<<
>>

Политические и экономические реалии в СССР и особенности процесса подготовки научно-педагогических кадров на Юге России

Одной из ключевых проблем в работе высших учебных заведений после войны была катастрофическая нехватка профессорско­

преподавательских кадров. Во многом такая ситуация объяснялась

последствиями войны: многие преподаватели не вернулись с поля боя, погибли в плену или оккупации.

Сталинское руководство было всерьез обеспокоено сложившейся проблемой. В приказе Наркомпроса от 28 мая 1945 г. об обеспечении вузов кадрами констатируется, что «по многим вузам имеется значительное количество вакантных мест заведующих кафедрами.

Слабо используется метод конкурсов на замещение вакантных должностей, не созданы условия для учебной и научной деятельности»1.

В приказе Наркомпроса руководству вузов предписывалось в кратчайшие сроки произвести учет бывших научных работников, работников по специальностям и списки представить в НКВД; обеспечить условия для научной деятельности преподавателей (командировки, межбиблиотечный каталог). Этой же цели - удержать преподавателей в вузе и обеспечить им условия для научной деятельности - служил Приказ Наркомпроса от 18.04.45 г., который требовал «освободить от призыва в Красную Армию студентов, преподавателей, научных сотрудников, лаборантов» и др. Пополнение и улучшение состава преподавателей шло через систему конкурсов и повышения квалификации, а также через аспирантуру.

В 1947 г. Секретарю ЦК ВКП(б) Г.М.Маленкову было направлено письмо руководителей высшей школы, в котором указывалось на необходимость широкой подготовки специалистов по разным специальностям. Отмечалось, что в высших учебных заведениях не хватает: математиков - 237 человек, физиков - 288, химиков - 307, специалистов общественных наук - 517 человек. Особенно остро стоял вопрос о преподавателях с учеными степенями - докторах и кандидатах наук. Таким образом, преподавателей катастрофически не хватало, более всего в дипломированных специалистах нуждались кафедры общественных наук[568] [569].

После окончания войны была предпринята попытка восстановить аспирантскую подготовку научно-педагогических кадров. Постановление ЦК ВКП(б) «О подготовке научно-педагогических кадров через аспирантуру» 1947 г. и последовавшее за ним постановление 1949 г. определяло ряд мер, призванных улучшить и ускорить процесс подготовки научно­исследовательских работ. В постановлении, в частности, отмечалось, что крайне неудовлетворительно организована учебная и научная работа аспирантов. Научное руководство аспирантами поручается недостаточно квалифицированным преподавателям. Ученые советы высших учебных заведений и научно-исследовательских учреждений, заведующие кафедрами и научные руководители относятся формально к составлению и утверждению индивидуальных планов работы аспирантов[570].

В связи с этим на Министерства возлагалась обязанность обеспечить тщательный отбор диссертационных тем, запрещалось руководство одному ученому более 5-6 аспирантами; вводилась ежегодная аттестация аспирантов и педагогическая практика; устанавливалось персональное распределение оканчивающих аспирантуру. Кроме того, преподавателям вузов разрешалось прикрепляться на три года к кафедрам ведущих университетов и пединститутов для сдачи кандидатских экзаменов и защиты диссертации без отрыва от производства либо прикомандировываться к аспирантуре сроком на один год для завершения диссертации. При этом соискателям сохранялась заработная плата.

Эти и подобные меры должны были способствовать обеспечению страны квалифицированными преподавательскими кадрами в массовом порядке и в короткий срок.

С целью более качественной реализации требований вышеуказанного постановления ЦК ВКП(б) местные партийные органы обсудили свои задачи и приняли соответствующие постановления. В частности, 12.08.1947 г. бюро Сталинградского обкома приняло постановление, в котором намечался ряд

практических мер по реализации постановления ЦК ВКП(б) от 13.06.1947 г. «О подготовке научно-педагогических кадров через аспирантуру»1.

О состоянии обеспечения вузов Юга России кадрами к концу 50-х годов свидетельствуют следующие архивные данные. Так, например, в 1959 г. обеспеченность кафедр общественных наук, которым в первую очередь партийные органы уделяли внимание, была следующей: на кафедрах общественных наук ДГУ из 21 преподавателя имелось 10 кандидатов наук, КБГУ - соответственно из 15-6, РГУ - из 34 - 23, РФЭИ - из 25 -13, НПИ - из 33 - 8, ТРТИ - из 12 - 5, РИСХМ - из 21 -10 и т.д. Докторов наук не было ни на одной кафедре общественных наук вышеуказанных вузов[571] [572].

Насколько трудным было практическое воплощение этой правительственной программы, показывает реальное положение дел в вузах Юга России. Проблеме пополнения недостающих профессорско­преподавательских кадров посвящено множество запросов, найденных нами в местных архивах. Правительство в течение 1943-1946 гг. высылало срочные телеграммы с требованием представлять отчеты о составе кафедр, количестве вакансий. Руководство институтов в этот же период отправляло регулярные просьбы Наркомпросу пополнить, перевести из центральных вузов недостающих специалистов.

Всю сложность кадрового обеспечения вузов наглядно показывает штатное расписание Ростовского госуниверситета за 1945/46 учебный год, имевшего в составе 8 факультетов и 31 кафедру. Практически на всех кафедрах университета были вакансии. Так, из 14 штатных единиц общеуниверситетских кафедр было 5 вакансий, больше всего - на кафедре марксизма-ленинизма. Возрастной состав преподавателей также показателен: больше половины - предпенсионного и пенсионного возраста (хотя следует отметить, что в те времена докторов наук младше 50 лет практически не было нигде). Вместе с тем более 80% преподавателей исторического факультета РГУ в 1945-46 учебном году имели ученые степени и звания. Среди них были такие крупные ученые, как Н.А.Покровский, М.В.Клочков, А.В.Фадеев и др.1

Меры по укреплению кадрового состава были приняты сразу же после возвращения университета в Ростов. В 1944 году в РГУ начал работать профессор М.В .Клочков. Его перу принадлежало свыше 100 научных работ. В дальнейшем, как показывает анализ штатных расписаний РГУ 50-60-х гг., количество преподавателей РГУ, имеющих ученые степени кандидата и доктора наук, никогда не опускалось ниже 50%. Здесь имеет значение, прежде всего, статус университета и его положение как крупнейшего научного центра на Северном Кавказе. Это, во-первых, обеспечивало приток сюда лучших педагогических и научных кадров из вузов региона, а во- вторых, сама система университетского (а не прикладного - педагогического или технического) образования способствовала быстрому становлению здесь научных школ, созданию аспирантуры по разным специальностям, быстрой и качественной подготовке аспирантов.

Улучшался качественный состав преподавателей и КБГУ (до 1957 г. - пединститут). Если в 1945/46 уч.г. - в институте работало 53 преподавателя, в том числе 2 внештатных профессора, 7 доцентов - кандидатов наук, 4 доцента, 27 ст.преподавателей и 13 ассистентов, то в 1950/51 уч.г.

среди 84 преподавателей было 15 кандидатов наук, а в 1956/57 уч.г. кандидатскую степень имели 55 чел. Этому способствовало открытие аспирантуры при пединституте в 1952 г. и улучшение качества ее работы. Если в 1951-1955 годах, т.е. за 4 года, диссертации защитили 9 чел., то в одном 1955/56 уч.г. - 8 чел. Увеличение числа кандидатов наук и доцентов шло и за счет приглашения их из других вузов. С открытием университета профессорско­преподавательский состав вуза насчитывал 170 чел., в том числе 3 доктора

л

наук, профессора и около 40 кандидатов наук . [573] [574]

Значительно медленнее процесс пополнения кафедр квалифицированными преподавателями шел в педагогических институтах, где нередкой была ситуация, когда на факультетах не было ни одного доктора наук. Особенно «остро» стоял вопрос о квалификации преподавателей марксизма-ленинизма, которых в те годы иногда подменяли партийные «выдвиженцы», не имеющие не только ученых степеней и званий, но и достаточного опыта и образования.

Сложная ситуация с качественным составом преподавателей сложилась в Ростовском пединституте, где в 1945-46 учебном году на 7 факультетах работали 7 профессоров, 82 доцента и старших преподавателя и 48 ассистентов. На многих кафедрах отсутствовала наиболее квалифицированная часть - профессора, а доценты и старшие преподаватели, имевшие ученые степени, составляли 10-15%, на кафедре марксизма- ленинизма - 13,8%. На других гуманитарных кафедрах положение было чуть лучше: на кафедре истории СССР кандидаты и доктора наук составляли 22,2%, на кафедре всеобщей истории - 16,7%, философии - 11,1%, политэкономии - 26,3%, на кафедре педагогики и психологии - 31,6%\ Вместе с тем, кафедры характеризовались 100%-м партийным составом. Дефицит преподавателей высшей квалификации на кафедре марксизма- ленинизма РГПИ не был устранен к середине 50-х годов. Об этом свидетельствует, в частности, штатный формуляр кафедр общественных наук Ростовского педагогического института за 1955 г.

Штатный формуляр кафедр общественных наук РГПИ на 1954-55 учебный год

Название кафедры Проф. Доценты Ст.преп. Асе. Преи. Итого
Марксизма-ленинизма - 2 4 2,5 5 13,5
Истории ССР - 2 6 - - 8
Всеобщей истории - 1 4 - - 5
Философии - 1 6 1 - 8
Политэкономии - 2,5 - 4 - 6,5
Педагогики и психологии - 6 6 6 - 18

Состав кафедры основ марксизма-ленинизма в основном стабилизировался только к середине 60-х годов. Более 50% преподавателей имели ученую степень кандидата наук. Многие закончили Академию общественных наук при ЦК КПСС или Высшие партийные школы. П.В.Багчугов, Д.И.Дубоносов, А.Т.Веденина, Н.М.Сныткин и некоторые другие имели правительственные награды, 100% преподавателей были членами КПСС. Однако по-прежнему отсутствовали доктора наук, половина преподавателей была старше пятидесяти лет.

Доктора исторических наук в конце 40-х гг. отсутствовали и на кафедре истории СССР, хотя здесь работал достаточно опытный состав: заведующая кафедрой В.К.Вилор закончила МИФ ЛИ, бывший работник обкома КПСС; К.А.Хмелевский - выпускник МГУ, раньше работал в Высшей партийной школе; профессор Клочков М.В. закончил ЛГУ, перешел из РГУ. Остальные преподаватели - Л.И.Суханова, А.Г.Попов, И.С.Маркусенко, П. Л.Соловьев - начинающие работники высшей школы.

' Кафедра всеобщей истории - небольшой, но трудоспособный коллектив: М.А.Люксембург, К.И.Звягина, Е. Д.Тарабушкина, Л.А.Мицкун, П.П.Корзун. Часть из них - М.А.Люксембург и П.П.Корзун - фронтовики. После того, как в 1955 г. исторический факультет РГПИ был временно закрыт, его преподаватели влились в состав кафедр РГУ, составив там наиболее квалифицированную часть сотрудников1.

Материалы штатных расписаний второй половины 40-х гг. позволяют проследить динамику роста научно-педагогических кадров в Краснодарском пединституте, который имел пять факультетов и 16 кафедр. Так, в 1944 г. на двух кафедрах историко-филологического факультета - истории СССР и всеобщей истории - согласно штатному расписанию работали два заведующих кафедрой, доценты; шесть доцентов кафедры и два ассистента. Общая численность преподавателей - 10 человек.

В первом полугодии 1943-44 учебного года КГПИ располагал следующими штатами: профессоров - 2, доцентов -15, преподавателей и ассистентов - 59. Среди них было 10 кандидатов наук. Вакантными оставались должности 7 профессоров и 7 доцентов1.

Значительно изменяется количественный состав кафедр историко­филологического факультета в 1946 г.: здесь работают два заведующих кафедрой, профессора; один профессор кафедры; 14 доцентов кафедры и 9 ассистентов; всего - 26 человек. Однако преподавателей, имеющих ученые степени, было по-прежнему немного: в отчете за 1947 г. отмечено, что на историческом факультете работают четыре кандидата наук, т.е. ставки доцента и профессора на кафедрах занимали педагоги без степени кандидата наук. Такое же небольшое количество преподавателей без ученых степеней сохраняется и в начале 50-х гг., но штат уменьшается до 12 человек.

Вместе с тем, даже при беглом взгляде на ежегодную статистику научно-исследовательской работы преподавателей, обращает на себя внимание то, что большинство преподавателей в конце 40-х активно работало над повышением квалификации: доц., к.и.н. М.В.Покровский, к.и.н.

А.Вишнякова - над докторскими диссертациями; преподаватели И.Сержанов, М.М.Бабичев, А.А.Пунчик, Г.Е.Улько, Б.П.Литов, З.П.Чеснюк, П.В.Зворонок, Н.Н.Анфимова, М.М.Дубовицкий, Н.В.Анфимов и др. - над кандидатскими диссертациями. И эта работа преподавателей приносит свои конкретные плоды: в 1947 г. была защищена кандидатская диссертация преп. И.Сержановым, в середине 50-х гг. - Н.В.Анфимовым и М.М. Бабичевым (1955 г.). Подготовлена монография и докторская диссертация

М.В.Покровским. В планах на 1955 г. отмечена защита сразу двух аспирантов - Ю.В.Колосова и Р.П.Гусева.

Дефицит профессорско-преподавательских кадров во второй половине 40-х гг. наблюдался во всех вузах региона. В Ставропольском педагогическом институте на 5 факультетах работало 6 профессоров, 16

доцентов, 49 старших преподавателей и 30 ассистентов. Для исторического факультета СГПИ, открытого в 1944 г., ситуация осложнялась тем, что преподавательский состав кафедр приходилось создавать практически на пустом месте, т.е. при отсутствии сложившихся исторических школ и традиций. Одно из первых штатных расписаний - 1944-45 уч.г. - показывает, что на двух кафедрах института (истории СССР и всеобщей истории) работали всего шесть преподавателей и оставалось три вакансии. Докторов наук на тот момент не было (кстати, тогда в Ставропольском пединституте вообще не было докторов наук). На кафедре всеобщей истории работали два кандидата наук, доцента (И.С.Дашков и А.М.Малинин) и два старших преподавателя. Коллектив кафедры истории СССР был еще меньше: три старших преподавателя и ни одного кандидата наук, ставка доцента оставалась вакантной1.

Кадровый вопрос был решен посредством приглашения квалифицированных преподавателей по конкурсу. В 1947-1949 гг. на кафедры Ставропольского пединститута были приглашены и поступили по конкурсу 15 научных работников: доценты А.С.Тройнин,

Р.Н.Китайгородская, А.И.Долгов, Н.С.Дмитриев, В.А.Романовский, Т.М.Минаева, В.М.Векслер, Л.К.Кимберг и др., занявшие места заведующих

л

кафедрами, ставки профессоров и доцентов .

Штатное расписание СГПИ за 1948-1949 гг. показывает изменения в преподавательском составе. На историческом факультете было создано три кафедры (истории СССР, всеобщей истории, методики истории). Кафедра истории СССР (зав. кафедрой, доц. Л.К.Кимберг) включала в себя шесть штатных единиц; методики (зав. кафедрой к.и.н. Романовский В.А.) и всеобщей истории (зав. кафедрой к.и.н. В.М.Векслер) - по три штатных единицы. В том учебном году в штат кафедры всеобщей истории дополнительно были приглашены ст. преп. Черкасенко А.Н. и ассистент [575] [576]

Смирнов Н.М., и, таким образом, состав кафедры увеличился до 5 человек. Преподавателей, имеющих ученую степень кандидата исторических наук, было уже четверо: учитывая приглашенного в 1947 г. проф.

В.А.Романовского квалифицированные кадры истфака составляли Т.М.Минаева, В.М.Векслер, И.Т.Козлов, средний возраст которых был около 50 лет.

Таким образом, четверть состава преподавателей имели степень кандидата исторических наук, что не было достаточным даже для такого маленького вуза. Однако, если учитывать всю специфику и сложность работы вузов в послевоенный период, мерить мерками того времени, то даже такой состав преподавателей истфака (в котором уже были довольно крупные ученые В.А.Романовский, Т.М.Минаева и др.) мог подготовить качественных учителей для школ.

В дальнейшем ситуация с кадрами несколько улучшается: в начале 50-х гг. защищает докторскую диссертацию В.А.Романовский, подготавливают кандидатские диссертации П.А.Шацкий, Л.К.Кимберг и Н.И.Иванько, часть вакантных мест вновь заполняется приглашенными по конкурсу историками.

Одним из центров подготовки учителей на Ставрополье в послевоенные годы был Пятигорский государственный педагогический институт, созданный в 1939 г. на базе педучилища. Он работал по типовому учебному плану, готовил учителей для средних школ. На 20 февраля 1944 г. в ПГПИ работало 2 профессора, доктора наук, профессоров - 7, доцентов, кандидатов наук - 5, доцентов - 7, ст. преподавателей - 21, ассистентов - 4. По совместительству в институте работали 2 дипломированных профессора, 2 доцента и 1 ассистент.1

В октябре 1943 года в Пятигорском пединституте обучалось 280 студентов, из них в пединституте - 173, в учительском институте - 107, в том числе по факультетам: литфак - 150, истфак - 66, физмат - 64 человека. С учетом нового набора к концу 1943 года численность студентов составила 657 человек. За этот же период из вуза ушло по разным причинам 246 человек. Основными причинами отсева были: а) в числе студентов института была значительное число эвакуированных из оккупированных областей и краев. По мере освобождения Советской Армией их территорий эта категория студентов возвращалась к месту постоянного жительства и учебы; б) отсутствие общежития и трудности подыскания частных квартир; в) материальные и семейные обстоятельства; г) за неуспеваемость отчислено всего 3 человека[577]. В дальнейшем в институте работал довольно квалифицированный коллектив. Среди них - доценты С.М.Арутюнян, Е.В.Воробьев, В.П.Кравцов, В.Н.Пейгашев, М.В.Дрогалина, В.В.Комин,

С.С.Давиденко, Ф.И.Кривожиха и другие.

Ряд выпускников института впоследствии стали известными учеными. В 1948 году исторический факультет ПГПИ закончил С.А.Чекменев, который затем станет ректором Пятигорского института иностранных языков. Из выпускников 1954 года вырос известный археолог В.А.Кузнецов, автор уникальных работ по археологии и средневековой истории Северного Кавказа.

Приказом №126 от 24 апреля 1954 года исторический факультет Пятигорского пединститута был переведен в Ставропольский педагогический институт, а в Пятигорск - факультет иностранных языков Ставропольского пединститута.

Довольно быстро набирал темпы в своем развитии в послевоенные годы Сталинградский педагогический институт. Это объяснялось тем, что восстановление города на Волге и всех его учреждений было объявлено приоритетным для всех министерств и ведомств.

С 1945 г. по 1960 г. в этом вузе были подготовлены и защищены две докторские диссертации (В.А.Голендеев и Г.Я.Прийма) и свыше 50 кандидатских. Число дипломированных преподавателей росло из года в год.

Если в 1946 г. их было менее 10 % (от общего числа преподавателей), то в 1950 г. - 33, в 1955 г. - 43, а в 1960 г. - почти 57 %*.

Главными факторами в высоком обеспечении вуза научно­педагогическими кадрами были, во-первых, сравнительно быстрое восстановление учебно-материальной базы (в 1945 г. институту было предоставлено 19 классных комнат в здании школы № 93; в 1948 г. Вуз получил свое восстановленное здание, что позволило к концу 1950 г. создать 23 кабинета и лаборатории, библиотеку на 55,6 тыс. томов, читальный зал; в 1959 г. введен в строй новый учебный корпус общей площадью 14 тыс. кв.м, имевший 250 аудиторий и комнат различного значения, читальный и спортивный залы, специальные помещения для зоологического музея и библиотеки, имевшей уже более 208 тыс. томов, столовую на 120 посадочных мест), во-вторых, строительство для преподавателей жилых домов (в 1945 г. преподавателям было выделено 7 стандартных финских домиков на 29 квартир, в 1948 г. горисполком выделил 28 квартир и т.д.)[578] [579].

Эти факторы позволили укомплектовать преподавателями с учеными степенями как специальные, так и общеуниверситетские кафедры. Так, на кафедре истории КПСС из 8 ставок 7 было занято доцентами и старшими преподавателями с ученой степенью, на кафедре политэкономии из 7 ставок - 6, на кафедре философии из 6 - 4, на кафедре истории из 11 - 11[580].

Однако в СГПИ, как и во многих других вузах региона тех лет, было мало специалистов высшей квалификации - докторов наук, профессоров. Среди обществоведов был всего лишь один профессор - заведующий кафедрой политэкономии.

Улучшался качественный состав преподавателей и Астраханского пединститута. В 1952 г. на 13 кафедрах вуза работало более 80 научных работников, в том числе доцентов, кандидатов наук - 6 чел.; преподавателей,

готовящихся к защите кандидатских диссертаций, - 19 чел.; преподавателей, сдающих кандидатские экзамены, - 44 чел.1 Через 4 года в штате института было 79 чел., но среди них было 25 преподавателей, имевших ученые степени или звания (рост более чем в 4 раза!); 38 чел. проработали в институте более 10 лет, 17 - от 5 до 10 лет, 18 - от 1 года до 5 лет, 6 - до года; 29 преподавателей являлись членами и кандидатами в члены КПСС, один - член ВЖСМ; по национальному составу среди преподавателей было

Л

64 русских, 8 евреев, 3 украинца, 3 армянина и 1 латыш . Эти данные свидетельствуют о довольно таки качественном составе преподавателей, которые могли решать научно-исследовательские задачи на высоком уровне. В то же время мы видим, что хотя партийная прослойка преподавательского состава по сравнению с 30-40-ми годами увеличилась, но эта тенденция еще не стала доминирующей - только 36,7 % преподавателей были партийными.

Что касается педагогических вузов национальных республик и областей Северного Кавказа и Калмыкии, то в первые послевоенные десятилетия они наиболее стабильно работали лишь в Дагестане и Адыгейской автономной области.

Дагестанский педагогический институт им. С.Стальского в 1957 г. был преобразован в госуниверситет. В своем составе он имел 5 факультетов: историко-филологический, физико-математический, естественный, инженерно-технический и иностранных языков. В ДГУ функционировало 33 кафедры, имевших 172 преподавателя. В 1958-59 учебном году он располагал 4 профессорами, 35 кандидатами наук, 15 доцентами и 118 преподавателями, т.е. 68% преподавателей были без ученых степеней и званий[581] [582] [583]. Лучше других были укомплектованы кафедры истории КПСС, где из 9 преподавателей не имели ученых степеней лишь два человека, истории СССР - соответственно 6 и 2, педагогики - 6 и 2 человека.

Важнейшим недостатком в работе с научно-педагогическими кадрами являлось небольшое число преподавателей коренных национальностей Дагестана. Они составляли всего лишь 22% всех преподавателей, остальные были в основном русские, евреи и другие. Причем преподаватели из коренных народов были сосредоточены в основном на кафедрах общественных наук, в то время как на специальных кафедрах их насчитывалось единицы.

До 1957 г. ДГУ решал кадровые проблемы за счет совместителей Дагестанского филиала АН СССР. После того, как решением ЦК и правительства была ограничена работа по совместительству, число вакансий стало расти.

Еще сложнее с обеспеченностью педагогическими кадрами обстояло дело в Дагестанском женском институте им. Г.Цадаси. Как свидетельствует справка о состоянии работы института за 1963 г., подготовленная инспектором Н.Александровым на коллегию Минпроса РСФСР, обеспеченность кафедр преподавателями с учеными степенями составляла всего лишь 19,3%, что было в 2 раза ниже общереспубликанских показателей. Из 12 преподавателей кафедры марксизма-ленинизма лишь 7 человек имели ученую степень, кафедры педагогики и психологии - соответственно из 8 - 2 человека, русского языка - из 21 - 3 человека, родного языка - из 4 - 1, иностранных языков - из 8 - 0, литературы - из 9 - 2 человека, математики - из 16-2 человека, физики - из 16 - 1 человек, ботаники - из 11 - 3 человека, медподготовки - из 4 - 1 человек, физвоспитания - из 5 - О1.

Архивные материалы позволяют установить и педагогический стаж преподавателей Дагестанского женского института им. Г.Цадаси: стаж работы в вузе до 5 лет имело 68 человек, до 10 лет - 24, свыше 10 лет - 22 человека, т.е. большинство преподавателей имело небольшой опыт работы в вузе. Правда, администрация института активно стремилась привлекать преподавателей к научно-исследовательской работе, к повышению своей квалификации путем подготовки диссертаций. В 1962-63 учебном году из 95 преподавателей научной работой занималось 46 человек, 20 преподавателей сдавали кандидатские экзамены. Планом предусматривалась разработка 4 докторских и 10 кандидатских диссертаций, издание 3 монографий, 30 учебно-методических пособий, брошюр и статей1.

О состоянии научно-педагогических кадров в вузах Северного Кавказа, народы которых подверглись репрессиям, можно судить на примере Чечено-Ингушского госпединститута. Так, если в 1958-59 учебном году на 108 штатных единиц имелся 31 кандидат наук, доцент, то к 1961-62 уч. году в штате было до 180 единиц, среди них было 37 кандидатов наук, доцентов и 1 доктор наук, профессор (Н.П. Гриценко). В целом штат вуза увеличился на 66,7%, увеличение числа преподавателей с учеными степенями составило 22,6%, но в то же время доля «остепененных» преподавателей в общем количестве уменьшилось с 28,7% в 1958-59 уч.г. до 21,1 % в 1961-62 уч.г.[584] [585]

В других восстановленных вузах положение с научно­педагогическими кадрами было еще более тяжелым. Так, например, в отчете

0 работе КЧГПИ за 1957/58 уч.г. указывается, что в штате института было всего 11 единиц, на которых работало 13 чел., из них 3 преподавателя имели ученую степень кандидата наук. Иностранный язык и физическую подготовку вели нештатные преподаватели из числа учителей средних школ[586].

Положение дел с научно-педагогическими кадрами в институте стабилизируется только через 10 лет, когда в нем будет 90 штатных преподавателей (с совместителями 93), т.е. штат вуза увеличится более чем в 8 раз, из них докторов наук - 1, кандидатов наук - 28, т.е. почти треть преподавателей будет остепененных[587]. Основным фактором роста квалификации преподавателей было приглашение дипломированных

доцентов и профессоров и организация научно-исследовательской работы. По этому пути шли и другие вузы Юга России, хотя многие из них сами готовили научные кадры. Так, например, в Северо-Осетинском госпединституте разрабатывалось 24 темы (26% от плана НИР) по истории и культуре Северной Осетии, по изучению естественных ресурсов республики - 12 тем (13%), по методике обучения и воспитании в вузе и школе - 34 темы (36,9%)'. Кроме того, институт откомандировал в аспирантуру 7 человек, в докторантуру - 1 человека, на курсы повышения квалификации - 1 человека.

Свои проблемы с обеспечением научно-педагогическими кадрами в первые послевоенные десятилетия были у медицинских вузов Юга России. В 1950 г. в Ростовском медицинском институте имелось 43 кафедры и 16 клинических отделений. Ведущие кафедры и отделения возглавляли заслуженные деятели науки, профессора Н.В.Данилов, П.А.Соколов,

л

Е.М.Губарев, В.А.Никольский, А.Н.Гордиенко, А.Р.Хонамиров и другие .

В Кубанском медицинском институте в это время на 30 кафедрах работало 10 докторов и 52 кандидата наук. Среди них - профессора Н.П.Пятницкий, П.И.Бударин, А.Н.Гордиенко, Г.С.Демьянов, В.К.Супрунов, К.А.Пацевич, Н.А.Шарковский, Н.П.Павлов и другие. В вузе значительное внимание уделялось преемственности научных, педагогических и нравственных традиций, заложенных в предшествующие этапы его развития3.

В Ставропольском медицинском институте после войны работало 6 профессоров, 8 доцентов и 30 ассистентов. Было укомплектовано 19 кафедр, работавших преимущественно со студентами первых трех курсов. В то же время очень слабо были обеспечены кадрами кафедры, работавшие со студентами IV и V курсов. В связи с отсутствием на многих кафедрах руководителей было применено внутривузовское совместительство. [588] [589] [590]

Становление и развитие института было неразрывно связано с количественным и качественным ростом научно-педагогических кадров. Так, если в 1938-40 гг. в СГМИ работало 5 докторов наук, профессоров, то в 1953 г. - 12, а в 1963 г. - 15 человек; кандидатов наук, доцентов - соответственно 5, 56 и 77 человек; преподавателей без ученой степени - 35, 44 и 159 человек1. Следовательно, рост численности и квалификации научно­педагогического состава являлся важнейшим фактором развития вуза.

Послевоенный период выдвинул новые задачи и перед Северо­Осетинским медицинским институтом. В 50-е гг. в вузе работало 10 профессоров и более 45 доцентов. Среди них - М.Н.Бугулов, Г.М.Гяннер, В.Х.Коган, К.К.Морденов, У.Т.Такулов, К.А.Батаева, Н.М.Вольфсон, Н.А.Гноева, И.Г.Дзилихов и др.[591] [592]

За это время сотрудниками института были защищены 5 докторских и 30 кандидатских диссертаций, издано 5 сборников научных трудов, 13 монографий, среди которых работы профессора И.А.Полиевктова - «Стопы человека в норме и патологии»; профессора И.А.Агеенко «Хирургическая анатомия шейного отдела симпатической нервной системы и оперативное вмешательство в нее»; доцента И.Г.Дзилихова - «Зоб в Северной Осетии»; доцента А.А.Езеева - «Цей - высокогорный климатический курорт для туберкулезных больных» и др.[593]

В 1955 г. под руководством профессора М.Н.Бугукова была проведена первая республиканская конференция офтальмологов. При клинике глазных болезней СОГМИ был организован глаукоматозный кабинет. А в 1959 г. и 1963 г. состоялись вторая и третья конференции офтальмологов, посвященные проблемам старения и биохимии глаза.

Улучшался качественный состав преподавателей и в других медицинских вузах Юга России. Так, например, если в 1938 г. в Астраханском мединституте было 12 докторов и 16 кандидатов медицинских наук, то в 1958 г. среди профессорско-преподавательского состава АМИ было 19 докторов и 54 кандидатов медицинских наук. За 40 лет своего существования институт произвел 43 выпуска (в период Великой Отечественной войны делалось по 2 выпуска в год - В.К.) и дал стране свыше 5300 врачей1.

Такая же обеспеченность квалифицированными преподавателями наблюдалась и в известном вузе Юга России - Грозненском нефтяном институте. На 1946-47 учебный год в нем имелись штаты на 88 постоянных преподавателей (в том числе 6 профессоров и 34 доцента), а также на 18 человек по совместительству (среди них - 1 профессор и 3 доцента). Практически же работало: профессоров - 0, доцентов - 14 штатных и 2 совместителя, старших преподавателя - 27 штатных и 2 совместителя, ассистентов - 43 штатных и 6 совместителей. Только 17% преподавателей имели ученые степени[594] [595].

Один из вновь созданных вузов региона - Ростовский-на-Дону инженерно-строительный институт - в 1946-47 учебном году располагал 227 штатными преподавателями и 15 совместителями, из них было 2 профессора, 35 доцентов и 3 старших преподавателя имели ученую степень, что составляло 16,5% от общего количества профессорско-преподавательского состава[596]. Во вновь открывшемся в 1952 г. Сталинградском ИСИ было всего 23 преподавателя, из них докторов наук, профессоров - 1, а кандидатов наук -З[597].

Следовательно, не только педагогические, но и технические вузы в первые годы после войны испытывали острую нехватку преподавателей с учеными степенями. Учебные занятия вели в основном старшие преподаватели и ассистенты, не обладавшие необходимым уровнем научной подготовки. Это явилось не только следствием войны, но и отсутствием в стране системы эффективной подготовки научно-педагогических кадров.

После принятия упоминавшихся ранее постановлений директивных органов о работе аспирантуры ситуация начала меняться. Насколько быстро,

- свидетельствуют отчеты вузов за 1957-58 учебный год. Так, в Грозненском нефтяном институте количество профессоров стало 9 (в т.ч. 2 совместителя), доцентов - 51 (2 совместителя), старших преподавателей - 63 (совместителей

- 15), ассистентов и преподавателей - 120 (11 совместителей). Из 243 преподавателей ученую степень имели 60 человек, т.е. 24,7%. Рост количества преподавателей, имеющих ученую степень или звание, за 11 лет составил всего лишь 7,7 %}

В Ростовском-на-Дону инженерно-строительном институте в 1957-58 учебном году этот показатель выглядел следующим образом: 3 профессора, 15 доцентов, 13 старших преподавателей и 204 ассистентов и преподавателей. Из 235 штатных единиц ППС имели ученую степень - 17 человек, т.е. 7,2%[598] [599]. Число лиц, имеющих ученую степень, сократилось с 16,5 до 7,2%, т.е. более чем в два раза. Значительно вырос и улучшился качественный состав и Волгоградского ИСИ, в котором в 1964/65 уч.г. было 223 преподавателя, из них докторов наук - 4, кандидатов наук - 24. Этому способствовало открытие в ВИСИ в 1962/63 уч.г. аспирантуры, благодаря деятельности которой в 1966/67 уч.году среди 300 преподавателей было 7 докторов наук и 85 кандидатов наук[600], т.е. если общее количество преподавателей за последние 3 года увеличилось в ВИСИ на 34,5 %, то количество докторов наук - на 75 %, а количество кандидатов наук увеличилось в 3,5 раза.

О состоянии обеспеченности научно-педагогическими кадрами технических вузов свидетельствуют их ежегодные отчеты, хранящиеся в центральных и местных архивах. Так, в Северо-Кавказском горнометаллургическом институте в 1945/46 учебном году имелось 20 кафедр, 76 штатных преподавателей и 8 совместителей из числа профессорско-преподавательского состава, из них 5 профессоров и 12 доцентов, т.е. 20% преподавателей имели ученые звания. Три кафедры возглавлялись старшими преподавателями, не имеющими ученых степеней и званий1.

Такое же тяжелое положение было и в политехнических вузах. Так, например, в 1945/46 уч.г. на 18 кафедрах Сталинградского механического института работало всего 50 штатных преподавателей и 8 совместителей, из них 1 профессор и 16 доцентов. Не хватало 26 преподавателей. К 1952 г. штат преподавателей увеличился всего до 65 чел. Только с вводом в строй новых учебных корпусов во второй половине 50-х годов стали быстро расти и количество студентов, и штат преподавателей, который в 1961/62 уч.г.

л

составил 209 единиц, т.е. увеличился более чем в 3 раза .

Острую потребность в докторах наук, профессорах испытывал и АТИРПХ. Ввиду их отсутствия обязанности заведующих кафедрами выполняли старшие преподаватели, не имевшие ученых степеней и званий. В 1946/47 уч.г. на 16 кафедрах работало 11 доцентов и 3 кандидата наук. В 1948 г. в рыбвтузе работало 52 преподавателя, среди них было 2 профессора, 11 доцентов, 3 кандидата наук[601] [602] [603]. Но в целом на протяжении двух послевоенных десятилетий вуз испытывал нехватку преподавателей, особенно имевших ученые степени и звания.

По мере расширения вуза восполнять пробелы в кадрах путем приглашения докторов и кандидатов наук из других вузов становилось все труднее. Поэтому институт сам решал вопросы подготовки кадров высшей квалификации через направление в целевую аспирантуру лучших выпускников вуза и молодых преподавателей[604]. Ярким примером такого подхода стало судьба В.В.Баля, прошедшего путь от студента-отличника, ассистента кафедра «Технология рыбных продуктов» до ректора Астрыбвтуза1.

Вскоре была открыта и своя аспирантура, которая в 1960 г. #• .

действовала на 3-х кафедрах - холодильных машин, промышленного рыболовства и технологии рыбных продуктов[605] [606] [607]. В 1961 г. 3 преподавателя успешно защитили диссертации на соискание ученой степени кандидата наук, а в аспирантуре обучалось 17 чел.

Таким образом, расширение набора студентов в вузы и отсутствие эффективной системы подготовки научно-педагогических кадров не позволяли в послевоенные годы обеспечить технические институты квалифицированными педагогами. Но в то же время организация аспирантуры в некоторых вузах отражала насущные потребности региона в высококвалифицированных специалистах в соответствующих областях. Подготовка кандидатов наук являлась залогом роста квалификации преподавателей и расширяла диапазон научных исследований вузов в целом.

Такая же ситуация наблюдалась и в сельскохозяйственных вузах всей страны и исследуемого нами региона в частности. Об этом свидетельствует «Стенограмма совещания директоров сельскохозяйственных вузов по вопросам учебной и кадровой работы 1955 г.», хранящаяся в ГАРФе в фондах Министерства высшего образования СССР.[608] В документе, в частности, отмечается, что в сельскохозяйственных вузах состояние с профессорско-преподавательским составом, с кадрами профессоров и преподавателей неудовлетворительно; недостаточный рост и использование вузами своих возможностей и условий для форсированной подготовки научно-педагогических кадров[609].

На совещании были приведены статистические данные о наличии профессорско-преподавательских работников в вузах сельскохозяйственного профиля. В 1946 г. в стране насчитывалось 10116 научных работников, в т.ч. профессоров 886 (из них докторов наук 486), кандидатов наук - 1750 человек, т.е. число научных работников, имевших ученые степени, составляло 22,1%. Ставилась задача увеличения к 1950 г. их числа, особенно профессоров с ученой степенью, на одну треть. Этот вопрос был заслушан на коллегии, приняли некоторые меры и вузы. В результате к 1 января 1955 г. число научных работников возросло до 11599 человек, из них профессоров - 772 человека, докторов наук - 662 человека (рост на 36,2%), кандидатов наук - 4240 человек (рост более чем в 2 раза)[610].

Мы видим несомненный прогресс в обеспечении сельскохозяйственных вузов профессорско-преподавательскими кадрами с учеными степенями за первое послевоенное десятилетие. Но это общие показатели по стране. В отдельных вузах эта ситуация была менее радужной. В частности, на совещании в МВО СССР отмечалось, что в 6 институтах нет ни одного профессора, в 18 вузах среди заведующих кафедрами имеется 1-2 профессора.

Послевоенный период отмечен значительным расширением подготовки сельскохозяйственных кадров на Юге России. Так, после создания в 1950 г. Кубанского сельскохозяйственного института в составе 5 факультетов (агрономического, зоотехнического, механизации сельского хозяйства, плодоовощеводства и виноградарства и заочного) были открыты новые факультеты: в 1951 г. - факультет водного хозяйства и мелиорации, в 1960 г. - экономический факультет. Одновременно были созданы новые кафедры: тракторов и автомобилей (1950 г.), сельскохозяйственных машин (1950 г.), технологии металлов (1950 г.), физиологии животных (1950 г.), теоретической механики и теории механизмов и машин (1954 г.), теоретической и общей электротехники (1952 г.), сопротивления материалов (1954 г.), технологии животноводства (1959 г.), кормления животных (1960г.), разведения сельскохозяйственных животных и генетики (1960 г.), орошаемого земледелия (1964 г.) и др.1 Все это требовало подготовки научно-педагогических кадров соответствующего направления и квалификации.

В Ставропольском сельскохозяйственном институте после войны продолжали развиваться агрономический, зоотехнический и созданный в 1944 г. ветеринарный факультеты. В следующем году была создана кафедра неорганической и аналитической химии во главе с к.х.н., доцентом Бабанским М.М.; в 1946 г. - кафедра мелиорации и земледелия, руководимая д.с/х.н., профессором В.С.Веселым; в 1948 г. была открыта кафедра ботаники и физиологии растений во главе с д.б.н., профессором Я.И.Прохановым; кафедра селекции и семеноводства под руководством проф. А.И.Державина. Несколько ранее была организована кафедра эпизоологии, руководимая

профессором А.Н.Смирновым, которой позже заведовал почти 30 лет доктор

2

ветеринарных наук, профессор А.А.Банников.

Приказом Министерства высшего образования СССР в 1950 г. был открыт факультет механизации сельского хозяйства и вскоре созданы соответствующие кафедры: тракторов и автомобилей во главе с к.т.н., доцентом З.М.Особовым; теории механизмов и деталей машин под руководством к.т.н., доцента З.Е.Вайнера; технологии металлов - зав. кафедрой М.А.Шапиро. Были сформированы также кафедры техники и гидравлики, которой 30 лет руководил к.т.н., доцент В.Н.Шафир; высшей математики, возглавлявшейся к.т.н. М.Т.Гуляком и др.[611] [612] [613]

В сложных условиях послевоенного времени в ССХИ определенное внимание уделялось развитию научных исследований, как важнейшему условию повышения квалификации научно-педагогических работников. В 1948 г. вышел третий выпуск трудов Ставропольского сельскохозяйственного института, затем книга профессора А.И.Державина «Многолетняя рожь», работа доцента Н.И.Лисютина «Картофель на Ставрополье», монография Н.И.Николаенко «Паратиф овец» и учебник «Общая микробиология», опубликованный в Пекине1. В 1950 г. защитила докторскую диссертацию по гистологии О.П.Рижевутская, а в 1954 г. состоялись первые защиты аспирантов П.В.Орлова и З.М. Куюмджи на ветеринарском факультете ССХИ.

Получил свое дальнейшее развитие в послевоенные годы и Горский сельскохозяйственный институт. В вузе было открыто 3 новых факультета и более 10 кафедр. Во второй половине 60-х гг. число докторов наук, профессоров увеличилось до 14, кандидатов наук, доцентов - до 190 человек.

Здесь сформировались научные направления по почвоведению, зоотехнике и гидробиологии. В области почвоведения получили широкую известность труды профессора Кеферова, Е.В.Рубилина и Лауреата Государственной премии С.В.Зона. Немалый вклад в науку внес профессор А.Б.Саламов, именем которого был назван один из учхозов института. Он являлся автором многих сортов и гибридов кукурузы, многолетних трав, картофеля и других культур. Сорта и гибриды кукурузы селекции профессора Саламова А.Б. были наиболее высокоурожайными и занимали значительные площади. Институт гордится достижениями Х.Б.Дзанагова, исследования которого связаны с сохранением генофонда горных пород сорта, повышением их продуктивности и эффективным использованием. Кафедра, возглавляемая профессором Д.А.Тарноградским, накопила обширный экспедиционный материал по гидробиологии Северного Кавказа. Его издание получило широкую известность не только в СССР, но и за рубежом[614] [615].

Профессорско-преподавательский состав Сталинградского СХИ в 1944/45 уч.г. насчитывал всего 30 чел., среди которых были 4 профессора и доктора наук, 6 доцентов и кандидатов наук, 8 ст.преподавателей, 7 преподавателей и 5 ассистентов. Многие должности оставались вакантными из-за отсутствия педагогов. Из-за нехватки преподавателей и оборудования в первый месяц студенты занимались по 2 часа в день, затем по 4. Только с декабря 1944 г. смогли наладить 6-часовой рабочий день. По этой же причине ряд дисциплин был перенесен для сдачи экзаменов с первого на второй курс. Однако, невзирая на все трудности и проблемы, институт жил и работал1.

К концу 1950/51 уч.г. в институте работало более 80 научных сотрудников, в том числе 5 профессоров и докторов наук, 24 доцента и кандидата наук. В 1950 г. в институте начала свою деятельность аспирантура. Первыми аспирантами были А.А.Вакулин, А.Ф.Иванов, В.В.Корнилов, а также Г.Е.Листопад и А.М.Гаврилов, ставшие впоследствии ректорами института, докторами наук, профессорами, академиками Российской академии сельскохозяйственных наук[616] [617]. В 1954 г. в институте стал работать совет по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук, а в 1958 г. - кандидата технических наук. В 1964 г. Волгоградский СХИ был переведен в первую категорию с представлением права приема к защите докторских диссертаций[618].

Подводя итоги обеспечения вузов Юга России научно­педагогическими кадрами, отметим, что главным фактором повышения квалификации преподавателей в первые послевоенные годы была аспирантура. Численность аспирантов в РСФСР в 1960 г. достигла 24,6 тыс. человек, в т.ч. в вузах - 14,2 тыс., в научно-исследовательских институтах - 10,4 тыс. человек[619]. Однако до середины 60-х годов аспирантура и докторантура была сосредоточена в основном в центральных университетах

Москвы и Ленинграда. В периферийных вузах аспирантура не открывалась, что сдерживало подготовку научно-педагогических кадров.

На Всесоюзном совещании историков 1962 г. ученые вузов Ростова, Саратова, Томска выступили с требованием начать подготовку аспирантов на местах. И эта мера впоследствии положительно сказалась на обеспечении вузов научно-педагогическими кадрами.

В целом, во второй половине 50-х гг. во всех вузах Юга России мы наблюдаем общую картину дефицита профессорско-преподавательских кадров. Разоренные войной кафедры начинали работу в условиях послевоенного времени при минимуме высококвалифицированных педагогов, которые преподавали несколько дисциплин сразу. Исключение составлял РГУ. В вузах республик Северного Кавказа процент национальных кадров преподавателей был крайне низким. Так, в ДГУ он составлял не более 20%, причем национальные кадры преподавали в основном на кафедрах общественных наук.

Пополнение состава преподавателей шло разными путями: приглашение преподавателей «со стороны»; через повышение квалификации работающих в вузе педагогов; подготовка новых кадров через аспирантуру. Проблема кадров стала радикально решаться с конца 50-х - начала 60-х годов. Однако до середины 60-х годов аспирантура в основном работала в вузах центра страны.

Укрепление кадрового состава высшей школы вело к развитию научно-исследовательской деятельности вузов, о чем свидетельствуют архивные данные многих вузов региона.

В связи с изменением политического курса конца 50-х - первой половины 60-х гг. произошли некоторые изменения и в структуре вузовской системы на Юге России. Было сокращено гуманитарное образование, зато получили развитие технические и сельскохозяйственные специальности. Например, были открыты заводы-втузы при Ростсельмаше и Волгоградском

тракторном заводе. Это создавало благоприятные условия для пополнения педагогических кадров высшей школы специалистами производства.

Как показывает проведенный анализ, политика правительства по формированию научно-педагогических кадров в вузах не имела должного результата до конца 40-х, а принесла свои плоды лишь в конце 50-х гг. Это объясняется тем, что процесс подготовки кандидатов и докторов наук продолжал оставаться трудоемким и очень медленным. Большое значение, на наш взгляд, имел и материально-бытовой фактор: в послевоенные годы достаточно остро стояла проблема выживания, и научные исследования в это время были почти подвигом.

Вместе с тем, очевидно и то, что государственная политика по подготовке квалифицированных преподавателей имела положительное воздействие. С помощью аспирантуры удалось частично закрыть вакантные должности; несколько повысить процент преподавателей, имеющих ученые степени и звания; расширить сеть кафедр в вузах региона. Но в связи с тем, что аспирантуры существовали в основном только при столичных вузах, на местах аспирантская подготовка практически не велась и кардинально повысить число преподавателей, имеющих ученые степени, не удалось.

3.3.

<< | >>
Источник: Кононенко Виктор Михайлович. РАЗВИТИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НА ЮГЕ РОССИИ (20-90-е годы XX века). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук.. 2006

Еще по теме Политические и экономические реалии в СССР и особенности процесса подготовки научно-педагогических кадров на Юге России:

  1. Кононенко Виктор Михайлович. РАЗВИТИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НА ЮГЕ РОССИИ (20-90-е годы XX века). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук., 2006
  2. Тройнина Татьяна Витальевна. Массмедиа и трансформирующаяся политическая система: особенности функционирования и взаимодействия (на примере ОАЭ). Диссертация, СПбГУ., 2014
  3. ГРИГОРЬЕВА АНАСТАСИЯ СЕРГЕЕВНА. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИИ И ГЕРМАНИИ (ОПЫТ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ТЕХНОЛОГИИ РАДИОЧАСТОТНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ). Диссертация, СПбГУ., 2014
  4. НЕВЕРОВ КИРИЛЛ АЛЕКСЕЕВИЧ. «ЛЕВЫЙ ПОВОРОТ» В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА КОНТИНЕНТЕ. Диссертация, СПбГУ., 2015
  5. Соколов Арсений Владимирович. ГОСУДАРСТВО И ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В РОССИИ, ФЕВРАЛЬ 1917 - ЯНВАРЬ 1918 ГГ. Диссертация, РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.И. ГЕРЦЕНА, 2014
  6. НИЯЗОВА Галина Юрьевна. ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ПОЛИТИКИ РОССИИ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ. Диссертация. СПбГУ., 2014
  7. ДМИТРИЕВА ДАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ АЛЬЯНСЫ КАК ФОРМА МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА (на примере стратегического альянса Renault-Nissan-АвтоВАЗ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. СПбГУ., 2014
  8. Кун Цяоюй. БОРЬБА С МЕЖДУНАРОДНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ В СОВРЕМЕННОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ И ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ РОССИИ, КНР И США. Диссертация, СПбГУ., 2014
  9. ЧАРУМАНИ КАБУН. РОЛЬ АТЭС В ИНТЕГРАЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ РОССИИ В АТР. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук, 2015
  10. Гигаури Давид Ираклиевич. ПОЛИТИЧЕСКИЙ МИФ И РИТУАЛ В СТРУКТУРЕ СОВРЕМЕННОЙ СИМВОЛИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук, 2016
  11. Волкова Алена Игоревна. МЕТОДИКА ДИАГНОСТИКИ И ПУТИ СНИЖЕНИЯ РИСКОВ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МАЛЫХ ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЫ., 2013
  12. Тюрин Андрей Владимирович. Ленинградское отделение Союза писателей СССР в годы хрущевских реформ (1953—1964 гг.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук., 2016
  13. Статья 5. Политические партии, другие общественные объединения, действуя в рамках Конституции и законов Республики Беларусь, содействуют выявлению и выражению политической воли граждан, участвуют в выборах.