<<
>>

Надежда на дружбу

Милль предлагает излечить ужасающие последствия страха перед равенством с помощью дружеских отношений в браке. Четвертая глава «Подчинения женщин», где речь идет скорее о мечте, посвящена дружбе, «идеалу брака»40.

Этим идеалом Милль считал «союз мыслей и желаний», который является «основой крепкой дружбы» между мужем и женой41.

Восхваление Миллем дружеских отношений в браке поэтично и сильно напоминает превознесение, как превозносили нравственную ценность этой формы человеческой близости и доставляемое ею удовольствие Аристотель, Цицерон и Монтень. Милль пишет:

«Когда двое, вместо того чтобы быть никем, становятся чем-то; когда их тянет друг к другу, и в них уже есть нечто общее; когда они постоянно вместе в чем-то участвуют и при этом сочувствуют друг другу, это открывает их скрытые до того способности... поистине обогащая обоих, и оба, в до- бааление к своим вкусам и способностям, приобретают вкусы и способности другого»42.

Однако такое развитие способностей не является единственным преимуществом дружеских отношений. Главное — дружба способствует тому, что Монтень называл освобождением от эгоизма, способностью видеть в другом такого же цельного и ценного человека, как ты сам. Следовательно, дружба в ее высшем понимании может существовать только между в равной степени добродетельными людьми43. Поэтому философы от Аристотеля до Гегеля постоянно заявляли о том, что женщина не может быть другом мужчины, ибо в женщинах нет необходимой нравственной способности к высшей форме дружбы. Более того, часто проводилась грань между супружескими отношениями и дружбой не только по причине присутствия в браке сексуальных отношений и детей, но и потому что женщины не способны учиться в школе нравственной добродетели, какой является дружба в своей наивысшей форме.

Таким образом, говоря о дружбе в рамках семейных отношений, Милль радикально расходится с мыслителями прошлого.

Для Милля, как и для его предшественников, «истинной добродетелью человека является его способность сосуществовать с другими на равных». Такое равенство предполагает, что люди «[претендуют] лишь на то, чем сами же готовы поделиться с другими», что любое приказание они считают «необходимостью в исключительных случаях» и что при каждой возможности они предпочитают «общество тех, кто попеременно и по взаимному согласию может быть и ведущим, и ведомым»44. Это представление о взаимности, о перемене лидерства по необходимости является отличительной характеристикой семейной жизни. Практически все либеральные современники Милля принимали понятие естественной и неизбежной взаимодополняемости мужских и женских ролей и качеств. Однако Милль уже в 1833 г. выразил свое убеждение в том, что «наивысший мужской и наивысший женский» характер ничем не отличаются друг от друга45. Идея личности, соединяющей в себе черты обоих полов, подкрепляла призыв Милля к равенству в семье.

Милль неоднократно говорил о том, что в существующем обществе практически нет «таких супружеских отношений, которые должны быть между равными людьми», и что такие браки станут возможными лишь тогда, когда мужчины избавятся от страха перед равенством и от желания доминиро вать46. Иными словами, для освобождения женщин недостаточно реформировать законодательство: нужно обучать людей новым отношениям друг с другом. Относиться к женщинам как к равным необходимо не только для того, чтобы отстаивать права человека и предоставить женщинам возможности выживания в обществе благодаря труду, но и для того, чтобы мужчины и женщины смогли развивать нравственные отношения высшего порядка. И мужчинам и женщинам в равной мере надо «научиться взращивать максимальное сочувствие к человеку, равному им и в правах, и в развитии»47. Милль часто пытается (и не всегда успешно) охарактеризовать качества такого союза. Например, в работе «О свободе» он отвергает принадлежащую Гумбольдту характеристику брака как договора (контракта), который может быть прерван, если «любая сторона заявит о желании его расторгнуть».

Такой порядок был бы адекватным, если бы преимущества подобного партнерства сводились только к финансовым вопросам. Но брак — это еще и ожидания человека в «жизненном плане», брак создает «ряд нравственных обязательств... по отношению к другому человеку, которые можно аннулировать, но нельзя игнорировать»48. Милль был убежден, что, несмотря на все трудности создания закона, который признавал бы нравственные аспекты этих отношений, существуют такие нравственные универсалии, которые выходят за рамки составляющих их элементов и образуют нечто большее, чем их простая сумма.

Однако здесь критическая сила Милля ослабевает и обнаруживаются противоречия между идеалом и реально существующими нравственными предписаниями. Несмотря на все прекрасные идеи об изменении структуры подчинения и доминирования в семье, единственным конкретным средством, которое предлагает Милль для развития общества равных, является предоставление женщинам равных возможностей вне семьи. В работе «О свободе» он пишет, что «для окончательного уничтожения [почти деспотической власти мужей над женами] нужно единственное — дать женщинам те же права и защиту со стороны закона, как и всем другим»49. По-видимому, то же самое он имеет в виду, когда говорит, что для достижения равенства необходимо всего лишь «отменить существующие обязательства и меры защиты в отношении мужчин»50. Более того, Милль отнюдь не выступал против дифференциации обязанностей мужчин и женщин в управлении единым домашним хозяйством, хотя обычно он специально подчеркивал, что женщина «выбирает» свою роль или что такое распределение обязанностей наиболее «целесообразно», но, тем не менее, не является «естественным».

В целом Милль придерживался мнения, что в семье жена должна полностью заботиться о доме и детях, а муж — об обеспечении дохода: «Когда благосостояние семьи зависит... от заработка, то в целом наиболее соответствующим разделением труда между супругами мне представляется обычный порядок, когда мужчина зарабатывает, а женщина управляет семейной экономикой»51.

Он не считал «желательным для большинства, чтобы жена также обеспечивала часть семейного дохода своим трудом»52. Милль подчеркивал, что только женщины должны заботиться о детях, неоднократно называя это «такой заботой... которую больше не может дать никто», занятием, в котором «никто с ними не сравнится», и делом, которое «не может выполнить никто другой»53. Милль, кажется, пессимистически оценивал возможности совмещения домашних обязанностей с общественной жизнью: «В целом можно считать, что, подобно мужчине, начинающему заниматься какой-либо профессиональной деятельностью, женщина, выходя замуж, делает свой выбор в пользу управления домашним хозяйством и заботы о семье в качестве основного ее занятия... и тем самым она отказывается... от [других занятий], не совместимых с требованиями этого основного занятия»54.

Согласие Милля с традиционным гендерным разделением труда позволило некоторым его критикам обвинять его в том, что он полагал, будто решение проблемы подчиненного положения женщин состоит в определении равенства возможностей как равного права, не затрагивая гендерное разделение труда в семье. Так, Дж.Аннас, отдавая должное теоретическим аргументам Милля в поддержку равенства, сетует, что предложения Милля относительно необходимых изменений гендерных ролей можно назвать «скромными и в лучшем случае реформистскими. Он считает непреложным фактом, что большинство женщин на самом деле хотят быть только женами и матерями»55. Л.Голдстейн соглашается с тем, что «ограничения, которые Милль считает необходимыми для замужних женщин, не соответствуют его собственному призыву к равенству личной свободы для представителей обоих полов — причем это несоответствие настолько велико, что ставит под угрозу весь этот призыв»56. Однако такие ут верждения, правильно отмечая ограниченность законодательных парламентских актов против дискриминации женщин как инструментов реальных социальных изменений, неверно истолковывают призыв Милля к равенству возможностей как вывод из его рассуждений о равенстве между мужчинами и женщинами57.

Напротив, Милль считал кардинальным способом уничтожения подчинения женщин не предоставление равных возможностей, а дружеские отношения между супругами; равные возможности он рассматривал лишь как средство достижения таких отношений.

Теоретический потенциал осуждения Миллем иерархической структуры семейных отношений недостаточно оценен до сих пор. Приверженность Милля к равенству в браке была иного теоретического порядка, чем позитивное отношение к разделению труда по половому признаку. С одной стороны, вера Милля в необходимость равенства как предварительного условия дружеских отношений в браке была важнейшим принципом его теории, основанной на нормативной установке о более высоком и более нравственном порядке человеческих отношений между равными. Его уверенность в том, что равенство — лучшая основа для дружбы, нежели неравенство, была столь же незыблема, как и его убеждение в превосходстве демократии над деспотизмом; дух человека не может полностью реализовать свой потенциал, если тот живет в абсолютном подчинении другому человеку или государству58. С другой стороны, опыт не опровергал веры Милля в возможность существования и сохранения дружеских отношений в случае, когда женщина несет почти полную ответственность за домашнее хозяйство, иначе, возможно, ему пришлось бы каким-то образом ее модифицировать или даже отказаться от нее вовсе. В этом смысле ситуация напоминает подход Милля к вопросу о том, что более предпочтительно — капитализм или социализм: он ответил, что данный вопрос нельзя решить теоретически, с помощью одной словесной аргументации, это должно быть «проверено на деле, в эксперименте, в реальном опыте»59. Милль рассматривал равенство в браке как нравственный императив; его мнение о том, что такое равенство будет существовать при условии, когда мужчина и женщина занимаются различными видами деятельности, можно рассматривать как теоретическое положение, требующее практического доказательства. Читая «Подчинение ,ісенщин», можно сделать вывод, что, если бы Милль узнал, что управление домашним хозяйст вом, которое исключает практически всю остальную деятельность, создает препятствия на пути к дружбе между супругами, он бы скорее изменил свой взгляд на разумность предлагаемого семейного устройства, чем отказался от идеи супружеской дружбы в браке.

Таким образом, самое интересное в недостатках проведенного Миллем анализа — это не его вера в реальность равенства возможностей, а упущение из виду других условий, которые могут препятствовать или, напротив, способствовать дружбе между супругами. Например, рассуждая о семейной жизни, Милль, по-видимому, забывает собственное предостережение о том, что женщину можно посадить в тюрьму не только «по действующему закону», но и «по традиции, которая равна закону»60. Подобным же образом он не принимает во внимание свое собственное осторожное замечание, что в любой семье, «естественно, более сильным будет голос той стороны, кем бы она ни была, которая обеспечивает средства к существованию»61. И, несмотря на великолепно обрисованную узость взглядов и мелочность забот современных ему женщин, абсолютно исключенных из участия в политической жизни, он считал, что хозяйки большинства семейств будут вполне удовлетворены одной лишь возможностью голосовать (если получат это право). Но ведь этот взгляд не слишком сочетается с его призывами в других работах к максимальному расширению возможностей обсуждения политических вопросов и участия в политической жизни. Однако еще более важно, что Милль игнорирует потенциальные препятствия, которые могут возникнуть между мужем и женой вследствие столь различного опыта взрослой жизни, и то, какой вклад в создание чувства общности и укрепление дружеских уз вносит общий опыт.

Милль также рассматривал роль мужчины в семье только с точки зрения экономического обеспечения ее существования. Возможно, самым большим упущением в его оде супружескому равенству было то, что он не увидел потенциала полезного знания и опыта для мужчин в заботе о детях и того, как совместная родительская опека способствует развитию дружбы между супругами, за которую он так страстно ратовал. Милль также практически ничего не говорит о положительной роли сексуальных отношений в браке. Его уничижительное осуждение нежелательных внебрачных отношений как «проявления животного инстинкта» нигде не сопровождается высокой оценкой потенциального позитивного влия ния сексуальных отношений между супругами на их дружбу. Поразительно, что Монтень лирически превозносит дружбу за отсутствие чувственности, которую он презирал как «эллинистические вольности» и потому был непоколебимо уверен в неспособности женщин к высшим формам дружбы. Представление Милля о супружеской дружбе открывало возможность истолкования дружбы как союза разума и счастья физического единения с другим, который бы затрагивал все способности человека. К сожалению (или, возможно, к облегчению таких, как Дж.Ф.Стивен), Милль представлял себе эти возможности не слишком ясно, но нет сомнения, что он подразумевал их в своем восхвалении супружеской дружбы62.

Нельзя ожидать от Милля или любого другого мыслителя, что он «прыгнет выше головы» и при анализе тех или иных вопросов выйдет за пределы условий и проблем современного ему общества63. Тем не менее, даже учитывая, что его анализ не касается классовой структуры (это опущение пришлось бы восстанавливать в полном анализе освобождения), время показало, что решения, предложенные Миллем, неспособны уничтожить отношения по типу «хозяин/раб», которые он так презирал. Стремление женщин к равенству невозможно удовлетворить исключительно посредством равенства гражданских прав и равного доступа к рынку труда. Для достижения этой цели необходима трансформация многих экономических и социальных структур, которая позволила бы женам и мужьям совместно выполнять функции, приписываемые Миллем исключительно женщинам. Если этого нет, говорить о том, что та или иная пара сознательно выбирает традиционное разделение труда в браке, сейчас так же глупо, как во времена Милля было глупо говорить о женщинах, сознательно выбирающих карьеру семейной жизни: и в том, и в другом случае — это ложный выбор, ибо здесь нет никаких других достойных альтернатив, за исключением тех, за которые людям пришлось бы заплатить непомерную цену.

Однако феминистское провидение Милля преодолевает его собственные предложения о реформе. «Подчинение женщин» является не только одним из самых язвительных либеральных выступлений в защиту равенства возможностей, в этой работе воплощена вера в ценность дружбы для человеческого развития и прогресса. В позиции Милля очень важно то, что он признает права любого человека как личности, потому что они являются основой более важных человеческих отношений, основанных на доверии, взаимности и взаимопомощи. Милль призывает покончить с подчиненным положением женщин не ради «абсолютного приоритета индивидуальности человека», как утверждают некоторые критики (например, Г.Гиммельфарб), а во имя необходимого и мужчинам, и женщинам единства. Ценность очерка Милля состоит и в его разоблачительной критике отвратительных последствий супружеского неравенства, и в идее о том, что целью либеральной политики должно стать развитие условий, в которых будет процветать дружба, причем не только в семье.

Примечания 1

Следующие современные ангоры критикуют миллевский анализ равных возможностей для женщин как недостаточно глубокий: Annas J. Mill and the Subjection of Women // Philosophy. 1977. Ne 52. P. 179—194; Goldstein L.F. Mill, Marx, and Women’s Liberation // Journal of the History of Philosophy. 1980. № 18. P. 319—334; Krouse R. Patriarchal liberalism and Beyond: From John Stuart Mill to Harriet Taylor // The Family in Political Thought / Ed. J.B.Elshtain. Amherst: University of Massachusetts Press, 1982. P. 145—172; Okin S.M. Women in Western Political Thought. Princeton: Princeton University Press, 1979. Гертруда Гиммельфарб критикует доктрину Милля о равенстве с несколько иной точки зрения — считая, что она является слишком абсолютистской, и, в частности, касается возможностей использования его теории современными феминистами. См.: Himmelfarb G. On Liberty and Liberalism: The Case of John Stuart Mill. New York: Alfred Knopf, 1974. 2

Mill J.S. The Subjection of Women (1869) // Essays on Sex Equality / Ed. A.Rossi, Chicago: University of Chicago Press, 1970. Ch. 2. P. 173. 3

Ibid. Ch. 1. P. 130. 4

Ibid. Ch. 2. P. 158. 5

Ibid. Ch. 4. P. 217. 6

Hansard. Parliamentary Debates. Series 3. Vol. 187 (May 20, 1867). P. 820. 7

Mill J.S. Letter to August Comte (October, 1843) // The Collected Works of John Stuart Mill / Ed. F.C.Mineka. Vol. XIII. The Earlier Letters. Toronto: University of Toronto Press, 1963. P. 609. 8

Оценку степени принадлежности рабьшь-неіритянок своим хозяевам см.: Jones J. Labor of Love, Labor of Sorrow: Black Women, Work, and the Family from Slavery to the Present. New York: Basic Books, 1985. 9

Анализ выбора замужества как выбора жизненного пути у Милля напоминает гоббсовского побежденного солдата, дающего согласие подчиниться воле победившего правителя. Женщины действительно могли выбирать, за кого из нескольких претендентов они хотели бы выйти замуж, хотя, как и у Гоббса, выбора у них, по сути, нет. В обоих случаях единственный другой выход — присоединиться к какой-либо одной стороне в надежде обрести защиту. Но так ли это? 10

Hansard. Parliamentary Debates. Series 3. Vol. 187 (May 20, 1867). P. 827. 11

Ibid. В истории Соединенных Штатов Америки единственным примером, когда женщине было отказано в праве заниматься юридической дея тельностью, было дело Брэдвелл против штата Иллинойс: Bradwell v Illinois. 83 US (16 Wall) 130 (1873). 12

Mill J.S. The Principles of Political Economy (1848) // Collected Works. Vol. II. P. 394; Vol. III. P. 765-766. 13

Mill J.S. Subjection of Women. Ch. 1. P. 156. Тобиас Гобсон, кембриджский курьер, увековеченный Мильтоном в двух эпиграфах, брал только ту лошадь, что стояла ближе всего к двери его конюшни, даже если клиент хотел другую (Oxford English Dictionary. II. P. 369). 14

Blackstone W. Commentaries on the Laws of England (4 vols). Oxford: Clarendon Press, 1765-1769. Book I. Ch. XV. P. 430. 15

Богатые находили окольные пути, чтобы обойти нормы обычного права, в частности, касающиеся права на управление и распоряжение доходом, принадлежащего мужу женщины, с помощью трастовых договоров, которые находились в ведении судов справедливости. Краткое истолкование закона о собственности и его роли в жизни замужних женщин см.: Reiss Е. Rights and Duties of Englishwomen. Manchester: Sheratt and Hughes, 1934. P. 20-34. 16

Hansard. Parliamentary Debates. Series 3. Vol. 192 (June 10, 1868). P. 1371. Несколько биллей о собственности замужних женщин, которые могли бы дать женщинам право обладать своим заработком, были представлены на рассмотрение парламента начиная с 1857 г., но все эти попытки были неудачными вплоть до 1870 г. 17

Mill J.S. Subjection of Women. Ch. 2. P. 158—159. 18

Ibid. P. 160. 19

Ibid. P. 161. 20

Hansard. Parliamentary Debates. Series 3. Vol. 187 (May 20, 1867). P. 826. 21

Mill J.S. Subjection of Women. Ch. 2. P. 160—161. 22

Исчерпывающий анализ правовой незащищенности замужних женщин во времена Милля см.: Shanley M.L. Feminism, Marriage, and the Law in Victorian England, 1850—1895. Princeton: Princeton University Press, 1989. 23

Ruskin J. Of Queen’s Gardens // Works (39 vols.) / Ed. E.T.Cook, AD.C.Wedderbum. London: G.Allen, 1902-1912. Vol. XVIII. P. 12. 24

Houghton W.E. The Victorian Frame of Mind. New Haven: Yale University Press, 1957. P. 344. 25

Stephen J.F. Liberty, Equality, Fraternity. New York: Henry Holt, n.cl P. 206. 26

Об отношениях между Джоном Миллем и Гарриет Тейлор см.: Hayek F.A. John Stuart Mill and Harriet Taylor; Their Correspondence and Subsequent Marriage. Chicago: University of Chicago Press, 1951; Packe M.J. The Life of John Stuart Mill. New York: Macmillan, 1954; Rossi A. Sentiment and Intellect // Essays on Sex Equality / Ed. A. Rossi; Himmelfarb G. On liberty and Liberalism. P. 187—238. 27

Mifi J.S. Subjection of Women. Ch. 1. P. 156. 28

Ibid. 29

Ibid. Ch. 3. P. 181. 30

Общий анализ взглядов Милля по вопросу равенства см.: Thompson D. John Stuart Mill and Representative Government. Princeton: Princeton University Press, 1976. P. 158—173. 31

Противоположную моей интерпретацию взглядов Милля см.: Ste- fano С. di. Rereading J.S.Mill: Interpolations from the (M)Othenvorid // Discontented Discourses: Feminism/Textual Intervention/Psychoanalysis / Ed. M.Barr, R.Feldstein. Urbana: University of Illinois Press, 1989. Также см.: Zerilfi L.

«Women» in Political Theoiy: Agents of Culture and Chaos. Madison: Univereity of Wisconsin, 1990. 32

Mill J.S. Subjection of Women. Ch. 1. P. 148. 33

Также см.: Mill J.S. Considerations on Representative Government (1861) // Collected Works. Vol. XIX. P. 399—400, 411. В своей речи по поводу Билля о реформе 1867 г. Милль высказал мысль о том, что предоставление права голоса женщинам даст им «стимул для развития своих способностей... что практически всегда влечет за собой избирательное право». Hansard. Parliamentary Debates. Series 3. Vol. 189 (May 20, 1867). P. 824. 34

Mill J.S. Subjection of Women. Ch. 2. P. 168; Ch. 4. P. 238. 35

Ibid. Ch. 2. P. 172. 36

Ibid. Ch. 4. P. 218. 37

Ibid. Ch. 1. P. 141. 38

Hegel G.W.F. The Phenomenology of Mind / Trans. J.B.Baillie. New York: Harper and Row, 1969. Рядом идей этого абзаца я обязана великолепному исследованию «Феноменологии» Джудит Шкляр «Свобода и независимость» (Shklar J.N. Freedom and Independence. Cambridge: Cambridge University Press, 1976). Анализ Милля также имеет сходство с понятием «другого» Симоны де Бовуар, а также его роли в человеческом сознании в ее книге «Второй пол». 39

Об исследовании взглядов всех этих мыслителей (кроме Гроция) см.:

О kin S.M. Women in Western Political Thought. О взглядах Гроция

см.: Grotius. De Juri Belli et Pacis Libri Tres (On the Law of War and Peace)

(1625) / Trans. F.W.Kelsey. Oxford: Clarendon Press, 1925. Book II. Ch. 5. Section 1. P. 231. 40

Mill J.S. Subjection of Women. Ch. 4. P. 233, 235. 41

Ibid. P. 231, 233. 42

Ibid. P. 233. 43

Montaigne M. Of Friendship // The Complete Works of Montaigne / Trans. D.M.Frame. Stanford: Stanford University Press, 1948. P. 135—144. 44

МІИ J.S. Subjection of Women. Ch. 4. P. 174-175. 45

Mill J.S. Letter to Thomas Carlyle (October 5, 1833) // Collected Works. Vol. XII. Earlier Letters. P. 184. 46

Mill J.S. Letter to John Nichol (August, 1869) // Collected Works. Vol. XVII. The Later Letters / Ed. F.C.Mineka, D.N.Lindley. Toronto: University of Toronto Press, 1972. P. 1634. 47

Mill J.S. Subjection of Women. Ch. 4. P. 236. 48

Mill J.S. Collected Works. Vol. XVIII. P. 300. В других работах Милль писал: «Мое мнение по поводу развода... состоит в том, что он должен быть основан только на абсолютно свободном и обоюдном решении аннулировать это соглашение, как и любое другое партнерство» (Letter to an unidentified correspondent (November, 1855) // Collected Works. Vol. XIV. Later Letters. P. 500). Однако иное мнение выражено в эссе «О свободе» и в его письме Генри Раздену в июле 1870 г., в котором он отказывается от каких-либо окончательных суждений о том, что собой должен представлять правильный закон о разводе, до тех пор пока «в его составлении не будут принимать равное участие и женщины». Он подчеркивает, что не считает возможным аннулирование брака «по желанию одной из сторон» и что серьезные предложения можно рассматривать только после того, как женщины обретут равенство по закону в семейных отношениях. 49

Mill J.S. Collected Works. Vol. XVIII. P. 301. 50 Mill J.S. Subjection of Women. Ch. 1. P. 154. 51

Ibid. 52

Ibid. Ch. 2. P. 179. 53

Ibid. Ch. 2. P. 178; Ch. 3. P. 183; Ch. 4. P. 241. 54

Ibid. Ch. 1. P. 179. 55

Annas J. Mill and the Subjection of Women. P. 189. 56

Goldstein L.F. Mill, Marx, and Women’s Liberation. P. 328. 57

P. Крауз подчеркивает, что «собственный идеал Милля — реформированная семейная жизнь, основанная на полноценных, нелатриархатных отношениях», требует, «по логике его же собственного анализа... отказа от традиционного разделения труда между полами» (Krouse R Patriarchal Liberalism. P. 39). 58

Mill J.S. Considerations on Representative Government (1861) // Collected Works. Vol. XIX. P. 399-403. 59

Mill J.S. Chapters on Socialism (1879) // Collected Works. Vol. V. P. 736. 60

Mill J.S. Subjection of Women. Ch. 4. P. 241. 61

Ibid. Ch. 2. P. 170. 62

Во всех работах Милля прослеживается тенденция отбрасывать или осуждать эротическую сторону человеческих отношений. В своей «Автобиографии» он одобрительно пишет о том, что его отец с нетерпением ждал расширения свободы в отношениях между полами, которые станут независимыми от любых проявлений чувственности, «будь то теоретического или практического толка». Его собственные внебрачные отношения с Гарриет Тейлор в течение двадцати лет были отношениями «сильной привязанности и доверительной близости, и не больше» (Mill J.S. Autobiography of John Stuart Mill. New York: Columbia University Press, 1944. P. 75, 161). В «Принципах политической экономии» Милль отмечал, что в наши дни «животный инстинкт» занимает «непропорционально важное место в человеческой жизни» (Mill J.S. Collected Works. Vol. III. P. 766). 63

Hegel G.W.F. The Philosophy of Right / Ed. T.M.Knox. London: Oxford University Press, 1952. P. 11 (цит. no: Krouse R Patriarchal Liberalism. P. 40).

<< | >>
Источник: МЛ.Шенли, К.Пейтмен. Феминистская критика и ревизия истории политической философии / Пер. с англ. под ред. НЛ.Блохиной — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). — 400 с.. 2005

Еще по теме Надежда на дружбу:

  1. INIMICA.AMICITIA. Дружба — вражда
  2. Надежда на дружбу
  3. КНИГА XXVI
  4. Надежда Нартова ЛЕСБИЙСКИЕ СЕМЬИ: РЕАЛЬНОСТЬ ЗА СТЕНОЙ МОЛЧАНИЯ
  5. Иоганн Дройзен ИСТОРИЯ ЭЛЛИНИЗМА (фрагмент 1-й книги) ГЛАВА ВТОРАЯ 280-275
  6. ПРОЯВЛЕНИЕ РАДОСТИ И ДРУЖБЫ И НАКАЗАНИЕ КЛЕВЕТНИКА
  7. Глава XVI О ТОМ, КАК ИИСУС ХРИСТОС РАДИ НАШЕГО СПАСЕНИЯ ИСПОЛНИЛ МИССИЮ ПОСРЕДНИКА, И О ЕГО СМЕРТИ, ВОСКРЕСЕНИИ И ВОЗНЕСЕНИИ
  8. Альбер Камю Миф о Сизифе. Эссе об абсурде
  9. Читатель. Вы описываете нам вовсе не Ренуара, а ваше представление о нем. Автор. Разумеется, История — жанр преимущественно субъективный.
  10. Глава V ПРОДОЛЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВОВАНИЯ ИОАННА IV. Г. 1552-1560
  11. Глава II ПРОДОЛЖЕНИЕ ЦАРСТВОВАНИЯ ИОАННА ГРОЗНОГО. Г. 1563-1569