<<

СОЦИОЛОГИЯ ФАШИЗМА

Фашистская философия — это автопортрет фашизма. Фашистская социология похожа на его фотографию. Первая показывает фашизм в его собственном понимании, вторая — в объективном освещении истории.
Как соотносятся два этих образа? Если философия фашизма представляет собой попытку создать такую картину человеческого мира, в которой общество не является результатом сознательного взаимодействия личностей, то его социология показывает, что эта попытка сводится к преобразованию общественного устройства с целью исключения любой тенденции развития в сторону социализма. Практическая связь этой философии и социологии лежит в сфере политики; она заключается в необходимости разрушить демократические институты. Дело в том, что, как показывает исторический опыт Европы, демократия ведет к социализму, поэтому во избежание социализма демократия должна быть уничтожена. Фашистский антииндивидуализм есть рационализация этого политического вывода. Таким образом, фашистская философия должна рассматривать индивидуализм, демократию и социализм как связанные между собой идеи, вытекающие из одного и того же понимания природы человека и общества. Нетрудно понять, что речь идет о христианском понимании. Как бы то ни было, в этом ключе следует рассматривать не только социологические идеи фашистского движения, но и природу фашизма в целом. Понятно, что фашизм не может стремиться только к разрушению демократии; он должен попытаться построить такое общество, в котором всякая возможность возврата к ней будет ис ключена. Ho какова подлинная природа задач, предполагаемых такой попыткой? И почему она заставляет фашизм цепляться за радикальный антииндивидуализм, неизбежно представляющий собой фашистскую идеологию на ее воинствующем этапе? Для ответа на этот вопрос необходимо хотя бы бегло охарактеризовать природу корпоративного государства. Несовместимость демократии и капитализма признается сегодня почти всеми одной из причин социального кризиса нашего времени.
Разница заключается только в формулировках и акцентах. Доктрина Муссолини утверждает, что демократия — это анахронизм, «ибо только авторитарное государство в состоянии справиться с присущими капитализму противоречиями». По мнению Муссолини, время демократии миновало, капитализм же находится в самом начале пути. В Дюссельдорфской речи Гитлера, на которую мы уже ссылались, говорится о полной несовместимости принципа демократического равенства в политике с принципом частной собственности на средства производства в экономической жизни как о главной причине современного кризиса, поскольку «демократия в политике и коммунизм в экономике основаны на одних и тех же принципах». Либералы школы фон Мизеса утверждают, что воздействие на ценовую систему, практикуемое представительной демократией, неизбежно уменьшает производимый валовой продукт — фашизм, таким образом, получает оправдание как защитник либеральной экономики. И интервенционисты, и либеральные фашисты уверены, что демократия ведет к социализму. Социалисты марксистского толка могут расходиться с ними в понимании причин, но не в том выводе, что капитализм и демократия уже несовместимы, и социалисты всех мастей обличают нападки фашистов на демократию как попытку сохранить существующий экономический порядок с помощью насилия. В общем и целом существуют два решения: распространение демократических принципов не только на политику, но и на экономику или полное устранение демократической сферы политики. Распространение демократических принципов на экономику предполагает отмену частной собственности на средства производства и, следовательно, прекращение автономии особой экономической сферы: демократическая сфера политики обнимает все общество в целом. По существу, это и есть социализм. При устранении демократической сферы политики остается только экономическая жизнь; все общество в целом охватывается капиталистической организацией отдельных отраслей промышленности. Это фашистский вариант. Ни то ни другое решение до сих пор не было проведено в жизнь.
Русский социализм все еще пребывает в стадии диктатуры, хотя тенденция к демократизации явно наметилась. Фашизм волей- неволей прогрессирует в сторону корпоративного государства, хотя и Гитлер, и Муссолини, видимо, полагают, что поколение, выросшее при демократии, не способно дозреть до корпоративного гражданства. Социологическое содержание социализма заключается, приблизительно говоря, в более полном осуществлении зависимости целого от воли и целей индивида и в соответствующем возрастании ответственности индивида за общее дело, в которое он вовлечен. Государство и его органы работают над институциональным осуществлением этой задачи. Поощрение инициативы всех производителей, всестороннее обсуждение планов, всеобъемлющий контроль над производственным процессом и участием в нем индивидов, функциональное и территориальное представительство, обучение политическому и экономическому самоуправлению, внедрение демократии на уровне небольших коллективов, воспитание лидеров — все это черты организации такого типа, которая превращает общество во все более динамичную среду сознательного и непосредственного взаимодействия личностей. Социологическое содержание фашизма равнозначно такому устройству общества, которое исключает зависимость целого от сознательной воли и целей составляющих его индивидов. В этом обществе нет места для такой воли и таких целей. Препятствием служит не форма демократии, а ее суть. Такие формы демократии, как всеобщее голосование и парламентское представительство, общественное мнение, формируемое организованными мелкими коллективами, свобода выражения и суждения, осуществляемая через посредство муниципальных и культурных организаций, религиозная и академическая свобода воздействия на общество по соответствующим каналам или совокупность этих форм, — при фашизме все они обречены на исчезновение. При таком общественном порядке все люди рассматриваются как производители, и только в этом качестве. Отдельные отрасли промышленности официально признаются корпорациями и наделяются правом решать экономические, финансовые, производственные и социальные проблемы, возникающие в их сфере деятельности.
Они получают почти всю законодательную, исполнительную и судебную власть, которая ранее принадлежала политическому государству. Реальная организация общественной жизни строится на профессиональной осно ве. Представительство ограничивается экономической сферой; оно носит технический и безличный характер. Идеи и ценности, как и число лиц, занятых в производстве, никак на это представительство не влияют. Такой общественный порядок не может базироваться на известных нам формах человеческого сознания. Переходный период к другому типу сознания по необходимости должен быть долгим. Гитлер измеряет его поколениями. Фашистская партия и государство не жалеют усилий, чтобы достичь этой цели. Если им не удастся создать гарантирующих ее институтов, крутой поворот общества к социализму почти неизбежен. Таким образом, краткий обзор объективной природы фашизма подтверждает наше понимание его философии. Фашистская система должна упорно проводить в жизнь задачу, поставленную фашистским движением: разрушение всех демократических партий, организаций и институтов общества. Затем фашизм попытается приступить к изменению самой природы человеческого сознания. Практические мотивы его конфликта с христианством вытекают из этого требования. Ибо корпоративное государство есть такой порядок вещей, в котором отсутствуют как сознательная воля и цели индивида по отношению к сообществу, так и соразмерная им ответственность индивида за его участие в общем деле. Однако наш мир не сможет обойтись ни без этой воли, ни без этой ответственности, пока мы не перестанем рассматривать общество как результат взаимодействия личностей. IV Коммерческий характер культуры и общества Вавилона — это традиционное мнение, которое достигло аксиоматического статуса после открытия Кодекса Хаммурапи в 1902 году. Суть этого мнения заключалась в предположении об экономической жизни, управляемой стремлением к прибыли, причем прибыль извлекалась за счет разницы цен, а экономика ориентировалась на колеблющиеся цены. 7 Речь идет о школе, или, как их называли современники, секте физиократов.
II. АТЕИСТИЧЕСКИЙ И ХРИСТИАНСКИЙ ИНДИВИДУАЛИЗМ Однако нас в данном случае интересует не политика. Надеюсь, мы успешно установили тот факт, что антииндивидуализм присущ всем фашистским школам мысли. Ho что именно представляет собой индивидуализм, являющийся предметом нападок фашистов, и какое отношение он имеет к христианству и социализму? Ответ, который мы попытаемся извлечь из аргументов Шпанна, носит парадоксальный характер. Говоря вкратце, он заключается в том, что индивидуализм, лежащий в основе социализма и являющий собой предполагаемую мишень критики Шпанна, вовсе не тот, V. ШПАНН, ГЕГЕЛЬ И МАРКС Шпанновский метод использования концепции объективного разума, заимствованной у Гегеля без его диалектики, является новым способом метафизического оправдания капитализма. Это хорошо заметно при сопоставлении с Марксовой критикой капиталистического общества. Маркс говорит о первобытном коммунизме как о первой стадии развития человеческого рода. Повседневные человеческие отношения при ней проникнуты непосредственностью, прямотой, личным началом. В развитом рыночном обществе господствует разделение труда. Человеческие отношения становятся опосредованными; ме- VI. КЛАГЕС, НИЦШЕ И МАРКС Если объективный разум наделяет человеческих индивидов сознанием такого рода, которое не связывает их личными взаимоотношениями, то витализм предполагает, что люди вообще не располагают разумным сознанием. Символом этого экстравагантного течения мысли стала для молодого поколения в Германии философия Людвига Клагеса. Клагес возводит свои идеи к Ницше. Ho из двух образов, созданных умом Ницше, он выбирает только один и придерживается его с большой последовательностью. Ницше, может быть, бессознательно делил свои симпатии между сверхчеловеком и белокурой бестией; Клагес отдал предпочтение последней. Он определяет достижения и промахи своего учителя таким образом: «Ницше был оргиастическим философом; все остальное несущественно». «Все остальное» — это Заратустра, титанический индвидуализм, сверхчеловек. Клагеса потрясает непоследовательность Ницше. Тот бранит христианство — эту слабонервную, убогую, трусливую религию рабов, восстающую против законов природы и жизни, — и все же от- VIII. ПОБЕДА ВИТАЛИЗМА О наклонности национал-социализма к превращению в политическую религию свидетельствует труд Розенберга. Он называет это созданием мифа. Его усилия отражают все аспекты фашистской мысли, с которыми мы познакомились в ходе нашего анализа: ее двоякая зависимость от витализма и тоталитаризма, приспособление витализма к потребностям эпохи машин, тенденция отдавать предпочтение витализму и, в качестве лакмусовой бумажки, антииндивидуализм. Розенберг попытался сформулировать свою собственную философскую позицию, отвергнув обе системы — и Клагеса, и Шпанна. Однако следует отметить существенную деталь: несмотря на свое критическое отношение к Клагесу, Розенберг сохраняет глубокую симпатию к витализму, в то время как его расхождения со Шпан- ном гораздо серьезнее.
<< |
Источник: Поланьи К.. Избранные работы. 2010

Еще по теме СОЦИОЛОГИЯ ФАШИЗМА:

  1. ЖОЗЕФ ДЕ МЕСТР И ИСТОКИ ФАШИЗМА
  2. 3. Развитие «критической теории» в США в 30—40-х годах
  3. Психологизированная социология
  4. ЛИТЕРАТУРА194
  5. БЛУР Д. - см. социология ЗНАНИЯ X. Блюменберг
  6. Семантика, риторика и социальные функции «прошлого» К социологии советского и постсоветского исторического романа
  7. СУЩНОСТЬ ФАШИЗМА67
  8. СОЦИОЛОГИЯ ФАШИЗМА
  9. Расово-антропологическая школа
  10. ФАШИЗМ И МИФ
  11. ФАШИЗМ И НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМ: НЮАНСЫ И РАЗЛИЧИЯ
  12. Вильфредо Парето: неомакиавеллистская социология
  13. ЛИБЕРАЛИЗМ ПРОТИВ ФАШИЗМА И КОММУНИЗМА («ОТКРЫТОЕ ОБЩЕСТВО И ЕГО ВРАГИ»)
  14. МАРКСИЗМ ПРОТИВ ЛИБЕРАЛИЗМА И ФАШИЗМА
  15. СОЦИОЛОГИЯ ПОЛИТИКИ И НЕДОВЕРИЕ
  16. Глава 6 Джеффри Александер и постановка вопроса о травме в современной социологии
  17. _______________ФРАНКФУРТСКАЯ ШКОЛА ПРИХОДИТ В АМЕРИКУ
  18. ИННОВАЦИОННЫЕ МЕТОДЫ ПОЗНАНИЯ ВНУТРЕННИХ И ВНЕШНИХ РИСКОВ В ЭТНОСОЦИОЛОГИИ И СОЦИОЛОГИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ. Маликова Н.Р. (Москва)