<<
>>

Строение аргументационного множества.

Условие (d) аргументативного спора неявным образом устанавливает, что каждый из аргументов, принадлежащих аргументационному множеству позиции агента спора, состоит из непустого множества доводов - выражений, которые в логико-когнитивной теории мы будем трактовать одним из двух способов: либо в пропозициональном смысле, если речь идет об обосновании или убеждении, либо в акциональном, если речь идет о практической аргументации. Особенности акциональных доводов актуальны в практической аргументации и мы обсудим их в Главе 5, а здесь будем говорить о пропозициональных доводах и утверждения в составе позиции агента будем трактовать как пропозиции или множества пропозиций.

В этом разделе пойдет речь о том, каким образом связаны между собой доводы в составе аргументов, а также связи аргументов между собой в составе аргументационного множества, выражающего позицию агента спора. Выше в Определениях 12 и 13 мы уже говорили о внутренней структуре аргумента и связях между доводами - элементами внутреннего строения аргумента. Это касается способа демонстрации, выражаемого при помощи Rule в минимальной и стандартной аргументационных системах, а также выделения аксиомных и обычных посылок аргументов. Мы будем опираться на Rule применительно и к связям между аргументами и точкой зрения, в соответствии с Определениями 11 и 12, и к связям внутри аргумента между доводами, согласно Определениям 12 и 13.

Абстрактный подход Дунга, служащий одним из оснований нашей логико­когнитивной теории, не подразумевает какого-либо внутреннего строения у аргументов, играющих роль атомарных элементов аргументационных структур. Подобный подход не позволяет решить три важные задачи, ради которых мы рассмотрим внутреннюю структуру аргумента. Все три задачи так или иначе связаны с тем, чтобы различать особенности отношения attack между аргументами.

Первая задача заключается в том, чтобы провести границу между атаками на аксиомные и обычные посылки, и здесь мы следуем Г.Праккену, предложившему внести это разграничение в аргументационную систему.[203] С формальной точки зрения, она уже решена в Определении 12, где эта граница проведена, поэтому здесь нам остается лишь охарактеризовать техническую и содержательную стороны данной задачи — показать, каким образом в споре эта граница учитывается, и какой эффект это дает в смысле анализа аргументации. Последнее важно в особенности в свете того, что агенты не могут знать, какие именно аргументы в позиции другого агента опираются на аксиомные, или на знания, а какие — на обычные посылки, или на мнения. Единственная позиция в споре, где всякий агент может различить эти два вида посылок, - это его собственная позиция. По этой причине мы все посылки в споре изначально считаем мнениями, а соответствующие ограничения на атаки, связанные с аксиомными и обычными посылками, можно вводить при помощи определения функции «рационального судьи», что означает, что такие ограничения могут касаться убеждения или практической аргументации, но не обоснования. Например, можно либо исключить из области определения функции «рационального судьи» аргументы, состоящие исключительно из аксиомных посылок, либо, наоборот, сделать их постоянными членами множества убедительных аргументов на данной аргументационной структуре. В обоих случаях это приведет к тому, что достигнуть убедительности в споре станет сложнее. В первом случае результат такого ограничения будет заключаться в том, чисто «аксиомные» аргументы будут исключены из множества

убедительных, значит, агентам в целях формулирования убедительных аргументов придется полагаться только на аргументы, содержащие обычные посылки, наряду с аксиомными.

Во втором случае тоже резко уменьшаются шансы на то, что одному из агентов удастся сформулировать сильно убедительную позицию в споре, потому что все чисто «аксиомные» посылки всех агентов автоматически окажутся убедительными, и, значит, множества убедительных аргументов в споре чаще будут «компромиссными» для агентов. Тогда еще более затруднительной становится задача отыскать в споре подмножество аргументов, основанное на прочном расширении, все аргументы которого являются полностью защищенными, а других полностью защищенных аргументов на данной структуре нет. Таким образом, в аргументационной системе можно предусмотреть ограничения, связанные с аксиомными и обычными посылками, и это сделать нетрудно. Однако поскольку подобные ограничения способны повлечь определенные формальные и функциональные последствия, которые могут оказаться чересчур сильными, постольку необходимость внесения таких ограничений представляется хотя и допустимым, но далеко не универсальным решением.

Вторая задача тоже носит технический характер. В п.1.2 мы говорили о трех три видах атакующих аргументов — подрыв, когда контраргумент атакует посылку, объявляя ее неприемлемой (неистинной), отсечение, когда критике подвергается способ демонстрации, т.е. связь Rule между посылкой аргумента и точкой зрения, и опровержение, когда контраргумент отклоняет непосредственно саму точку зрения. Это разграничение развивает хорошо известные из логики способы опровержения — тезиса, аргументов или способа демонстрации - применительно к абстрактным аргументационным структурам, и в таком ракурсе тоже было предложено Г.Праккеном[204]. Для того, чтобы уточнить эту классификацию и показать, какое значение она имеет для аргументов и доводов в составе аргументов, мы ниже обсудим внутреннее строение аргументов.

Имеется и другой способ различать атакующие аргументы, когда выделяют группы атакующих и атакуемых аргументов при помощи соответствующей маркировки внутри (in), снаружи (out) или неясно (undecided). Аргумент может иметь строго одну маркировку, на основе которой можно определить, принят (защищен) он в данном споре или нет. Если аргумент маркирован внутри, то он принят, если снаружи, то отклонен, и если неясно, то на данном этапе спора нельзя определить, маркирован аргумент внутри или снаружи, и, стало быть, неясно, принят он или отклонен. Этот способ в наиболее отчетливой форме был предложен М.Каминадой, и в дальнейшем на его основе удалось получить результаты, аналогичные иерархии доверительных и скептических семантик, используемых в подходе Дунга. Так, если на данной аргументационной структуре множество аргументов внутри, атакующих аргументы внутри, пусто, то такая аргументационная структура является бесконфликтной. Различают полную и неполную маркировку аргументов на структуре. [205] [206]

Полная маркировка на данной аргументационной структуре имеется в том случае, если на ней выполняются два би-кондициональных условия. Первое из них заключается в том, что если аргумент А внутри, то все атакующие А аргументы снаружи, и наоборот. Второе условие говорит, что если А снаружи, то найдется атакующий А аргумент внутри, и наоборот.212 Неполная маркировка подразумевает, что на данной структуре имеются аргументы, маркированные неясно, или маркированные одновременно и внутри и снаружи, что равнозначно маркировке неясно. Полная маркировка аргументов на данной аргументационной структуре говорит о том, что на ней имеется полное расширение.

Предпочтительное расширение данной аргументационной структуры, в соответствии с идеей доверительной семантики, указывает на наибольшее подмножество аргументов внутри, и, значит, в случае нефинитной или тривиальной структуры допускает несколько вариантов маркировок. Напротив, прочное расширение, основанное на скептической семантике, указывает на наименьшее подмножество аргументов внутри и всегда маркирует аргументы единственным образом.

Мы полагаем, что формальную часть нашей логико-когнитивной теории, а именно, минимальную и стандартную системы, предназначенные для моделирования обоснования и убеждения, включая механизмы установления состоятельности и убедительности позиций агентов, можно изложить и в терминах маркировки аргументов на аргументационных структуре. Преимущество абстрактного подхода Дунга, которому мы здесь отдаем предпочтение, заключается в двух существенных его свойствах, коренящихся в его абстрактности. Ни одно из этих свойств, насколько нам известно, не характерно для подхода Каминады. Во-первых, абстрактный подход Дунга допускает конструирование на его основе надстроек для моделирования специальных видов аргументации — именно это мы проделаем для практической аргументации, которую переформулировать в терминах маркировок Каминады вряд ли возможно по ряду причин (см. п. 5.4.) При этом громоздкость подобных надстроек всецело обусловлена надстройками, а не базовой аргументационной структурой, потому что абстрактные аргументационные структуры не требуют дополнительного переформулирования, в отличие от маркировок, которые в случае многосортных аргументационных множеств необходимо определить заново для новых, например, непропозициональных, типов аргументов. Во-вторых, он позволяет форсировать выразительные возможности путем введения соответствующих добавлений в формальный язык, и при этом ключевые особенности самой формальной теории абстрактных аргументационных структур остаются прежними и не нуждаются в модификации. В этом смысле подход Дунга играет роль, похожую на ту, что играют классические и стандартные логические формальные теории — классическая пропозициональная логика и первопорядковая логика. Вместе с тем идея маркировок Каминады обладает тем преимуществом, что открывает возможность классифицировать аргументы не только посредством соотношения атак, как в абстрактных структурах Дунга, 211

но также и путем специального группирования внутри подмножеств атакующих и атакованных аргументов. Это преимущество позволяет при помощи одинаковых маркировок моделировать аргументационные множества, выражающие позиции агентов спора. Для достижения аналогичного результата в аргументационные системы на структурах Дунга мы ввели дополнительное понятие аргументационного множества. Другим способом решения подобных задач является введение соответствующих характеристических функций, и мы им тоже воспользовались.

Указанное преимущество маркировок аргументов отчетливо проявляется, если попытаться сформулировать особенности отношения support или ввести какие-то ограничения на атаки, связанные с support. Д.Габбай обсуждает три подобных варианта, и один из них связан с маркировками Каминады.[207] Так, можно понимать support как одобрение или подтверждение, так что support [А; B] означает, что А не добавляет В больше силы, но лишь разделяет судьбу В в данном споре посредством одобрения. Это понимание при помощи маркировок можно выразить так:

Если support [А; B] и А снаружи, тогда В снаружи.

Если support [А; B] и В внутри, тогда А внутри.

Данная трактовка support — самая слабая из трех, и одновременно наиболее изящная, потому что не влечет дополнительных затруднений для вычисления убедительности или состоятельности позиции. Два других понимания support подразумевают ограничения на атаки: можно исключить атаки на аргументы, имеющие поддержку, или исключить способность атаковать для аргументов, не имеющих поддержки. В последних двух случаях мы получим усложнение аргументационной структуры и некоторые затруднения с определением расширений аргументационных множеств, похожие на те, о которых шла речь выше в связи с ограничениями на атаки на аксиомные посылки.

Третья задача состоит в том, чтобы предусмотреть в логико-когнитивной теории выразительные возможности для имплицитных доводов. Речь идет о невыраженных посылках аргументов, которые агенты подразумевают в составе своих аргументов, но не высказывают явным образом в споре. В логике и риторике умозаключения с такими посылками называют энтимемами. Аргумент в споре всегда носит эксплицитный характер, не может быть так, чтобы аргумент был выдвинут неявным образом. В отличие от этого, довод в составе аргумента может быть сформулирован как эксплицитно, так и имплицитно, и в последнем случае он будет играть роль невыраженной посылки данного умозаключения.

Невыраженным посылкам и способам их выявления в споре посвящено значительное количество научных публикаций.[208] Поскольку мы считаем аргументом только явным

образом выдвинутые элементы позиции агента спора, постольку в логико-когнитивной теории этот вопрос не является научной проблемой, требующей специального анализа. Выявление невыраженных доводов внутри аргументов — это техническая задача, которая, если потребуется, может быть решена средствами, предложенными, например, в прагма- диалектике, в системной модели аргументации или при помощи соответствующих IT- приложений для моделирования аргументации.[209] Например, «золотое правило» критического мышления, служащее одним из правил построения карт аргументов в Rationale, гласит, что «всякий простой аргумент содержит, по крайней мере, две сопутствующие посылки»[210].

Вместе с тем, подобного рода задачи не представляет собой необходимого условия для эффективного установления состоятельности или убедительности позиции агента спора. Так, в споре Ромб Никсона позиции А и В каждая содержат, по меньшей мере, по одной невыраженной посылке:

А: (А1) Никсон — пацифист, (А2.1) потому что он квакер, (А2.2) а все квакеры - пацифисты.

В: (В1) Нет, Никсон - милитарист, (В2.1) потому что он республиканец, (В2.2) а все республиканцы - милитаристы.

Выявление невыраженных посылок (А2.2) и (В2.2) делает более точной аргументационную структуру данного спора, равно как и аргументационные множества, выражающие позиции сторон А и В, однако это никак не меняет того, что данный Спор неэффективен для обоих участников, подмножество убедительных аргументов в аргументационных множествах позиций которых по-прежнему остается пустым.

Пожалуй, наиболее актуальной такая задача становится в двух случаях. Первый из них

- это когда требуется отличить сомнение и другие виды расхождения во мнениях, потому что если в позиции сомневающегося агента спора обнаружатся невыраженные посылки, то такая позиция окажется содержащей точку зрения, и, значит, уже не является сомнением. Второй случай связан с выявлением ошибок аргументации, в частности, ошибок приписывания невыраженных посылок одним агентом другому. Мы не будем специально обсуждать этот случай, и отсылаем читателя к Приложению, где мы помещаем обзор ошибок аргументации в традиционном ключе.

Различать аргумент и довод в споре будем следующим образом: довод — это непустое множество высказываний, принадлежащее позиции участника спора, отличное от выдвинутой им в споре точки зрения и составляющее часть аргумента. Иначе говоря, довод

— это атомарная часть аргумента, не являющаяся аргументом сама по себе, или под­аргумент. Всякий аргумент как минимальная молекулярная единица спора состоит из доводов, но обратное неверно. Аргумент может состоять из одного или нескольких

доводов, упорядоченных определенным образом, и посредством способа демонстрации связанных с точкой зрения. Аргумент, когда он содержит два или более доводов, сам по себе является рассуждением определенного рода, поддерживающим точку зрения. Таким образом, в соответствии с Определениями 12 и 13 позиция агента спора aj имеет двух­уровневую структуру и состоит из непустого множества аргументов Аа( с а, каждый из

n л i

которых, в свою очередь, состоит из непустого множества доводов Эа с Аа.

Строение составляющего позицию агента аргументационного множества на уровне аргументов может быть трех типов, элементарным, составным и вырожденным. Аргументационное множество является элементарным, если оно состоит из двух аргументов, один из которых является точкой зрения, согласно Определениям 20.1 и 20.3-4, и составным, если оно содержит более двух аргументов, помимо точки зрения, т.е. три и более аргумента, один из который является точкой зрения. Аргументационное множество, содержащее один единственный вырожденный аргумент — это позиция агента в споре — обосновании, выражающая сомнение, в которой не выдвинуто точки зрения. Такую позицию агента спора мы называем пассивной, а выражающее ее аргументационное множество — вырожденным. Кроме обоснования, в других видах аргументации вырожденное аргументационное множество не встречается, в силу Определения 20.2.

Элементарное аргументационное множество состоит строго из двух аргументов, изнутри упорядоченных отношением support, и представляет собой наименьшую по количеству аргументов позицию, достаточную для того, чтобы содержать точку зрения в споре и ее поддержку, согласно Определению 20.1. Примером элементарного аргументационного множества может служить позиция Петра в Споре о школьниках и первоначальные позиции А и В в Споре Ромб Никсона.

Составное аргументационное множество основано на независимой связи между аргументами, которые в случае бесконфликтного аргументационного множества, согласно Определениям 3-4, находятся между собой в отношении support. Например, позиции Хрущева и Никсона в Кухонном споре, а также Ирины в Споре о школьниках представлены составными аргументационными множествами.

Перейдем к внутреннему строению аргумента. Согласно Определению 13, всякий аргумент состоит из непустого множества доводов, связанных между собой при помощи Rule. Связь доводов внутри аргумента всегда носит зависимый характер, в отличие от связи аргументов между собой, которая является независимой. Имеется всего три типа связи доводов внутри аргумента: сочинительная, когда все доводы в аргументе «равноправны» и зависят друг от друга, подчинительная, когда доводы образуют определенную цепь, так что каждый последующий довод поддерживает предыдущий, и смешанная, когда в аргументе одни доводы связаны между подчинительно, а другие — сочинительно. Примером сочинительной связи между доводами может служить следующее рассуждение — Пример 1 о школьниках.

(Д1) Дети школьного возраста должны соблюдать режим дня, потому что (Д2.1) соблюдение режима дня благотворно сказывается на их психологическом и (Д2.2) физиологическом состоянии, (Д2.3) а также на общем самочувствии.

Схема 9а. Пример 1 о школьниках.

Сочинительная связь имеется внутри аргумента (Д2) между доводами (Д2.1-3). Пример подчинительной связи — рассуждение Пример 2 о школьниках, где подчинительно связаны доводы (Д3.1-2).

(Д1) Дети школьного возраста должны соблюдать режим дня, (Д3.1) потому что только так их можно приучить к порядку, (Д3.2) ведь приучение к порядку способствует их устойчивости к стрессам.

Схема 9б. Пример 2 о школьниках.

В Примере 3 о школьниках связь между доводами внутри аргумента Д4 смешанная. Между доводами Д3.1 и Д4.2 связь сочинительная, а между Д4.2 и Д4.3 — подчинительная.

(Д1) Дети школьного возраста должны соблюдать режим дня, (Д3.1) потому что только так их можно приучить к порядку, (Д4.2) что благотворно сказывается на их психологическом состоянии, (Д4.3) потому что устойчивое к стрессам психологическое состояние способствует нормальному развитию.

Схема 9в. Пример 3 о школьниках.

Различать то, как связаны между собой доводы внутри аргумента, и то, какая связь имеется между аргументами в составе аргументационного множества, можно по-разному. Мы предлагаем проводить границу между этими разновидностями связей, исходя их трех соображений, указанных выше. Вместе с тем, большинство исследователей рассматривают

эти связи при помощи единой классификации, и тогда в нее включают независимую аргументацию, которую мы здесь относим только к связи между аргументами.[211]

Схема 10. Связь доводов в аргументе.

Из трех видов атаки на аргументационное множество, подрыв, или атака на посылку аргумента, и отсечение, или атака на связь доводов (или аргументов) между собой, относится непосредственно к внутреннему строению аргумента. Опровержение атакует точку зрения, т.е. аргумент целиком, отклоняя его, поэтому опровержение и есть абстрактное выражение отношения attack на аргументационной структуре, а подрыв и отсечение как частные случаи атаки предпочтительно обсуждать с учетом внутреннего строения аргумента. В Кухонном споре примером опровержения может служить Н1 и Х6, отсечения — Н6, подрыва — Н2 и Х4. С точки зрения внутреннего строения аргумента, отсечение, атакующее связь между а| и aj в составе аргумента А, отклоняет все принадлежащие А доводы, связанные подчинительно с а j, но не сам а |. Рассмотрим атаку на (Д3.1) путем отсечения в Примерах 2 и 3 о школьниках:

(contra Д3.1) приучение школьников к порядку не обязательно ведет к соблюдению ими режима дня.

В Примере 2 (contra Д3.1) отклоняет также и (Д3.2), а в Примере 3 отклоняет не только (Д3.1), но также и пару (Д34.2-3), в силу зависимого характера связи между ними. Подрыв, нацеленный на один из доводов - aj, состоящий в подчинительной связи с другими доводами отклоняет все подчиненные ему доводы, включая и aj, но не затрагивает доводы, которым подчинен aj. Подрыв довода, состоящего в сочинительной связи с другими доводами, влечет отклонение всей группы доводов, соединенных сочинительно. Например:

(contra Д2.1) Психологическое состояние школьника может не только не улучшиться, но и наоборот, пострадать от дисциплинарного давления соблюдать режим дня.

Подрыв Д2.1 отклоняет весь сочинительно связанный аргумент Д2, потому что ставит под сомнение способность группы доводов Д2 служить поддержкой для Д1.

Подведем итоги данного раздела. Абстрактные аргументационные структуры Дунга не подразумевают рассмотрения внутреннего строения аргументов, играющих в них роль не подлежащих анализу атомарных элементов. Если трактовать аргумент как минимальную молекулярную единицу аргументационной структуры, то открываются перспективы для решения ряда задач, нацеленных на обогащение выразительных возможностей абстрактных аргументационных структур. Решение некоторых подобных задач, связанных в ограничениями на атаки, способно привести к чрезмерному усложнению формализмов. Наиболее перспективными представляются два типа задач, опирающихся на изучение внутреннего строения аргументов и способствующих порождению агентами более эффективных стратегий в споре: уточнение целей и типов атак и выявление невыраженных посылок аргументов. Формализмы с маркировками аргументов на аргументационных структурах по сравнению с абстрактными структурами Дунга имеют ряд достоинств, но не лишены недостатков. Основное их преимущество заключается в том, что, не анализируя внутреннего строения аргументов, они позволяют уточнять функции атакуемых и атакующих аргументов.

4.6.

<< | >>
Источник: Лисанюк Елена Николаевна. Логико-когнитивная теория аргументации. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Строение аргументационного множества.:

  1. Определение исходного множества детекторов и стратегии отбора
  2. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ
  3. Результаты моделирования
  4. Постановка задачи
  5. КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 1994 ГОДА,
  6. *В соответствии со статьей 1 Закона Республики Беларусь «О порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь» вступила в силу со дня ее опубликования.
  7. РАЗДЕЛ І ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ
  8. Статья 1. Республика Беларусь - унитарное демократическое социальное правовое государство.
  9. Статья 2. Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.
  10. Статья 3. Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ.
  11. Статья 4. Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений.
  12. Статья 5. Политические партии, другие общественные объединения, действуя в рамках Конституции и законов Республики Беларусь, содействуют выявлению и выражению политической воли граждан, участвуют в выборах.
  13. Статья 6. Государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную.
  14. Статья 7. В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права.