<<
>>

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ? ПЕРВЫЕ УСПЕХИ И НАДЕЖДЫ

Переговоры между бывшим СССР и США по ограничению и сокращению ядерных вооружений имеют длительную историю. Они прошли много этапов. Были сложными, болезненными. Сталкивались с большими трудностями политического и технического порядка.

Первые обнадеживающие результаты переговоры начали приносить в 60-х годах. Хотя казалось, что обстановка того времени не способствовала реальному разоружению. Тем не менее, разоруженческий процесс постепенно начал пробивать себе дорогу. Почему? Причин тому много, но, пожалуй, главные из них следующие.

В 60-х годах резко ухудшились советско-американские отношения. Берлинский и Карибский кризисы показали не только опасность «балансирования на грани войны», но и реальную возможность применения ядерного оружия с катастрофическими последствиями. Обстановка обострялась военным вмешательством США в Доминиканской Республике, на Кубе, в Конго, Панаме, Лаосе, началом войны во Вьетнаме, созданием «атомного минного пояса» на границе с ГДР и ЧССР, в связи с арабо-израильской войной.

Возросло возмущение народов мира интенсивно проводимыми в то время ядерными испытаниями без каких-либо ограничений. Ядерные взрывы мегатонной

мощности в атмосфере привели к опасным последствиям радиоактивного заражения среды обитания человека— природы и самих людей. Научные измерения показали, что в 60-х годах произошло заметное повышение радиоактивной зараженности всей планеты. Такие чрезвычайно опасные и долго живущие радиоактивные продукты, как стронций-90, цезий-17, углерод- и др., были обнаружены повсюду. Угрожающе возрастала загрязненность поверхности земли, воздушных и водных пространств.

Крайне опасный характер в 60-х годах приобрела гонка вооружений. На базе научно-технического прогресса быстрыми темпами наращивались и совершенствовались ракетно-ядерное оружие, другие виды оружия массового уничтожения, производство и модернизация обычных вооружений— танков, самолетов, артиллерии и т.

д. Оружия становилось все больше и больше. Все больше увеличивалась опасность возникновения мировой войны.

В этой сложной тупиковой обстановке руководители СССР и США того времени нашли в себе мужество правильно оценить критическую ситуацию и начать поиск взаимоприемлемых возможностей выхода из нее. В марте 1961 года была достигнута договоренность о проведении двустороннего советско-американ- ского обмена мнениями по проблеме разоружения. Такой обмен состоялся в июне, июле и сентябре 1961 г. н Вашингтоне, Москве и Нью-Йорке. В результате удалось выработать «Заявление о принципах» для переговоров по всеобщему и полному разоружению. В нем предусматривались: роспуск вооруженных сил; ликвидация военных баз; прекращение производства пооружений; ликвидация всех запасов ядерного, химического, биологического оружия и всех средств доставки этого оружия к цели.

Благие намерения! Но они остались только на бумаге. 11е было создано ни органов, ни механизма переговоров. Тем не менее, начало было положено. Преодолевая препятствия, пробираясь на ощупь, стороны постепенно, шаг за шагом отползали от ядерной пропасти.

В середине 60-х годов они пришли к заключению ряда международных соглашений, которые в практическом плане решали некоторые проблемы ограниче

ния гонки ядерных вооружений. К ним относятся (приложение 3): Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой (1963 г.); Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, запретивший выводить на околоземные и космические орбиты и размещать на небесных телах ядерное оружие и другие виды оружия массового уничтожения (1967 г.); Договор о нераспространении ядерного оружия (1968 г.).

В интересах уменьшения опасности возникновении ядерного конфликта были установлены межправительственные линии прямой связи между Москвой и Вашингтоном (1963 г.), Москвой и Парижем (1966 г.), Москвой и Лондоном (1967 г.).

Решением ГА ООП в 1961 г. был расширен состав Комитета по разоружению с 10 до 18 представителей государств, который стал называться «Комитетом 18-ти по разоружению».

Крупным достижением конца 60-х годов явилось начало процесса ограничения стратегических ядерных вооружений СССР и США. Это были только первые шаги на пути их сдерживания, своего рода выработка «правил игры» на наиболее опасном направлении гонки вооружений. Впереди предстояли сложные переговоры, в ходе которых менялись позиции сторон, их предложения по конкретным аспектам проблемы.

* * *

Первые официальные советско-американские контакты состоялись по инициативе американцев в декабре 1966 г. в отношении обмена мнениями об отказе от развертывания массовой противоракетной обороны (ПРО). Советская сторона положительно отреагировала на это, но предложила рассматривать проблему ПРО одновременно с проблемой стратегических наступательных вооружений (СНВ). 31 июля 1968 г. было опубликовано сообщение, в котором говорилось: «Между правительствами СССР и США достигнута договоренность вступить в ближайшее время в переговоры относительно комплексного ограничения и сокращения как систем доставки наступательного стра

тегического ядерного оружия, так и систем обороны против баллистических ракет».

Это было первое официальное упоминание о взаимосвязи стратегических наступательных и оборонительных вооружений. Переговоры должны были проводиться попеременно в Хельсинки и Вене. Однако и связи с событиями в Чехословакии (август 1968 г.) переговоры начались только через полтора года.

Первая советско-американская встреча состоялась 17 ноября 1969 года в Хельсинки. В состав советской делегации входили: Семенов В. С.(глава), Огарков Н. В., Щукин А. Н., Плешаков П. С., Алексеев Н. Н., Корниенко Г. М.

Делегация США: Джерард Смит (глава), Фарли, И. Нитце, Г. Браун, JI. Томпсон, Р. Аллисон.

В ходе встречи были выявлены общие намерения сторон относительно предмета переговоров.

Вторая советско-американская встреча проходила 8 Вене (16.4—14.8.1970 г.).

Советская делегация предложила «Основные положения по ограничению стратегических вооружений (ОСВ)». Главное содержание позиции:

-— состав— все средства доставки ядерного оружия, способные достигать территории другой стороны (МБР, БРПЛ, ТБ, ядерные средства передового базирования (ЯСПБ) на военных базах и авианосцах); уровни — суммарный для ПУ МБР, ПУ БРПЛ и ТБ; ядерные средства передовою базирования отвести за пределы досягаемости или уничтожить. Военные базы ликвидировать; РГЧ— запретить производство и оснащение. Me передавать СНВ третьим странам; ПРО — ограничить прикрытием столиц;

ч— контроль — национальные технические средства

(ПТСК).

США изложили свой подход к так называемому «Всеобщему соглашению». Основное содержание их позиции: состав — МБР, БРПЛ, ТБ, КРПЛ, ракеты средней (РСД) и промежуточной (РПД) дальности; уровни — 1710 ПУ МБР и БРПЛ, 250 тяжелых МБР. ТБ (США-500, СССР-250), КРПЛ— равные, 1'СД и РПД — существующее количество;

РГЧ— испытание и развертывание запретить, что имеется, оставить без изменений (сохранить); ПРО — ограничить защитой столиц.

Получив резкий отказ, США внесли альтернативное предложение. Его содержание: состав — тот же, но без РСД и РПД; уровни — 1900 ПУ МБР, ПУ БРПЛ, ТБ. В том числе 1710 ПУ МБР и ПУ БРПЛ, из них 250 тяжелых МБР; мобильные МБР — запретить;

РГЧ — позиция прежняя; ЯСПБ — полный отказ от ограничений; ПРО— два варианта: первый— ПРО столиц (100 ПУ и 100 противоракет; второй — полный отказ от ПРО).

Позиции сторон были несовместимы. Принципиальные разногласия— ядерные средства передового базирования (СССР — учитывать, США — не учитывать); мобильные МБР (СССР — не запрещать, США— запрещать); ограничения на модернизацию МБР (СССР — не ограничивать, США — ограничить).

Казалось, что все рушится, переговоры безрезультатны и бесполезны. Однако желание и настойчивость сторон победили. Выход был найден. Стороны договорились о том, чтобы сосредоточить усилия на подготовке соглашения по ПРО и одновременно обсудить некоторые вопросы СНВ.

В результате напряженных переговоров 26 мая 1972 г. в Москве был подписан бессрочный «Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны» (Договор по ПРО) и «Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений». Оба документа вступили в силу 3 октября 1972 года сроком на 5 лет. Вместе с Соглашением о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны, заключенным СССР и США в сентябре 1971 г., эти документы стали называться Соглашением ОСВ-1.

Фактически это были первые договоренности, которые зафиксировали примерное равновесие стратегических сил сторон, создали определенные преграды на пути гонки вооружений, несколько ослабили напряженность ядерного противостояния.

Что конкретно предусматривалось по Временному соглашению? ограничивались: стационарные ПУ МБР с дальностью свыше 5500 км количеством но состоянию на 1 июля 1972 года и ПУ БРПЛ (для СССР— 62 ПЛ с 950 ПУ, для США — 44 ПЛ с 710 ПУ); запрещалось: переоборудовать ПУ легких МБР и ПУ МБР старых типов (развернутых до 1964 г.) в ПУ тяжелых МБР; применять маскировку, затрудняющую контроль НТСК; разрешалось: достижение установленных уровней ПУ БРПЛ за счет замены равного числа ПУ МБР старых типов или ПУ БРПЛ старых подводных лодок; демонтировались: около 600 ПУ МБР и БРПЛ (СССР-447, США—152).

Таким образом, Временное соглашение устанавливало количественные и качественные ограничения на МБР и БРПЛ. Оно не касалось тяжелых бомбардировщиков и многого другого. Успехи небольшие, но все- таки успехи. Появились надежды на будущее. В дальнейшем ожидались ОСВ-2, ОСВ-3 и т. д.

Крупным достижением переговоров по ОСВ-1, безусловно, является Договор по ПРО. Это, можно сказать, уникальный документ не только для того времени, но и навсегда, пока существует процесс разоружения.

Учитывая, что Договор по ПРО бессрочный, а США постоянно пытаются любыми путями обойти его, нарушить, внести поправки, выйти из него, мы предлагаем читателю подробно ознакомиться с его содержанием.

Почему он сегодня не нравится Вашингтону, который вчера был инициатором его разработки?

Дело в том, что все основные положения Договора по ПРО имеют одну главную цель— запретить создание эффективной обороны против баллистических ракет, что объективно сдерживает рост стратегических наступательных вооружений (СНВ) и побуждает к договоренности об их сокращении. То есть только при взаимной сдержанности в области ПРО можно сокращать СНВ. В этом суть взаимосвязи между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями. В этом главное предназначение Догово-

pa — уменьшить опасность возникновения войны с применением ядерного оружия. Договор по ПРО является основой всего процесса контроля над вооружениями.

Обязательства сторон по Договору: не развертывать системы ПРО территории своей страны и не создавать основу для такой обороны (статья I); иметь (с учетом протокола) по одному району ПРО радиусом 150 км либо вокруг столицы, либо в районе размещения МБР (статья III). Такой район ПРО СССР имеет с центром в столице Москва, США — с центром на базе МБР Гранд Фокс (в каждом районе не более 100 пусковых установок и противоракет, а также ограниченное число РЛС ПРО); не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования (статья V), то есть система ПРО должна размещаться на земле и быть стационарной; разработки и испытания систем ПРО или их компонентов проводить только в пределах согласованных испытательных полигонов (статья IV); не развертывать радиолокационные станции (РЛС) предупреждения о нападении стратегических баллистических ракет, кроме как на позициях по периферии своей национальной территории с ориентацией вовне (статья VI).

В ходе переговоров американская сторона предложила включить в Договор по ПРО положение, запрещающее развертывание систем и компонентов ПРО, «основанных на иных физических принципах».

Вначале советская сторона возражала против этого. Г лава делегации Семенов В. С. аргументировал 20.12.71 г. наше возражение следующим образом:

«Включение в Договор положения о каких-то «иных системах» ПРО, помимо тех, которые известны и которые используют противоракеты, пусковые установки противоракет и РЛС ПРО, создало бы поле для бесконечных недоразумений, споров и подозрений с вытекающими отсюда нежелательными последствиями для отношений между странами. Наша цель состоит в достижении ограничения известных систем

ПРО... Можем ли мы включить неизвестные системы ji договор по ограничению ПРО, не впадая в опасность придания этому договору неопределенного и аморфного характера?»

Американская сторона продолжала настаивать на гноем предложении. Член делегации США Г. Браун .',0.12.71 г. заявил: «Какие есть гарантии, что такие системы, даже и когда они будут разработаны, не Иудут развернуты, вводя тем самым в заблуждение другую сторону, и по существу не приведут к обходу доли соглашения и его подрыву? Есть у советской стороны какое-либо альтернативное предложение том, как можно решить проблему будущих систем

ПРО?»

В ходе дальнейших переговоров советская сторона согласилась с американцами и изменила свою позицию. В качестве компромисса было принято так назы- масмое согласованное заявление «Д», разрешающее создание и испытания систем или компонентов ПРО, основанных на иных физических принципах и способных заменять «традиционные» компоненты ПРО, к ишь применительно к наземному стационарному виду базирования.

Согласованное заявление «Д»:

«В целях обеспечения выполнения обязательства не развертывать системы и их компоненты? кроме как предусмотрено в статье III Договора, стороны согласим в том, что в случае создания в будущем систем КРО, основанных на иных физических принципах и содержащих компоненты, способные заменять противоракеты, пусковые установки противоракет или PJI(? ПРО, конкретные ограничения таких систем и их компонентов подлежали бы обсуждению в соответствии со статьей XIII и согласованию в соответствии со статьей XIV Договора».

Прямо скажем, члены американской делегации окатились дальновидными, заставив советскую сторону подписать документ, который связал «по рукам и но- мм» сегодняшних правителей Вашингтона.

Администрация США, начиная с Рейгана, часто щипается на согласованное заявление «Д», якобы поз- моляющее считать, что испытания в космосе разрешаются, если только компоненты ПРО основаны на но

вых физических принципах. Но эти ссылки несостоятельны. Все положения Договора по ПРО составляют единое целое и ориентированы на обеспечение выполнения главного обязательства по статье I — не развертывать системы ПРО территории своей страны и не создавать основу для такой обороны.

Согласованное заявление «Д» является неотъемлемой частью Договора по ПРО и не может противопоставляться другим положениям Договора, в частности, его статье V, запрещающей создавать, испытывать и развертывать системы и компоненты ПРО космического базирования. Заявлением «Д» допускается возможность создания (включая и испытания) компонентов ПРО, основанных на иных физических принципах, чем те, которые существовали на момент подписания Договора, однако применительно только к разрешенным для каждой стороны статьей III Договора ограниченным районам ПРО (радиус 150 км) и лишь к размещению там стационарных наземных систем ПРО или их компонентов. Следует учитывать и статью IX, которая запрещает размещать системы ПРО или их компоненты вне своей национальной территории, а космос не является национальной принадлежностью ни одного государства,, в том числе и США.

Имеются ли «дыры» в Договоре по ПРО? Да, имеются. В нем ничего не говорится о случае создания тактических ПРО на ТВД («нестратегических систем ПРО»). Продолжается спор относительно «узкого» и «широкого» толкования договора.

По первой «дыре необходимы соответствующие российско-американские переговоры. Что касается второй «дыры», то такое утверждение противоречит прежней позиции США. При ратификации Договора по ПРО в конгрессе США Дж. Смит заявил: «...Запреты на создание, содержащиеся в Договоре по ПРО, вступили бы в силу в процессе разработки тогда, когда начались бы полигонные испытания прототипа или экспериментального образца. Обеими сторонами было достигнуто понимание того, что запрет на создание распространяется на деятельность, проводимую после того, как компонент переходит от этапа лабораторных разработок и испытаний к этапу полигонных испытаний независимо от того, где они проводятся». Ад

министрация Клинтона подтвердила сохранение Договора по ПРО. А как поведет себя на этот счет следующая администрация? 

<< | >>
Источник: Червов Н. Ф.. Ядерный круговорот: что было, что будет. 2001

Еще по теме КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ? ПЕРВЫЕ УСПЕХИ И НАДЕЖДЫ:

  1. /• О развитии и роли Германской Демократической Республики — первого миролюбивого германского государства
  2. ПЕРВОЕ РАССУЖДЕНИЕ, В КОТОРОМ РАСКРЫВАЕТСЯ ЗАМЫСЕЛ ЭТОЙ НОВОЙ «ЛОГИКИ»
  3. ЛИБЕРАЛИЗМ КАК НАПРАВЛЕНИЕ В АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ. СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС ЛИБЕРАЛОВ
  4. Искусство первой трети XVIII века
  5. III. Новейшие психиатрические учения и вытекающее из них понятие о порочной организации. Порочная организация, как необходимое условие преступности. Подтверждающие факты. Общие выводы
  6. Религиозные противоречия первого периода иконоборчества
  7. Книга первая БОЖЕСТВЕННЫЙ ЮЛИЙ
  8. Глава первая МАСОНЫ В РОССИИ
  9. Глава вторая ПЕРВЫЙ НАСКОК НА РЕСПУБЛИКУ
  10. ПЕРЕПИСЬ РАБОТНИКОВ МОСКОВСКИХ УЧРЕЖДЕНИЙ (1918 г.) КАК ИСТОЧНИК СВЕДЕНИЙ ПО ИСТОРИИ ЧТЕНИЯ И БИБЛИОТЕЧНОГО ДЕЛА
  11. КАК ПРАВЯТ: МАНИПУЛЯТИВНАЯ, РЕФОРМИСТСКАЯ : И ПРИНУДИТЕЛЬНАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ
  12. Проблема коллективных действий и «институциональный склероз»
  13. В НАЧАЛЕ «ДЛИННОГО ПУТИ» (Первая книга Питирима Сорокина)
  14. Первые успехи
  15. КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ? ПЕРВЫЕ УСПЕХИ И НАДЕЖДЫ