<<
>>

Эволюция внешней политики Венесуэлы в регионе (1980 - 2013)

В период, предшествующий администрации Уго Чавеса, внешняя политика Венесуэлы была направлена по двум основным путям: региональной интеграции с латиноамериканскими государствами и коопераций с США по вопросам торговли нефтью.

В период правительства Луиса Эррера Кампинса (1979 - 1984 гг.) проходил процесс институционализации демократии в Венесуэле. Во главу угла были поставлены такие вопросы международных отношений как проблема увеличения значимости позиции страны в латиноамериканском и мировом порядке, проходил процесс понимания значимости экономических связей в международных отношениях. Во внутренней политике государства в приоритете была проблема укрепления демократии через гомогенизацию политической системы.

Реализм стал главной идеологией во внешней политике, которая, по выражению министра иностранных дел Кардозо «нуждалась в определении национальных интересов и трезвой оценке своих возможностей» . Немаловажным фактором, повлиявшим на внешнюю политику государства в этот период стал экономический кризис, вызванный в свою очередь ирано - иракской войной и спровоцированным ей ударом по ценам на нефть. В таких условиях главной задачей правительства Эрреры было недопущение угрозы безопасности от политико-экономической дестабилизации. Отсюда стремление наладить положительные отношения в регионе, «умиротворить» Латинскую Америку за [314]

счет сети дипломатических отношений. Камнями преткновения в такой политике были сложности во взаимоотношениях с Колумбией из-за неопределенности границ в Венесуэльском заливе, а также территориальный спор с Гайаной по поводу территории Эсекибо. Зоной влияния Венесуэлы в этот период были государства Карибского бассейна. Правительство Эрреры, с целью поддержания демократического режима в стране, создавало вокруг своих границ зону безопасности из дружественных стран. Внешняя политика Венесуэлы совпала с внешней политикой США по вопросам сотрудничества в развитии не - социалистической политической альтернативы в региональной политике.

Это привело к совпадению между распределением в регионе западного могущества, несмотря на несовпадение позиций с США по проблеме войны на Мальвинских островах, когда Венесуэла осудила поддержку США Великобритании. Вашингтон подвергся осуждению со стороны Каракаса также за вторжение на территорию Г ранады и принуждение к поддержке антисандинистской оппозиции в Никарагуа.

Правительство Хайме Лусинчи (1984 - 1989 гг.) наследовало от предыдущего правительства проблемы в сырьевой отрасли: падение цен на нефть привело к внутреннему кризису. На внешнюю политику государства большое влияние оказывала экономика, основными рынками сбыта и геополитическими целями стали государства Центральной Америки, разворачивалась дипломатическая деятельность через Группу Контадора (Grupo de Contadora), объединяющую государства Центральной Америки и Карибского бассейна. Правительство Лусинчи продолжило политику в сторону сближения с Соединенными Штатами, но с большим акцентом на взаимодействие в экономической сфере: проходили переговоры по внешнему долгу Венесуэлы, возможность переориентировать политику продвижения иностранных инвестиций, защитить экспорт железа и нефти от протекционистской политики Рональда Рейгана. Вторым правительством Карлоса Переса были приняты пункты Вашингтонского консенсуса, что, предположительно, могло помочь справиться с экономическими проблемами. Экономическая интеграция, техническая

модернизация, приток иностранных инвестиций, пересмотр политики государственного протекционизма стали основными пунктами повестки дня. В это время нормализовались отношения с Колумбией, развивались

интеграционные процессы по вопросам кооперации, технического сотрудничества и индейскому вопросу. Углублялась интеграция с государствами Андского региона. Переходное правительство Рамона Веласкеса продолжило политику своих предшественников по углублению сотрудничества с другими

латиноамериканскими государствами. С этой целью была разработана идеологическая платформа, носившая название «Великий поворот» (Gran Viraje) подразумевавшая осуществление внешней политики на основе таких ценностей как солидарность и международная демократизация, защита и продвижение демократии.

Основными союзниками Венесуэлы в данный период были Бразилия и Колумбия. Это был период «диверсификации зависимости»: достижение не только экономической, но политической и культурной интеграции внутри региона без оглядки на идеологические либо любые другие различия между странами Латинской Америки.

В области международных организаций Венесуэла была вовлечена в такие интеграционные группировки как Андское сообщество наций и стремилась к включению в Меркосур.

В соответствии с классификацией ступеней интеграции в регионе Лучиано Томассини (чья классификация дополнена Эктором Мальдонадо Лира), вторая администрация Рафаэля Кальдеры занимает четвертую ступень. Этот этап отмечен политикой, ориентированной на свободную торговлю, открытость рынков для внешних иностранных инвестиций, обсуждением проекта АЛКА, попытками войти в Меркосур и двусторонними связями. Андское сообщество наций переживало период трансформаций в соответствии с протоколами [315]

-элл i

Трухильо и де Сукре (1996 и 1997 соответственно). Кальдера был первым президентом, запустившим политику петролизма, - налаживания отношений с другими государствами при помощи поставок нефти.

1990-е гг. были отмечены тесными связями с США, особенно в сфере поставок нефти. С другой стороны, страны Латинской Америки, в основном это страны Меркосур и Колумбия, также были в орбите интересов Венесуэлы. С Бразилией был подписан «протокол Гузмания»[316] [317] [318] [319], расширивший и развивший двусторонние договоры между государствами.

Внешняя политика Венесуэлы в данный период была ориентирована на самопозиционирование как лидера международных отношений в регионе, основывающего свою позицию на демократических ценностях региональной кооперации и шагах к глобализации через открытый регионализм и кооперацию между государствами по вопросам совместного развития и мира, демократии и последовательного сотрудничества. Период 1993-1998 гг. явился временем создания нового мирового порядка на основе принципов международной социальной справедливости и демократии.

В 1998 г. полковник Уго Чавес Фриас в ходе выборов одержал верх и стал президентом республики Венесуэла, продержавшись на этом посту три полных срока, до самой своей смерти в начале четвертого, в 2013 г. С самого начала «левого поворота» внешняя политика Венесуэлы в качестве одного из основополагающих пунктов выбрала следующую предпосылку - США всеми силами стараются помешать развитию Боливарианской революции . В наследство от предыдущего периода развития страны новому правительству достались старые территориальные проблемы с Гайаной и Колумбией, Куба как одно из основных направлений внешней политики, стремление к интеграции в рамках блока государств. Как утверждает в своей статье Ромеро, во внешней политике у Венесуэлы не было явных врагов, то есть не было какой-то определенной страны, которую можно было бы охарактеризовать как явного антагониста Венесуэлы (подобно противостоянию СССР - США в годы «холодной войны»), критика шла в основном от международного сообщества .

Что касается вопросов взаимоотношений с государствами региона, то здесь необходимо различить две группы государств: государства «левого поворота» и государства с «правыми» режимами. Первая группа, в свою очередь, делится на три подгруппы, согласно с характером «левого» правительства данного государства: радикальные, левоцентристские, умеренные. Если с государствами второй группы отношения у Венесуэлы выстраивались не в положительном ключе (из ближайших соседей Венесуэлы это Колумбия и Гайана, с которыми территориальный спор не утихает уже долгие годы), то с государствами первого блока все не так однозначно. Если брать в рассмотрение первую группу - леворадикальные государства (Боливия, Эквадор) -,то здесь мы видим стремление к объединению и дипломатию на уровне лидеров государств, тогда как чем умереннее в своих «левых» взглядах правительство государства, тем дальше оно стремится держаться от Венесуэлы (Бразилия, Уругвай). С целью объединения сходных по образу мышления государств Уго Чавесом совместно с Фиделем Кастро был создан АЛБА - альянс, объединяющий государства «левой» направленности, взявший под свое крыло также Боливию, Эквадор, Никарагуа, Гондурас (вышел из состава альянса после смены режима, что является показательным случаем, подтверждая, что приверженность идеологии в данном случае является фундаментальным условием для членства в организации), ряд карликовых государств Карибского региона. Кроме чисто идеологической близости, данную организацию на плаву держат выгодные цены на венесуэльскую нефть для государств-членов альянса. В каком-то смысле данную региональную организацию можно считать, с одной стороны, клубом друзей и соратников правительства Венесуэлы, с другой - зоной геополитического влияния [320]

Венесуэлы, ее ближним кругом. Вместе с тем, другим важным импортером венесуэльской нефти являются Соединенные Штаты, яркая негативная риторика в сторону которых как со стороны Чавеса, так и Мадуро не мешает ежедневному потоку миллионов баррелей нефти в сторону северного соседа, что может говорить об учёте экономической целесообразности. С другой стороны, такая риторика может быть по душе избирателям из нижних слоев венесуэльского общества, которые являются традиционными электоратом чавистов (тогда как доля среднего и тем более высшего классов в ней крайне мала), с другой - лидерами союзных государств (Боливии, Эквадора).

Ромеро также утверждает, что одной из неудач чавистской внешней политики явилась неспособность экспортировать Боливарианскую революцию дальше Кубы, в силу того, что союзные Каракасу государства захотели сохранить хорошие отношения с США, оставаясь просто на центристских или популистских позициях . Возможно, такая позиция обусловлена отсутствием у этих государств рычагов давления на США, тогда как у Венесуэлы в данной роли выступают энергоресурсы, так необходимые для обеспечения внутренних потребностей экономики первого государства Западного полушария.

Ромеро также утверждает, что в Венесуэле существует тесная связка «общество-государство» в вопросах внешней политики: постулирование

принципов антиимпериализма, антиглобализма, стремление к диверсификации международной политики (даже если это будут хорошие дипломатические отношения с авторитарными режимами Ближнего Востока) - все это нашло поддержку в венесуэльском обществе[321] [322]. С другой стороны, потакание интересам общества может поставить правительство страны в патовое положение, когда, стремясь к антиимпериализму и антиглобализму, продвигая идеологию «социализма XXI века» и стремясь к мультиполярному миру, внешняя политика Венесуэлы может «зависнуть» и, пытаться угнаться сразу за двумя зайцами. В данном случае дипломатии страны необходимо решиться, что является наиболее

приоритетным - сохранение имиджа борцов с мировым злом в лице транснациональных корпораций и США, продвижение Боливарианской революции за пределы государства, что также чревато изоляцией со стороны отличных во взглядах государств, либо же «неприсоединившихся» или же построение взаимовыгодных отношений со всем миром. Однако, в таком случае, вероятен отток части избирателей от чавистов. Если говорить в общем, то потакание интересам и требованиям низов общества может привести (и приводит) к множеству негативных последствий для венесуэльского правительства - перераспределение большей части доходов бюджета на покрытие расходов на социальные программы в пользу наиболее малоимущих слоев населения (как и вообще большое количество поддержки государством социального сектора), нейтральное отношение к нуждам среднего класса - все это может привести при резком сокращении финансирования социальной сферы к социальному взрыву.

В отношениях между Венесуэлой и Колумбией - ближайшим государством с противоположным, «правым» политическим режимом, - существует несколько периодов взаимоотношений, в зависимости от того, кто в данный момент занимал президентский пост. В период администрации Андреса Пастраны и начала первого президентского срока Уго Чавеса (1999-2002 гг.), взаимоотношения между государствами выстраивались в основном вокруг следующих тем: борьба с вооруженными герильями в Колумбии (Революционные вооруженные силы Колубии, ФАРК) и План Колумбия (Plan Colombia). Уго Чавес принимал участие в переговорном процессе с повстанцами и участвовал во встрече в Гаване, посвященной процессу мирного урегулирования конфликта. В начале процесса позиция Чавеса сводилась к признанию герильи врагом обоих государств . Одобрение Чавеса вызывала также политика Пастраны по умиротворению повстанцев; он неоднократно предлагал свои услуги в качестве переговорщика. Однако тон в отношениях двух государств резко изменился, когда правительство Андреса Пастраны приняло решение осуществить План Колумбия, предложенный [323]

США. Вкратце, план состоит в оказании правительству Колумбии экономической и военной помощи в разрешении конфликта с повстанцами, контроле нелегального оборота наркотиков, борьбе с наркотрафиком, установлении мира и поддержке экономического развития. Такое поведение колумбийского лидера не соответствовало антиимпериалистской позиции венесуэльского президента, видевшего в США сосредоточение всего негативного для Латинской Америки. С приграничных территорий были отведены войска, сдерживавшие повстанцев. Стоит отметить, что за период первого президентского срока Чавеса резко возросло количество похищений повстанцами людей на границе с Венесуэлой . В 2006 г. был запущен процесс кооперации между министерствами обороны двух государств с целью предотвращения похищений. Конфронтация между Венесуэлой и Колумбией по этому вопросу не закончилась и после смены администрации последней, но, наоборот, еще больше углубились. Урибе проводил более провашингтонскую политику, поддерживая действия Белого дома в отношении Ближнего Востока и вопроса борьбы с терроризмом, углубления и расширения реализации Плана Колумбия, открытости рынков Колумбии для иностранного капитала, нападок со стороны колумбийского правительства и прессы на Чавеса с обвинениями в связях с повстанцами и вмешательство во внутренние дела страны. Политика Чавеса по отношению к повстанцам в данный период заключалась в признании их как акторов международной политики. Однако взаимная торговля между государствами росла и в экономическом плане взаимоотношения между государствами были превосходны. Это, по мнению Марии Ромеро, позволило Чавесу вновь принять участие в переговорном процессе при согласии Урибе в 2007 г. Но уже к концу года отношения между лидерами снова охладились, Чавес в роли переговорщика больше не был нужен в связи с

329

нарушением правил переговорного процесса . [324] [325]

Ответной мерой со стороны Чавеса стала заморозка дипломатических отношений с Колумбией и угроза исключить ФАРК из списка террористических организаций, переведя герильи в разряд военной силы, участвующей в боевых действиях. Колумбийские власти попросили Каракас не вмешиваться во внутренние дела страны и относиться к ним с уважением, прекратить словесные нападки на Урибе и прекратить всякое взаимодействие с повстанцами. Чавес, в свою очередь, обвинял колумбийское правительство в нарушении террористами границ двух государств и вторжении боровшихся между собой сил на территорию Венесуэлы. Вопрос о незаконном пересечении вооруженными группами границы стал той точкой напряжения, которая поставила две страны на порог открытой вооруженной конфронтации. В конфликт косвенно был втянут также и Эквадор, на территории которого также находились группы повстанцев ФАРК. Колумбийские военные нарушили границу и этого государства, атаковали лагерь террористов и устранили порядка 20 из них, в том числе одну из крупных фигур в группировке - Рауля Рейеса. Реакция Каракаса была незамедлительной. Было закрыто колумбийское посольство, посол был выслан в Боготу, у границы были сосредоточены венесуэльские войска. Однако, на последовавшей в марте 2008 г. встрече Группы Рио в Доминиканской Республике, Чавес приносил свои извинения за такую жесткую реакцию на события, произошедшие за пределами его государства и напрямую не затрагивавшие интересы Венесуэлы, а также не представлявшие для нее угрозы. Он также призвал к урегулированию конфликта дипломатическими методами и отозвал войска от границы.

В вопросах международной интеграции Венесуэла покинула Андское сообщество наций (2006 г.), при этом сохраняя двусторонние торговые взаимоотношения с Колумбией, которые, несмотря на негативную дипломатическую ситуацию, переживали период расцвета и роста. Выход Венесуэлы из Андского сообщества наций был обусловлен несовпадением позиций государств блока по вопросам двусторонних отношений: Колумбия и Перу заключили в этот период двусторонние торговые соглашения с США, что вызвало негативную реакцию Венесуэлы и, как следствие, обвинение в нарушении установленных договоренностей. Однако, согласно внутренним соглашениям Андского сообщества наций, заключение двусторонних соглашений с третьими государствами не запрещаются .Таким образом, данный конфликт можно рассматривать как идеологический: с одной стороны, мы видим Венесуэлу, строящую «социализм XXI века» и пытающуюся продвигать идеи Боливарианской революции на континенте и видящие в США главного идеологического врага, и, с другой стороны, либеральные Колумбию и Перу, стремящихся к диверсификации своих экономических взаимоотношений на международной арене.

С другой стороны, выход Венесуэлы из Андского сообщества наций, а затем и из Группы Трех, может быть объяснено неприятием неолиберальных ценностей и принципов Вашингтонского консенсуса, что опять же наводит на мысль об идеологической предопределенности внешней политики Венесуэлы.

Венесуэла также подверглась обвинениям со стороны Колумбии и Перу, видевших в выходе из АСН желание интегрироваться со странами Южного конуса в рамках Меркосур. Более того, государства последней группировки более однородны и близки Каракасу в своих идеологических пристрастиях, чем государства-члены АСН. Желание Венесуэлы интегрироваться в рамках Меркосур отсылает нас ещё ко временам предшественника Уго Чавеса, Рафаэля Кальдеры, который также хотел видеть свою страну интегрированной с государствами юга континента. Но дальше двусторонних отношений с Бразилией он тогда не пошёл, хотя и получил приглашение от президента Бразилии Кардозу. Уго Чавес, придя к власти, сразу же заявил, что Венесуэле необходимо интегрироваться в Меркосур и привнести в чисто экономический блок также и политические, военные и социальные вопросы[326] [327]. В качестве примера для подражания Чавес видел попытки Симона Боливара построить в Южной Америке единое политическое образование, главной целью которого должно было стать отстаивание интересов государств региона перед угрозами извне. Такая позиция

Чавеса вызвала негативную реакцию со стороны действительных членов организации: с одной стороны, его подозревали в попытке привнести в Меркосур антиамериканские настроения и противостоять США. С другой стороны, привнесение в Меркосур военной составляющей, по мнению Альберто Скаварелли из уругвайской Партии Колорадо, способно повысить уровень напряженности и конфликтности в регионе . 8 июля 2004 г. Венесуэла была принята в Меркосур в качестве ассоциированного члена, а через 2 года уже рассматривался вопрос о признании Венесуэлы в качестве полноправного члена организации. Уругвай и Аргентина безоговорочно проголосовали «за» вступление северного соседа в интеграционное образование, тогда как некоторые политические силы внутри правительств Бразилии и Парагвая выступили резко против такого решения своих коллег. Бразильская социал - демократическая партия и партия «Демократы» (“Democratas”) были недовольны степенью развития демократии внутри страны, представитель которых заявил, что Чавес пытается обойти демократические нормы дабы установить свой постоянный диктат, милитаризировать страну, вмешаться во внутреннюю политику соседних стран и осуществлять идеологическую экспансию. Бывший президент Бразилии Хосе Сарней указывал на тот факт, что, согласно Протоколу Ушуайа только демократическое государство может стать членом Южноамериканского рынка. Однако, поддержка со стороны Партии трудящихся и лично Луиса Игнасио Лулы да Силвы способствовало тому, что парламент Бразилии в 2009 г. выступил «за» принятие Венесуэлы в постоянный состав Меркосур.

Позиция Парагвая была более неуступчивой в отношении кандидатуры Венесуэлы. Несмотря на поддержку со стороны президента страны Фернандо Луго, члены партии Колорадо отказывались видеть в Каракасе подходящего соратника по общему рынку. Их основными обвинениями были несоответствие уровня демократизации страны Протоколу Ушуайа, ограничение свободы печати, [328] [329] давление и преследование политической оппозиции. В конечном счете, Венесуэле удалось стать полноправным членом Меркосур 31 июля 2012 г., в период приостановления членства Парагвая в связи с государственным переворотом, что нарушило Ушуайя II (Protocolo De Montevideo Sobre Compromiso Con La Democracia En el MERCOSUR (Ushuaia II)).

В 2001 г., совместно с Кубой, был запущен проект Боливарианского альянса для народов нашей Америки - АЛБА. Данный проект рассматривался как альтернатива попытке США создать зону свободной торговли от Аляски до Огненной Земли - проект Зоны свободной торговли Америк (англ. Free Trade Area of the Americas, FTAA, исп. Area de Libro Comercio de las Americas, ALCA; АЛКА). Позиция Чавеса по данному вопросу была резко негативной, он видел в АЛКА стремление США распространить свое влияние на всю Центральную и Южную Америку. Отрицание неолиберальной экономической модели как основы для интеграции и примат политического над экономическим как стимула к интеграции также можно считать причинами отрицания проекта АЛКА . 14 декабря 2004 г. в Г аване было подписано соглашение между Венесуэлой и Кубой о создании АЛБА. В дальнейшем членами Альянса стали Боливия (2006 г.), Никарагуа (2007 г.), Гондурас (2008 г.) и Эквадор (2009 г.). В 2007 г. также стали членами группировки карликовые государства Карибского региона Антигуа и Барбуда, Доминика, Сан Висенте и Гренадины. В 2012 г. Санта Лусиа и Суринам стали членами организации. Сознательно для участия в организации не были приглашены, кроме США и Канады, также Колумбия и Перу как государства, разделяющие неолиберальную идеологию и позицию Вашингтона. По большому счету, АЛБА представляет собой региональную организацию, образованную по принципу идеологической близости государств-членов, имеющих сходные взгляды на политику в регионе (сохранение суверенитета и латиноамериканской идентичности, борьба с бедностью и социальной исключенностью), которые получают со стороны Венесуэлы и Кубы плату за поддержку в виде льготных цен [330] на нефть, финансовых привилегий, программ социального развития. Показательным случаем, подтверждающим чисто политический характер организации, ее построение по идеологическому признаку является выход Гондураса из состава Альянса после государственного переворота против Мануэля Селайя в 2009 г. и утверждения «правого» режима у власти. Создание АЛБА позволило Венесуэле расширить и институализировать свое влияние на страны Карибского бассейна и своих союзников-популистов из Боливии и Эквадора.

8 декабря 2004 г. во время встречи президентов Аргентины, Бразилии и Венесуэлы Лула да Силва напомнил об идее Фернанду Энрике Кардозу по интеграции всех государств Южной Америки в одно объединение на основе трех начал (торговли, инфраструктуры и энергетики) - Южноамериканское сообщество наций. Новая региональная организация включила в себя членов Андского сообщества наций, Меркосур, а также Чили, Гуайану и Суринам.

Декларация Куско, подписанная в этом же году, провозглашала целью общего развития политическое и дипломатическое сотрудничество; создание зоны свободной торговли между членами Унасур; развитие инфраструктуры; гармонизацию политики развития сельского хозяйства и обмен технологиями . Экономическое развитие постулируется как справедливое перераспределение доходов, в социальной сфере упор делается на открытый доступ к образованию. Таким образом, в Унасур, в отличие от Меркосур, включается политическая составляющая, отражающая воззрения своих создателей на государственное, общественное, экономическое и политическое развитие. К тому же, сюда включается и военная составляющая в лице Совета Южноамериканской обороны, чья задача заключается в предоставлении всем сторона возможности для координации усилий в области обеспечения безопасности членов организации.

По сравнению с предыдущими правительствами, политика Венесуэлы в отношении США стала более жесткой и напористой, страна стала выходить из [331] пассивного, подчиненного положения, как это было в 1980-е - 1990-е гг. Внешняя политика, направленная на поддержание дружественных отношений с США, открытость перед иностранными инвестициями, поддержание мира в международной политике, укрепление и консолидацию демократии в стране, бывшая традиционной в предшествующие периоды политической истории страны, уходила в прошлое[332] [333]. Основными пунктами внешнеполитической повестки дня Венесуэлы в начальный период администрации Чавеса, согласно Плану Социального и Экономического развития, провозглашались защита национального суверенитета, международное сотрудничество и построение многополярного мира . Учитывая постоянное присутствие США во внутренних делах Венесуэлы в прошлом, под первым пунктом следовало понимать в первую очередь обретение независимости от навязываемой северным соседом политики. Это выразилось не только в истеричной антиимпериалистской риторике Чавеса, но также в отрицании проекта АЛКА. В ходе Саммита Америк в Квебеке в 2001 г. Венесуэла выступила против, во-первых, узкой трактовки демократии как представительной формы правления, во-вторых, малых сроков переговоров по АЛКА до 2005 г.[334]

Отрицательная позиция по АЛКА может также объясняться несовпадением интересов Венесуэлы как социалистического государства, ориентированного на активную политику в социальной сфере, поддержку неимущих, малоимущих и трудящихся, что, в свою очередь, стало одной из причин создания таких организаций как АЛБА и Унасур. Тогда как создание АЛКА было направлено в первую очередь на обеспечение экономического роста государств-членов и, в первую очередь, таких крупных рынков как США и Канада, которые попросту могли бы задавить своей продукцией слабые экономики стран Латинской Америки.

Резюмируя, можно отметить, что внешняя политика Венесуэла после прихода к власти Уго Чавеса приобрела резкий идеологизированный характер, диктуемый Боливарианской революцией. Основная ставка была сделана на региональную интеграцию в рамках как уже существовавших блоков, таких как Меркосур и Андское сообщество наций, так и стремление к укреплению своего влияния посредством создания новых международных группировок, примером чему служит АЛБА и, отчасти, Унасур. При этом Каракас стремится объединить вокруг себя государства с «левыми» правительствами дабы стать лидером «левого поворота» и континента не только исторически, но и политически, в чем он находит оппонента в лице Бразилии. Однако в ближайшем окружении у страны находятся скорее маргиналы региона - Боливия, Эквадор, страны Центральной Америки, тогда как более умеренные «левые» - Уругвай, Аргентина, Чили - ориентированы скорее на Бразилию. США в повестке дня страны занимают место торгово-экономического партнера и импортера венесуэльской нефти, тогда как идеологически выступают как главный враг, оплот империализма и глобализма, что постоянно присутствовало в дискурсе Уго Чавеса. В целом, внешнюю политику Венесуэлы можно охарактеризовать как ориентированную на проблемы региона и недопущение вмешательства США в его внутренние дела и возвращения к однополярному мировому порядку, что отразилось в неприятии проекта АЛКА.

3.2.

<< | >>
Источник: НЕВЕРОВ КИРИЛЛ АЛЕКСЕЕВИЧ. «ЛЕВЫЙ ПОВОРОТ» В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА КОНТИНЕНТЕ. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Эволюция внешней политики Венесуэлы в регионе (1980 - 2013):

  1. ВАЩЕНКО Юлия Викторовна. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА БОЛИВИИ В ЭПОХУ ИНТЕГРАЦИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ., 2016
  2. Статья 18. Республика Беларусь в своей внешней политике исходит из принципов равенства государств, неприменения силы или угрозы силой, нерушимости границ,
  3. Войтик Евгения Анатольевна. СПОРТИВНАЯ МЕДИАКОММУНИКАЦИЯ В РОССИИ: ЭВОЛЮЦИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  4. ЛАГУТИНА Мария Львовна. ГЛОБАЛЬНЫЙ РЕГИОН КАК ЭЛЕМЕНТ МИРОВОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ XXI ВЕКА (НА ПРИМЕРЕ ЕВРАЗИЙСКОГО СОЮЗА). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора политических наук, 2016
  5. Мильбрет Алина Александровна. ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ / НЕПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ ВНЕШНЕГО ОБЛИКА ЧЕЛОВЕКА В РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  6. КОЛЕСОВ Александр Семенович. ФИНАНСОВАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА: МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ И ПОВЫШЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ. Диссертация. СПбГУ, 2014
  7. НИЯЗОВА Галина Юрьевна. ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ПОЛИТИКИ РОССИИ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ. Диссертация. СПбГУ., 2014
  8. Голик Андрей Александрович. Государственная политика России в отношении дальневосточного казачества в 1851-1917 гг. Диссертация( Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина ), 2015
  9. ПРУДНИКОВА ТАТЬЯНА ЮРЬЕВНА. СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ УРБАНИСТИКИ (на примере реконструкции проспекта имени И.В.Сталина (Московского проспекта) г. Ленинграда в 1940-х - 1950-х гг.) Диссертация, СПбГУ., 2014
  10. ЖУКОВСКАЯ ЕВГЕНИЯ ЕВГЕНЬЕВНА. УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ В ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКЕ ИНСТИТУТА ЦЕРКВИ (НА ПРИМЕРЕ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА). Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук., 2016
  11. Гигаури Давид Ираклиевич. ПОЛИТИЧЕСКИЙ МИФ И РИТУАЛ В СТРУКТУРЕ СОВРЕМЕННОЙ СИМВОЛИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук, 2016
  12. ЧАРУМАНИ КАБУН. РОЛЬ АТЭС В ИНТЕГРАЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ РОССИИ В АТР. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата политических наук, 2015
  13. Статья 1. Республика Беларусь - унитарное демократическое социальное правовое государство.
  14. Швецов Александр Алексеевич. Луис Фишер и советско-американские отношения первой половины XX века. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук., 2015
  15. Бдоян Давид Гургенович. Трансформация российско-турецких отношений в условиях борьбы Турции за региональное лидерство (2002-2017 гг.), 2017
  16. Статья 107. Правительство Республики Беларусь:
  17. Статья 79. Президент Республики Беларусь является Главой государства, гарантом Конституции Республики Беларусь, прав и свобод человека и гражданина.
  18. Волкова Алена Игоревна. МЕТОДИКА ДИАГНОСТИКИ И ПУТИ СНИЖЕНИЯ РИСКОВ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МАЛЫХ ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЫ., 2013
  19. Кононенко Виктор Михайлович. РАЗВИТИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НА ЮГЕ РОССИИ (20-90-е годы XX века). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук., 2006
  20. Статья 104. Решения Палаты представителей принимаются в форме законов и постановлений.