<<
>>

Основные направления внешней политики Аргентины после восстановления демократии

В конце семидесятых годов Аргентина все еще переживала период военной диктатуры. В это же время мировой порядок изменился, в силу расширения и углубления процесса глобализации, что означало для всех стран региона большую взаимозависимость между государствами, в основном порожденную усложнением экономических процессов.

«Холодная война» также влияла на расстановку сил в регионе. Аргентина, как государство с консервативным милитаристским правительством, в данный период своей истории занимала прозападную (в данном контексте под западом понимаются США и блок союзных им государств) позицию, противопоставляя себя коммунистическому лагерю. Принимая позицию США по идеологическим вопросам, аргентинская диктатура разделяла и взгляды на экономику, сочетая политический консерватизм и неолиберальную экономическую модель.

С падением диктатуры и установлением демократического режима Р. Альфонсина (1983 - 1989), внешняя политика нового правительства оказалась в окружении политической оппозиции: во всех соседних странах существовали военные режимы (Чили, Бразилия, Уругвай), которые могли угрожать новой аргентинской демократии, тем более в ситуации напряженных отношений с Чили.

Альфонсин принял страну, которая была изолирована политически от остального региона в силу фактов нарушения прав человека и войны на Мальвинских островах, наличия крупного внешнего долга, биполярной международной системы, навязываемой США неолиберальной экономической модели - все это требовало от нового президента решительных шагов. Во внутренней политике Аргентина оставалась страной, в которой сохранялись следы авторитарного правления, предоставлявшие гражданам «лишь слабую возможность участвовать в политической жизни, эффективно контролировать власти и требовать от нее отчета».[335]

Определяя положение Аргентины на шкале «прозападные -

прокоммунистические», следует упомянуть точку зрения аргентинского ученого Д.

Хименеса, согласно которой правительство Альфонсина не примыкало ни к одному из блоков, тогда как страна сама по себе была западного типа[336]. Основными целями внешней политики Аргентины в этот период были защита суверенитета государства (что было крайне важно в условиях существовавшего в тот период времени окружения; имеется в виду факт наличия вокруг только государств с военными режимами), укрепление отношений с

латиноамериканскими государствами, интеграция с целью укрепления политического, экономического и регионального потенциала; поиск и поддержание мира и следование правам человека.

Для реализации данной программы Аргентине требовалось установить и диверсифицировать связи со странами Латинской Америки и США, дабы консолидировать молодую демократию и не допустить негативного воздействия из-за границы. Для этого Альфонсин искал тесных контактов с Группой Восьми (позднее известной как Г руппа Рио), подписал Декларацию Игуасу с Бразилией в 1985 г., которая закрепляла различные аспекты взаимодействия как между двумя государствами, так и с другими странами по вопросам внешнего долга, борьбы с наркотрафиком, интеграции и сотрудничества в разных областях[337]. Также в период его администрации был завершен конфликт с Чили (возникший из-за спорных водных территорий у канала Беагле). Был создан специальный механизм для разрешения данного конфликта, состоявший из Согласительной комиссии (Comision de Conciliation), Арбитражного суда (Tribunal Arbitral), Постоянной арбитражной комиссии (Comision Arbitral Permanente), закрепленный в 1986 г. Договором дружбы.

В отношениях с Бразилией стал ключевым также 1986 г., когда была подписана программа интеграции и кооперации Аргентина-Бразилия[338] [339], которая положила начало созданию Меркосур.

Стремясь упрочить отношения с США, Аргентина в период правительства Альфонсина была вынуждена ограничиваться неустойчивой связью в силу наличия сдерживающих более тесное сотрудничество факторов, таких как наличие внешнего долга и несовпадение позиций по Центральной Америке.

Даже совпадение интересов в сферах демократии и прав человека не смогли повлиять на позицию Вашингтона.

Д. Хименес называет обновлённую демократическую Аргентину «международной парией»: благодаря отрицательной репутации военного режима, в силу вооруженных конфликтов с Чили и Великобританией, а также актов

343

государственного терроризма .

1990-е гг. прошли в Аргентине под управлением Карлоса Менема, два срока просидевшего в президентском кресле - с 1989 по 1999 г. По утверждению Рауля Берналь - Меса , внешнюю политику Менема обусловили следующие факторы:

1. Мировой порядок характеризовался интеграцией и взаимопомощью между государствами, имевшими место в контексте влияния либерально-демократической идеологии;

2. Примат коллективной безопасности над балансом сил во имя поддержания мира;

3. Глобализация мировой экономики;

4. Изоляция Аргентины от международной политики в силу старых грехов милитаристского прошлого;

5. Отношения с Великобританией как одно из ключевых направлений развития внешней политики в XIX - XX веке;

6. Необходимость поиска новых направлений внешней политики.

Основными направлениями все также остаются США и Бразилия, к которым присоединяется идея развития внешних связей с другими соседними странами - Уругваем и Парагваем, а также Чили и Боливией в рамках Меркосур.

В общих чертах, программа внешней политики в 1990-х гг. представляла собой проецирование во вне измененной стратегии развития страны, адаптацию высших универсальных ценностей, создание мирной зоны на Южном конусе, смену характера отношений с США с конфронтационных и изоляционных на открытые, основанные на принципах и ценностях либеральной демократии (неолиберализма); установление демократии, свободы и принципа соблюдения прав человека как основополагающих ценностей; двусторонняя интеграция с Бразилией и Чили.

Внешняя политика Аргентины в период президентства Менема имела активный, «наступательный», динамичный характер по сравнению с предшественниками, и нацеливалась на построение хороших взаимоотношений как с ближайшим окружением, так и с США как главенствующей силой в западном полушарии. Эту политику можно охарактеризовать как построенную на принципах реализма и прагматизма. Посредством установления положительных взаимоотношений с США, Аргентина стремилась войти в круг стран «первого мира», дабы, развивая сотрудничество, укреплять свое положение на мировой арене. При этом, ища устойчивых отношений с США, Аргентина развивала отношения и с теми странами региона, у которых с США были не самые позитивные отношения (например, с Бразилией).

Вместе с тем, продолжалась внешняя политика периода президентства Альфонсина: углубление экономического сотрудничества с Бразилией (но приоритетными они все же не были), интеграция и экономическое, военное и политическое сотрудничество с Чили, развитие отношений в рамках Г руппы Рио, следование парадигме «реализма периферии», что согласуется с концепцией Валлерстайна о мир-системе[340] [341].

В целом, Аргентина пыталась играть на два поля, поддерживая проект АЛКА, но не забывая и про Меркосур.

С июля 1989 г. началось применение в Аргентине положений Вашингтонского консенсуса, означавших либерализацию экономики, открытость внутренних рынков для иностранных инвестиций и приватизацию. Как отмечает Мария Сесилия Мигес, Аргентина была «лучшим учеником» кредитных организаций и Вашингтона при применении его неолиберальных положений. В это время было подписано несколько договоров: Договор Тлателолько и Договор о нераспространении ядерного оружия, соглашение с Бразилией о мирном использовании ядерной энергии, создание Бразильско-Аргентинского Агентства по учету и контролю ядерных материалов. Также в этот период было подписано подавляющее большинство договоров между Аргентиной и Соединёнными Штатами, велись поиски пути установления тесных отношений с этим

345

государством .

В этот период была пересмотрена политика в отношении невмешательства в военные конфликты и вообще во внутреннюю политику других государств (неприсоединившиеся государства, постоянный нейтралитет): аргентинские

войска принимали участие в операциях США в Ираке, Панаме, интервенция

НАТО в Югославии. С 1991 г. начинается процесс экономической интеграции в рамках Меркосур, принятие модели открытого регионализма, который задумывался как первый шаг для вхождения в проект АЛКА (1994 г.).

Как отмечает Амалия Штульдреер, новая внешняя политика К. Менема была отмечена такими принципами, как реализм, прагматизм и нормализация[342] [343]. Экономический кризис заставил Менема искать поддержку у более сильного союзника, коим стали США. Был подписан договор между Меркосур и США.

В отношениях с другими государствами Латинской Америки продолжалось следование политике Альфонсина по построению позитивных отношений с соседними государствами, интеграция с соседями в рамках Меркосур, постепенная консолидация демократии и взаимное разочарование в военной сфере, а также применение программ экономической настройки на базе подписанных соглашений с Уругваем и Парагваем. В знак разрешения конфликта с Чили Аргентина пригласила эту страну присоединиться к Меркосур.

В отличие от Альфонсина, стремившегося упрочить положение Аргентины в мировой политике как независимого государства, Менем склонялся к покровительству США. Мождно отметить, что внешняя политика в период Альфонсина не была эффективной в силу того, что на карту не были поставлены государственные интересы страны.

С 1999 г. президентом страны стал Фернандо де ла Руа, выступавший на выборах как кандидат от Альянса за труд, справедливость и образование (чаще упоминается как Альянс, Alianza). Адольберто Родригес Гиаварини, новый министр иностранный дел, объявил приоритеты внешней политики Аргентины нового правительства: политическую и экономическую интеграцию Южной Америки как главную цель; укрепление мира и международной безопасности; демократизацию международной системы . Для реализации этих целей были выбраны два направления - интеграция (Меркосур, государства Южной Америки) и более этический и нормативный взгляд на международную политику.

Новое правительство продолжило политику осуждения Кубы, следуя за США в этом вопросе. В части отношений с США Руа придерживался линии Менема, хотя название стратегии изменилось с «тесных отношений» (“relaciones camales”) на «следование или выравнивание» (“seguidismo o alineamiento”). Главными точками соприкосновения были экономика, торговля и финансы, а также военная сфера (вопрос «жандармства в Гаити»). Руа не поддержал План Колумбия, заявив об этом в ходе Саммита в Бразилиа 31 августа 2001 года.

По переговорам по АЛКА переговорщик Орасио Чигизола озвучил основные принципы Аргентины, в соответствии с которыми проблема должна решаться через:

1. Решение о проведении переговоров в рамках субрегионального блока, представляющих единую и скоординированную позицию по всем основным вопросам;

2. Достаточно гибкий график продвижения к цели, который отражает интересы всех участников процесса, чтобы сгладить неравенство первоначального положения государств. Широкая повестка дня должна отражать баланс между «новыми вопросами многосторонней повестки дня (служба, инвестиции, интеллектуальная собственность) со стороны США и Канады и старыми вопросами выше указанной повестки дня (доступ к рынкам, сельское хозяйство, субсидии);

3. Ожидание выгод от работы АЛКА для всех сторон, учитывая интересы всех участников;

4. Признание необходимости достижения соглашения об общих правах и обязанностях для всех участников процесса. Принятие решения о недопущении создания отличий между членами АЛКА, то есть,

наделение разными правами и обязанностями, в зависимости от

348

уровня развития страны .

Касательно АЛКА, в дискурсе Де ла Руа значились также Меркосур и отношения с Бразилией. Он поддерживал как продвижение к АЛКА, так и те секторы политического истеблишмента, которые выступали за укрепление связей в Меркосур. Министр иностранных дел Родригес Джаварини заявлял, что вступление в проект АЛКА будет осуществляться только через Меркосур, в целях соблюдения договоренностей по отношению к последней международной организации. Такая позиция бросила тень на Аргентину в отношении к Меркосур и расшатала ее международные позиции.

Министр экономики Доминго Кабальо представлял ту часть политических элит, которая выступала за продолжение политики, начатой при Менеме (союз с США, видение участия в Меркосур как путь к экономической либерализации в рамках АЛКА). Такая политика разделила Аргентину и Бразилию, с одной стороны, по вопросам Меркосур, с другой - отношению к США и АЛКА. Аргентина стремилась посредством Меркосур интегрироваться в рамках АЛКА, тогда как Бразилия выступала за продолжение сотрудничества в рамках первого блока. Касательно отношений с США, администрация Де ла Руа стремилась к скорейшему установлению двусторонних отношений, тогда как Бразилия настаивала на постепенном сотрудничестве с США только через блок государств Южного конуса. Кабальо хотел большей гибкости в рамках Меркосур, и, кроме этого, возможность устанавливать двусторонние соглашения, в том числе и с Соединенными Штатами.

В отношениях с Бразилией правительство Де ла Руа стремилось укрепить отношения с соседом, переживавшие не лучшие времена в период администрации Менема, для которого установление крепких связей с США было первоочередной задачей. В апреле 2000 года между двумя странами был подписан договор, имеющий своей целью снизить институциональное влияние нового кризиса на [344] деятельность Меркосур. Первым шагом стала стандартизация и гомогенизация экономических показателей обеих стран. В декабре того же года, на саммите во Флорианополисе, стороны дополнительно договорились о новой форме разрешения конфликтов, могущих появиться в будущем; подтверждение статуса «изучения» для создания постоянного арбитражного суда для разрешения коммерческих споров внутри блока, что позволило блоку приобрести больше правовой защищенности. Также были сделаны подвижки по либерализации односторонней торговли.

14 июня 2001 года в Асунсьоне прошла встреча, в ходе которой было принято решение о создании группы высокого уровня для пересмотра общей внешней пошлины. На дальнейших переговорах в Бразилиа было решено сосредоточить большее внимание на зоне свободной торговли, чем на таможенном союзе. Становится ясно, что каких-то существенных расхождений во взглядах двух государств на построение АЛКА и укрепление Меркосур нет, все дело лишь в приоритетности для некоторых из государств блока, а также в вопросе установления крепких связей со своим влиятельным северным соседом по западному полушарию.

После Де ла Руа, который покинул свой пост в 2001 году, наступил период «междуцарствия», завершившийся избранием президентом страны Нестора Киршнера, правительство которого относится исследователями к «левому повороту».

В 2003 г. в ходе выборов победу во втором туре одержал Нестор Киршнер, кандидат от перонистского Фронта для победы (Frente para Victoria). Предшественник Киршнера на этом посту, Эдуардо Дуальде, за недолгий срок своего президентства успел принять два важных внешнеполитических решения, которые оказали влияние на последующий курс нового президента. Во-первых, правительство Дуальде не поддержало попытку государственного переворота в Венесуэле в 2002 г., во-вторых, не оказало поддержку США в

контртеррористической интервенции марта 2003 г. Такая политика шла вразрез со всей предыдущей стратегией построения взаимоотношений с североамериканской сверхдержавой («тесные отношения» администрации Менема). Нестор Киршнер сразу обрисовал новую модель внешней политики: реалистский подход к внешней политике, в которой выстраивание взаимоотношений возможно только при наличии серьезного, прочного и рационального настроя у всех участников процесса. Для Аргентины в качестве приоритетов внешней политики были обозначены политическая стабильность, процветание, единство, основанные на ценностях демократии и социальной справедливости.

Нестор Киршнер стремился утвердить независимое положение Аргентины в мировой политике, с этой целью им были сделаны следующие шаги: предложение Уго Чавесу стать выразителен антиимпериалистических настроений «новых левых», направленные на бойкотирование присутствия Джорджа Буша-младшего на Четвертом Саммите Америк в Мар дель Плата в 2005 г.; критика проекта АЛКА как неолиберального; критика региональной политики Вашингтона в целом[345]. В своей предвыборной программе 2003 г. Нестор Киршнер видел основным барьером развития внешней политики страны самоизоляцию, для чего необходимо четкое понимание того, в каком направлении должна развиваться нация в поисках своего места в глобализирующемся мире, при этом отличия положительные стороны глобализации, которые могут способствовать развитию страны, от негативных. В качестве основных направлений развития указывались Меркосур, входящие в него государства, а также Чили и Боливия. По большому счету, в центре внимания аргентинской внешней политики значилась только Южная Америка.

Проект АЛКА рассматривался Киршнером как возможный, только если США будут соблюдены два условия: снижены субсидии на

сельскохозяйственную продукцию и принята к сведению асимметрия между государствами-членами в экономическом плане, между крупными и малыми экономиками. По итогам Саммита Америк в Мар дель Плата в ноябре 2005 г. со стороны стран-членов Меркосур в сторону Джорджа Буша поступило предложение прийти к компромиссу и повременить с принятием решения по АЛКА . При этом на встрече с президентом Бразилии, последовавшей за Саммитом в Мар дель Плата, президенты двух государств пришли к консенсусу: идея интеграции Америк сама по себе приемлема, но при условии соблюдения выше означенных условий. Как заявил позднее представитель Аргентины в ОАС Альберто Фернандес, «Аргентина не отрицает ни свободную торговлю, ни глобализацию, но мы можем войти в этот мир разумно» . Выступление аргентинского президента на Саммите также показало, что в новых условиях не только эксцентричный лидер Венесуэлы способен открыто выражать свое отношение к США: Киршнер напрямую обвинил Вашингтон в том, что его

352

политика в регионе привела «к нищете и краху государств» .

Другим ключевым направлением внешней региональной политики Аргентины в период президентства Нестора Киршнера стало сотрудничество в рамках Меркосур. Несмотря на установление хороших взаимоотношений на президентском уровне, в данной международной организации Аргентина и Бразилия находились на конкурирующих позициях. Напряженность существовала в вопросе асимметрии между государствами блока. В качестве средства для устранения неравенства между Аргентиной и Бразилией был введен в действие Механизм Конкурентной Адаптации (Mecanismo de Adaptation Competitiva). В январе 2007 г. был создан Фонд Структурного Сближения (Fondo de Convergencia Estrnctural), в целях устранения асимметрии: 25% взносов в фонд приходится на Аргентину. Дабы также устранить неравенство позиций с Бразилией, Нестор Киршнер поддержал включение Венесуэлы в число постоянных членов организации. [346] [347] [348]

Отношения с Уругваем развертывались в контексте кризиса отношений в свете спора по поводу строительства целлюлозной фабрики на р. Уругвай, соединяющейся в устье с р. Парана, протекающей по территории Аргентины. Правительство Киршнера обвинило Уругвай в нарушении Договора по р. Уругвай 1975 г. и загрязнении окружающей среды . Конфликт вышел на мировой уровень и разрешался в Гаагском трибунале[349] [350]. Итогом стало разрешение Уругваю продолжать строительство. В данный момент страна строит третью целлюлозную фабрику и конфликт до сих пор не разрешен.

Таким образом, можно прийти к выводу, что региональная политика Аргентины после «левого поворота» стала более автономной от влияния других государств региона, в первую очередь, США, что выразилось в прямой критике Вашингтона в ходе Саммита Америк в Мар дель Плата.

Среди государств Южного Конуса Аргентина стремится к упрочению своей позиции перед лицом региональной державы - Бразилии, и стремится нивелировать или смягчить ее все возрастающее влияние на деятельность в рамках Меркосур. Однако стоит отметить, что на президентском уровне отношения двух государств находились в позитивной фазе, что выразилось в поддержке Лулы да Силвы во время президентских выборов. Ориентированность Аргентины на сотрудничество с идеологически близкими государствами проявилось также в одобрении кандидатуры Венесуэлы на вступление в Меркосур в качестве постоянного члена. Резюмируя, можно отменить смещение акцента с тесных взаимоотношений с США на переориентацию в сторону связей внутри региона.

3.2.

<< | >>
Источник: НЕВЕРОВ КИРИЛЛ АЛЕКСЕЕВИЧ. «ЛЕВЫЙ ПОВОРОТ» В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА КОНТИНЕНТЕ. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Основные направления внешней политики Аргентины после восстановления демократии:

  1. ВАЩЕНКО Юлия Викторовна. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА БОЛИВИИ В ЭПОХУ ИНТЕГРАЦИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ., 2016
  2. Статья 18. Республика Беларусь в своей внешней политике исходит из принципов равенства государств, неприменения силы или угрозы силой, нерушимости границ,
  3. Статья 4. Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений.
  4. Основные виды нейтронных детекторов
  5. Основные методы спектрометрии нейтронного излучения
  6. Статья 83. Президент вступает в должность после принесения Присяги следующего содержания:
  7. Мильбрет Алина Александровна. ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ / НЕПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ ВНЕШНЕГО ОБЛИКА ЧЕЛОВЕКА В РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  8. Статья 139. Закон об изменении и дополнении Конституции может быть принят после двух обсуждений и одобрений Парламентом с промежутком не менее трех месяцев.
  9. НИЯЗОВА Галина Юрьевна. ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ПОЛИТИКИ РОССИИ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ. Диссертация. СПбГУ., 2014
  10. КОЛЕСОВ Александр Семенович. ФИНАНСОВАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА: МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ И ПОВЫШЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ. Диссертация. СПбГУ, 2014
  11. ПРУДНИКОВА ТАТЬЯНА ЮРЬЕВНА. СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ УРБАНИСТИКИ (на примере реконструкции проспекта имени И.В.Сталина (Московского проспекта) г. Ленинграда в 1940-х - 1950-х гг.) Диссертация, СПбГУ., 2014
  12. ЖУКОВСКАЯ ЕВГЕНИЯ ЕВГЕНЬЕВНА. УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ В ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКЕ ИНСТИТУТА ЦЕРКВИ (НА ПРИМЕРЕ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА). Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук., 2016
  13. Голик Андрей Александрович. Государственная политика России в отношении дальневосточного казачества в 1851-1917 гг. Диссертация( Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина ), 2015
  14. Гигаури Давид Ираклиевич. ПОЛИТИЧЕСКИЙ МИФ И РИТУАЛ В СТРУКТУРЕ СОВРЕМЕННОЙ СИМВОЛИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук, 2016
  15. Статья 104. Решения Палаты представителей принимаются в форме законов и постановлений.
  16. Статья 79. Президент Республики Беларусь является Главой государства, гарантом Конституции Республики Беларусь, прав и свобод человека и гражданина.