<<
>>

Внешняя политика правительства "Широкого Фронта” Уругвая

С 1973 по 1985 г. в Уругвае существовал милитаристский режим, внешняя политика которого рассмотрена здесь не будет. Демократический период начался в 1985 г. с избрания президентом Хулио Сангинетти от партии Колорадо.

Процессы демократизации происходили в данный период также и в соседних с Уругваем Бразилии и Аргентине. Внешняя политика Уругвая в этот период определялась внутренним развитием в сторону демократизации и либерализации государства, что нашло свое отражение не только во внутриполитическом поле, но и во внешней политике в регионе.

В отношениях с США Уругвай старался сохранять позитивные отношения, при этом сохраняя собственную независимость, что, к примеру, подтверждается позицией Сангинетти по вопросу военной интервенции в Никарагуа. Уругвай, совместно с Перу, Аргентиной и Бразилией образовали Г руппу помощи (Grupo de Apoyo), дабы разобраться с внутренним конфликтом в государствах Центральной Америки. При этом, принимая во внимание поддержку США, которую они оказывали военному режиму, особо сердечными взаимоотношения с США не были. Развивались отношения в сторону участия в построении зоны свободной торговли; в 1986 г. страна присоединилась к Генеральному соглашению по тарифам и торговле (ГАТТ) и подписала договор о взаимной торговле с Бразилией. Аргентино - уругвайская конвенция экономической кооперации была заключена в 1985 г.

В период администрации Лакалье активно разыгрывалась латиноамериканская карта: Уругвай присоединился к Соглашению по

коммерческой комплементации (Acuerdos de Complementacion Comercial), солидаризовавшись, таким образом, с Аргентиной и Бразилией по вопросу создания зоны свободной торговли в регионе. В 1991 г. был подписан Договор Асунсьона , положивший начало Меркосур. Началась работа по созданию и зоны АЛКА, инициированной США, куда вошли также страны Меркосур. В 1994 г. прошел Саммит Америк, который своей повесткой дня имел создание зоны свободной торговли в рамках АЛКА.

Но, из-за разногласий между США и Бразилией, проект так и не был реализован и в данный момент находится в замороженном состоянии.

Во второй срок Сангинетти продолжалось сотрудничество в рамках Меркосур, в качестве ассоциированных членов были приняты Боливия и Чили. В проекте АЛКА удалось закрепить принцип коллективных переговоров в рамках блока Меркосур, который уже будет выносить коллективное решение по политике конкретной страны блока в АЛКА. В отношениях с США сохранялась стабильность, было начато сотрудничество в области борьбы с наркотрафиком и в промышленно-экономических вопросах.

Главными принципами внешней политики Хорхе Батлье (2000-2005 гг.) было продвижение принципа развития внутренней политики на внешнюю и применение принципа консенсуса во внешних отношениях. Внешнеполитическим контекстом в данный период стали события в США 11 сентября 2001 г. и ответная реакция США на Ближнем Востоке. Также эффект оказали бразильский и затем аргентинский кризисы, распространившиеся и на Уругвай в 2002 г. через Меркосур. Но неолиберал Батлье не придавал большого значения Меркосур, диверсифицируя связи за пределами блока, в основном развивая отношения с США. Вся внешняя политика была ориентирована на США, что вызывало [351] недовольство народа. Однако такая переориентация позволила правительству Батлье добиться кредита от северного соседа, даже учитывая тот факт, что Уругвай отказался поддерживать ввод войск в Ирак.

Принципы внешней политики администрации Табаре Васкеса, пришедшего к власти в 2004 г., были изложены в его предвыборной программе. Основными принципами внешней политики утверждались международная солидарность, признание и следование принципам прав человека, а также прав на развитие и здоровую окружающую среду. Основными международными вызовами признавались угроза терроризма, как со стороны государства, так и отдельных индивидов и организованных групп. Многополярная модель мирового порядка признавалась основой современного международного права и сохранения мира.

Ключевой задачей внешней политики признавался отход от политики следования за международным гегемоном - США или какой-либо другой крупной и влиятельной политической силой. Данная задача является одним из шагов к обретению большей автономии во внешней политике. Шагами по реализации данных планов явились слом прямых зависимых отношений предыдущего периода с США и нейтрализация негативных эффектов глобализации - несправедливое распределение доходов и бедность.

Вместе с тем, наряду с задачей обретения независимости, Уругвай стремился к включению в региональную международную политику. Региональная интеграция в рамках Меркосур была поставлена приоритетной задачей. Историческая, культурная, политическая, социальная и экономическая близость поставила на приоритетные места во внешней политике страны Аргентину и Бразилию, за ними - Парагвай. За пределами Южного Конуса приоритетами были отношения с ассоциированными членами Меркосур, а также с членами Андского Сообщества Наций.

В своей инаугурационной речи Табаре Васкес признавал, что Меркосур в тот момент находился в кризисе, политическом и институциональном. В идеологическом плане существовала разнородность, так как в Аргентине и

Бразилии к 2004 г. к власти уже успели прийти «левые» силы, тогда как в Уругвае на тот момент еще нет. Более того, асимметрия между членами блока проявлялась в решении многих вопросов блока в двустороннем порядке Аргентиной и Бразилией - странами-тяжеловесами не только Южного конуса, но и всей Латинской Америки. Одним из примеров тому является установление Механизма Конкурентной Адаптации, соглашение по которому было подписано двумя странами в 2006 г.

Тесные отношения Табаре Васкес начал выстраивать с Венесуэлой, которая в тот момент еще являлась только ассоциированным членом Меркосур. Объяснения тому кроются в желании, с одной стороны, обеспечить себя бесперебойными, альтернативными Бразилии, поставками нефти и сотрудничеством в финансовой сфере. С другой стороны, наиболее скорое включение Венесуэлы в качестве постоянного члена в Меркосур пошатнуло бы позиции Бразилии как лидера региона, - Уго Чавес стремился вывести свою страну в политические лидеры региона, сплотив вокруг себя про­социалистические силы регионы.

В связи с застоем отношений внутри Меркосур и кризиса блока (что вылилось в затруднение попадания уругвайских товаров на бразильский рынок, не до конца реализованный Таможенный союз, двойной внешний тариф, отсутствие интереса и плохое лидерство со стороны Бразилии), администрация Табаре Васкес переориентировала свою внешнюю политику на большее взаимодействие с США. Разногласия внутри коалиции по этому вопросу ранее исключили малейшее упоминание северного соседа из повестки дня. В ходе уже неоднократно упоминавшегося Саммита Америк в Мар дель Плата в ноябре 2005 г., на фоне бойкота большинством государств региона проекта АЛКА, Табаре Васкес подписал с Джорджем Бушем двусторонний договор о защите инвестиций. По поводу возможности вступления в АЛКА также не было единства мнений: министр экономики и финансов Данило Астори и министр промышленности и энергетики Хорхе Лепра выступали за вступление в свободный рынок, тогда как министр иностранных дел Рейнальдо Гаргахо выказывался против. Табаре Васкес занимал среднюю позицию, ссылаясь на отсутствие такого пункта как вхождение в свободный рынок Америк, но и не отрицая такой возможности.

Такое поведение Уругвая вызвало напряженность внутри Меркосур, где Бразилия, выступая с позиции лидера региона, выразила свое неудовольствие заключением двусторонних договоров в обход блока. Селсо Аморин, министр иностранных дел Бразилии, заявил на это, что Бразилия не готова идти в сторону смягчения своей позиции и механизмов Меркосур относительно двусторонних связей с третьими государствами.

Отношения с Аргентиной в данный период времени выстраивались вокруг конфликта по поводу строительства целлюлозных фабрик на реке Уругвай, о чем уже ранее упоминалось в разделе, посвященном внешней политике Нестора Киршнера. Стоит отметить здесь, что Уругвай отрицал все обвинения в нарушении договора, затрагивающего пользование рекой Уругвай, а также возможное воздействие выбросов фабрик на экологическую обстановку в регионе.

Дидье Опертти, бывший канцлером с 2000 по 2005 г., характеризовал внешнюю политику правительства «левого поворота» как отрицающую один из основополагающих принципов уругвайской внешней доктрины - мирное разрешение возникающих противоречий и отмену закона потери силы. По его словам, «существует государственная внешняя политика, но при этом отсутствует ответственность за ее поддержание»[352].

Приоритетное внимание, отданное интеграции, вылилось также в участии в создании Унасур.

Также были восстановлены отношения с Кубой, прерванные администрацией Хорхе Батлье в угоду установления хороших взаимоотношений с США.

Таким образом, можно охарактеризовать внешнюю политику администрации Frente Amplio Табаре Васкеса как ориентированную как на интеграцию в рамках региона с государствами, близкими в идеологическом отношении (Аргентина, Бразилия, Венесуэла), так и на двусторонние взаимоотношения с США, несмотря на негативную реакцию лидирующего государства региона - Бразилии. Администрация Васкеса проявила в этом плане последовательность во внешней политике своих предшественников, которые, однако, были нацелены скорее на максимально тесную связь с северным соседом, выводя проблемы региона практически полностью из поля зрения. В виду своего геополитического положения, зажатый между двумя странами-гигантами Южного конуса - Бразилией на севере и Аргентиной на юге - Уругвай ориентирован на поддержание максимально бесконфликтных отношений, что, в принципе, является одним из традиционных пунктов внешнеполитической повестки дня данного южноамериканского государства.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что в период с 1980 г. (в случае Уругвая с 1985 г.) по начало 2000-х гг., внешняя политика рассматриваемых стран во многом определялась принятой правительствами данных государств неолиберальной экономической моделью развития, что отразилось на стремлении к созданию зон свободной торговли (Меркосур, проект АЛКА) как при участии Соединенных Штатов, так и строго на внутрирегиональном уровне. При этом следует учесть, что отношения с северным соседом не всегда имели одинаковую интенсивность: в зависимости от конкретного правительства, взаимоотношения между двумя государствами могли варьироваться от крайне интенсивных («политика подчиненного развития», когда США воспринимались как локомотив, а латиноамериканская страна - как ведомый) до фоновых, когда основное внимание государства переориентировалось на взаимодействие с государствами- соседями. Одной из отличительных черт данного этапа развития международных отношений в латиноамериканском регионе является демократизация и либерализация внешней политики как следствие аналогичных процессов во внутренней политике: в силу того факта, что во всех рассматриваемых нами государствах до начала 1980-х гг. существовали авторитарные режимы милитаристского толка, вступление в третью волну демократизации отразилось и на внешней политике, и выступило как инструмент для установления благоприятных и продуктивных отношений с соседними странами, уже

вставшими на демократический путь развития. С другой стороны, уже демократизировавшаяся страна в окружении милитаристских режимов, способных помешать дальнейшему позитивному развитию, находилась в слабой позиции и искала помощи за пределами региона - прежде всего со стороны Соединённых Штатов Америки. Налицо также и стремление находить поддержку в создании блоков государств - примеры Меркосур, Андского сообщества наций, Группы Рио являются тому подтверждениями. Но интеграция имела и второе дно: так, в рамках Меркосур имела место конфронтация между Аргентиной и Бразилией, придерживавшимися прямо противоположных взглядов на проект АЛКА - интегрироваться или нет. Уже на заре 1990-х гг. Бразилия начинала своей путь по утверждению в качестве региональной державы, претендуя на лидерство без активного вмешательства США в региональную политику.

Резюмируя изложенное, можно отметить, что в период до «левого поворота» международные политические процессы в регионе находились под влиянием следующих факторов: 1) перехода либо возвращения (в случае Уругвая) к демократической форме правления ; 2) либерализация режимов, уход от авторитарных способов управления к демократическим, возвращение значимости электоральных процессов; 3) признание принципов Вашингтонского консенсуса и осуществление неолиберальной экономической политики и, как следствие из этого пункта; 4) увеличение интенсивности процессов интеграции, стремление как к региональной интеграции в рамках Латинской и Южной Америки, так и в масштабах «от Аляски до Огненной Земли» (проект АЛКА) ; 5) наличие на региональном игровом поле такого сильного игрока как США, что, в свою очередь, породило разнонаправленную тенденцию - с одной стороны, стремление к одобрению и помощи со стороны намного более сильного соседа, в некоторых случаях даже намеренное позиционирование как слабейшего, ведомого, с другой стороны - желание сохранить свой суверенитет в региональной международной политике, не потерять независимость в решении международных вопросов и определении собственной внешней политики; однако, после событий сентября 2001 г. влияние США на регион снизилось в силу переориентации интересов в сторону борьбы с мировым терроризмом в регионе Ближнего Востока; 6) распад Советского Союза и, как следствие, утверждение однополярного мирового порядка с единственным гегемоном - США. Период с начала 1980-х гг. до «левого поворота» можно охарактеризовать как период «открытых» международных отношений, то есть, как время стремления утвердиться в новом мировом порядке, найти и обозначить себя в рамках обновленной системы международных отношений и нового порядка, основанного на принципах интеграции, открытых рынков, свободного передвижения товаров, транснациональных корпораций и наличия одного центра силы - США.

После «левого поворота», латиноамериканские государства, фигурально выражаясь, отправились в свободное плавание. Новые правительства, ориентированные на решение проблем региона собственными силами, без вмешательства третьих сил (под которыми стоит понимать в первую очередь США), переориентировали свою внешнюю политику на взаимодействие с государствами континента, что отразилось как в увеличении количества двухсторонних соглашений между странами, так и в создании интеграционных организаций различного толка - от «идеологического клуба» АЛБА до зоны свободной торговли Меркосур и латиноамериканского аналога ООН - Унасур. При этом прослеживается тенденция к урегулированию прошлых разногласий во имя построения стабильных взаимоотношений, свободных от застарелых конфликтов. Вместе с тем, появляются новые конфликты, неизбежные в отношениях между государствами, но, впрочем, не влияющие на общий характер отношений между государствами (как в случае конфликта между Аргентиной и Уругваем). США из политического партнера стали больше экономическим партнером и потеряли единоличный статус лидера региона - в настоящее время в Латинской Америке появился такой мощный лидер как Бразилия, с которой, в свою очередь, за лидерство борется Венесуэла. Однако ставить все страны региона в оппозицию к США не стоит - случаи Уругвая и Аргентины наглядное тому подтверждение. Многосторонняя интеграция стала одной из основных форм взаимодействия между государствами региона, при этом «левый поворот» привел к конфликтам в уже существовавших к тому моменту организациям - наиболее показателен здесь случай Андского Сообщества Наций. Боязнь возвращения диктата США, несогласие с неолиберальной экономической политикой и «правыми» ценностями привело к созданию новых организаций - АЛБА и Унасур. Таким образом, отличительными чертами этого периода политической истории континента являются интенсификация интеграции на основе идеологической близости, концентрация на общих проблемах региона (преимущественно в социальной сфере, как то борьба с бедностью и несправедливым распределением доходов), устранение США от участия в решении как означенных выше проблем, так и в построении зоны свободной торговли в регионе.

Таким образом, рассмотрев внешнюю политику трех латиноамериканских государств, мы можем, отталкиваясь от этого основания, сделать некоторые выводы о влиянии «левого поворота» на международные политические процессы во всем регионе.

На основе странового анализа мы можем увидеть два вектора, формирующие международные политические процессы региона: с одной

стороны, это процессы интеграции в связке с дезинтеграцией, с другой стороны, двухсторонние отношения между государствами региона и между государствами региона и США.

Как мы видим, процессы интеграции интенсифицировались, к уже существовавшим региональным организациям добавились новые, такие, как АЛБА и Унасур. Уже устоявшиеся интеграционные группировки, к примеру, Меркосур и Андское сообщество наций подверглись кризису под воздействием «левого поворота» - в данных образованиях произошел раскол между государствами-членами по признаку «левый» - «правый». При этом новые организации учреждались по инициативе государств «левого поворота» - Венесуэлы (поддержанной Кубой) и Бразилии.

В сфере двусторонних отношений между государствами региона заметен раскол, проходящий по двум линиям: идеологической («правый» или «левый» режим у власти) и по характеру отношений с США. Государства с разными режимами стремятся к компромиссу по вопросам финансовым и экономическим, но в целом, более склоны сотрудничать с более близкими идеологически государствами. Характер отношений с США у государств «левого поворота» также варьируется от уважительных и взаимовыгодных (государства Южного конуса) до нейтральных и враждебных (Венесуэла). С другой стороны, в отношениях в экономической сфере, особенно там, где имеет место экспорт энергоресурсов в США, риторика смягчается, что доказывает пример уже упоминавшейся Венесуэлы.

В связи с этим, возможные в будущем сценарии дальнейшего развития международных политических процессов в регионе будут определяться тем, сохранят и упрочат ли «левые» свои позиции либо произойдет «сдвиг вправо»: в первом случае вероятно, что сохранится уже существующая тенденция к политической интеграции по идеологическому родству, при этом США будут рассматриваться как необходимое зло: торгово-финансовые взаимоотношения будут сохраняться, но будет продолжаться конфронтация за влияние на регион, тогда как при изменении курса «вправо» континент ждет охлаждение отношений между государствами с различной идеологической окраской, при этом варианте развития событий вероятен рост влияния США через посредство либерально - консервативных режимов и возвращение региона под пристальное внимание северного соседа.

<< | >>
Источник: НЕВЕРОВ КИРИЛЛ АЛЕКСЕЕВИЧ. «ЛЕВЫЙ ПОВОРОТ» В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ НА КОНТИНЕНТЕ. Диссертация, СПбГУ.. 2015

Еще по теме Внешняя политика правительства "Широкого Фронта” Уругвая:

  1. ВАЩЕНКО Юлия Викторовна. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА БОЛИВИИ В ЭПОХУ ИНТЕГРАЦИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ., 2016
  2. Статья 18. Республика Беларусь в своей внешней политике исходит из принципов равенства государств, неприменения силы или угрозы силой, нерушимости границ,
  3. Статья 94. Полномочия Палаты представителей могут быть досрочно прекращены при отказе в доверии Правительству, выражении вотума недоверия Правительству либо двукратном отказе в даче согласия на назначение Премьер-министра.
  4. Мильбрет Алина Александровна. ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ / НЕПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ ВНЕШНЕГО ОБЛИКА ЧЕЛОВЕКА В РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ. Диссертация, СПбГУ., 2014
  5. Статья 107. Правительство Республики Беларусь:
  6. КОЛЕСОВ Александр Семенович. ФИНАНСОВАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА: МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ И ПОВЫШЕНИЯ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ. Диссертация. СПбГУ, 2014
  7. НИЯЗОВА Галина Юрьевна. ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ПОЛИТИКИ РОССИИ И ВЕЛИКОБРИТАНИИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ. Диссертация. СПбГУ., 2014
  8. ПРЕЗИДЕНТ, ПАРЛАМЕНТ, ПРАВИТЕЛЬСТВО, СУД
  9. ПРУДНИКОВА ТАТЬЯНА ЮРЬЕВНА. СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ УРБАНИСТИКИ (на примере реконструкции проспекта имени И.В.Сталина (Московского проспекта) г. Ленинграда в 1940-х - 1950-х гг.) Диссертация, СПбГУ., 2014
  10. ГЛАВА 5 ПРАВИТЕЛЬСТВО - СОВЕТ МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
  11. Статья 106. Исполнительную власть в Республике Беларусь осуществляет Правительство - Совет Министров Республики Беларусь - центральный орган государственного управления.
  12. ЖУКОВСКАЯ ЕВГЕНИЯ ЕВГЕНЬЕВНА. УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ В ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКЕ ИНСТИТУТА ЦЕРКВИ (НА ПРИМЕРЕ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА). Диссертация на соискание ученой степени кандидата социологических наук., 2016
  13. Статья 145. Правительство Республики Беларусь приобретает со дня вступления в силу настоящей Конституции