<<
>>

Глава 3 Убийство в Сараево.

Австрийский и российский императоры не должны свергать друг друга с престола и открывать дорогу революции. Эрцгерцог Франц Фердинанд Война между Россией и Австрией была бы наиболее полезна для революции, но это крайне невероятно, что Франц-Иосиф и Николай сделают нам такой подарок.
В.И.Ленин Приехавший поезд, обдал стоявших на перроне людей клубами белого пара. Но раннее, июньское утро быстро, словно страшный сон, развеяло и разбросало их по легкому ласковому ветерку. Этот день выдался в Сараево солнечным и ясным, как на заказ. И хорошо: ведь стоявшие на вокзале боснийской столицы встречали высокого гостя, и каждому хотелось его хорошенько рассмотреть. При хорошей погоде было больше шансов увидеть будущего главу Австро-Венгрии. А такой шанс может представиться лишь один раз в жизни — нечасто высокие гости балуют своим вниманием захолустную столицу своей самой молодой провинции. Оркестр заиграл австрийский гимн, солдаты взяли оружие на караул. И когда Франц— Фердинанд с женой появились из вагона, по толпе пронесся легкий стон. Ждали не напрасно — эрцгерцог и его жена выглядели просто великолепно. Будущий император был одет в голубой мундир генерала от кавалерии, черные брюки с красными лампасами и высокую фуражку с зелеными попугаичьими перьями. Супруга наследника австрийского престола выпорхнула в белом платье и невероятно широкой шляпе с пером страуса. — Дорогая, кажется, с погодой нам сегодня повезло! — сказал Франц-Фердинанд, подавая супруге руку, и щурясь от яркого солнца. — Только так и должны встречать верные подданные своего молодого повелителя! — улыбнулась мужу София Хотек-Гогенберг, грациозно подавая ему свою кисть, упрятанную в кружевную белоснежную перчатку. — Вечно ты шутишь — улыбнулся Франц Фердинанд — Но, похоже, и впрямь теплый не только день, но и прием! Сараево утопало в цветах, повсюду висели черно-желтые знамена Габсбургов и красно-желтые боснийские флаги.
— Добро пожаловать, Ваше высочество — смущенно пробормотал губернатор Боснии и Герцеговины Леон Билинский — Мы ждали Вас с нетерпением! — Спасибо — улыбнулся Франц-Фердинанд — Надеюсь, кроме скучных церемоний Вы запланировали и вкусный обед. Я уже просто устал от этой военной кухни. Она совсем не так вкусная, как обещают фельдфебели матерям новобранцев. Губернатор улыбнулся. Кажется, высокий гость в хорошем расположении духа и это поднимало настроение и ему самому. В конце концов, не сегодня-завтра, вот этот веселый господин и его импозантная жена станут повелителями Австро-Венгрии. И совсем немаловажно произвести на них благоприятное впечатление — будущая карьера может запросто зародиться у поезда и проложенной к нему ковровой дорожки. Шансы же занять престол совсем скоро были у высокого гостя почти стопроцентными. Это только на словах эрцгерцог Франц-Фердинанд был «молодым» наследником австрийского престола. На самом деле — он мужчина пятидесяти одного года, а престарелому императору Францу Иосифу было уже 84 года. Отойти в мир иной глава государства мог буквально в любую минуту, поэтому большая часть его полномочий потихонечку передавалась эрцгерцогу. Поэтому Франц Фердинанд занимал множество государственных должностей. В том числе он считался генеральным инспектором вооруженных сил австрийской империи и именно в этом качестве он и прибыл на военные маневры, проводимые рядом с боснийской столицей. — Мне говорили, что в Сараево очень красивая ратуша — шепнул эрцгерцог на ухо супруге — Думаю, что ее красный кирпич выгодно оттенит твое белое платье! София лишь слегка улыбнулась и села в автомобиль рядом с супругом. Платье у нее и впрямь великолепное, а счет венская портниха прислала за него такой, что Франц даже пошутил, что он не собирался покупать целое ателье. Но оно того стоит! А потому надо постараться его не запачкать в первый же день… Это был обычный, ничем не примечательный визит высокопоставленного руководителя империи в один из своих центральных городов. И для нас, он был бы совсем не интересен, если бы не одно «но».
В результате целой цепи подозрительных случайностей и странных совпадений, приведших к гибели наследника австрийского престола случившихся началась Первая мировая война. А она привела Россию к революции, Гражданской войне и полной катастрофе! Потому и события этого визита касаются нас непосредственно … Странности в тот роковой день начались с самого начала. И именно большое количество загадочных «случайностей» привело к гибели наследника австрийского престола. В соответствии с разработанной программой визита, высокий гость должен был присутствовать на приеме в городской ратуше, а затем планировалась поездка для осмотра местных достопримечательностей. Но когда после первых приветственных слов Франц Фердинанд и его супруга сели в открытую машину и отправились в город, агенты охраны, приехавшие вместе с будущим преемником императора Франца Иосифа I, почему-то остались на вокзале. Это тем более удивительно, что накануне приезда начали ходить упорные слухи о планируемом убийстве. Но никаких чрезвычайных мер безопасности не было принято даже после того, как сербский(!) посланник в Австро-Венгрии сообщил о возможности покушения на Франца Фердинанда. Да и дата приезда, 28 июня (15.06 по старому стилю) 1914 года был выбран достаточно странно . В 1389 году в этот день турецкая армия разбила сербскую, и на многие столетия лишила славян независимости. В 1878 году Босния и Герцеговина была оккупирована австрийцами по итогам русско-турецкой войны и лишь в 1908 году официально присоединена к империи Габсбургов. Военный праздник новых «поработителей» именно в такой день был очень похож на провокацию. Но дату маневров не поменяли, приезд эрцгерцога так же не был отменен. Кортеж из четырех автомобилей со скоростью 12 км/час продвигался по густо заполненной народом набережной реки Милячки. Все проходило торжественно и празднично. люди на набережной махали руками и выкрикивали здравицы на немецком и сербском языках. Один из зрителей, молодой человек 18-ти лет, стал протискиваться в первый ряд.
Увидев вопросительный взгляд полицейского, он улыбнулся и попросил показать автомобиль эрцгерцога. И в ту же минуту бросил в автомашину сверток с бомбой. Водитель, увидевший боковым зрением подозрительное движение, резко нажал на педаль газа. Пакет отскочил от брезентового верха кабины и взорвался под колесами второго автомобиля. Брошенная бомба была начинена гвоздями: Франц Фердинанд не пострадал, у его супруги была слегка поцарапана шея. Ранеными оказались двадцать человек в толпе и два офицера из свиты наследника. Неделько Габринович (а именно так звали молодого террориста) бросился бежать, но был тут же схвачен. Перед тем как приказать быстро следовать дальше, эрцгерцог еще поинтересовался состоянием раненых. Затем машина Франца-Фердинанда, не останавливаясь, промчалась к городской ратуше, где в окружении войск наследник смог спокойно выйти из машины. Как ни странно, но неудавшееся покушение не внесло никаких изменений в подготовленную программу визита. Городской глава прочитал цветастую речь. И тут Франц-Фердинанд не выдержал и прервал говорившего: — Господин староста! Я приехал в Сараево с дружеским визитом, а меня тут встречают бомбами. Это неслыханно! — Но все же взял себя в руки и разрешил — Хорошо, продолжайте! К концу выступления наследник престола вовсе успокоился, к нему вернулась его обычная ирония, и он спросил бургомистра: — Как Вы думаете, будет сегодня еще одно покушение на меня? Ответ бургомистра истории неизвестен, не записаны и дальнейшие слова эрцгерцога. Однако в результате их беседы не было сделано самое главное: несмотря на очевидную опасность, не было принято никаких дополнительных мер безопасности ! Более того, было решено придерживаться разработанной ранее программы визита! Представьте себе такую картину: взорвалась бомба рядом с машиной современного президента Австрии, но через пару часов его машина вновь мирно едет по городу, а он радостно машет ручкой ликующей толпе. Это просто невозможно. А в Сараево все как раз, так и было. Впрочем, одно дополнение в разработанную программу внесли.
Франц-Фердинанд и его супруга сразу из ратуши направились в госпиталь навестить раненых при взрыве бомбы. Это благородное желание наследника не было остановлено в связи с очевидной опасностью повторения покушения. Эрцгерцог даже не оставил в безопасном месте супругу, а после обеда в городской ратуше, вновь вместе с ней, отправился в центр города. Вереница автомобилей двинулась по набережной в обратном направлении. На этот раз автомобили ехали быстрее. Рядом с наследником по-прежнему сидели супруга и военный губернатор Боснии генерал Потиорек. На левую подножку машины с обнаженной саблей вскочил офицер. Где-то на середине пути водитель переднего автомобиля сбился с пути и случайно повернул направо, на улицу Франца Иосифа. Тут генерал Потиорек заметил, что они едут не туда, и резко отчитал своего водителя. Тот затормозил и машина, въехав на тротуар, остановилась. Следом за ней встал и весь кортеж, а затем на малой скорости задним ходом попытался выбраться из получившейся пробки. Двигаясь таким образом, автомобиль эрцгерцога остановился напротив гастрономического магазина «Мориц Шиллер деликатессен». Именно там случайно находился второй 19— летний террорист, которому будет суждено войти в историю. Звали его Гаврило Принцип. Застрявший автомобиль австрийского наследника не просто остановился рядом, он случайно стоял к террористу именно своей правой стороной, на подножке которой не было охранника. Прикрыть наследника и его жену было некому. Принцип выхватил револьвер и два раза выстрелил в неподвижный автомобиль. Первая пуля поразила графиню Софию, пробив кузов машины и ее плотный корсет. Вторая — попала в наследника австрийского престола. Оба были убиты. Сиротами осталось трое детей — 13, 12 и 10 лет. Гаврило Принцип, как и его подельник тоже попытался скрыться, но его немедленно схватили и долго били. Били руками и ногами, даже нанесли несколько сабельных ударов, так, что уже в заключении Принципу пришлось ампутировать руку. Почти сразу началось следствие. Теперь оно должно было ответить на вопрос, кто это покушение организовал.
И вот, что странно: такая подозрительно халатная в деле охраны Франца Фердинанда, австро-венгерская Фемида проявляет прямо таки чемпионскую прыть в раскрытии преступления. Следствие прошло небывало оперативно. Моментально прокатилась волна арестов, а картина преступления почти сразу стала ясна и понятна. Гаврила Принцип показал, что он стрелял в эрцгерцога потому, что последний был в его глазах «воплощением австрийского империализма, представителем велико-австрийской идеи, злейшим врагом и притеснителем сербской нации». После серии допросов картина преступления была совершенно ясна: Франца Фердинанда убили сербы, студенты Белградского университета, члены организации «Млада Босна» («Молодая Босния») с этой целью специально переброшенные из Сербии. Организация возникла в 1912 году и своей целью считала освобождение страны от гнета австрийской империи и создание независимого государства путем воссоединения Сербии с оккупированными Австрией провинциями. За этой террористической организацией вырисовывались контуры тайной организации сербских националистов «Черная рука», возглавляемой полковником по кличке Апис… Однако странности трагического дня дают основания подозревать, что и в Австро-Венгрии были силы заинтересованные в смерти эрцгерцога. И действительно, многие в двуединой империи были недовольны возможной политикой будущего императора. Женатый на чешке, Франц Фердинанд с большой симпатией относился к славянам, как внутри своей империи, так и вне нее. Предоставление им равных с немцами и венграми прав, должно было, по его мнению, придать монархии дополнительную прочность. В Будапеште, да и самой Вене такие планы не вызывали восторга у многих политиков. Дело в том, что славянские области входили тогда в состав венгерской части монархии и управлялись из Будапешта, а в случае осуществления планов Франца Фердинанда славяне получали автономию и самостоятельность. Возможно, именно этим объясняется странное поведение австрийской службы безопасности. Но простота и очевидность убийства несчастного эрцгерцога и его супруги очень обманчивы. Руководителям Австро-Венгрии и в голову не приходило, что простота и очевидность выводов следствия запрограммированы организаторами убийства! Потому, что огромную помощь в «раскрытии» убийства австрийской полиции оказали … организаторы злодеяния! Тем, кто стоял за восемнадцатилетними убийцами, была нужна не просто гибель Франца Фердинанда. Им было необходимо, чтобы австрийская Фемида сделала «правильные» выводы в определении виновных, а для этого убийцы должны были живыми попасть в руки следствия. Поэтому всех участников покушения снабдили капсулами с отравой! Неделько Габринович и Гаврила Принцип видя, что с места преступления им не скрыться, приняли яд. Но он почему-то не подействовал ни на одного террориста! Эта, простая на первый взгляд, случайность , является важнейшим звеном в цепи дальнейших трагических событий! Предусмотрительность тех, кто организовывал преступление, поражает: не снабди они террористов «безопасным ядом», те могли бы успеть застрелиться. Толпа и близость охраны эрцгерцога второго шанса убийцам на самоликвидацию не дают, и они попадают в руки австрийского правосудия. Именно на словах пойманных террористов базировалось и все следствие, и его выводы! Если вместо двух целехоньких террористов в распоряжении полиции были лишь трупы без документов, то дальнейшее расследование сразу зашло бы в тупик. Но, благодаря странному яду, следствие получает не то, что ниточку, а целый канат, за который оно может распутать и весь клубок. Кто же дал убийцам Франца Фердинанда безопасный яд? Тот, кто заинтересован в том, чтобы австрийцы быстро нашли виновных и обрушили свой гнев на Сербию. Самим сербам оставить живых террористов в руках полиции ненужно — это лишь повредит репутации сербской державы. Австрийские спецслужбы могут лишь плохо охранять высокопоставленную особу и в нужный момент «не успеть» ее прикрыть. На этом их вклад в убийство заканчивается. Но это лишь видимая часть айсберга. Яд членам «Млада Босна» явно передавали агенты совсем других спецслужб... Истинных организаторов гибели наследника австрийского престола мы можем вычислить, сопоставив следующие факты: — тот, кто выводил следствие к очевидным и быстрым выводам, был не просто заинтересован в смерти эрцгерцога, а явно хотел использовать сложившуюся ситуацию, как повод для разжигания конфликта; — те, кто давали террористам безопасный яд, создавали повод для нечто большего, чем австро-сербская война. И это не сербы, и не австрийцы! Желание Вены наказать Сербию за подрывную деятельность и приведет к развязыванию Первой мировой войны. Но зададим себе один простой вопрос: а хотели ли сербские организаторы смерти Франца Фердинанда чего-то большего, чем его гибель? Нужна ли была им громадная кровопролитная война с миллионами жертв? Хотели ли военного конфликта ТАКОГО МАСШТАБА и австрийцы, воспылавшие праведным гневом? Заинтересованность сербских националистов и некоторых венгерских политиков ограничивалась уничтожением эрцгерцога, именно как физического лица. Большая война ни сербам, ни австрийцам была не нужна. Сербия, желала посеять смуту в Австро-Венгрии, но отнюдь не собиралась с ней воевать. Дальнейшие боевые действия это прекрасно подтвердили. Оказав на первых порах австрийцам достойное сопротивление, в 1915 году сербы были наголову разбиты. Их армия была погружена на корабли Антанты и эвакуирована в Грецию, а сама страна оккупирована противником. В результате потери сербов на единицу населения стали самыми высокими среди всех воюющих стран! Австро-Венгрия, использовавшая это убийство, для расправы с беспокойной Сербией в результате маленькой победоносной кампании в итоге тотальной войны прекратила свое существование, распалась на несколько государств, а Габсбурги навсегда лишились трона. Неслучайно сэр Эдуард Грей, министр иностранных дел Великобритании в своих «Воспоминаниях» признавался: «Миру, вероятно, никогда не будет рассказана вся подноготная убийства эрцгерцога Франца — Фердинанда. Судя по всему, мы никогда не будем иметь ни одного человека, который знал бы все, что надо было бы знать об этом убийстве». Какую же тайну имел в виду глава английской внешней политики? Ведь следствие так быстро и легко назвало виновных. Но глава британского МИДа говорит совсем о другом: в течении месяца убийство эрцгерцога привело к мировой войне и гибели десятков миллионов людей. Как это произошло, до сих пор внятно никто объяснить не может. А мы постараемся понять, кому же был нужен военный конфликт невиданного масштаба? Для этого обратимся к итогам Первой мировой войны. В ее результате были разрушены два основных конкурента Великобритании — Россия и Германия. Убедившись, что Россия не была сокрушена в ходе русско-японской войны и тщательно профинансированной революции, в Лондоне стали готовить новый, куда более масштабный проект, цели которого были грандиозны и впечатляющи. Как известно, для переплавки металлов требуются очень высокие температуры. Точно также для изменения существующей политической карты был необходим накал большой европейской войны. Только в ее пламени могли расплавиться и измениться до неузнаваемости границы, государства и даже целые народы. Для уничтожения России требовалась не просто война, а война МИРОВАЯ, в которой только и можно будет уничтожить ненавистное русское государство. Чтобы разрушить Германию, где и в помине революционной ситуации не было, также нужна была война невиданной силы. Только такая катастрофа могла подвигнуть немецких бюргеров возненавидеть своего любимого кайзера! Главной целью английского плана было уничтожение России, во вторую очередь — Германии. Для нашего исконного врага — Англии в ее политике стояла, как и, прежде всего одна главная задача — не допустить создания сильной континентальной державы или, что еще хуже — сильного блока нескольких держав. Союз России и Германии — вот английский кошмар. Потому главная политическая задача британцев плавно делилась на две последовательные задачи: не допустить союза России и Германии, а затем стравить их между собой в смертельной схватке. Но вот незадача — нет у России и Германии в начале XX века никаких противоречий, что могут послужить причиной для конфликта. Обеими странами управляют двоюродные братья Николай и Вильгельм, имеющие другу с другом вовсе неплохие отношения. С чего бы вдруг начать воевать? Это для нас, родившихся в конце XX века — Германия, наглый агрессор, дважды за столетие поставивший Россию на грань гибели. Совсем не так обстояло дело с исторической памятью у русских перед Первой мировой войной. Германия для них страна с традиционно дружественным режимом, последнее столкновение с которой было в период наполеоновских войн, т.е. ровно сто лет назад. Нужен был весомый повод, такое стечение обстоятельств, которое позволило бы обеим странам забыть о многолетней дружбе. Поэтому провоцирование русско-германского конфликта становилось основным направлением политики Англии. К тому же результату стремились и во Франции, уже давно не имевшей своей собственной внешней политики. Вернуть Эльзас и Лотарингию можно было только в результате войны, а в одиночку разгромить Германию Франция не могла. Кто мог еще повоевать за «благородное дело» возвращения французских земель в лоно Родины, после чего рухнуть и развалиться на куски? Конечно — Россия! Убийство наследника австрийского престола — лишь завершающее звено, последний кирпичик в деле подготовки и разжигания мирового пожара. Работа была титанической и скрупулезной — началась она сразу по окончании русско-турецкой войны и заняла без малого десять лет. Надо было подготовить противников, а когда подготовка подойдет к логическому концу — запалить бикфордов шнур будущей войны, войны воистину МИРОВОЙ. И места идеальней, чем Балканы с их столетним переплетением интриг, заговоров и войн, для этих целей не было. Смерть несчастного Франца Фердинанда и должна была стать поводом к началу войны. И стала — прошло чуть более месяца после выстрела Гаврилы Принципа, и Германия объявила войну России! (Как это произошло, мы подробно поговорим в следующей главе). Круг замкнулся: Англия вступала в союз с Россией, для того, чтобы помешать нашему сближению с Германией, организовать страшную войну и развалить обоих соперников! Именно британские (и французские) спецслужбы стоят за организацией убийства Франца Фердинанда: — именно Англия была заинтересована в быстром расследовании убийства и появлении четкого сербского следа; — именно Англия была заинтересована в разжигании конфликта между сербами и австрийцами; — именно Англия была заинтересована в войне между Россией (сербским союзником) и Германией (союзником Австро-Венгрии). Россия по британскому плану в результате этой войны и вспыхнувшей революции, должна была потерять все свои национальные окраины, превратиться в слабую республику и попасть в полную финансовую зависимость от своих «благодетелей»! Такая же печальная участь ожидала и Германию. А сигналом для всех этих несчастий становился роковой выстрел Гаврилы Принципа… Однако при подготовке русско-германского столкновения возникала еще одна проблема. Царское правительство все-таки трезво оценивало собственные военные силы и никогда в здравом уме не ввязалось бы в войну с Германией и ее союзником Австро-Венгрией, т.е. с двумя сверхдержавами одновременно! Следовательно, чтобы впутать Россию в страшнейшую войну, надо убедить ее в наличии у нее «верных союзников», которые не бросят Петербург в трудную минуту. Так повторялся в большем масштабе сценарий втягивания нас в войну с японцами: успокоенное царское правительство в момент реальной опасности должно остаться наедине с противником. Именно по такому сценарию и начинают развиваться предвоенные события. Англия — наш самый непримиримый враг, резко меняет свою позицию и понемногу становится нашим «союзником». В 1907 году между Россией и Великобританией заключается конвенция и Петербург фактически присоединяется к созданному англичанами с Францией блоку Антанта (получившему свое название от французских слов «сердечное согласие» (Еntente cordiale). Сыны Альбиона, столько раз портившие кровь русским дипломатам, спровоцировавшие столько войн с целью ослабления нашей страны, становились нашим «союзником»! Было от чего насторожиться. Однако Николай II поверил и жестоко за это поплатился, став послушным орудием в руках врагов его державы, для убедительности надевших одежды друзей. Англия всеми силами готовила и взращивала будущий конфликт. А за ее спиной уже маячил силуэт еще одного нашего будущего «союзника». США, щедро оплачивавшие японскую агрессию и русскую революцию, тоже не сидели на месте, потихоньку выходя на мировую арену. С их приходом весь мировой баланс сил должен был радикально поменяться. Если ранее, английская собака вертела своим американским хвостом, то теперь уже хвост начинал вертеть самой собакой. Но может быть те, кто готовил Первую мировую войну просто не представляли, что получится из их затеи? Почему наши «союзники» по Антанте так смело шли на этот конфликт? Ответ прост: Ни одно демократическое государство не было разрушено в ходе мировой войны. По своей природе, государства, имеющие демократическое устройство, обладают более устойчивой структурой, чем монархии. В случае глобального катаклизма в такой стране к власти просто приходит другая партия, другое правительство или новый лидер, но никогда не происходит революции или другого крупного социального взрыва. Монархии не имеют такого прекрасного громоотвода народного недовольства, как простая смена политических декораций. Даже если во время войны царь или кайзер сменит любого руководителя, все равно вся ответственность за страну лежит именно на нем. И ненавидят не только конкретную венценосную особу, а саму монархию! Поменять царя, значительно сложнее, чем заменить премьер министра. Поэтому при монархическом строе меняется не глава государства, а в результате революции изменяется сама форма правления. А революция во время войны неизбежно ведет к ее проигрышу! Именно поразительная устойчивость демократической формы правления к различным кризисам, и дала правительствам этих стран решимость в организации глобального конфликта, который должен был уничтожить их монархических конкурентов. Потому Англия, Франция и США смело шли на конфронтацию и подготавливали ее всеми силами. Достаточно взглянуть на результат Первой мировой войны: США не потеряли ничего, заработали на военных поставках кучу денег и становятся все сильнее и сильнее. Англия уничтожает опасных соперников — русских и немцев, и выходит из войны, лишь немного ослабнув. Однако по сравнению со всеми остальными участниками войны, она оазис благополучия. Хуже всех «поджигателей войны» приходится Франции — война идет на ее территории, она несет большие человеческие и экономические потери. И все же, французы достигают своей цели — пересмотра итогов франко-прусской войны и возвращения потерянных провинций! Главный противник Парижа — Германия будет повержена в прах, а большие потери французской армии — это плата за устранение опасного соседа… Правду о сараевском убийстве знали единицы. В каждой хорошей пьесе любому актеру отведена определенная роль: есть время выходить на сцену, произносить слова и совершать действия. Затем наступает пора отправляться за кулисы. Вот так в небытие уходили и основные свидетели и действующие лица убийства Франца Фердинанда. Первым ушел из жизни Неделько Габринович. За ним 1-го мая 1918 года, также от туберкулеза, в тюрьме тихо скончался Гаврила Принцип. Свою роль молодые террористы выполнили дважды: убив эрцгерцога и дав австрийцам «правильный» след. Отыграли уготованный им сценарий военные и политические организаторы покушения. Глава тайной организации сербских националистов «Черная рука», полковник Апис (Дмитриевич), честно провоевал на фронте спровоцированной им войны четыре года, когда неожиданно был арестован по приказу своего собственного правительства. Важный организатор закулисных дел теперь уже ненужный свидетель: военно-полевой суд без проволочек приговаривает начальника разведки сербского генштаба к расстрелу. При загадочных обстоятельствах ушел из жизни и «политический» организатор сараевского покушения — Владимир Гачинович. Он был одновременно членом всех трех организаций, подозреваемых в злодеянии: «Молодой Боснии», «Народной Обраны» и «Черной руки». К тому же в «Млада Босна», которая осуществила террористический акт, он был наиболее влиятельным членом и главным идеологом. Именно через него осуществлялись контакты этих организаций с российскими революционерами, которые с успехом воспользуются шансом на революцию, который им дал Гачинович. В его друзьях и знакомых ходили лидер эсеров Натансон, социал-демократы Мартов, Луначарский, Радек, Троцкий. Последний даже почтил его память некрологом. Потому, что в августе 1917 года, здоровый и цветущий 27-летний Владимир Гачинович внезапно занемог. Так непонятна и загадочна была эта болезнь, что оперировавшие его дважды(!) швейцарские врачи ничего так и не обнаружили. Но в том же месяце Гачинович скончался … Первая пуля попала в грудь эрцгерцогини. Она лишь успела охнуть и моментально упала на спинку сиденья. — Платье, платье — пробормотала она, увидев красное пятно расплывавшеяся на белом шелке. Но это была не ее кровь. Вторая пуля застряла в позвоночнике ее мужа, пройдя сквозь воротник его мундира и шейную артерию. Наследник австрийского престола схватил себя за шею, но сквозь его пальцы кровь толчками, пульсируя, в считанные секунды залила собой белоснежное платье его супруги и щеголеватый голубой мундир самого эрцгерцога. — Софи, Софи не умирай! Останься жить для наших детей! — прохрипел Франц Фердинанд, повернувшись к жене. Она уже не слышала его слов, скончавшись почти моментально. В тот же момент новая порция его крови вылилась прямо на расставленные руки губернатора Потиорека, что попытался помочь эрцгерцогу. К машине бежали люди, адъютанты наследника. — Шею, зажмите ему шею! — истошно кричал кто-то. Рядом хлопал вспышкой оказавшийся рядом фотограф, который едва не заснял сам момент выстрела. Чьи-то пальцы попытались закрыть рану Франца-Фердинанда. Но кровь продолжала литься ручьем — зажать сонную артерию и в спокойной обстановке задача непростая, а тут еще мешал воротник мундира. Сильно пополневший за последнее время эрцгерцог, со свойственным ему юмором пошутил когда-то, что портной сшивает одежду прямо на нем — иначе пуговицы могут отлететь. Теперь в этот роковой день адъютанты отчаянно пытались расстегнуть перепачканный голубой мундир, чтобы остановить кровотечение. Ножниц ни у кого не было. Генерал Потиорек пришел в себя первый. — В госпиталь, быстро! — заорал он на водителя и тем вывел его из состояния прострации. Машина с ходу рванула с места. На заднем сиденье, поддерживаемый двумя адъютантами, тщетно пытавшимися зажать рану, умирал Франц-Фердинанд. Потеряв сознание, эрцгерцог дышал еще пятнадцать минут. Потом он скончался в автомобиле рядом со своей женой, чье белое платье было залито кровью обеих августейших супругов. Через месяц с небольшим кровью будет залита вся Европа …
<< | >>
Источник: Н. Стариков. Кто убил Российскую Империю?. 2006

Еще по теме Глава 3 Убийство в Сараево.:

  1. 3 декабря 1845 года  Лунин умер в Акатуе.
  2. Деликты, совершенные отдельными лицам
  3. Военная стратегия России накануне и в ходе первой мировой войны
  4. Последствия
  5. Деятель и деятельность
  6. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА (ТОМ 16 — 17
  7. Семья императора Николая II
  8. Глава 3 Убийство в Сараево.
  9. Глава 4. Британское «миролюбие».
  10. Глава 1. Кто и зачем убил Григория Распутина?
  11. Глава 21. Начало первой мировой войны. Внутриполитическое положение России. Военные действия на Восточном фронте. Буржуазная оппозиция и революционное движение. Февральская революция
  12. Николай II
  13. КРАТКАЯ ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ XX ВЕКА
  14. § 4. ПРИЧИНЫ И НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ
  15. ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА 1900—1999 гг.*
  16. Арабские новостные службы спутникового телевидения «Аль-Джазира»
  17. 1914год Николай
  18. Глава I. Истоки войны