<<
>>

Социализм латиноамериканских «новых левых» на примере Бразилии и Венесуэлы

Выбор Бразилии и Венесуэлы в качестве примеров для сравнения обусловлен характером политических режимов этих государств, умеренным характером бразильской Партии трудящихся (ПТ) и радикальным Единой социалистической партии Венесуэлы (ПСУВ), что подтверждается многими исследователями (Х.

Кастаньеда, Г. Флорес-Масиас, Х. Ланзаро, Н. Линч) Немаловажной причиной для выбора является рост влияния данных государств в региональном масштабе, что уже позволяет говорить о Бразилии как о лидере Латинской Америки. Венесуэла же стремится к лидерству среди более маргинальной политически части региона, сплачивая вокруг себя Боливию, Эквадор, Кубу и другие государства Карибского бассейна.

Идеологические основы находящейся в данный момент у власти в Бразилии Партии трудящихся (Partido dos Trabalhadores), были заложены еще в начале 1990-х гг. Уходящая корнями к трабальистским (рабочим) партиям Жетулиу Варгаса и Жуана Гуларта, но не связанная с ними напрямую, ПТ была создана рабочим лидером Луис Инасио Лула да Силва, ставшим президентом страны с 2003 г. по 2011 г. В 1993 г. он написал программную статью «Наш социализм» («О nosso socialismo»), в которой изложил свое видение социализма. Лула противопоставлял советской модели социализма, от которой он всячески стремился дистанцироваться, «социализм освобождения», покоящийся на фундаменте «теологии освобождения». Социализм советского образца отвергался Лулой как не отвечающий требованиям демократичности, плюрализма идей во власти, отличающийся излишним бюрократизмом, монополией одной партии на всю полноту власти в государстве и, по сути, симбиозом партии и государства.

Социализм Лулы не ставит интересы государства превыше интересов общества. Сообразно своему названию - «социализм освобождения» - он снимает с общества бремя влияния государства, предоставляя первому всю полноту власти и действий при скромной роли государства.

Как в экономической, так и в политической сферах государство более не принимает все решения единолично, интересы государства оставляют свое место воле общества. Именно общество вправе владеть и распоряжаться собственностью на средства производства, при плюрализме форм последней. Г осударству отводится роль организатора «системы производства и распределения...произведенного богатства» , а также «удовлетворение материальных запросов общества путем создания условий для повышения производительности труда на предприятиях и внедрение новой организации труда, которая ослабила бы ярмо эксплуатации трудящихся» .

Основными завоеваниями бразильского варианта социализма в политической сфере является прямая демократия (при сохранении представительной демократии), политический плюрализм, расширение политических свобод, в том числе свободы граждан от необоснованного вмешательства со стороны как государства, так и общества. Все это позволяет гражданам влиять на политику и экономику государства посредством принятия политических решений, используя инструменты, предоставляемые институтом прямой демократии.

Следует заметить, что в идеологическом плане ПТ не настолько однородна, как кажется на первый взгляд. Формирование партии носило плюралистический и демократичный характер: первоначально образованная рабочими профсоюзами металлургов, ПТ объединила вокруг этого ядра представителей самых различных слоев и профессий (представителей сферы здравоохранения, нефтедобывающей отрасли, университетскую профессуру, банкиров). Плюрализм проявился не [299] [300] только в социальной структуре партии, но и в идеологических предпочтениях: в состав ПТ входили и входят течения разного толка, от «ультралевых до социал- демократических и умеренных»[301] [302]. Со временем в состав партии «влились левые организации, представители интеллектуальных и академических кругов, прогрессивные политики, многочисленные социальные движения «левого» толка,

305

низовые христианские общины, крестьянские, женские организации».

Идеологическими скрепами, связывающими воедино настолько пестрый по идеологическому и социальному характеру состав, являются демократический социализм и неприятие традиционного коммунистического понимания целей и задач «левого» движения, отвержение коммунистического догматизма. При этом в ряде фракций сохранилась приверженность марксизму, «многие из составляющих ее течений считали себя марксистами, а радикальный, «автохтонный» марксизм - своей идеологией».[303] [304]

Партия Трудящихся вообще имеет тенденцию дистанцировать себя, свою модель социализма не только от «левых» советского толка, но и от европейских социал-демократов, которых Лула да Силва критиковал за стремление любой ценой пробиться в парламент, что, по его мнению, не подходит его партии, так

307

как «без массовой народной мобилизации это не имеет смысла».

ПТ является уникальным явлением как для Латинской Америки, так и для «левых» всего мира: во-первых, благодаря своей структуре, во-вторых, в силу характера формирования партии снизу, посредством работы на местах, с постепенным переходом на позицию борьбы за интересы социальных низов и трудящихся в институциональных рамках парламента.

Но в ходе предвыборной кампании 2002 г. в программе уже в третий раз выдвигавшегося в качестве кандидата в президенты Лулы да Силвы от идей социализма практически ничего не осталось. Так, Феликс Санчес и соавторы выделяют всего две черты, которые в тот момент позволяли характеризовать ПТ

как «левую» партию: «акцент на необходимости перемен и продолжающуюся критику правительства Фернандо Энрике Кардосо». На передний план ставилась необходимость отойти от неолиберальной экономической модели, при этом переход к новой модели развития должен осуществляться постепенно, без рывков и потрясений, в непосредственном диалоге с обществом. При этом утверждался приоритет социальных программ с целью поддержки самых нуждающихся слоев населения. Впоследствии, такие программы поддержки бедных семей как Больса Фамилиа (Bolsa Familia) и программа борьбы с трудовой эксплуатацией детей (Programa para Prevenfao e Elimina?ao da Explora?ao do Trabalho Infantil) были реализованы.[305] [306] [307]

Однако уже во время второго срока Лулы, в 2007 г., ПТ опять вернулась к социалистической риторике, объявив во время Третьего Национального Конгресса, что «вызовом, противостоящим нам в этом веке, является необходимость воссоздания социалистической альтернативы на основе свободы» одновременно с «созданием новой экономики, в которой экономический рост и перераспределение дохода будут сосуществовать гармонично» . При этом социализм рассматривается ПТ как «система с конкурентными многопартийными выборами, полным уважением к правам человека и смесью частной, кооперативной и государственной форм обладания собственностью» .

Таким образом, бразильский вариант социализма в своем современном состоянии представляет собой скорее бренд, то, что позволяет четко разделить современную историю Бразилии на неолиберальный упадочнический период президентства Кардосо и успешно развивающуюся, устремленную в будущее Бразилию Лулы и его преемника на посту президента - Дилмы Руссефф. Социализм в этой стране выступает скорее в своей социальной форме, проявляясь в программах поддержки бедных слоев населения.

На противоположной от Бразилии стороне «левого» политического спектра находится Венесуэла. Идеологические основы современного государства были заложены покойным ныне Уго Чавесом, харизматичным популистом, пришедшим к власти в 1998 г. и управлявшим страной почти 14 лет.

Основными чертами венесуэльского социализма являются прямая демократия, идущая снизу через первичные партийные органы (ячейки), интернационализм, антиимпериализм, антиглобализм в международных отношениях. В экономической сфере вопрос собственности решается в пользу плюрализма ее форм, однако, при условии национализации природных ресурсов. В сфере социальной жизни венесуэльский вариант социализма ничем не отличается от бразильского. Для обеих стран характерен широкий спектр социальных программ, рассчитанных в большинстве своем на самые нуждающиеся слои населения (равенство возможностей, медицинское и общеобразовательное обеспечение, борьба с бедностью и безработицей). Такая, в целом социально-ориентированная, политика стала реальностью во многом благодаря высокому уровню доходов на нефть.

В своей статье Д. Строганова описывает Чавеса как националиста на раннем этапе президентской карьеры, с течением времени претерпевшего трансформацию взглядов в сторону «полевения». Скорее, Уго Чавес с самого начала своего политического пути разделял ценности, присущие «левой» идеологии. На это указывает его фанатичная страсть к Симону Боливару, который был провозвестником таких идей, как суверенитет для государств Южной Америки от европейских колонизаторов (отсюда непримиримая ненависть Чавеса к США и глобализму, олицетворяемому этой страной), равенство, братство, призыв к созданию интеграционного объединения стран континента - Южных Соединенных Штатов (Венесуэла является активным членом нескольких интеграционных группировок региона; кроме того, по инициативе Уго Чавеса был создан Боливарианский альянс для народов нашей Америки (Alternativa Bolivariana para Pueblos de Nuestras Americas, АЛБА) - организация, объединяющая государства социалистической и социал-демократической направленности, опирающейся в своей деятельности на истинно социалистические, а в некотором роде и христианские ценности). В молодости, еще до начала активной политической деятельности, Уго Чавес сотрудничал с «левой» подпольной Венесуэльской Революционной Партией (Partido de la Revolution Venezolana, PSV). Биограф команданте Константин Сапожников, говоря об этом периоде жизни будущего президента, ссылался на воспоминания члена аппарата партии Нельсона Санчеса: «Адан Чавес [брат Уго] нам сказал, что у него есть брат, который обладает определенными задатками революционера, и он поговорит с ним... Адан выполнил обещание... Уго конспиративно, загримировавшись до неузнаваемости, побывал на нескольких встречах, послушал, о чём говорят на них студенты и представители народа. Потом, где-то в январе-феврале 1980 года, Адан подтвердил, что его брат хочет участвовать в нашей работе и стать членом организации по подготовке гражданско-военно­религиозной боливарианской революции» . Особенностью воззрений Чавеса является его национализм, который, по своей сути, не ограничивается только территориальными границами и принадлежностью к нации, а простирается на всю Латинскую Америку. Таким образом, Чавеса можно охарактеризовать скорее как «латиноамериканиста», чем венесуэльского националиста.

Заслуживает внимания и приверженность венесуэльского президента «теологии освобождения», что можно наглядно проиллюстрировать следующей цитатой: «он (Иисус) был со мной в трудные времена, в самые страшные моменты жизни. Иисус Христос, несомненно, был исторической фигурой - он был [308] [309] повстанцем, одним из наших, антиимпериалистов. Он восстал против Римской империи. Ибо кто мог бы сказать, что Иисус был капиталистом? Нет. Иуда был капиталистом, взяв свои сребреники! Христос был революционером. Он восстал против религиозных иерархий. Он восстал против экономической власти того времени. Он предпочел смерть для защиты своих гуманистических идеалов, и он жаждал перемен. Он был нашим Иисусом Христом»[310] [311]. Связь политики с религией в трактовке «левой» идеологии проявляется в ответе Уго Чавеса католическим епископам на вопрос, что он имеет в виду под социализмом: «ищете ответ в трудах Карла Маркса, Владимира Ленина и в Библии... в первую

315

очередь в Библии, Старом Завете, Новом Завете и Нагорной проповеди».

Чавизм, в отличие от социализма бразильского толка, импонирует больше социализму советско-кубинского типа, что косвенно проявляется в тесном сотрудничестве Венесуэлы и Кубы по многим вопросам политики, экономики, международной торговли, обмена кадрами и т.п., так и в близкой дружбе лидеров обеих стран. Также показательна и интеграционная деятельность - создание уже упоминавшегося выше АЛБА, инициированное Уго Чавесом и Фиделем Кастро совместно.

Идеологические основы боливаризма, проповедовавшегося ныне покойным лидером Венесуэлы Уго Чавесом, изложены в «Красной книге» («Libro Rojo») - программном документе, изданной в 2010 г. и объединяющей фундаментальные документы Единой социалистической партии Венесуэлы (Partido Socialista Unido de Venezuela, ПСУВ). Основными ценностями, представленными в этом документе, являются антиимпериализм, антикапитализм, социальная справедливость, народное правление, интернационализм, единение, защита революции, борьба с бедностью и социальной исключенностью.

Как было сказано выше, Уго Чавес являлся поклонником Симона Боливара. Свою приверженность президент привнес и в идеологию «социализма XXI века».

«Социализм XXI века», по мнению социолога из США Джеймса Петраса, является идеологией, аккумулирующей в себе «исторический боливарианский национализм, марксизм XX столетия и латиноамериканский популизм»[312].

Социализм венесуэльского типа по многим параметрам схож с бразильским социализмом: акцент на социальное обеспечение, происхождение партии по схеме «снизу - вверх», упор на прямую демократию, вовлечение рядовых граждан в политический процесс, плюрализм в политике и экономике, национализация. Коренное отличие лежит в отношении режимов к истории «левого» движения: Бразилия всячески дистанцируется от идеологического наследия СССР и Кубы, тогда как Венесуэла, наоборот, черпает в них вдохновение. Также разнятся взаимоотношения стран с США: в целом, у Бразилии хорошие деловые связи с североамериканским соседом, тогда как Венесуэла стремится всячески продемонстрировать свое неприятие США и их политики, а также олицетворяемого ими глобализма. В целом, венесуэльский социализм отличается радикализмом, так не характерным для Бразилии, а также большим влиянием личности Уго Чавеса на идеологическое наполнение режима.

<< | >>
Источник: НЕВЕРОВ КИРИЛЛ АЛЕКСЕЕВИЧ. «ЛЕВЫЙ ПОВОРОТ» В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА КОНТИНЕНТЕ. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Социализм латиноамериканских «новых левых» на примере Бразилии и Венесуэлы:

  1. Тройнина Татьяна Витальевна. Массмедиа и трансформирующаяся политическая система: особенности функционирования и взаимодействия (на примере ОАЭ). Диссертация, СПбГУ., 2014
  2. Сунарчина Мунира Мунировна. СОВРЕМЕННЫЕ ПРОФСОЮЗЫ В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РАБОТНИКОВ (на примере Республики Башкортостан). Диссертация. СПбГУ., 2015
  3. Наймушина Анна Николаевна. Диффузия культуры как предмет социально-философского исследования (на примере диффузии Анимэ в России). Диссертация. ИГТУ им. М.Т. Калашникова, 2015
  4. ПРУДНИКОВА ТАТЬЯНА ЮРЬЕВНА. СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ УРБАНИСТИКИ (на примере реконструкции проспекта имени И.В.Сталина (Московского проспекта) г. Ленинграда в 1940-х - 1950-х гг.) Диссертация, СПбГУ., 2014
  5. Исаева Валентина Борисовна. Социальный механизм религиозной конверсии: на примере петербургской буддийской мирской общины Карма Кагью. Диссертация, СПбГУ., 2014
  6. ЖУКОВСКАЯ ЕВГЕНИЯ ЕВГЕНЬЕВНА. УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ В ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКЕ ИНСТИТУТА ЦЕРКВИ (НА ПРИМЕРЕ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА). Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук., 2016
  7. ЛАГУТИНА Мария Львовна. ГЛОБАЛЬНЫЙ РЕГИОН КАК ЭЛЕМЕНТ МИРОВОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ XXI ВЕКА (НА ПРИМЕРЕ ЕВРАЗИЙСКОГО СОЮЗА). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора политических наук, 2016
  8. ДМИТРИЕВА ДАРЬЯ МИХАЙЛОВНА. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ АЛЬЯНСЫ КАК ФОРМА МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА (на примере стратегического альянса Renault-Nissan-АвтоВАЗ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. СПбГУ., 2014
  9. Фролов Алексей Александрович. ПРОБЛЕМА СТИЛЯ МЫШЛЕНИЯ В ФИЛОСОФИИ В.В. РОЗАНОВА. Диссертация. СПбГУ., 2014
  10. ВАЩЕНКО Юлия Викторовна. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА БОЛИВИИ В ЭПОХУ ИНТЕГРАЦИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ., 2016