<<
>>

Поездки ленинградских писателей по СССР

Творческой командировки и поездки за материалом в пределах Советского Союза занимали значительно место в повседневной жизни писателей. Организация поездок регулировалась «Инструкцией о выдаче писателям творческих командировок и порядке проверки представленных в

-у -э -э

Литфонд отчетов» .

Творческие командировки выдавались по индивидуальным заявкам, которые рассматривались комиссиями при правлениях Союза Писателей в Москве и в республиках. Решения комиссий утверждались Секретариатом Союза Писателей или Генеральным Секретарем, или правлениями Союза Писателей в союзных и автономных республиках.

Оплату командировок, как правило, производил Литфонд СССР и его отделения. Но на практике в этом могли участвовать и другие организации (примеры приведены ниже). Размер суточных определялся комиссией Союза Писателей в зависимости от представленного писателем творческого плана. Они могли составлять от 50 до 150 рублей. Оплата проезда производилась по тарифу мягкого вагона, при условии предъявления билетов, если билеты не представлялись, проезд оплачивался по жесткому тарифу[217] [218].

При получении командировки писатель был обязан выдать два обязательства в установленной форме — Правлению ССП и Литфонду при получении средств. После командировки представляется финансовый отчет или, если командировка не состоялась, полученная сумма возвращалась.

Приведем несколько примеров. В письме от 25 октября 1957 г. редколлегия журнала «Звезда» обращалась в секретариат ленинградского

отделения Союза писателей с просьбой предоставить писателю Е. В. Воеводину творческую командировку в Новгородскую область для

~ 235

написания серии очерков о тружениках сельского хозяйства .

К письму была приложена записка от автора в секцию очерка с просьбой разрешить командировку в Ленинградскую область на две недели, чтобы «поговорить с людьми, собрать материал». С журналом «Звезда» был заключен договор «на большой очерк о буднях сегодняшней колхозной деревни, о том новом, что вошло уже в колхозную жизнь»[219] [220] [221].

Сохранилась записка в Правление СП СССР от ответственного секретаря ленинградского отделения А. Ф. Попова. В ней предлагалось помочь в организации творческой командировки писателя Н. П. Вагнера в Якутию. Затраты на командировку продолжительностью 45 суток составляли 10000 рублей. Секретариат ленинградского отделения вынес решение выплатить 5000 рублей и просил Секретариат СП СССР оплатить вторую

237

половину .

Процедура подачи творческой заявки выразительно описана в воспоминаниях А. Г. Наймана «Славный конец бесславных поколений»: «В Москве я пошел к главной редакторше “Пионера”, Ильиной. Это была пожилая дама, известная принципиальностью, с какой отстаивала перед начальством все, что собиралась опубликовать в журнале. Я сказал, что хочу написать очерк о биостанции на Белом море. Вид у нее был чужой, деловой, “ихний”, но интонации и голос приятные, почти домашние. Она написала у себя в блокноте “Белое море, билет до Архангельска”. “Три недели хватит? — и приписала “три недели”. — Спуститесь в бухгалтерию, получите деньги”. Я вышел в коридор, ошеломленный простотой случившегося, а из-за этого и собственной бездарной жалкостью. Если всё так легко, то зачем мне барачная жизнь на продувном берегу, ныряние в резиновом холодном комбинезоне, казарменное питание и песни у костра? Я ничего этого не люблю, а люблю, наоборот, латинское море, люля-кебаб и местное вино.

Захваченный порывом и желанием настолько, что потерял всякий контроль над происходящим, я распахнул дверь кабинета и выпалил еще продолжавшей звонить в бухгалтерию Ильиной: “Я спутал. Я хотел сказать, что напишу про биостанцию под Коктебелем. То есть на Черном море”. Она посмотрела на меня, как добрые умные люди смотрят на дрянных, но не дурных, — спокойно и прощая. Зачеркнула в блокноте “Белое” и написала над ним “Черное”, зачеркнула “Архангельск” и спросила: “Билет до Феодосии?..” — “До Феодосии”. — “Или, может быть, вы хотите до Севастополя, а оттуда до Феодосии морем?” — “Да, до Севастополя и морем”, — повторил я за ней. “Спуститесь в бухгалтерию и получите деньги”» . Как видно из рассказа А. Г. Наймана в действительности согласование поездки не представляло для авторов большой сложности.

Иногда выезды проводились не по инициативе писателей, а в результате приглашения принимающей стороны. Так 24 апреля 1957 г. ленинградское отделение Союза писателей получило письмо от ответственного секретаря Московского правления В. Ильина. В нем говорилось, что 17 мая 1957 г. в Москве состоится творческое обсуждение на тему: «Переводчик и редактор». Представителей ленинградской секции просили принять участие в нем. Однако проезд и пребывание должна была

239

оплатить ленинградская сторона .

Через год в схожей записке от 31 марта 1958 г. приводился список ленинградских писателей (А. И. Гитович, Т. Г. Гнедич, М. А. Донской, Э. Л. Линецкая, А. Г. Островский и Е. Г. Эткинд), которых приглашали на творческий вечер «Переводчики-ленинградцы в гостях у москвичей». [222] [223]

Расходы на двухдневное пребывание в Москве вновь ложились на ленинградскую организацию[224] [225].

Разумеется, писателей приглашали не только в Москву. Главное политическое управление Советской Армии и Военно-морского флота регулярно организовывало двухмесячную стажировку писателей в частях советской армии. Рекомендовалось привлекать молодых писателей, не служивших в вооруженных силах, писателей, служивших в армии, но не участвовавших в войне, воевавших, но еще не снятых с военного учета. Писатели сами выбирали место (военный округ, флот) и сроки стажировки. Вызов происходил через военкоматы. Расходы шли за счет Министерства обороны СССР и правления Союза Писателей .

Отдельную статью расходов составляла аренда жилого помещения. Она возмещалась в следующих размерах:

• при командировках в Москву и Киев — 10 руб. в сутки;

• при командировках в Минск, Тбилиси, Ереван, Баку, Алма-Ату, Ташкент, Фрунзе, Ашхабад и Сталинабад, а также столицы автономных республик, областные (краевые) центры и города, выделенные в самостоятельные административные единицы — 7 руб. в сутки;

• при командировках в остальные местности — 5 руб. в сутки. Приведем пример сметы на поездку группы из 3 писателей

(Н. В. Вагнер, Н. И. Грудинина, З. Я. Штейнман) в Мурманскую область для оказания творческой помощи писателям, живущим на Кольском полуострове:

Железнодорожный проезд: 300 рублей * 2 стороны * 3 человека = 1800 руб.

Командировочные: 26 рублей * 30 дней * 3 человека = 2340 руб.

Оплата гостиницы: 18,20 рублей * 28 дней * 3 человека = 1538,80 руб.

Проезд из Мурманска в Кировск, Мончегорск и обратно: 200 рублей *

3 человека = 600 рублей

Итого: 6278,80 рублей[226].

Иногда удачно проведенная поездка могла способствовать повышению авторитета писателя внутри Союза. Так сохранилась благодарность политического управления Тихоокеанского флота, направленная в Союз писателей. В ней сообщается, что на Тихоокеанском флоте с 4 октября по 26 ноября 1961 года находились ленинградские писатели В. Б. Азаров и Б. Н. Кузнецов. Они принимали активное участие во встречах с молодыми литераторами и военкорами, выступали перед личным составом на кораблях и в воинских частях гарнизонов, участвовали в радио и телевизионных передачах. Подборки их стихотворений были опубликованы в газетах. Как отмечалось в благодарности «Азаров и Кузнецов — офицеры запаса и хорошо знают жизнь флота. Они написали много талантливых произведений о жизни и боевой учебе военных моряков. Ряд стихов написан ими во время пребывания на флоте» .

Разумеется, поездки по стране были доступны практически всем писателям, в то время как зарубежные являлись привилегией для небольшой их части. Поездки по стране осуществлялись как по инициативе самих писателей для сбора материалов, так и по направлению организации. Подобные встречи с читателями, выступления авторов, публикации в местных газетах были элементом партийной пропаганды, способствующим утверждению господствующей коммунистической идеологии. С другой стороны, писатели получали суточные, им оплачивали дорогу и проживание, щедро угощали, так что подобные командировки позволяли и заработать, и
отдохнуть. Кроме этого поездки способствовали повышению авторитета писателя внутри Союза и росту его популярности среди читателей.

2.2 Поездки ленинградских писателей за границу и контакты с

иностранцами

Изучение контактов членов Союза Писателей с иностранцами представляет особый интерес, поскольку возможность поездок за границу представляла собой одну из основных привилегий членов Союза Писателей, по сравнению с обычными советскими гражданами, и средством выделения и поощрения руководителей организации по сравнению с ее рядовыми членами.

Ограничение выезда за рубеж и контактов с иностранцами — одна из основных характерных черт советского общества 1930-х — начала 1950-х гг., а смягчение этого ограничения была одной из примет наступившей «оттепели».

Характеризуя эпоху в целом, исследователи повседневности и быта хрущевского времени отмечают: «“русского туриста” Европа увидела именно благодаря переменам в советском обществе, произошедшим во второй половине 1950-х гг. Конечно, отдельные представители номенклатуры, ученого сообщества, писатели и журналисты, артисты и инженеры бывали за границей в 1930—40-е гг., но это были единичные случаи.

Со второй половины 1950-х гг. возникает как явление «зарубежный туризм» и образуются встречные потоки: иностранных туристов в СССР, советских — за рубеж. Интерес к Советскому Союзу рос с каждым годом: в 1955 г. страну посетили 92,5 тысячи туристов, в 1956 г. — 486 тысяч, в 1964 г. — 1 миллион 33 тысячи иностранных путешественников. Но не менее впечатляющим было и «советское открытие мира». По утверждению

председателя правления общества “Интурист” В. М. Анкудинова в 1956 г. в 61 стране побывала 561 тысяча советских граждан»[227].

В это же время зарубежные писатели начинают посещать Советский Союз. В фонде Ленинградской писательской организации сохранился документ, адресованный отделу агитации и пропаганды обкома КПСС, в котором перечислены все зарубежные делегации писателей, посетившие Ленинград с июня по декабрь 1957 г.[228] За это время в городе побывало 26 делегаций и отдельных лиц, в том числе писатели Дж. Олдридж, Н. Казандзакис, В. Кеппен, М. Уилсон и Г. Грин[229] [230]. Среди них представители, как социалистических стран (ГДР, Чехословакия, Югославия, Китай), так и сочувствующие СССР писатели капиталистических государств (США, Великобритания, Италия, Канада, Израиль) и стран третьего мира (Индия, Непал, Цейлон, Чили, Мексика). Организатором визитов выступала иностранная комиссия СП СССР. Прием зарубежных гостей проходил по определенной стандартной программе. Она включала экскурсию по городу, с посещением мест, связанных с Октябрьской революцией, осмотр метро, посещение Дворца пионеров, Дома писателей им. В. В. Маяковского, Института русской литературы, просмотр в театре пьесы революционного характера и актуальной современной пьесы .

В начале августа 1963 г. в Ленинграде состоялась международная конференция, посвященная современному роману, организованная ЮНЕСКО, которую посетили некоторые зарубежные литераторы. Из советских писателей на ней выступали И. Эренбург и В. Аксенов. Выступление Эренбурга, в котором он защищал от официальной критики

произведения Пруста, Кафки и Джойса, было опубликовано в "Литературной

248

газете" от 13 августа 1963 г.

На гостей стремились произвести благоприятное впечатление, компенсируя недостаток комфорта в советских гостиницах и ограниченность средств у писательской организации. В 1958 г. заместитель ответственного секретаря ЛО Союза Писателей Д. А. Гранин просил оргсекретаря СП СССР К. В. Воронкова о выделении ЛО СП 4000—5000 руб. в год на представительские расходы при посещении Ленинграда иностранными писательскими делегациями[231] [232] [233]. В записках, адресованных начальнику гостиничного отдела Ленгорисполкома, подчеркивалась необходимость предоставить членам иностранных делегаций (датских и чехословацких писателей) гостиничные номера с ванной . Отметим, что многие жители Ленинграда, в том числе члены СП, в это время жили в коммунальных квартирах без ванн и горячей воды.

У советских граждан появилась возможность встретиться с эмигрантами и родственниками, живущими за рубежом. Так сохранился запрос литовского отделения литфонда с просьбой оказать содействие в организации встречи литовской писательницы с сестрой, приезжающей из США через Ленинград[234].

Большие сложности представляли поездки писателей за границу. Они находились под пристальным контролем государственных и партийных органов. Сохранился составленный в 1960 г. ответ ленинградской организации на запрос Секретариата Правления СП СССР о писателях, выезжающих за рубеж. В нем сообщается: «Заграничные командировки за последние годы получили очень немногие писатели: А. Прокофьев (Англия), Д. Гранин (ГДР), А. Дымшиц (ГДР), С. Орлов (Чехословакия), В. Кетлинская

(Китай), М. Дудин (Чехословакия)» . Там же говорится, что «Помощь в приеме зарубежных делегаций оказывают члены секретариата А. Прокофьев, Д. Гранин, В. Панова, А. Дымшиц, П. Капица и писатели В. Азаров, М. Дудин, В. Иванов, В. Кетлинская, Д. Молдавский, Н. Полякова, Л. Попова, С. Орлов, В. Ремизов, В. Рождественский, В. Торопыгин, Г. Холопов, О. Шестинский» . В списки включены одни и те же писатели, и из шести выезжавших трое — члены секретариата.

Поездки за границу имели идеологическое значение. В марте 1963 г. на встрече с интеллигенцией Хрущев заявил: «Важный вопрос — поездка наших творческих работников в зарубежные страны. Центральный комитет партии предает таким поездкам большое значение. Надо, чтобы советские писатели могли своими глазами видеть жизнь народов разных стран, чтобы они создавали произведения о жизни и борьбе трудящихся против империализма и колониализма, за мир, свободу и счастье народов»[235] [236] [237].

Еще одной из возможностей контактов с иностранцами было членство в обществах дружбы. В соответствии с тем же документом в них состояли следующие писатели:

• Ленинградский комитет защиты мира: Е. П. Серебровская, В. Ф.

Чирсков, М. А. Дудин.

• Общество СССР—Италия: А. А. Прокофьев.

• Общество СССР—Исландия: Д. А. Гранин.

• Общество СССР—Великобритания: А. Ф. Попов.

• Общество СССР—Финляндия: А. Грин.

• Общество СССР—Польша: П. Л. Далецкий.

• Общество СССР—Швеция: Е. П. Серебровская.

• Общество СССР—Чехословакия: С. С. Орлов.

• Общество СССР—Норвегия: Б. М. Лихарев, В. Г. Адмони[238].

Поездка за границу должна была пройти согласование. Порой это представляло значительную трудность. Секретарь ЛО СП должен был составить письмо, адресованное иностранной комиссии или правлению СП СССР в Москве, и представить в нем цель и сроки визита, приложив приглашение принимающей стороны. Ответ часто задерживался и не всегда был положительным. Например, в октябре 1960 г. Секретарь правления Ленинградского отделения СП Д. А. Гранин дважды направлял письмо в Москву секретарю правления СП СССР А. А. Суркову с просьбой согласовать посещение двумя писателями «Недели книги» в Дрездене по приглашению немецкой стороны[239]. Тогда же запрашивалось разрешение на поездку Ю. П. Германа на командировку в Чехословакию для работы над романом «Дело, которому служишь», действие которого происходит в Праге[240].

Относительная либерализация, наметившаяся во второй половине 1950-х, позволила писателям посещать зарубежные страны и принимать иностранных коллег у себя, но некоторые ограничения все еще сохранялись. Получение разрешения на поездку представляло собой сложную бюрократическую процедуру, создававшую почву для злоупотреблений. Возможность поездки были одной из привилегий, и по списку выезжающих можно судить о внутренней иерархии в союзе писателей и о степени влиятельности ленинградской организации в ней. Поездки были призваны помочь государству создавать более привлекательный образ Советского Союза в глазах иностранцев. Но для советских писателей они представляли большие сложности, т.к. все еще оставались под пристальным контролем государственных и партийных органов.

Рост интереса к Советскому Союзу и его большая открытость позволили многим зарубежным писателям посетить нашу страну. Но встречи с иностранцами, среди прочего, демонстрировали существовавший контраст между жизнью в Советском Союзе и в европейских странах, даже и принадлежащих к социалистическому лагерю.


<< | >>
Источник: Тюрин Андрей Владимирович. Ленинградское отделение Союза писателей СССР в годы хрущевских реформ (1953—1964 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук.. 2016
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Поездки ленинградских писателей по СССР:

  1. Тюрин Андрей Владимирович. Ленинградское отделение Союза писателей СССР в годы хрущевских реформ (1953—1964 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук., 2016
  2. Голик Андрей Александрович. Государственная политика России в отношении дальневосточного казачества в 1851-1917 гг. Диссертация( Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина ), 2015
  3. ПЕТРОВ Павел Владимирович. КРАСНОЗНАМЕННЫЙ БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: 1935 - ВЕСНА 1941 гг. Диссертация, СПбГУ., 2014
  4. КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 1994 ГОДА,
  5. *В соответствии со статьей 1 Закона Республики Беларусь «О порядке вступления в силу Конституции Республики Беларусь» вступила в силу со дня ее опубликования.
  6. РАЗДЕЛ І ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ
  7. Статья 1. Республика Беларусь - унитарное демократическое социальное правовое государство.
  8. Статья 2. Человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства.
  9. Статья 3. Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ.
  10. Статья 4. Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений.
  11. Статья 5. Политические партии, другие общественные объединения, действуя в рамках Конституции и законов Республики Беларусь, содействуют выявлению и выражению политической воли граждан, участвуют в выборах.
  12. Статья 6. Государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную.
  13. Статья 7. В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права.
  14. Статья 8. Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.
  15. Статья 9. Территория Республики Беларусь является естественным условием существования и пространственным пределом самоопределения народа, основой его благосостояния и суверенитета Республики Беларусь.
  16. Статья 10. Гражданину Республики Беларусь гарантируется защита и покровительство государства как на территории Беларуси, так и за ее пределами.
  17. Статья 11. Иностранные граждане и лица без гражданства на территории Беларуси пользуются правами и свободами и исполняют обязанности наравне с гражданами Республики Беларусь,
  18. Статья 12. Республика Беларусь может предоставлять право убежища лицам, преследуемым в других государствах