<<
>>

Обучающее и воспитывающее влияние поведения председательствующего судьи

В процессе судебного следствия действия и поведение председательствующего, других судей, влияние поведения народных заседателей подчинены одной цели путем всестороннего, полного и объективного судьи исследования доказательств установить истину по делу.
При этом действия председательствующего, как наиболее высококвалифицированного и осведомленного юриста, по форме и содержанию должны не только соответствовать процессуальным и нравственным нормам, но и оказывать обучающее влияние на других участников судебного разбирательства. Председательствующий обязан заблаговременно ознакомить каждого народного заседателя с материалами дела, разъяснить сущность закона, по которому обвиняется подсудимый, а также права народного заседателя. При этом судья не вправе внушать народным заседателям собственное мнение по вопросам, подлежащим компетенции коллегии суда. Следует также разъяснять личную ответственность народного заседателя за участие в исследовании дела и его справедливое разрешение.

Народным заседателям объясняются положения закона об основаниях отвода судьи и необходимости заявить себе самоотвод, если имеются основания, которые могут вызвать сомнение в беспристрастности судьи. В ходе судебного разбирательства председательствующий предостаатяет каждому народному заседателю возможность свободно высказать свое мнение при принятии судом решения, а также участвовать в исследовании всех доказательств.

Если суд выносит определение, совещаясь на месте, то мнение каждого из народных заседателей по обсуждаемому вопросу должно быть внимательно выслушано председательствующим, и решение принимается коллегиально большинством голосов. Эта процедура, как и все действия коллегиального суда, проводится таким образом, чтобы всем участникам судебного разбирательства было ясно, что судит и решает суд, а не председательствующий.

Председательствующему необходимо предоставлять народным заседателям возможность активно участвовать в допросах и других судебно-следственных действиях.

При неудачной постановке вопросов народным представителем, их неясности проявлять должный педагогический такт, устраняя лишь наводящие вопросы, запрещенные законом, но в такой форме, чтобы не дискредитировать их автора. Судебное следствие заканчивается при условии, что народные заседатели не настаивают на продолжении действий по исследованию доказательств.

Урегулированный законом порядок постановления приговора способствует обеспечению равноправия всех судей и учитывает необходимость предоставления народным заседателям возможности свободно высказывать и отстаивать свое убеждение о результатах судебного разбирательства и мнение о том, каким должен быть приговор по делу.

Постановлению приговора предшествует совещание судей, происходящее в условиях- тайны совещания. Все вопросы решаются простым большинством голосов. Это правило необходимо разъяснить народным заседателям до голосования. При расхождении мнения председательствующего с мнением одного народного заседателя или их обоих в ходе обсуждения того или иного вопроса председательствующий не лишен права убеждать последних в правильности своего мнения. Но это должно делаться в предельно тактичной форме, с приведением аргументов, вытекающих из данных судебного разбирательства. Какое-либо давление на народных заседателей, ссылки на их некомпетентность в правовых вопросах, на возможность отмены приговора вышестоящим судом и т.п. недопустимы.

При постановлении приговора никто из судей не вправе воздерживаться от высказывания своего мнения. В этой норме закона заключен нравственный смысл: судья, призванный решать судьбу подсудимого, не вправе уклониться от моральной ответственности за принимаемое решение, «умыть руки».

При рассмотрении уголовного дела с участием коллегии присяжных заседателей их взаимоотношения с председательствующим строятся на основе разделения функций, гарантий свободы волеизъявления и предельной объективности в ведении судебного разбирательства. УПК обязывает председательствующего произнести краткое вступительное слово, в котором, он, в частности, разъясняет задачи присяжных заседателей и условия их участия в деле.

Профессиональный долг судьи — обеспечить возможность использования каждым присяжным заседателем прав, предоставленных ему законом, создать в коллегии судей атмосферу сотрудничества, взаимного уважения, принципиального и ответственного отношения каждого к своим обязанностям.

Председательствующим осуществляется разъяснение прав подсудимому, потерпевшему, другим лицам, которое не может быть формальным. Необходимо, чтобы каждый в действительности осознал, какие возможности предоставил ему закон для защиты своих интересов. К примеру, после оглашения обвинительного заключения председательствующий спрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным, разъясняет подсудимому в необходимых случаях сущность обвинения. Долг судьи — убедиться в том, что подсудимый действительно понимает, в чем он обвиняется, а признание или непризнание своей виновности основано на правильном осознании сущности обвинения, что юридическая неосведомленность подсудимого не обусловила его ошибочного ответа.

Воспитывающее влияние председательствующего судьи зависит от соблюдения процессуального ритуала, руководства принципом соотношения законности и культуры правосудия, нравственных норм и правовых требований. Необходимо быстрое и решительное реагирование на недопустимое нарушение процессуальных норм в отношении кого-либо из участников процесса.

Однако не все судьи придерживаются названных требований. Эту сторону дела пессимистически зафиксировала старинная русская поговорка: «Бойся не суда, бойся судью».

Своими впечатлениями делится адвокат Л.

...Почти все зависит от состояния судейской души. Иной раз и организма. ...Прокурор просит четыре года зоны, адвокат — два. По идее судья должен дать три... А дает шесть! Потом выясняется, что у него во время процесса ныла печень.

К слову сказать, мы стремимся все сделать для того, чтобы... чем-то не раздражить судью. Посему даже выработали нечто вроде униформы. Адвокат не должен быть одет чересчур богато или подчеркнуто бедно.

Явиться на суд в смокинге, в галстуке-бабочке, в золотых запонках и дорогих часах — немыслимо. Хозяин процесса — не ты, а судья. Он из тебя, в пух и прах разодетого, в заседании мальчика для битья сделает. Из простого и понятного соображения: у него нет смокинга и дорогих часов. И скорее всего, никогда не будет. Опять же не явишься в суд в протертом свитере и джинсах. Судья в этом случае поймет одно: ты нарочито прибедняешься. Тебя за это могут даже обвинить в неуважении к суду. Сказанное справедливо не только для России. В Америке примерно то же самое. А во Франции, к примеру, в мантии одеты не только судьи, но и обвинитель с защитником. Это нивелирует отличия — под мантией галстук «от Версаче» не разглядишь.

Из тех же соображений адвокат... никогда не станет в процессе употреблять латынь. Когда-то в этом не было ничего особенного. И судьи, и прокуроры, и многие из присяжных заседателей латынь знали на весьма приличном уровне. А нынче, допустим, ввернешь что-нибудь вроде «Кви продест» — «Кому выгодно», получится красиво, эффектно. И глупо. Даже оскорбительно. Судья-то иной раз... и родного-то языка толком не знает. Он тебе эту латынь припомнит. И будет считать тебя выскочкой и зазнайкой...317.

На каждой стадии уголовного процесса, писал А.Ф. Кони, возникают разнородные вопросы, «которые подлежат разрешению согласно существенным требованиям нравственного закона», — этого неписаного, но естественного закона. С позиции нравственности центр тяжести учения о судопроизводстве переносится с хода процесса на этическую, общественно-правовую, общественно-воспитательную деятельность судьи во всех ее разветвлениях. Благодаря этому судья, постигая «житейскую и юридическую правду дела» и облекая ее в определенные формы, «должен способствовать в каждом отдельном случае восстановлению поколебленного правопорядка». При этом «по важнейшим делам судебная власть зовет к себе в помощь общество в лице присяжных заседателей», которые «являются выразителями общественного сознания, народной совести», веления которой коренятся в глубине правового миросозерцания народа.

Однако внутреннее убеждение судьи в виде его высокой нравственной совести, «не стесненное обязательными правилами или формальными указаниями, не может, однако, обеспечить справедливости решений». Поэтому, — делает вывод А.Ф. Кони, — следует помнить не только о судебной технике и судебной практике, но и о судебной этике — учении о приложении общих понятий о нравственности к той или другой отрасли специальной судебной деятельности318.

А.Ф. Кони совершенно четко уловил тесную связь нравственных, правовых и педагогических норм в уголовном процессе, поскольку их соотношение и взаимодействие

проявляется в единстве функционального назначения как регуляторов общественных отношений, в единстве таких категорий, как справедливость, свобода, ответственность, нравственное и правовое воспитание319.

В целях осуществления эффективного воспитательного влияния на подсудимого суд может применять помимо собранных по делу доказательств такие средства, как:

• опровержение расчета подсудимого на безнаказанность;

• положительные черты личности подсудимого;

• отдельные факты из жизни подсудимого, имеющие для него важное значение;

• привлечение к рассмотрению дела лиц, являющихся авторитетом для подсудимого и способных оказать на него положительное влияние;

• убеждение в том, что чистосердечное раскаяние в совершенном преступлении будет учтено судом как смягчающее вину обстоятельство;

• общественное мнение.

Сила общественного мнения проявляется в том, что личность подсудимого постоянно ощущает на себе совокупность моральных и правовых требований, выработанных обществом, под воздействием которых у нее формируются потребности их соблюдения, мотивы поведенческой деятельности. Кроме того, сам судья высоким качеством рассмотрения уголовных дел, культурой ведения судебного процесса, опираясь на общественное мнение, оказывает влияние на: формирование правосознания граждан; создание социально-психологической атмосферы неотвратимости наказания; создание вокруг подсудимого и его пособников атмосферы морального осуждения; выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления320.

<< | >>
Источник: Кикоть В.Я, Столяренко A.M, и др. Юридическая педагогика.

Еще по теме Обучающее и воспитывающее влияние поведения председательствующего судьи:

  1. Обучающее и воспитывающее влияние поведения председательствующего судьи
  2. Вопросы и задания для самопроверки, упражнений и размышлений