<<
>>

Экологическая безопасность

Экологическая безопасность основывается иа:

осознании того» что человечество — неотъемлемая часть природы, полностью зависимая от окружающей его среды;

признании ограниченности и конечности природно-ресурсного (экологического) потенциала Земли и отдельных ее регионов, необходимости его качественной и количественной инвентаризации;

невозможности искусственного расширения природно-ресурсного (экологического) потенциала сверх естественно-системных ограничений;

определении допустимого максимума изъятия природных ресурсов и изменения экосистем как среды жизни;

необходимости выработки превентивных экологических запретов задолго до экономического исчерпания природных ресурсов или их косвенного разрушения;

обязательности создания социально-экономического механизма гомеостаза в системе «человек — природа» типа «природа — товар — деньги — природа» (аналогично механизму «товар — деньги — товар»);

насущной и обязательной необходимости регулирования численности людей, их давления на природную среду на локальном, региональном и глобальном уровнях;

приемлемости только «экологосовместимых» технологий и техники во всех областях хозяйствования;

переходе к ресурсоэкономным технологиям и миниатюризации изделий, к безопасным для природы и людей хозяйственным приемам;

признании закона оптимальности, а в хозяйствовании — принципа разумной достаточности в использовании способов получения жизненных благ в пространственных и временных конкретных рамках (ограничения по факторам экологического, социального и экономического риска);

понимании, что без адекватной среды жнзни (целостности экосистем) невозможно сохранение ничего живого, в том числе его видов (включая человека) и природных систем более низкого уровня иерархии.

Развитие человечества рационально лишь на пути интенсификации собственного социально-экономического развития (см.
1.3.), а не дальнейшего преобразования природы, поскольку этот последний традиционный путь ныне практически закрыт (кроме узкорегиональных возможностей) в связи с достигнутой в прошлом максимальной системной омоложенностью экологических образований (чем сукцессионно моложе природная система, тем она продуктивнее). Динамические качества природных систем уже резко ухудшены, а их надежность доведена до опасного нижнего предела, а возможно, уже утеряна. Любые действия человечества, так или иначе хотя бы потенциально грозящие благополучию глобальных или регионально-локальных систем жизнеобеспечения, нуждаются в тщательной проверке (экспертизе) и жестком ограни- чении в рамках сохранения условно неизменного[231] природно-ресурсного (экологического) потенциала (см. 4.1). Малые воздействия могут складываться в кумулятивные и цепные интеграции, по силе многократно превышающие отдельные влияния и их арифметическую сумму. Незначительное по величине не значит безопасное. Вредное для одних групп организмов в силу физико-химического единства живого на планете не может быть безопасным для других групп, и в конечном итоге, для человека. Разница лишь во времени и в скорости реакций деструкции. Вымирание (истребление) всегда имеет групповой характер природной цепной реакции. Выход за пределы оптимального масштаба и скорости хода процессов (закона оптимальности) неминуемо разрушает природные системы, где бы и в какой подсистеме, надсистеме или экологическом компоненте этот выход не наблюдался. Разрушение любой экосистемы неминуемо ведет к ущербам в смежных природных системах и во всей иерархии надсистем и подсистем вплоть до глобвль- ных и элементарных образований. Чем выше иерархический уровень нарушаемой природной системы, тем это нарушение пагубнее для человечества. При использовании регионального природно-ресурсного (экологического) потенциала целью должно служить не получение отраслевго эффекта любой ценой, а обеспечение решения конечной комплексной задачи путем выбора альтернативных путей развития.
Нужен не продукт как таковой, а оптимальное снабжение нм или адекватным ему продуктом региональной или другой совокупности людей. Экологическая политика: алгоритм практических решений Ограниченность и конечность природных возможностей социально- экономического и физического развития человечества и его частей диктует необходимость четкого знания размеров глобальных, региональных и локальных ресурсов, интегрального природно-ресурсного (экологического) потенциала территорий и акваторий в их системной взаимосвязи во всей иерархии экосистем планеты — от элементарных до биосферы в целом. 1.              Необходима целенаправленная инвентаризация природных богатств (природно-ресурсного потенциала) и знание экологических ограничений их использования. Обязательно соблюдение нормативов безопасного изъятия или нарушения имеющихся ресурсов и природных систем. Настал черед «экологического раздела» мира — определения квот использования любых природных ресурсов и экологических условий развития стран и народов. Коллективный характер владения природными условиями жизни человеческого общества не снимает необходимости «экологического раздела мира» н осуществления контролируемого международным сообществом ресурсного рынка (см. 4.5), в том числе рынка природных условий жизни и развития человечества. Другого механизма саморегуляции в рамках общественных механизмов пока не существует. В региональном и локальном плане необходима оптимизация условий развития — один регион или хозяйственная отрасль не должны наносить социального, экономического и экологического урона другим, а внутри региона следует избирать путь наиболее щадящего природопользования, ие подрывающего природно-ресурсный (экологический) потенциал (интегральный ресурс) будущего развития и не ухудшающего, а улучшающего состояние здоровья населения и повышающего длительность средней вероятной продолжительности жизни человека. Качественным нормативом эксплуатации природных систем следует считать возможность формирования климаксовых или хотя бы узловых фаз сукцессионного развития экосистем в рамках ландшафтных образований.
Показателями благополучия или неблагополучия могут также служить виды-индикаторы, указывающие на сохранение базовых свойств экосистем. В каждом географическом пункте и в пределах каждой экосистемы (или их сочетания) существуют свои специфические закономерности сукцессий и формирования биоты, поэтому общего стандартного перечня признаков составить нельзя: определение ситуации происходит в результате ее эмпирического изучения на месте. Средним потенциальным нормативом вероятной продолжительности жизни человека следует признать срок в 89±5 лет. />4.1.4.З..              Количественные нормативы использования природно-ресурсного (экологического) потенциала и изменения среды жизни конкретны для каждой экосистемы и ландшафтной разности. Можно наметить лишь весьма приблизительные общие пороги воздействия, за которыми происходят существенные изменения в природных системах в целом или в их отдельных экологических компонентах.

Эти ориентировочные пороги следующие:

а)              для энергетических процессов или воздействия на них:

порог «спускового крючка» или триггерного эффекта (например, при наведенных землетрясениях) — 10“ —10~8 раз от наблюдаемой нормы энергетического состояния;

порог выхода экосистемы из стационарного состояния (с возвращением в него после окончания воздействия) —до I % от нормы (обычно значительно меньше) при длительном (в системном времени) воздействии; кратковременные возмущения могут достигать значительно больших величии, ие принося существенных изменений в системы природы, но эти флуктуации, как правило, не могут выходить за рамки 10—70 % от наблюдаемой нормы;

порог деструкции — до примерно 10 % от нормы при перманентном воздействии (но может быть больше или меньше, например, для энергетики биосферы как целого он, видимо, ниже I % от солнечной постоянной у поверхности Земли);

б)              для природных систем с органнзмеиным (централизованным) типом управления (вещественные изменения):

порог малых доз — около 10~3 раз от острого воздействия;

порог выхода из стационарного состояния — около 1% от нормы;

порог разрушения — 10—30% от нормы;

в)              материально вещественные изменения в системах с популяционным типом управления:

порог минимума — IO^6—10“8 раз от нормы;

порог выхода из стационарного состояния (устойчивых колебаний без угрозы деструкции) — в пределах 7—18, в среднем 10 % от нормы;

порог постепенной, ио неуклонной деструкции находится в среднем свыше 10 % от нормы и примерно до величины 10 % от среднего прироста популяции (потенциала самовозобновления, саморегуляции);

порог катастрофического саморасширеиия или самосужеиия под влиянием внешних факторов равен IO6-IO6, очень редко IO7-IO8 раз по сравнению со средним числом особей в популяции.

Приведенные числа не являются нормативными, но позволяют ориентироваться при оценке и эмпирическом исследовании складывающихся ситуаций.

Длительность воздействий рассматривается в системном времени, т. е. значимом для данного системного образования. Например, сорокоградусная жара или повышение температуры тела человека до этого же значения терпимы короткое время, ио оно различно для разных природных систем (тундры, тайги, степи, сухой пустыни и их ландшафтных вариаций), а для человека зависит от пола, возраста, общего состояния здоровья и т. п. Дать общую точную числовую характеристику понятия «короткое время» невозможно.

Для определения допустимых изменений экосистем требуются интенсивные исследования, создание специализированных информационных систем с достаточно надежной базой данных. Пока уровень знаний очень низок, и каждый раз для определения норматива требуются глубокие эмпирические проработки на месте (экспедиционные и стационарные исследования, анализ истории формирования и трансформации экосистем и т. д.). Общим важнейшим показателем благополучия экосистем любого уровня служит так называемое экологическое равновесие, или экологический баланс. Оно основывается на строго определенном взаимоотношении экологических компонентов (см. 2.2.1) внутри экосистемы (компонентное экологическое равновесие) или иа взаимном уравновешивании интенсивно (агроцеиозы, урбо- комплексы) и экстенсивно (луга, запасы, естественные леса, заповедники и т. п.) используемых участков или целых экосистем (территориальное экологическое равновесие, см. 2.2.5). В последнем случае баланс экологических компонентов

возникает на основе межсистемного обмена или иа уровне природной надсистемы[232]. Размер платы за природные и трудовые ресурсы и штрафов за их ухудшение должен покрывать ущерб от их деградации и расходы на их полное или до нормативно принятого уровня восстановление с расчетом постепенного повышения, а ие снижения этих нормативов. Получаемые средства необходимо вкладывать на достижение полезного эффекта именно в тех регионах (природных системах), где произошло нарушение, а дополнительно в местах рекреации населения и на образование резервного фонда поддержания экологического равновесия.

Внешний ресурсный круг «природа — хозяйство» постепенно должен уступать место внутреннему ресурсному кругу с минимальным изъятием новых порций природных ресурсов. Так называемые наукоемкие ресурсосберегающие малоотходные производства должны заменять экстенсивное природопользование. Это справедливо и для сельского хозяйства, где все больший удельный вес приобретает закрытый грунт. Обмен природными ресурсами и условиями (ресурсный рынок) столь же закономерен, как и обмен товарами. Лозунг о повсеместном тотальном самообеспечении всем необходимым за счет внутренних ресурсов порочен в том случае, если ои ведет к экологически или социально-экономически неблагополучным последствиям. Торговля природными ресурсами и условиями среды жизни допустима постольку и до тех пор, пока не возникнут упомянутые последствия.

Особое место в ресурсном рынке занимает обмен рекреационными ресурсами — природными и природио-аитропогенными. Наблюдаемый их дефицит определяет постоянное вздорожание ресурсов отдыха. Следует соотносить затраты и растущие доходы рекреационной сферы хозяйства с промышленно-сельскохозяйственным использованием территорий. Как правило, рекреационный сектор социально-экономически эффективнее, хотя бы в перспективе. Природопользовательскне мероприятия не должны заметно снижать прнродно'ресурсный (экологический) потенциал регионов и мира в целом ни в настоящем, ни в обозримом будущем. Они не должны ставить под угрозу здоровье населения. Экологически опасная сферхэксплуатация любой территории и акватории недопустима.

Снижение природно-ресурсного (экологического) потенциала территорий, акваторий и глобальной биосферы происходит тогда и постольку, когда и поскольку используется несамовозобиовляемая основная его доля (маточное стадо животных, основная популяция растений, вода сверх естественных сезонных колебаний ее количества в водоемах и водотоках и т. д.). Фактически в истории человечества это происходило всегда. Ho был «запас прочности». Сейчас он очень мал и требует пристального внимания к себе.

Одна из важнейших задач — сохранение эффективного интегрального ресурса в рамках конкретных территорий и мира в целом. В противном случае человечеству грозит общее обнищание, а затем и окончательная деградация. Человечество постепенно, настойчиво и неукоснительно должно переходить к целенаправленному демографическому управлению и планированию в целях ликвидации относительного и абсолютного перенаселения планеты и ее регионов. Природно-ресурсный (экологический) потенциал и общественные потребности в нем должны быть соизмеримы. При стремлении к депопуляции следует исходить из принципов:

а)              депопуляция возможна лишь на базе повышения благосостояния, культурного и образовательного уровней народов, улучшения здоровья людей;

б)              социально-экономические и культурные механизмы должны содействовать, а не препятствовать снижению общей численности населения;

в)              депопуляция требует компенсаторных действий для замены потребности в детях повышенной обеспеченностью других потребностей человека;

г)              снижение числа людей не должно вести к исчезновению рас, этносов и народностей как основы культурного и физического многообразия человечества. Информация и иаучиое знание в области экологии должны соответствовать глобальным, региональным, локальным и личным нуждам людей. Пока наблюдается резкое отставание экологии как науки, что приобретает общественно опасный характер. Экологические преступления приобрели перманентный характер даже в высокоразвитых странах. Воспитание экологического мировоззрения и культуры, повышение экологической ответственности — необходимейший компонент на всех иерархических уровнях — от семьи до государства и мирового сообщества народов.

4; 10. Экологические требования (императивы) неотвратимы и должны лечь в основу локальной, национальной, региональной и мировой политики. Отрицание этого требования вызывает угрозу деградации среды жизни человечества, что неминуемо поведет к крупным социально-экономическим ущербам, возможно, к страданиям массы людей, а в экстремальной ситуации — к гибели цивилизации, если не всего человечества как вида живого.

<< | >>
Источник: Реймерс Н. Ф. Экология (теории, законы, правила принципы и гипотезы). 1994

Еще по теме Экологическая безопасность:

  1. Экологические преступления
  2. ПОНЯТИЕ ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  3. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ
  4. 14.4. Экологическая безопасность РБ
  5. 7.2. ПРОБЛЕМНАЯ ЛЕКЦИЯ 7.2. ПО МОДУЛЮ 7 "ОСНОВЫ НЕОЭКОЛОГИИ": - ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  6. 2. Предмет экологического права
  7. Глава шестая ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ - «НОВАЯ ЦЕННОСТЬ НАЦИИ»
  8. Экологическая безопасность
  9. ГЛАВА 4. УСТОЙЧИВОСТЬ ЭКОНОМИКИ В ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЯХ И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  10. УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ ТРАНСПОРТА И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  11. ПРИЛОЖЕНИЕ 1 СОСТАВ ИСХОДНОЙ ИНФОРМАЦИИК ЭКОЛОГИЧЕСКОМУ ОБОСНОВАНИЮПРЕДПРОЕКТНОЙ И ПРОЕКТНОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ
  12. ГЛАВА VII. Техногенные поражения и экологическая безопасность
  13. 7.3. Экологическая безопасность
  14. ЧАСТЬ II ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  15. Глава 3 СОЦИАЛЬНАЯ, ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  16. § 1. Сущность и соотношение продовольственной безопасности с иными видами безопасности
  17. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ КАК ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЖИЗНЕННЫХ СТАНДАРТОВ. Малинина Т.Б. (Санкт-Петербург)
  18. 6.Система Российского экологического законодательства
  19. 69. Ответственность за нарушения законодательства о радиационной безопасности. Статья 28. Ответственность за невыполнение или за нарушение требований к обеспечению радиационной безопасности