<<
>>

Институт Конфуция

«Институт Конфуция» действует в рамках внешнеполитического курса Китая. При его посредстве решаются такие актуальные вопросы как сотрудничество в гуманитарной и культурной сферах, формирование доброжелательного отношения к Поднебесной и становление партнерских межгосударственных отношений.

Способствуя развитию культурной дипломатии, «Институт Конфуция» укрепляет позиции Китая в мировом сообществе как великой державы[201]. Как полагает Ван Ивэй, профессор Китайского народного университета, Институт Конфуция является самым лучшим и самым прекрасным китайским экспортным культурным товаром[202].

Возникновение «Института Конфуция» не случайно, а представляет собой результат взаимодействия многих факторов, как внутренних, так и международных: экономических, политических, культурных и социальных. Соответственно, роль китайского языка в международных политических, экономических и культурных обменах беспрецедентно важна, и его культурная и практическая ценность постоянно растет, делая его международным языком с глобальным потенциалом. Кроме того, спрос со стороны международного сообщества на изучение китайского языка увеличивается, формируя беспрецедентный «бум китайского языка». На этом фоне Министерство образования и соответствующие ведомства Китая с 2002 года приступили к созданию Института Конфуция.

В Китае была создана организационная и институциональная инфраструктура для реализации лигво-политических идей. Речь идет о созданном в начале нулевых

годов «Институте Конфуция» с центром в Пекине и первом зарубежном его представительстве в Сеуле, открытом 21 ноября 2004 г. С тех пор филиалы «Института Конфуция» основаны в 134 странах мира, в том числе в России. Их общее число в настоящие время составляет 500. Кроме того, создано еще 1000 специальных «классов Конфуция» (см. Рисунок 8, Рисунок 9)225. 22 октября 2015 года в школе Оттмонреаль (Великобритания) председатель Китая Си Цзиньпин и британский герцог принц Эндрю вместе торжественно открыли мемориальную доску тысячного «Классов Конфуция» в мире.

Выступая на этой церемонии, Си Цзиньпин подчеркнул, что язык является лучшим ключом к пониманию страны и что «Институт Конфуция» служит важной платформой, помогающей миру узнать Китай. «Институт Конфуция» и «Классы Конфуция» активно способствуют изучению китайского языка и пониманию его культуры во всем мире. Кроме того, они внесли важный вклад в содействие гуманитарному обмену Китая с остальным миром, а также в развитие разнообразной и многоликой мировой цивилизации226.

Рисунок 8. Число Институтов Конфуция.

Источник: Ханьбань. URL: http://www.hanban.org/index.html

[1]Институт Конфуция: Положение. [Электронный ресурс] //Официальный сайт Ханьбань. — Режим доступа: http://www.hanban.org/index.html

[1] Xi Jinping: Confucius Institutes serve as important platforms to help the world know China [Электронный ресурс] //Official site of Hanban. — Режим доступа:

http://english.hanban.org/article/2015-10/28/content 620866.htm

Рисунок 9. Число классов Конфуция.

Источник: Ханьбань. URL: http://www.hanban.org/index.html Знаменательно, что Институту присвоили имя Конфуция, о котором подробно рассказывалось ранее. Уже это одно привлекло внимание людей к деятельности Института. Конфуций является представителем традиционной китайской культуры, и конфуцианство оказало влияние на развитие других цивилизаций. Именующий себя «Институтом Конфуция», учреждение продвижения, как бы показывает, что пресс-секретарем для продвижения и распространение китайского языка и культуры и брендом государства и нации является Конфуций, это также означает, а китайская традиционная культура, представляемая Конфуцием, получила признание от правительства Китая.

Для удовлетворения потребностей изучения китайского языка людьми разных стран, Институт Конфуция в более чем 100 странах подготовил 200000 преподавателей китайского языка, а также раздал 30000000 учебников в 170 странах. В результате активности Института Конфуция количество людей, изучающих китайский язык в мире, выросло от 30 млн. в 2004 году до 100 млн. в 2014 г. За эти годы (2004-2014 гг.) количество изучающих китайский язык в США выросло более чем 15 раз, а в Германии в 10 раз. Кроме того, в настоящее время 48 стран, в том числе, Россия, Соединенные Штаты, Великобритания, Франция, Япония, Южная Корея и другие, включили преподавание китайского языка в национальные системы

Рисунок 10. Число учащихся Институтов и Классов Конфуция.

Источник: Ханьбань. URL: http://www.hanban.org/index.html Большой спрос на китайский язык со стороны международного сообщества отражает ценность этого языка и соответствующей культуры. Как отмечает А.А. Сергеева, «изучение языка и культуры Поднебесной стало модной тенденцией, некоторые страны буквально охватила «лихорадка китайского языка»»[203] [204]. Однако это не мода, это естественный отклик на растущее значение Китая в мировой политике и экономике. Этот все увеличивающийся спрос можно разделить на три типа.

Во-первых, это потребность в приобщении людей к китайскому культурному наследию. Она является основной тягой к изучению китайского языка и культуры для этнических китайцев и китайцев, живущих за границей, которые надеются, что их дети смогут поддерживать национальную идентичность посредством китайского языка и китайской культуры, что сделает их более конкурентоспособными в современном обществе.

Во-вторых, это потребности экономического развития. Основная причина

распространения языка и культуры состоит в их ценности. Профессор Ли Юмин считает, что только ценные языки и культуры будут изучаться и использоваться другими народами.

Под ними он понимает лишь те, на которых говорит стана, обладающая экономической мощью и перспективами роста[205]. Развитие КНР привлекло внимание всего мира, и все больше людей ощущают потребность использовать китайский язык в экономической жизни. А.А. Сергеева также отмечает, что «в связи со значительным усилением мощи и влияния этой страны на мировой арене изучение китайского языка для многих становится фактором успешной карьеры, позволяет найти лучшую работу, открывает доступ к более широкому рынку сбыта своей продукции» [206] . Например, в экономическом строительстве полезно владеть китайским языком и культурой, чтобы расширить каналы связи. Китайский язык, соответственно, может принести изучающим его больше рабочих мест и возможностей для бизнеса, так что его практическое значение и потенциальная ценность растет. Олимпийские игры в Пекине в 2008 г. и Всемирная выставка в Шанхае в 2010 г. еще более повысили экономическую ценность китайского языка и культуры. Фактором их дальнейшего распространения является продолжающееся экономическое развитие КНР.

В-третьих, это потребности политической культурной, научной и образовательной коммуникации. Важность распространения языка и культуры обусловлена дипломатическими нуждами. Сегодня Китай не только установил отношения конструктивного сотрудничества в международных делах с ведущими державами, но и занимает место почти во всех глобальных многосторонних международных организациях. Международный статус Китая стал выше, чем когда-либо прежде, и, таким образом, все больше и больше стран надеются повысить взаимное доверие, расширить консенсус и стабильные дипломатические отношения и найти общие стратегические интересы с Китаем. Как подчеркивает руководство Китая, всестороннее изучение истории, культуры, а также преподавание и изучение китайского языка обеспечивают возможность общения между странами, прививают интерес к Китаю, понимание и уважение к обычаям и традициям китайского народа[207] .

Языковые и культурные обмены являются серьезным подспорьем для отношений партнерства и способствуют дальнейшему распространению и изучению китайского языка в мире.

О том, какое важное значение в Пекине придают «Институту Конфуция» в повышении имиджа и культурного присутствия Китая за рубежом, свидетельствует тот факт, что Генеральный секретарь ЦК КПК Председатель КНР Си Цзиньпин направил приветственное письмо ректору Денверского университета в США, когда там открывался в 2013 г. Институт Конфуция. Китайский лидер лично присутствовал также при подписании в феврале 2014 г. договора об открытии Института Конфуция в Сельскохозяйственном университете в Фейсалабаде в Пакистане. Более того, в марте того же года руководитель Си Цзиньпин в Берлине встретился с немецкими синологами и представителями преподавательского состава и слушателей «Института Конфуция» и провел с ними беседу об укреплении культурного и языкового обмена между Китаем и Германией. Выступившие во время беседы немецкие участники особо подчеркнули необходимость развития мягкой силы Китая, которая, по их представлению повышает его международное влияние[208].

В свою очередь Си Цзиньпин на той же встрече отметил, что «важным инструментом общения является язык» и что «очарование культуры страны и притягательная сила народа главным образом выражается и передается посредством языка». Далее он сказал: «мы бы хотели повышать роль «Института Конфуция», укреплять языковой обмен и сотрудничество, а также осуществлять сравнительное изучение Китая и западных стран».[209]

Повышенное внимание высших руководителей Китая к «Институту Конфуция» привлекает к нему большое количество людей в зарубежье. Немалое значение для популяризации интереса к этому языку имело масштабное празднование десятилетия со дня основания «Института Конфуция» 27 сентября 2014 г. Вообще торжества по этому поводу проводятся ежегодно, содействуя выполнению задач, поставленных при создании «Института Конфуция», но десятилетие отличались очень празднично, небывало торжественно.

Учитывая целеполагание при организации системы «Институтов Конфуция» и приобретенный ими опыт работы, вполне обоснована необходимость исследования его деятельности как инструмента мягкой силы в контексте внешней политики Китая.

В 2013 г. административный отдел Госсовета КНР выпустил «План развития Института Конфуция на 2012-2020 гг.», для того чтобы обеспечить надежную гарантию его устойчивого развития и влияния как внутри Китая, так и за рубежом[210].

То, что сделано «Институтом Конфуция» за годы своего существования, органически вписывается в контекст определения мягкой силы, которое дал Джозеф Най-младший, основоположник ее теории, а именно: это способность заставить другого хотеть того же, чего хочешь ты[211]. Разъясняя это положение, он подчеркнул, что термин мягкая сила обозначает способность достигать результатов через притягательность, а не через принуждение или плату[212]. Это достигается, в частности, посредством культуры дипломатии и распространении языка и культуры в мировом сообществе.

В своей фундаментальной книге он многократно в подтверждение своих идей ссылается на Китай,[213] признавая за ним факт увеличения использования мягкой силы. Она стала, по замечанию «Жэньмин Жибао», «ключевым словом», а сам Китай обладает большим потенциалом ее развития[214]. Прав Дж. С. Най в том, что мягкая сила имеет свои пределы[215], но, по нашему мнению, только не в области распространения языка. Вот почему так успешно идет этот глобальный процесс с наиболее употребляемыми в мире языками, в том числе с китайским. Определенную роль в нем играет и миллион китайских студентов, обучающихся в разных странах. Позитивно сказываются и 100-миллионные потоки китайцев в турпоездках, а их будет еще больше в ближайшие годы, предполагается довести это количество до 500 миллионов. Конечно, и студенты, и туристы наряду с экономическими и технологическими достижениями Китая увеличивают интерес к китайскому языку и культуре, а отсюда растет популярность Институтов Конфуция.

Уже с конца XX в. увлеченность в мире китайским языком стала нарастать в массовых масштабах. Помнятся слова одного из руководителей Восточно­китайского педагогического университета в Шанхае о том, что за рубежом изучают прежде всего язык той страны, чья экономика достигла выдающихся успехов. Это касалось тогда английского языка, но в настоящее время это сказать можно и о китайском языке, ибо недалек тот день, когда ВВП Китая в долларовом измерении опередит ВВП США.

Институт Конфуция представляет собой некоммерческий учебно-научный центр, действующий за рубежом совместно с зарубежными синологическими учреждениями или университетами. В его функции входит:

• организация курсов китайского языка и культуры;

• проведение научных конференций, конкурсов и других мероприятий аналогичного типа;

• организация международного квалификационного экзамена по китайскому языку (HSK);

• консультации по вопросам обучения в КНР;

• проведение студенческих стажировок в Китае.[216]

В 2015 г. американский журнал «Внешняя политика» выпустила первый «Список Тихоокеанского индекса силы», в котором были названны50 человек, оказывающих самое большое влияние на будущее китайско-американские отношений. Генеральный директор штаб-квартиры Института Конфуция Сюй Линь была включена в этот список, а причиной стало то, что, как указано в нем: Она руководит развитие мягкой силы Китая, у которого есть много проблем и

~?41

препятствий[217].

На церемонии открытия 9-ой международной Конференции Института Конфуция 7 декабря 2014 г., посвященной десятилетию со времени его основания, выступила вице-премьер Г оссовета Китая Лю Яндонг. Подчеркнув историческое значение деятельности «Института Конфуция», она особо отметила географический размах празднования этого события, проходившего в рамках «Дня Института Конфуция». По ее словам, оно торжественно проходило, начиная с Новой Зеландии и до Г аваев, где солнце восходит, и продолжалось там, где солнце заходит, т.е. охватывало весь земной шар. В нем участвовало более 10 млн. чел., проживающих на территории, охватывающей 22 часовых пояса. Словом, за десять лет Институт Конфуция не только добился немалых успехов в распространении китайского языка и культуры, но и преуспел также в укреплении влияния Китая на мировом пространстве[218].

Наряду с «Институтом Конфуция» и мягко-силовой деятельностью во внешнеполитической области Китай разрабатывает специальные учебные программы по языку и культуре для иностранцев, предлагая им бесплатное обучение в школах и вузах Китая, организуя экзамены на знание китайского языка

HSK с выдачей соответствующих сертификатов (к концу 2014 г. число квалифицированных институтов, которые могут проводить экзамен HSK, достигло 875. Они находятся в 114 странах, и уже более 5 млн. чел. приняли участие в подобных экзаменах[219] ). Создан специальный фонд для учеников, изучающих китайский язык как иностранный, материально поддерживают преподавателей - китайцев, проводят конкурс среди изучающих китайский язык «Мост китайского языка», создают «центры китайской культуры» за рубежом. Министерство культуры КНР планирует открыть 50 таких центров по всему миру до 2020 г. В 2014 г. они работали уже в двадцати государствах, в том числе на Маврикии, в Бенине, Египте, Франции, на Мальте, в Южной Корее, Германии, Японии, Монголии, России, Таиланде, Испании, Мексике, Нигерии, Дании, Шри-Ланке, Австралии, Лаосе, Непале, Пакистане. Они играют значительную культурологическую роль, в том числе в распространении китайского языка.

Успешность распространения китайского языка неоднозначно оценивается в мировом сообществе. Наряду с подлинно позитивным отношением, как это сделал, например, почетный консул Австралии в Санкт-Петербурге г-н Зиновьев на лекции на факультете международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета года три назад, есть в научной литературе и в СМИ далеко не лестные отзывы о «буме китайского языка». Критически отзывался о носителях таких взглядов лидер Китая Си Цзиньпин. В упоминавшейся ранее беседе в Берлине он отметил значительную роль познания языка для объективного понимания страны, ее народа и культуры, отверг предвзятость некоторых людей к Китаю «в основном из-за того, что страна им незнакома, чужда, они ее не понимают»[220].

Получается, что лидер могущественной державы мягко пожурил тех, кто развитие Институт Конфуция считает угрозой и инструментом китайской экспансии[221]. В речи в ноябре 2014 г, в австралийском парламенте, затрагивая вопрос о подписанном соглашении о режиме свободной торговли между Китаем и Австралией, он в присущей ему вежливой форме заявил, что оно «упразднит страхи, какие якобы порождает Китай», и твердо заверил парламентариев, что «ни турбулентность, ни война не в интересах китайского народа»[222]. Такие заверения призваны повысить доверие к Китаю и его политике. Своеобразным подкреплением заявлениям высшего руководителя Поднебесной служит деятельность Института Конфуция.

Активная деятельность Института Конфуция имела большой успех, однако навлекла на себя и жесткую критику. Например, 28 мая 2007 года журналист Информационного агентства Канады Джим Браунский назвал Институт Конфуция «механизмом промывания мозгов», работающим по заданию китайского правительства.

Суммируем основные критические замечания в адрес «Института Конфуция»: во-первых, «Институт Конфуция» является зарубежным органом правительства КНР, цель которого заключается в пропаганде китайской государственной идеологии; во-вторых, «Институт Конфуция» финансируется китайским правительством, что противоречит академической свободе; в-третьих, филиалы «Института Конфуция» создаются при зарубежных университетах, в отличие от других подобных учреждений других стран по распространению языка и культуры[223]. Закрытие в 2014 году «Института Конфуция» при Стокгольмском университете вызвало бурную дискуссию, звучали оценки «Института Конфуция» как инструмента промывания мозгов, используемого китайским правительством в своих интересах. «Институт Конфуция» при Стокгольмском университете был создан в 2005 году, став первым Институт Конфуция в Европе. Его закрытие привлекло большое внимание к вопросу о роли и месте «Институтов Конфуция» в мире.

Сотрудник Китайского института международных исследований Чой Цзянь считает, что «Институт Конфуция» не представляет китайское правительство за рубежом, а является некоммерческим образовательным учреждением по преподаванию китайского языка. Исходя из цели и формы «Института Конфуция», можно до некоторой степени опровергнуть негативные мнения об этой организации. Во-первых, учреждение филиалов «Института Конфуция» основано на добровольном принципе. Во-вторых, «Институты Конфуция» совместно управляются как китайскими, так и местными иностранными директорами. В- третьих, «Институт Конфуция» финансово прозрачен.

В эпоху глобализации многие страны открывают за рубежом учреждения по распространению языка и культуры. Встав на путь сотрудничества со всемирно известными университетами, «Институт Конфуция» стал быстро развиваться. Число изучающих китайский язык стремительно возросло и продолжает расти. Например, в Таиланде «Институт Конфуция» при университете Чулалонгкорн открыл курсы китайского языка при королевском дворе. В Японии китайский язык стал вторым по количеству изучающих иностранным языком после английского.

«Институт Конфуция» придает большое значение сотрудничеству в зарубежье с местными университетами, т.е., опирается на них и учитывает всецело местную специфику. Некоторые институты имеют свою специализацию, например, лондонский Институт Конфуция в области бизнеса был создан для британских бизнесменов и экспертов в других областях. Лондонский Институт Конфуция в области китайской медицины стал первым в мире «Институтом Конфуция»[224], специализирующимся на преподавании китайской медицины как основой учебной программе. В 2014 г. был открыт Институт Конфуция по науке и технике при Белорусском национальном научно-техническом университете[225].

Несмотря на критику, имеющую место чуть ли не с самого начала деятельности «Института Конфуция», его успехи широко признаны, а закрытие некоторых из его филиалов в ряде государств не помешало его дальнейшему качественному и количественному развитию.

Разумеется, внешняя политика каждой страны всегда исходит из национальных интересов, они же определяют содержание культурной дипломатии и мягкой силы. Это ярко отражается не только в деятельности «Институт Конфуция» но и в лингво-политических мероприятиях, проводимых Американской Программой Фулбрайта, Британским Советом, французским институтом «Альянс Франсез», Немецким институтом Г ете, испанским Институтом Сервантеса, Данте колледжом, фондом «Русский мир», Саудоаравийскими фондами. На рисунке 11 показаны наиболее известные и популярные в мире институты, занимающийся распространением национальных языков.

Главные институты для распространения языка и культуры в мире

1600 —1500

Институт Альянс Данте Британский Немецкий Институт

Конфуция Франсез колледж Совет институт Сервантеса

Гете

■ число филиалов ■ число стран расположения

Рисунок 11: Главные институты для распространения языка и культуры в

мире.

Источник: Шуай Ин, Шен Чжуанхай. Сравнения главных институтов для распространения языка и культуры в мире. Цзян Хай форум. 2014 №. 4. С.138 WAH^A^^A

2014 4 Щ. P.138

Упомянутые институты, хотя и отличаются друг от друга структурно, идеологически, языковой и культурологической масштабностью, уровнем финансирования, степенью активности и методами деятельности, выполняют те же самые задачи, что и «Институт Конфуция». Однако они не одинаковы по привлекательности и масштабности языковый подготовки. Так, в самом Китае английский язык изучают 300 млн. чел., а русский, увы только 300 тыс. Правда, «Русский мир» и Россотрудничество увеличивают преподавание русского языка в Китае в соответствие с растущим интересом среди китайцев к нему в связи с углублением двустороннего сотрудничества, четко выявившегося с середины 2014 г.

Китай по сравнению с названными странами позже приступил к использованию распространения китайского языка в качестве инструмента внешней политики и культурного влияния в зарубежье. Возможно, исключение составляет Россия, которая, отвергнув опыт СССР, приостановила свою культурологическую и языковую деятельность за границей на ряд лет, но вовремя спохватилась, образовав несколько государственных и общественных учреждений.

Однако масштаб использования Пекином распространения китайского языка и культуры ни в какое сравнение не идет с распространением русского, французского, португальского и некоторых других языков. Возможно, он уступает лишь английскому языку, да и то, мы не исключаем, что китайский язык наверстает свое отставание от языка, прародиной которого является Англия.

В этом предположении нас убеждает интенсивность, с какой Китай распространяет свой язык в России, где был проведен «Год китайского языка», в Евроатлантическом сообществе и особенно в незападном мире, или, как иногда называют это сообщество, «новом Западе». Вот два ярких факта, подтверждающих эти действия Пекина. 12 мая 2014 г. в чилийской столице Сантьяго был торжественно открыт Латиноамериканский центр «Института Конфуция», ставший вторым региональным центром после Американского. Оба центра, призваны координировать работу Института Конфуция соответственно во всей Латинской Америке и в Северной Америке.

«Институт Конфуция» — не только учреждение для распространения китайского языка, но и академический институт для изучения доктрины Конфуция и конфуцианства, а также для расширения китайской традиционной культуры. Это не только учреждения для изучения языка, но и культурный мост для глубокого взаимопонимания между Китаем и другими странами.

Пользуясь широкой государственной поддержкой, «Институт Конфуция» расширил поле китайской дипломатии, представляя ее культурную сторону. С момента своего создания «Институт Конфуция» стал местом, часто посещаемым руководителями КНР, которые выступают на его площадках с речами. Многие китайские дипломаты считают, что «Институт Конфуция» является хорошей дипломатической платформой. Главы правительств и государственные деятели Китая принимают даже личное участие в продвижении китайского языка через Институт Конфуция.

Ван Ивэй, профессор Китайского народного университета, считает, что существующий всего десять лет «Институт Конфуция» не только является академическим институтом для преподавания китайского языка, но и выполняет общественно-дипломатические функции т.е. относится к числу субъектов и объектов нарядной дипломатии. И он поясняет эту свою позицию тремя очень весомыми обстоятельствами. Во-первых, «Институт Конфуция» помогает миру узнать Китай. В ноябре 2006 г. «Нью-Йорк Таймс» опубликовала статью под весьма непреувеличенным заголовком «Китайский язык: еще один популярный

экспортный товар». В ней признавалось, что «Китай создает более теплый и позитивный имидж китайского общества посредством культуры китайского языка»[226]. Кроме того, с сожалениями пояснялось, что несмотря на открытость Поднебесной в мире, китайский язык, тем не менее, все еще представляет серьезное препятствие в познании Китая и «Институт Конфуция» предлагает ключ для такого познания.

Во-вторых, «Институт Конфуция» помогает миру найти ответы на развития Китая, сложные вопросы, в чем причины быстрого и успешного экономического каковы особенности китайского духа, культурные ценности китайского пути

развития, в чем китайская сила, какова китайская мечта.

В-третьих, «Институт Конфуция» помогает миру понять Китай. «Институт Конфуция», сотрудничая с иностранными исследовательскими проектами, мозговыми центрами и научными организациями информирует их об истории цивилизационных преобразований, происходящих в Китае, включая сведения о том, как впервые за 5000 лет китайская цивилизация перешла к морскому статусу от внутреннего, от сельскохозяйственной цивилизации к индустриальной, от региональной цивилизации к мировой, и, наконец, вклад этих трех цивилизационных переходов в общечеловеческую цивилизацию[227].

Как считает ученый Пекинского университета Чжуан Дзиндию, Китай демонстрирует гуманитарную силу своей культуры, являющейся одной из главных опор восстановления страны как великой державы. Вот почему он считает, что китайская культура и гуманистические ценности должны быть использованы как мягкая сила по всему миру[228]. Ему вторит ректор Института международных отношений МИД КНР Цинь Яцин. Он убедительно доказал, опираясь на глубокие исследования внешней политики Поднебесной, что мирный подъем Китая - одно из самых важных событий в XXI в., и достигнут он в известной мере за счет распространения китайского языка и культуры[229].

Показательна небольшая статья журналистки Е. Ракиткиной под очень интересующим названием «язык будущего» с подзаголовком «Китайский язык лучше английского и немецкого подходит для описания технологий, а выучить его даже проще»[230]. Второе утверждение о легкости изучения китайского языка в сравнении с английским и немецком далеко небесспорно. Вероятно, автор в такой оценке исходила из того, что в 50-х годах XX в. для упрощения изучения китайского языка была введена транскрипция-пиньинь с черточками, обозначающими тон (а тонов в китайском - 4!). Е. Ракиткина, приводит высказывания практических работников, знающих китайский язык, о его изучаемости и перспективах распространения, один из которых задается вопросом «станет ли китайский язык языком XXI века». И тут же отвечает, что это возможно. Сама же Е. Ракиткина заключает свои рассуждением следующим пассажем: «Кто знает, может быть, развитие китайских технологий и будет тем самым практическим смыслом и мотивацией для изучения китайского и учить его будет также модно, как английский сейчас.» Увы, речь должна идти не о моде, а о практической пользе, о необходимости его знать для деловой, политической, межгосударственной деятельности и общественных связей. Не случайно ведь стоит вопрос о создании Ассоциации выпускников Института Конфуция, а их в мире — 3.45 млн. чел. И не случайно в Китае продолжают работать над устранением трудностей в реформе «Трех обучающих», объявленной несколько лет тому назад и касающейся повышения качества педагогов, учебных материалов и методов преподавания[231]. В этом аспекте следует рассматривать создание в 2014 г. единой системы перевода транскрипции с китайского на армянский. Это было осуществлено в рамках научной работы Института Конфуция.

Яркий пример стратегического плана и перспективы распространения китайского языка в мире представлен проводившейся недавно десятой всемирной конференцией Института Конфуция в Шанхае, в которой приняли участие более 2300 преподавателей, экспертов, и ученых из 130 стран и регионов. На этой конференции объявлена интересная информация о развитии Института Конфуция — «по своему плану развития Институт Конфуция совершенствует глобальное размещение до 2020 г., целью которого является реализация единого стандарта качества преподавания, единых экзаменов и легализации дипломов, единого обучения и назначения преподавателей. Посредством «Институтов Конфуция» и «Классов Конфуция», а также гуманитарной и культурной деятельности формулируется глобальная система распространения китайского языка и культуры через 5 лет, чтобы китайский язык стал широко-используемым иностранным языком»[232].

«Институт Конфуция» как исполнитель мягкой силы во внешней политике КНР содействует успеху китайской языковой и культурой дипломатии по всему миру. Одновременно мягкая сила во взаимодействии с мировым сообществом придает интеграционные стимулы для объединения культурных и гуманитарных интересов китайцев и других народов.

В данном параграфе выявляются обстоятельства и причины создания «Института Конфуция» и «Классов Конфуция», их функции и деятельность как фактора мягкой силы во внешней политике КНР. С ними сопоставляются главные институты распространения в мире национальных языков и культур других стран. Объясняется причина большого спроса со стороны международного сообщества на изучение китайского языка, в чем отражается его мультилингвистическая ценность. Как правило, распространение китайского языка за рубежом сопровождается развитием местного национального и английского языков. Через китайский язык наряду с другими факторами укрепляется устойчивая интеграция Поднебесной в мировом сообществе.

<< | >>
Источник: Ли Минфу. РАСПРОСТРАНЕНИЕ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА КАК ФАКТОРА МЯГКОЙ СИЛЫ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ КНР В XXI ВЕКЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. 2016

Еще по теме Институт Конфуция:

  1. Государство как универсальный политический институт
  2. Финк Э. - СМ. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. конфуций
  5. Современный китайский бизнес: капитализм по Конфуцию?
  6. § 4. Историческая тенденция падения наград
  7. Глава 8 РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО
  8. Произойдет ли в России смена элит?
  9. Конфуций
  10. Приложение Философские персоналии
  11. Введение
  12. Лингвистическое измерение внешней политики государства