<<
>>

И.Б. Кузнецова-Моренко, Государственное учреждение Центр перспективных экономических исследований Академии наук РТ (г. Казань), зав. отделом каче­ственных исследований; О.С. Козлова, Государственное учреждение Центр перспективных экономиче­ских исследований Академии наук РТ (г. Казань), аспирантка ДИСКУРС МИГРАНТОВ ИЗ СРЕДНЕЙ АЗИИ В ТАТАРСТАНСКОЙ ПЕЧАТИ: ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Последние несколько лет миграция в России репрезентируется как одна из основных угроз безопасности страны. Используя возможности, которые дают нам современные средства массовой информации, известные политики и жур­налисты эксплуатируют в общем естественное в нынешних условиях чувство незащищенности населения перед лицом новых угроз, исходящих от современ­ного мира.

В обыденном сознании рождается мигрантофобия, замешанная на национализме и нетерпимости.

Дискриминационные материалы, касающиеся мусульман, кавказских и среднеазиатских этнических меньшинств, стали достаточно распространенной практикой для российских медиа, что подтверждают данные различных иссле­дований. Негативная стереотипизация мусульман и соотносимых с ними этни­ческих групп касается ассоциирования их с агрессией, непредсказуемостью, уг­розой. Отношение к представителям ислама, а также кавказским и среднеазиат­ским этническим меньшинствам составляет весомое поле интолерантности в современном российском обществе. СМИ не только способствуют развитию негативного отношения, но и провоцируют дискриминационные практики у своей аудитории. Кроме того, материалы затрагивают честь и достоинство му­сульман, кавказских, среднеазиатских меньшинств, нарушая права человека.

В последнее десятилетие дискриминационные практики российских и ре­гиональных медиа выступали объектом научных исследований представителя­ми социологии, журналистики, политического анализа. Одним из первых про­ектов выступал «Язык вражды», осуществляемый при поддержке Фонда глас­ности и Московской Хельсинской группы [Верховский, 2002]. Постоянный мо­ниторинг языка вражды в СМИ проводится информационно-аналитическим центром «СОВА» под руководством А.Верховского (http://sova-center.ru). Ана­лиз языка вражды в русскоязычном Интернете был осуществлен Е.Кольцовой, Д.Дубровским, Л.Шпаковской, Ф.Торчинским и О.Карпенко [Язык вражды...

2003]. Дискурс мигрантов исследовался О.Карпенко [Карпенко, 2004]. Исследо­вание репрезентации ислама и мусульман в российской и татарстанской прессе осуществлялось И.Кузнецовой-Моренко и Л.Салахатдиновой в 2003-2004 гг. [Кузнецова-Моренко И., Салахатдинова Л., 2004, 2006], методика исследований латентной интолерантности разрабатывалась в рамках ФАП «Формирование ус­тановок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российской обще­стве на 2001 - 2005 гг.» и международного исследования в рамках INTAS при участии казанских ученых С.К.Шайхитдиновой, Л.В.Сагитовой, Е.А.Ходжаевой [Шайхитдинова С.К., Сагитова Л.В., Ходжаева Е.А., 2007].

Исследуя сетевые взаимодействия мигрантов из Средней Азии, мы прида­ем особое значение процессам идентификации. Под идентификацией мы пони­маем требования и возможности, берущие начало в определенных сходствах и связях, определенных общностях и взаимоотношениях, историях и самопони­маниях, проблемах и условиях [Брукбейкер Р., Купер Ф., 2002]. Это понятие мы используем в духе Ст.Холла, Р.Брубейкера и Ф.Купера Идентификация в таком понимании может как иметь, так и не иметь идентификаторов, производясь при помощи дискурсов или нарративов. Особое значение в процессах идентифика­ции имеют средства массовой информации, которые формируют общественное мнение о мигрантах, влияющее на устойчивые стереотипы, преобразующиеся в поведенческие установки по отношению к «представителям Средней Азии».

В СМИ создается определенный образ мигрантов, как правило, негатив­ный. Мигранты предстают нам антисоциальным явлением. Я проанализировала статьи за несколько лет в трех татарстанских газетах. Это «Молодежь Татар­стана», «Республика Татарстан» и «Казанские ведомости».

В них можно проследить несколько тематических линий, представляющих мигрантов как угрозу общества и объект, не достойный для защиты.

Дискурс 1: «Мигранты сознают криминогенную обстановку, в первую очередь как распространители наркотиков».

В статье «Г ости Казани - желанные и не очень» подделка документов ста­вится в один ряд с кражами и распространением наркотиков.

В результате рож­дается ассоциация «мигранты - строители, торговцы - преступники». «С 14 по 26 февраля в республике объявлена операция «Незаконный мигрант». Проверки проводятся в основном на рынках, строительных объектах. Увы, в статисти­ку преступлений - подделка документов, наркотики, кражи - иностранные граждане вносят свою лепту» [1].

В другом материале «Молодежи Татарстана» мигранты ассоциируются с преступниками. В ней рассказывается об участковых, которые посещают не­благополучные семьи: «Наркоманы, алкоголики, бомжи, мигранты, лица, осво­бодившиеся из мест заключения, несовершеннолетние - вот категории людей, с которыми вплотную работают наши правоохранители [2].

Оперирование утверждениями без доказательств от имени официальных структур - испытанная практика «манипулирования» общественным мнением. Так, «Республика Татарстан» указывает, что «В этом году сотрудники МВД прогнозируют увеличение преступлений, совершаемых иностранными гражда­нами и лицами без гражданства на территории республики» [3]. В тексте не приводится объяснений, на каком основании делаются такие прогнозы, однако обыватели, читающие данную статью, неизбежно будут испытывать опасения от мигрантов.

Самая главная тема обвинений мигрантов - это наркоторговля. Большин­ство мигрантов из Средней Азии ввозят в России наркотики. «В большинстве своем они ввозятся контрабандно из стран Средней Азии (Казахстан, Таджи­кистан и Узбекистан). Активно участвуют в наркобизнесе выходцы из средне­азиатских государств, проживающие в городе» [4].

«Не случайно об активизации незаконного оборота наркотиков говорят так же часто, как и о увеличении потока мигрантов. Это взаимосвязанные факторы» [5].

Автор следующего текста «Мигрант чуть не изнасиловал сотрудницу ми­лиции» уже делает громкое заявление в ее названии. Однако, прочитав статью, мы понимаем, что далее акцент смещается и рассказывается о случаях насилия над девушками. Таким образом, автор, скорее всего, хотел привлечь внимание к своей статье, а не дать читателям полной достоверной информации.

«В районе озера Лебяжье гражданин Узбекистана подкараулил девушку вечером в лесу, когда та возвращалась с работы домой. Вооруженного ножом насильника спугнула остановившаяся рядом машина. Со слов свидетелей уста­новили приметы нападавшего, вскоре его задержали, он дал признательные по­казания. За последний месяц это уже второй случай, когда насильники напа­дают на молодых сотрудниц правоохранительных органов. В Авиастроитель­ном районе Казани двое неизвестных надругались над 19-летней девушкой- милиционером» [6].

Дискурс 2: «В условиях безработицы они занимают рабочие места ме­стных граждан».

В настоящее время в условиях кризиса очень остро стоит проблема безра­ботицы. Многие статьи в прессе посвящены этой проблеме. Авторы ищут при­чину нехватки рабочих мест и обвиняют мигрантов: «Их стало слишком мно­го!», «Надоели побирающиеся дети!», «Соглашаются на тяжелую физическую работу, лишь бы платили», «Они исполнительны и трудолюбивы», «Ведут себя, как временщики, главное для них - заработать» - неоднозначные суждения о приезжих из стран бывшего СССР можно услышать от татарстанцев. Как бы там ни было, процесс миграции сегодня носит массовый характер и обусловлен экономическими причинами» [7].

Здесь автор легитимирует свою позицию аморфным «общественным мне­нием», выдавая попытку представить очередной «жаренный факт» за «глас Бо­жий». Этот отрывок статьи явно акцентирует внимание на том, что мигранты готовы работать за любые деньги и на самой тяжелой работе. Подобные анало­гии можно увидеть и в следующей статье: «К концу года количество официаль­но зарегистрированных безработных в Татарстане, по прогнозам, может превысить 60 тысяч человек. И в то же время, как недавно признал министр труда, занятости и социальной защиты РТ Айрат Шафигуллин, в республике трудится около 12 с половиной тысяч иностранных граждан... » [8].

Автор этой статьи открыто заявляет, что в период острой безработицы в нашей республике работают мигранты, а местное население не может найти ра­боту.

Для убедительности в качестве автора данной позиции называет одного из министров республики: «Иностранных специалистов не всегда удается за­местить местными кадрами в силу их высокопрофессиональных навыков или узкой специализации», - оправдываются власти. Хотя основная причина - в относительной дешевизне приезжей рабочей силы и возможности почти ле­гально лишить их всех социальных гарантий. ... Ведь армия в 30 тысяч гастарбайтеров может подлить масла в огонь и без того набирающей обо­роты безработицы. Или же нет» [9]. Таким образом, М.Насыров подчерки­вает, что властям выгодно нанимать мигрантов.

Дискурс 3: «Все они нелегалы и не хотят этого менять».

Следующие примеры демонстрируют читателю идею, что все мигранты являются «злостными» нелегалами.

«В Татарстан ежегодно прибывает 60-65 тысяч человек из более ста стран мира. В этом году зарегистрирована 61 тысяча прибывших. Более трех тысяч уже выдворено за пределы России за злостные нарушения «режима пребывания и участия в трудовых отношениях». Проще говоря, не все гости чтут законы, а ведь со своим уставом в чужой монастырь не пойдешь. К со­жалению, регулярный «чес» среди мигрантов выдает стабильный урожай на­рушителей. В ходе ноябрьской операции «Незаконный мигрант» сотрудниками ОВДРТ выявлено 757 мест нелегального проживания иностранных граждан, 9 человек задержано за совершение преступлений, еще четверо задержанных находились в розыске за ранее совершенные преступления. Восемь человек раз­гуливали с поддельными документами» [10].

«На это федеральная миграционная служба израсходовала более 1 млн рублей. Между прочим, на каждого «выдворенца» приходится тратить около 4-5 тысяч рублей» [11].

«Естественно, прибавляется забот у миграционной службы. Еженедель­ные рейды по стройкам, фирмам, рынкам, где можно «выловить» нелегального иностранца, - обычное мероприятие» [12].

«Сам процесс отлова нелегалов - обычная рутина с проверкой документов и иногда небольшими погонями за разбегающимися, как тараканы, торговца­ми.

Итог сегодняшнего рейда, по словам сотрудников ФМС, довольно скром­ный - всего 10 человек» [13].

Согласно данным материалам, основная работа миграционных служб за­ключается в «отлове» нелегальных мигрантов. Какие же проблемы испытывают мигранты для того, чтобы получить гражданство, адаптироваться к новым ус­ловиям, газеты не демонстрируют.

Читая материалы республиканской прессы, у обывателей может сложиться впечатление, что мигранты стали «темой дня». Не секрет, что главная задача журналистов не только предоставить достоверную информацию, а заинтересо­вать читателей любыми способами. Такие случаи, как отказы детям мигрантов в получении лечения в больницах, вымогательства со стороны чиновников не выступают заманчивыми объектами для журналистских фотокамер. Поэтому журналисты чаще всего пишут, что преступники, наркоторговцы, виновники безработицы - это приезжие мигранты, а не местное население.

Подобная стигматизация негативно сказывается на идентификации прибы­вающих в республику мигрантов из Средней Азии. Различные формы дискри­минации, начинающиеся с публикаций в прессе и бытовых разговоров, умень­шает доверие мигрантов к населению и ограничивает процессы социальной ин­теграции.

ИСТОЧНИКИ

1. Галиева С. Г ости Казани - желанные и не очень // Молодежь Татар­стана. Доступно на: http://moltat.ru/arhiv-mt/gosti-kazani-zhelannve-i-ne-ochen. свободный.

2. Галиева С. Разрешите представиться // Молодежь Татарстана. Дос­тупно на: http://moltat.ru/arhiv-mt/razreshite-predstavitsva. свободный.

3. Килъчевская А. Операция «Нелегальный мигрант и ее результаты //

Республика Татарстан. - 2009. - 17 марта. Доступно на:

http://www.gazetart.su/articles/3133/87682/?action=print. свободный.

4. Гомзик Е. Попадая в его сети. пропадаешь навсегда. Доступно на: http://moltat.ru/arhiv-mt/popadava-v-ego-seti-propadaesh-navsegda. свободный.

5. Дьяконов В. Конец еще одного наркотрафика // Казанские ведомости. - 2006. - 31 мая. Доступно на: http://www.kazved.ru/article/12290.aspx. свободный.

6. Мигрант чуть не изнасиловал сотрудницу милиции // Казанские ве­домости. - 2008. - 25 декабря. Доступно на:

http://www.kazved.ru/article/22436.aspx. свободный.

7. Галиева С. Г ости Казани - желанные и не очень // Молодежь Татар­стана. Доступно на: http://moltat.ru/arhiv-mt/gosti-kazani-zhelannve-i-ne-ochen. свободный.

8. Насыров М. Гастарбайтеры - спасение или бич? // Молодежь Татар­стана. Доступно на: http://moltat.ru/menu/sobvtia/gastarbaiiterv-%E2%80%93- spasenie-ili-bich. свободный.

9. Там же.

10. Галиева С. Незнание законов не освобождает от ответственности // Молодежь Татарстана. Доступно на: http: //moltat.ru/arhiv-mt/neznanie-zakonov- ne-osvobozhdaet-ot-otvetstvennosti. свободный.

11. Галиева С. Гостям мы рады. а проблем не надо // Молодежь Татар­стана. Доступно на: http://moltat.ru/arhiv-mt/gostvam-mv-radv-a-problem-ne-nado. свободный.

12. Басилая В. Свой среди чужих. чужой среди своих // Молодежь Та­тарстана. Доступно на: http: //moltat.ru/arhiv-mt/svoi - sredi-chuzhih-chuzhoi - sredi- svoih. свободный.

13. Насыров М. Г астарбайтеры - спасение или бич? // Молодежь Татар­стана. Доступно на: http://moltat.ru/menu/sobvtia/gastarbaiiterv-%E2%80%93- spasenie-ili-bich. свободный.

ЛИТЕРАТУРА

1. Брубейкер Р., Купер Ф. За пределами идентичности // Ab Imperio. - 2002. - № 3.

2. Верховский А. (сост.) Язык мой... Проблема этнической и религиозной нетерпимости в российских СМИ. - М.: Центр Панорама, 2002.

3. Кузнецова-Моренко И.Б., Салахатдинова Л. Ислам в фокусе телевизион­ных программ России и Татарстана // Социологические исследования. - 2006. - № 2. - С. 120 - 128.

4. Кузнецова-Моренко И.Б., Салахатдинова Л. Ислам в медийном про­странстве. - Казань: Казанский государственный университет, 2004.

5. Карпенко О. Как и чему угрожают мигранты? Языковые игры в «гостей с юга» и их последствия // Миграция и национальное государство / Под ред. Т.Бараулиной и О.Карпенко. - СПб.: ЦНСИ, 2004. - С. 62 - 84.

6. Карпенко О. «...И гости нашего города...» // Отечественные записки. - 2002. № 6. - С. 468 - 475.

7. Шайхитдинова С.К., Сагитова Л.В., Ходжаева Е.А. «Черный дипло­мат», «гости столицы» и другие. К методу диагностики латентной ин/толерантности в периодической печати // Другой в пространстве коммуни­кации. - Казань: Казанский государственный университет, 2007. - С. 228 - 260.

8. Язык вражды в русскоязычном Интернете: Материалы исследований по опознаванию текстов ненависти. - СПб: Изд-во Европ. ун-та в Санкт- Петербурге, 2003.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. ИНФОРМАЦИОННОЕ ПОЛЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРАКТИКИ И ЭФФЕКТЫ Материалы Шестой Международной научно-практической конференции 22 - 24 октября 2009 г.. 2009

Еще по теме И.Б. Кузнецова-Моренко, Государственное учреждение Центр перспективных экономических исследований Академии наук РТ (г. Казань), зав. отделом каче­ственных исследований; О.С. Козлова, Государственное учреждение Центр перспективных экономиче­ских исследований Академии наук РТ (г. Казань), аспирантка ДИСКУРС МИГРАНТОВ ИЗ СРЕДНЕЙ АЗИИ В ТАТАРСТАНСКОЙ ПЕЧАТИ: ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ:

  1. 3. Государственные образовательные стандарты и образовательные программы
  2. Поиск документов в государственном архиве
  3. 4. Государственно-политическое развитие
  4. РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ЦЕНТР ПО ИЗУЧЕНИЮ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ СЕРИЯ "НАЦИОНАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В СССР И В ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ"
  5.   § 12.              Собрание Научной библиотеки Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
  6. Биографические справки
  7. Глава I Жители покидают Петербург. — Бракосочетание царевны Анны Петровны. — Учреждение Академии наук. — Кончина императрицы Екатерины I. — Император Петр II Алексеевич
  8. 4.3. Государственные и негосударственные организации как субъекты административно-правовых отношений
  9. Ватикан — всемирный центр католицизма
  10. Содружество Независимых Государств
  11. Глава V. Система востоковедных учреждений в России во второй половине XIX–начале XX вв.
  12. Учреждение президентом Франции Жаком Шираком Комиссии по светскости под руководством Бернара Стази и общественные дебаты о светскости осенью 2003 г.
  13. Г. Г. Гниятуллина Уфа, Институт истории, языка и литературы Уфимский научный центр Российской академии наук «БЫТОВЫЕ ПЕРЕЖИТКИ» В СФЕРЕ БРАКА И СЕМЬИ В 1920-1930 ГОДЫ (НА МАТЕРИАЛАХ БАШКИРИИ)
  14. УДК 339.138 Ч. И. Ильдарханова (Казань, Центр семьи и демографии Академии наук Республики Татарстан) АНИМАТОРСТВО КАК РЕСУРС РАЗВИТИЯ ЛОКАЛЬНЫХ (СЕЛЬСКИХ) СООБЩЕСТВ
  15. УДК 331.108 Каземирова С.К. (Украина, Чернигов, Черниговский государственныйтехнологический университет ) Манахова И. А. (Ульяновск, Ульяновский государственный технический университет) РОСТКИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СССР