<<
>>

На пути к ноосфере (вместе заключения)

А существует ли на Земле разумная жизнь?

П. Клауд

Современные представления о биосфере как уникальной саморегулируемой, самовоспроизводимой и самоорганизующейся глобальной системе восходит к работам почти вековой давности французского философа и палеонтолога Пьера Тейяра де Шардена и русского ученого Владимира Ивановича Вернадского.

Английский исследователь Джеймс Лавлок, развивая их взгляды, образно описывает биосферу как своеобразный сверхорганизм — Гею. Справедливости ради надо отметить, что сам Вернадский связывал идею о биосфере с работам начала XIX в. французского исследователя Жана Батиста Пьера Антуана де Моне Ламарка. Чуть позже (1826 г.) немецкий географ Александр фон Гумбольдт ввел представление о “жизненной среде”. Однако термин биосфера был предложен австрийским геологом Эдуардом Зюссом только в 1875 г.

Биосфера в понимании многих современных исследователей — это оболочка Земли, охваченная деятельностью живого, в том числе и те части планеты, которые непосредственно зависят или зависели от нее в прошлом (см. разд. 4.1). Нужно еще раз подчеркнуть две ее важнейшие черты — уникальность и ярко выраженную иерархичность. Первая означает, что никакие эксперименты на этом уровне невозможны. Их последствия можно попробовать предсказать, но нельзя проверить на каком- то другом объекте. Иерахичность связана с крайне сложной организованность биосферы, в которую входят многочисленные и разнообразные экологические системы разных рангов, взаимодействующие как друг с другом, так и с внешним окружением.

Очевидна эволюция биосферы, т. е. ее постепенное изменение на протяжении миллионов лет. Для обсуждения экологических проблем, связанных с деятельностью человека, естественно, принципиально важен современный этап ее истории, когда такая активность стала решающим фактором преобразования

природы.

На реальность уничтожения человеком своей среды обитания указывал еще Ламарк.

В середине XIX в. американский общественный деятель и публицист Джордж Перкинс Марш снова обращает внимание на опасность разрушительной деятельности человека. В начале XX в. В. И. Вернадский показал роль человека в биосфере как геологической силы, в частности его воздействие на геохимические циклы, а затем сформулировал идею о неизбежности перехода биосферы в состояние, когда разум человека и, соответственно, наука станут действительно ведущей силой на Земле. Позже он использовал термин ноосфера, введенный в оборот в 1927 г. французским исследователем Эдуаром Леруа для обозначения этапа в развитии органического мира, на котором доминирует духовное творчество человека и продукты его труда. В отличие от Леруа, Вернадский предложил использовать это слово для обозначения закономерного этапа в развитии биосферы, когда разум человека становится глобальной силой, действующей не только в соответствии с его потребностями, но и с учетом интересов биосферы. В настоящее время приходится констатировать, что влияние человека на биосферу проявляется в основном в плане удовлетворения его потребностей, а закономерности ее организации хотя и начинают как-то учитываться, но до действий человека в соответствии с ними еще достаточно далеко. Такую стадию эволюции биосферы лучше обозначать как техносферную.

По мнению А. А. Тишкова [2005], экологические проблемы, в том числе и будущие, могут рассматриваться с нескольких точек зрения: алармизм, сторонники которого в первую очередь обращают внимание на истощение природных ресурсов и катастрофические последствия воздействия человека на биосферу; экологический оптимизм, основывающийся на совокупности представлений о переходе к ноосфере, возобновляемости природных ресурсов, коэволюции человека и природы; экологический реализм, базирующийся на анализе текущих проблем и опыта, накопленного в прошлом, обосновании регламентации воздействия на природу и использования природных ресурсов. Рассматриваемая в этом же ряду способность природы к биотической регуляции (в первую очередь роль естественных экосистем в поддержании пригодных для жизни человека условий на Земле) фактически не может рассматриваться вне двух последних совокупностей взглядов.

В современной англоязычной литературе нередко обсуждаются различные альтернативные стратегии природопользования, в том числе так называемая пермакультура (перманентная агрокультура) (см. обзор: [Богатырев, 1994]), подразумевающая сознательное конструирование и поддержание сельскохозяйственных продуктивных экосистем, которые обладают разнообразием, стабильностью и эластичностью естественных экосистем. Несмотря на явную декларативность ряда принципов (“продукция системы теоретически неограничена”), все подобные разработки необходимо привествовать, так как в целом они обычно основаны на опыте традиционного землепользования в пределах каждого ландшафта.

Необходимо формирование представлений о минимальном ареале, в пределах которого возможно поддержание самовоспроизводящейся и саморегулируемой системы, о необходимой степени ее гетерогенности, поддержании границ, элементов “памяти”. Знаменательно, что современные представления об охраняемых выделах, в частности о биосферных заповедниках, предусматривают все эти проблемы, а также подчеркивают необходимость включения в охраняемые территории культурно важных ландшафтов с гармоничными связями между людьми и природой.

Необходимо и значительное изменение стереотипов поведения, которые в европейской культуре (главным образом, христианской) носят по преимуществу экофобный характер [Круть, Забелин,              1988]. По мнению В. Хесле [1993],

универсализация принятых на Западе жизненных стандартов приведет Землю к экологической катастрофе. Ориентальная же культура в целом отличается экофилией [Кульпин,              1992].

Вероятно, необходим дальнейший их синтез на основе развивающегося экологического мировоззрения [Дерябо, Ясвин, 1996] и формирование аскетических идеалов [Хесле, 1993].

Преобладающие сейчас в международном сообществе идеи носят в основном прагматический характер и восходят главным образом к представлениям американских экологов и энвайронменталистов, развивавших и развивающих мысль о необходимости сохранения природных благ и устойчивости экосистем для будущих поколений. Считается, что для этого необходимо осознание целостности геосистем, совершенствование моральных норм и развитие экологической этики. Именно на этих взглядах основана концепция устойчивого развития [Caring for the Earth, 1991] (см. разд. 4.3).

Распространение энвайронменталистских взглядов среди политиков несомненно важно, но не достаточно. Очевидна необходимость как дальнейшего развития научной мысли, ставшей, по образному выражению В. И. Вернадского, “реальной геологической силой”, так и принципов универсальной этики, восходящей к идеям восточных философов, Г. Торо, М. К. Ганди, А. Швейцера [Дерябо, Ясвин, 1996] и основывающейся на синкретичности мира, равенстве всех живых существ и принципе экологического самообеспечения.

<< | >>
Источник: Сергеев М. Г.. Основы экологии: Учеб. пособие. Ч. 2.. 2007

Еще по теме На пути к ноосфере (вместе заключения):

  1. Владимир Иванович Вернадский и философия самоорганизации
  2. 11.4. В. Г. Горшков. «Физические и биологические основы устойчивости жизни»
  3. ГЛАВА I СОСТАВ БЫТИЯ
  4. КОНЦЕПЦИИ И ГЛОБАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ БУДУЩЕГО МИРА
  5. ЕСЛИ ОСМЕЛИТЬСЯ БЫТЬ...*
  6. Опыт построения теории теорий психологам!
  7. 13.2.2. «Автопилот»матрично-эгрегориального управления
  8. Российская модернизация в контексте глобализации. Прогноз и перспективы
  9. КОНВЕРГЕНЦИЯ КАК РОССИЙСКАЯ ИДЕЯ (Вместо заключения)
  10. Тема з. О  смысле  выживания
  11. ГЛАВА 1. РУБЕЖИ ЗЕМЛЕВЕДЕНИЯ
  12. На пути к ноосфере (вместе заключения)
  13. Заключение
  14. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Наука XXI в. и перспективы человечества
  15. Вернадский и Россия
  16. Глава III
  17. Глава VII Структура научного знания как проявление ноосферы — им вызванного геологически нового состояния биосферы. Исторический ход планетного проявления Homo sapiens путем создания им новой формы культурной биогеохимической энергии и связанной с ней ноосферы.
  18. Глава X