<<
>>

Р.В. Краснов, Уральский госуниверситет, аспирант КОМПОЗИЦИОННЫЕ И ЛЕКСИКО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА В ПУБЛИКАЦИЯХ НА КРИМИНАЛЬНУЮ ТЕМУ (ИЗ ОПЫТА РЕГИОНАЛЬНОЙ ПРЕССЫ)

В современной российской прессе мы можем наблюдать, что все чаще журналисты прибегают к различным композиционным и лексико­стилистическим средствам в своих публикациях. Исследовав публикации в ряде газет Свердловской области, можно сделать вывод, что авторы во всех мате­риалах на криминальную тему используют различные композиционные или лексико-стилистические средства.

Например, в прямой речи героев, а иногда и в комментариях к событиям трудно обойтись без такой жаргонной лексики, как «кусок», «штука», «лимон», «глухарь» и тому подобных.

Есть и другая сторона явления. Слово «мент» еще недавно было грубым и уничижительным в криминальной лексике, а теперь оно звучит в телепереда­чах, часто встречается в печатных изданиях, им в обиходе нередко называют друг друга и сами сотрудники милиции.

На наш взгляд, журналисты прибегают к этим средства по нескольким причинам. Во-первых, читатель ждет интересного чтива, а публикации на кри­минальную тематику - это как раз выход за определенные рамки. Во-вторых, прочитав материал на подобную тему, идет накопление опыта, что как раз может помочь аудитории не стать жертвой преступника. В -третьих, читате­лю всегда приятно посмотреть на событие со стороны, осознавая, что весь этот негатив произошел не с ним.

Фактор интереса к этим материалам есть всегда, и об этом знают сами журналисты. Композиционными и лексико-стилистическими средствами жур­налисты пользуются и стараются эти публикации сделать лучше.

Для того чтобы выяснить, какие композиционные и лексико­стилистические средства наиболее часто используют авторы для написания публикаций на криминальную тематику, нами был проведен контент-анализ трех региональных изданий: «Уральскийрабочий» - 60 публикаций за 2008 год, «Вечерний Екатеринбург» - 40 публикаций за 2008 год и 25 публикаций за 2005­2007 гг., «Комсомольская правда Екатеринбург» - 60 публикаций за 2008 год.

В проанализированных публикациях нами было найдено около 489 сле­дующих композиционных и лексико-стилистических средств:

Композиционные средства:

Стиль перевернутой пирамиды - 35.

Нарративный стиль -19.

Лексико-стилистические средства:

Интерстилевое тонирование текста - 21.

Прецедентный феномен: устойчивые сочетания -13. фразеологизмы - 23. штампы -19.

Тропы - 46.

Метафоры - 62.

Метонимии - 23.

Символы - 3.

Жаргонизмы - 203.

Прецедентное имя - 22.

Рассмотрим композиционные средства, которые использовали авторы для написания материалов на криминальную тему.

При анализе публикаций обращает на себя внимание то, что авторы часто используют взятый журналистами на вооружение еще в середине XIX века стиль перевернутой пирамиды. Это построение текста, в котором изложение материала идет от более значимых событий, аспектов к менее значимым. На­пример, публикация «Расходы не оправдались» начинается предложением: «26 ноября арестован Павел Федулев». Дальше газета рассказывает о том, кто такой Федулеев, чем занимался, предысторию ареста.

Стиль перевернутой пирамиды авторы газет «Уральский рабочий», «Ве­черний Екатеринбург», «Комсомольская правда Екатеринбург» применили в 31 из 185 проанализированных публикаций.

В своей книге «Творческая деятельность журналиста» О.Р.Самарцев [1] на­звал стиль перевернутой пирамиды одним из эффективных.

На наш взгляд, использование авторами стиля перевернутой пирамиды для написания публикаций по криминальной теме продиктовано следующими со­ображениями: во-первых, задачами журналиста привлечь внимание к публика­ции. Чтобы это сделать, журналисты используют «шоковый» режим. Например, первое предложение публикации: «Диденко могут посадить». Читателя привле­чет известная фамилия, и, конечно, аудитории захочется узнать, за что именно могут арестовать публичную персону.

Во-вторых, самой темой. В репортажах из зала суда автору нет смысла на­чинать публикацию с того, как преступник «шел» к преступлению, об этом можно рассказать позже.

Что и делают авторы, начиная свои репортажи с ин­формационного повода: «Военный трибунал вынес приговор сержанту Тарасо­ву» или «Четыре тысячи новобранцев направлены в воинские части».

В-третьих, авторы стремятся емко рассказать о событии. В первых пред­ложениях публикации максимально проинформировать читателя о содержании материала, не затрагивая второстепенных деталей: «На московском тракте столкнулись две иномарки. Погибло два человека».

Совсем другое построение у материала, когда автор использует нарратив­ный стиль. Он не очень часто используется в публикациях о социальных кол­лизиях и по криминальной теме. Это необходимо тогда, когда к финалу, куль­минации событий автор ведет читателя от его начала, рассказывает историю.

В подобных публикациях главная задача, которую стремится выполнить журналист, - это предостеречь аудиторию от повторения ошибки и как не стать жертвой преступника.

В публикации «Телефон неДОВЕРИЯ» рассказывается история зарожде­ния нового вида мошенничества, как «лохотронщики» его совершенствовали и применяли на практике и даются советы, как избежать подобного обмана.

В таком же нарративном стиле написан материал «БАН или пропал» о мо­шенниках, представляющихся сотрудниками несуществующих фирм. В этом материале прописывается сама технология мошенничества, и уже через нее со­веты, как «не попасть на удочку мошенников».

Нужно сказать, что журналисты используют в одной публикации и стиль перевернутой пирамиды, и нарративный стиль. И зачастую это оправдано. Не­обходимость в комбинированном стиле возникает тогда, когда еще в начале публикации надо ввести читателя в курс дела, не откладывать существенные детали и обстоятельства на завершение.

Таким образом, проанализировав композиционные средства в материалах на криминальную тематику, можно сказать, из двух композиционных средств, нарративный стиль (19) используется реже всего, так как в подобных материа­лах рассказывается, как преступник шел к совершению преступления, биогра­фия преступника.

Для написания подобного материала требуется длительная и усердная работа, от которой авторы часто отказываются. Публикаций, в кото­рых используется стиль перевернутой пирамиды, почти вдвое больше, чем пуб­ликаций, в которых используется нарративный стиль (35 против 19). Это объ­ясняется тем, что используя стиль перевернутой пирамиды, автор публикации может решить многие задачи: привлечь внимание аудитории к публикации, бо­лее емко раскрыть тему и так далее.

Теперь давайте обратимся к лексико-стилистическим средствам в публи­кациях на криминальную тему.

Часто в таких публикациях используется интерстилевое тонирование текста, то есть намеренное использование слов и выражений, инородных сти­листике материала.

Особенно интерстилевое тонирование видно в публикации «Купите СА­ХАР - деньги уйдут в ПЕСОК». Мошенник, в речи которого постоянно присут­ствуют слова «халявщик», «отморозок», «замочу», в разговоре с директором техникума, которого он собрался обмануть, применяет совсем другие слова: «Будьте любезны», «Если Вас это не обременит».

Используя антитезу в изображении мошенника, автор только усиливает впечатление об опасности его действий. Используя интерстилевое тонирование, автор стремится подчеркнуть, как именно могут обмануть читателя, как лживы и изворотливы мошенники, что они своеобразные «оборотни»: чтобы обмануть людей - перевоплощаются и даже меняют свою лексику. Например, публика­ция «Домофонных дел мастер» начинается с того, что интеллигентный молодой человек убеждает будущего клиента поставить домофон, используя слова: «Де­душка, вы не волнуйтесь, я из соцобеспечения», «Пожалуйста, обратите внима­ние». И как только он уходит от клиента, автор передает разговор этого мошен­ника с его приятелем: «Да, новых лохов кинул».

Часто в публикациях на правовую тематику для усиления текста или заме­ны прямого высказывания на иносказательное применяются различные стили­стические приемы и тропы. Так, в статье «Адвокат с липовым дипломом» ав­тор достаточно часто употребляет устойчивые сочетания, фразеологизмы, штампы: «липовый диплом», «места не столь отдаленные», «вычислили по го­рячим следам», «подельник»...

Такую стилистику А.П.Чудинов [2] относит к прецедентным феноменам.

Тот же прием используют авторы газеты в других публикациях: «Пил горькую», «Новые «джентльмены удачи», «Подбить бабки», «Нынешние недо­росли», «Развязал руки», «Обвел вокруг пальца».

Различные стилистические приемы, тропы, устойчивые сочетания, фразео­логизмы, штампы авторы публикации используют главным образом для удер­жания внимания аудитории. Зачастую, при вынесении приговора в судах, в зал судебного заседания журналистов не допускают. Поэтому многие из публика­ций из зала суда публикуются без фотографий, часто такие публикации теряют­ся на газетной полосе. А использование этих средств в заголовке публикации и в тексте помогает удерживать внимание читателей. Например, заголовок «Опе­ра вычислили по горячим следам» и лид этой публикации: «Оперуполномочен­ный со своим подельником отправляется в места не столь отдаленные».

Так же эти лексико-стилистические средства используются авторами пуб­ликаций, так как подобные выражения служат не только для удержания внима­ния аудитории, но они сами по себе очень емкие: в публикации о преступной банде, состоящей из четырех человек и сумевшей сбежать из-под стражи, дает­ся заголовок «Новые «джентльмены удачи».

Нельзя не заметить, что большинство стилистических фигур и стилисти­ческих приемов авторы смогли применить благодаря тропам и, в первую оче­редь, метафорам: «Втерся в доверие», «Его охомутали».

Несколько реже встречаются метонимии: «У него был зуб на руководство» или символы «Вася с баночкой».

Особое внимание нам бы хотелось обратить именно на метафору, так как из всех лексико-стилистических средств именно метафора используется чаще всего (62 раза в 185 проанализированных публикациях).

Метафора понимается, «как перенос названия с одного предмета на другой, в чем-то сходный с первым» [1].

Журналисты чаще используют метафору, так как она обогащает лексикон языка: «Стеклянные глаза», служит средством украшения речи: «Сорвал куш», способствует воздействию на адресата «Чтобы вас не охомутали».

А современные ученые подчеркивают, что человек часто мыслит метафорами.

Первое, на что обращает внимание читатель, - это заголовок, который вы­полняет роль рекламы. Возьмем несколько заголовков публикаций в газете «Уральский рабочий»: «Раскольников меняет оружие», «Эсмеральды в деле», «Халява манит», «Позолотите ручку».

В каждом из них есть метафора, которая взаимодействует с содержанием публикации. Уже по заголовку читатель в общих чертах может предположить, о чем пойдет речь в материале. Здесь метафора играет еще одну роль - привлечь внимание читателя.

«Позолотите ручку» - первая фраза, с которой начинает гадание цыганка. И в публикации действительно рассказывается о цыганках, которые обманыва­ют доверчивых людей.

«Раскольников меняет оружие». В этом заголовке автор употребил преце­дентное имя и тем самым обозначил для читателя тему и содержание публикации.

Тот же прием использован в заголовке «Эсмеральды в деле».

Однако такой подход к заголовку встречается редко. Чаще заголовки ней­тральны и не несут никакой информации о тексте. К таким можно отнести: «Расходы не оправдались», хотя в публикации идет рассказ о громком и круп­ном уголовном преступлении. «Пошел на участкового» - о пьяном дебошире с сопротивлением работникам милиции, «Бег со стрельбой» - о случаях ограбле­ния... По последнему заголовку можно подумать, что в публикации пойдет рассказ о биатлоне.

Особо следует сказать о жаргонизмах. Почти в половине проанализиро­ванных публикациях присутствуют диалоги автора с героями или высказыва­ние героев, которые являются людьми с криминальным прошлым и большим тюремным стажем. Г оворить привычным и знакомым читателям языком они не могут. Нужно ли их монолог или ответ на вопрос сопровождать литературным переводом?

О.Р.Самарцев [1] рекомендует избегать жаргонизмов. Тогда нужно сделать такой перевод:

Ударил ножом вместо взял на перо освободился вместо откинулся сидел в тюрьме вместо мотал срок конец вместо абзац бродяга вместо бич

основной обвиняемый вместо паровоз пистолет вместо волына туалет вместо толчок ловелас вместо ходок парень вместо чувак обыск вместо шмон

Слова в левом столбце взяты нами из прямой речи людей с криминальным прошлым из материалов по правовой тематике в газетах «Вечерний Екатерин­бург», «Уральский рабочий», «Комсомольская правда Екатеринбург». Но, как автор, ведущий рубрику на эту тему несколько лет, на собственном опыте знаю, что в оригинале они звучали так, как приведено в правом столбце. За неболь­шим исключением. И их перевод во многом обеднил речь героя, показал его в искаженном виде.

Именно в публикациях на криминальную тему наиболее часто использует­ся жаргонная лексика. В публикациях на строительные темы, например, жар­гонной лексики немного. Это объясняется тем, что специфические слова и вы­ражения по этой теме известны узкому кругу специалистов, а вот жаргонная лексика криминальной темы многим известна, так как аудитория слышит ее в общественных местах, эту лексику употребляют сами сотрудники милиции.

Следует согласиться с выводами О.Р.Самарцева, что использование жар­гонной лексики говорит о плохом уровне подготовки автора публикации и низ­ком профессиональном уровне. Ведь практическая польза публикаций на кри­минальную тему состоит не в том, чтобы «поиграть» словами, а чтобы расска­зать читателю полезную информацию.

Можно сделать вывод, что чем больше жаргонной лексики, тем меньше профессиональный уровень журналиста.

Таким образом, из проанализированных нами текстов периодических изда­ний видно, что при написании публикаций на криминальную тему авторы наи­более часто используют: жаргонизмы (203), метафоры (62), прецедентный фе­номен (59). Даже можно говорить, что есть некий перевес в использовании жаргонной лексики в публикациях на криминальную тематику.

Наиболее частое использование жаргонной лексики при написании публи­каций объясняется, в первую очередь, самой темой: автор общается с людьми, которые преступили закон, они употребляют жаргонную лексику, а журналист переносит эту лексику на страницы газеты. Плюс стремление самого автора публикации показать читателю, что он в «теме».

В представленной тройке газет наиболее часто композиционные и лексико­стилистические средства используют авторы газеты «Уральский рабочий». Из 60 проанализированных публикаций этой газеты во всех публикациях встреча­ются те или иные выразительные средства языка. А в 30 публикациях, то есть в половине, используется по 5-6 выразительных приемов. Именно на страницах газеты «Уральский рабочий» встречается больше всего жаргонной лексики: 98 раз употребляются те или иные жаргонизмы.

В газете «Комсомольская правда Екатеринбург» авторы реже используют выразительные средства языка: из 60 проанализированных нами публикаций только в половине (32) встречаются композиционные и лексико­стилистические средства. В отличие от газеты «Уральский рабочий», авторы «Комсомольской правды Екатеринбург» реже пользуются метафорами (35), но немногим меньше используют жаргонную лексику - 83 против 98 раз у «Уральского рабочего».

В газете «Вечерний Екатеринбург» из 65 публикаций только в 16 встреча­ется жаргонная лексика. Нарративный стиль используется 12 раз из всех 19. Та­кая цифра объясняется тем, что часть публикаций выходила под рубрикой «Ло- хотрон», структура которой предполагала рассказ о истории преступления.

В целом, делая вывод, можно сказать, что иногда автор становится жертвой своего же тщеславного желания показать, как он остроумен, как виртуозно вла­деет языком, как много он знает, как он запросто на «ты» обращается со сти­лем. И тогда мудрено навороченными оборотами, паутиной плохо стыкующих­ся слов и предложений исчезает смысл и содержание того, о чем автор хотел рассказать.

Эффект присутствия и соучастия - вот качества публикации, вызывающие доверие и уважение читателя. Пуст материал, если в нем нет журналистского «я», его отношения и оценки. Другое дело, что «я» должно быть дозированным, чтобы не превратиться в яканье.

ЛИТЕРАТУРА

1. Самарцев О.Р. Творческая деятельность журналиста: очерки теории и практики. - М.: Академический проект, 2007. - С. 77 - 78, 80 - 81, 122.

2. Чудинов А.П. Политическая лингвистика. - М.: Флинта: Наука, 2007. - С.115.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. ИНФОРМАЦИОННОЕ ПОЛЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРАКТИКИ И ЭФФЕКТЫ Материалы Шестой Международной научно-практической конференции 22 - 24 октября 2009 г.. 2009

Еще по теме Р.В. Краснов, Уральский госуниверситет, аспирант КОМПОЗИЦИОННЫЕ И ЛЕКСИКО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА В ПУБЛИКАЦИЯХ НА КРИМИНАЛЬНУЮ ТЕМУ (ИЗ ОПЫТА РЕГИОНАЛЬНОЙ ПРЕССЫ):

  1. § 4. Юридическая техника
  2. Русское искусство второй половины XIX века
  3. Е. Н. Российская Особенности мотивации письменно-речевой деятельности учащихся с дисграфией
  4. «Дело врачей-убийц»
  5. №42 СВОДКА ВАЖНЕЙШИХ ПОКАЗАНИЙ АРЕСТОВАННЫХ УПРАВЛЕНИЯМИ НКВД СССР ЗА 23-24 АПРЕЛЯ 1938 Г. 28 апреля 1938 г.
  6. Появление и течение зрительных образов
  7. Версии и факты
  8. Создание и развитие вооруженных сил противоборствующих сторон в ходе гражданской войны
  9. Список источников
  10. 23. Всевеликое Войско Донское
  11. 2.3.2. Искажающие факторы медиавосприятия