не соответствует реальности: индивидуальный стиль — исключительно многогранное явление, и к «поэтике» он не сводим, но феномены, изучаемые в категориях этой науки, неотделимы от проблематики теории стиля.
| >>
Источник: Ю. И. МИНЕРАЛОВ. ТЕОРИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ СЛОВЕСНОСТИ [ПОЭТИКА И ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ] УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ. 1999

Еще по теме ПОЭТИКА И ЛИТЕРАТУРНЫЙ СТИЛЬ:

  1. ТРУДЫ В. В. ВИНОГРАДОВА ПО ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
  2. О ЗАДАЧАХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ПРЕИМУЩЕСТВЕННО XVII—XIX ВВ.
  3. РОЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ДО КОНЦА 30-х ГГ. XIX В.*
  4. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА (стр. 65—151)
  5. РОЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ДО КОНЦА 30-х ГГ. XIX В. (стр. 202—205)
  6. ПОЭТИКА
  7. 2. ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА
  8. В.              С. ОРЛОВА ЛИТЕРАТУРНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ И ЧИТАТЕЛЬСКОЕ ВОСПРИЯТИЕ (об итогах и проблемах одного исследования)
  9. Ян Еремеев ПСИХОПОЭТИКА ССЫЛКИ: СКАЗКА О ДЕКАБРИСТСКОЙ СЕМЬЕ
  10. Лирика Твардовского 1930-х годов: эстетика народности и поэтика безыскусности
  11. Поэтика и мифопоэтика: терминологические экспликации
  12. ВВЕДЕНИЕ: ТЕНДЕНЦИИ ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОЦЕССА
  13. § 3. СОСТАВ ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ. ЕГО ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ
  14. § 2. СТАДИАЛЬНОСТЬ ЛИТЕРАТУРНОГО РАЗВИТИЯ
  15. § 6. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ И ТЕРМИНЫ ТЕОРИИ ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОЦЕССА
  16. ПОЭТИКА И ЛИТЕРАТУРНЫЙ СТИЛЬ
  17. Поэтика и теория стиля (стилистика) — два основных компонента теории литературы.