<<
>>

КОММЕНТАРИИ

(номера страниц указаны для книги на бумаге издания "Энигма" и к данному файлу .doc отношения не имеют)

I. с. 59

«Notre-Dame» не может переводиться однозначно: «Собор Парижской Богоматери», как справедливо отмечают, исходя из предания Золотой легенды и других источников, В.Микушевич, В.Карпец и Веков К.А., предлагающие более точное чтение: «Собор Владычицы нашей в Париже» или собственно «Нотр-Дам».

II.

с. 78

Чьё имя, согласно фонетической кабале, можно прочесть как агнец весны (или агнец источника) — от lamb и искажённого spring. Агнец, или Овен, именовался у Философов Малым Тружеником, наряду с Большим Тружеником — Тельцом. Под покровительством этих двух зодиакальных фигур как раз и следовало начинать Великое Делание.

III. с. 91

Вадим Рабинович, переоткрывший более двадцати лет назад для массового русскоязычного читателя средневековую алхимию в качестве феномена культуры (а не как «собрание заблуждений» или, в лучшем случае, «недохимию»), в частности писал: «Алхимические языковые конструкции принципиально нетождественны новохимическим символическим аббревиатурам. Здесь вновь необходим возврат в знаковый контекст средневековья» (Рабинович В.Л. Алхимия как феномен средневековой культуры. — М.: Наука, 1979. С. 244). Согласно Рабиновичу (и это, на наш взгляд, его главная идея относительно настоящей темы), сама эссенциальная суть алхимии — в слитности и, одновременно, раздельности имени и вещи. И если современная позитивная наука не усвоит этого, она ни на йоту не приблизится к подлинному пониманию алхимии.

IV. с. 125

Впрочем, современная позитивная наука, по крайней мере самые непредвзятые её представители, похоже, уже готовы отказаться от определения «лженаука» в отношении алхимии и всё-таки развести последнюю с химией. Примером тому может служить хотя бы готовящаяся к публикации во вновь переиздаваемой Большой советской энциклопедии статья «Алхимия», автор которой, Андрей Константинов, будучи знаком с работами Фулканелли и других Адептов, довольно адекватно рассматривает различия между названными дисциплинами.

Однако ещё у того же Рабиновича встречаемся с очень трезвым взглядом на данный вопрос: «Распространённый подход историков химии к алхимии сводится к следующему. Современная классификация естественных наук включает и химию. Именно эта классификация кажется настолько несомненной, что без обсуждения переносится на прошлые эпохи, в том числе и на средневековье. В качестве "химических" отраслей знания в эту эпоху историки химии видят химическое ремесло и алхимию, игнорируя при этом принципиально иной тип классификации природопознающих наук в средние века, в составе которых химикоподобные знания включены и действуют иначе, нежели химия в составе новой науки. Именно на этом этапе рассуждений происходит аберрация исторического зрения, при которой алхимия понимается как химия с большей или меньшей степенью сходства: алхимия — лженаука, алхимия — начальная пора химии, алхимия — "сверххимия" (у хемооккультистов). Берут лишь часть алхимии — её эмпирический фундамент, по видимости совпадающий с химическим ремеслом. Произведя такую операцию, историк химии без труда видит ряд впечатляющих совпадений алхимической или химико-ремесленной эмпирии с эмпирией научной химии или научной химической технологии. Алхимические же теории прямо не совпадают с теориями научной химии. Позитивно настроенные умы их попросту не учитывают и заодно приписывают всё эмпирическое знание, накопленное к XVII-XVIII векам, химическому ремеслу. Более умеренные готовы разделить эти достижения между химическим ремеслом и алхимией. Модернизаторы идут ещё дальше, перетолковывая на химический лад всю алхимию вместе с её теориями, которые можно при большом старании и хорошей фантазии перевести на язык современных теорий. Совершенно особый алхимический способ видения вещества и оперирования с ним безвозвратно исчезает. К этому есть определённые основания, таящиеся в синкретической полифункциональной природе самой алхимии. Однако эти заблуждения, ставшие в какой-то мере предрассудком, — лишь следствие крупного методологического просчёта, суть которого в том, что алхимию рассматривают вне контекста средневековой культуры (и науки), вне специфически средневекового способа видения мира.
Но, вырванная из исторического контекста, алхимия перестаёт быть алхимией, легко становясь тем, что в ней ищут. Таков механизм "химической" модернизации алхимии». (Указ. соч. С. 329-330.)

V. с. 126

Почти то же самое наблюдаем и в средневековой Руси. С началом весны (время, когда, согласно всем добрым авторам, следует начинать работы) князь ездил по всем дворам своей вотчины и самолично запечатывал печи. Для нас очевидна корневая (или по крайней мере паронимическая) связь печати, печи (пещи) и пещеры в русской фонетической кабале.

VI. с. 127

Согласно русской фонетической кабале, Арес анаграмматически (палиндром — частный случай анаграммы) читается как Сера. Геродот описывает скифское поклонение Аресу (древнеримский Марс) под видом меча, воткнутого в специально настланную соломенную горку, крутую с одной стороны и пологую с другой. Согласно источникам хорасанской географии, одно из трёх племён русов именовалось Арса, Арта или Артания. Жители Артании никого в свою землю не пускали, а путешественников убивали, что наводит на мысль о неких тайных работах, проводившихся там. Это же имя находим в Авесте — are?a, трансформировавшееся в скифо-сарматское ar?a, означавшее медведя (настоящее имя было табуировано), бестиарный символ воинской касты (варны, сословия) русов. Кабалистически Ursus переходит в Rusus. Медведь был также «именным двойником» баснословного Царя Артура (слово «король» здесь неприменимо как возникшее после каролингской узурпации). Медведь, будучи субститутом льва на Руси, может означать как сам Философский Камень, так и сущностное, эссенциальное начало Великого Делания — сульфур или Серу.

VII. с. 131

Гебер — западноевропейский вариант прочтения имени средневекового арабского алхимика Джабира Ибн аль-Хайана — может быть кабалистически преобразовано в берег. Это берег, куда причаливают корабли, совершившие Философское Плавание. Небезынтересно, что на гербе Костромы, хотя и позднем, сочинённом в Герольдмейстерской конторе в 1767 г., представлен старинный корабль под вёслами и с приспущенными парусами.

Герб до чрезвычайности напоминает приведённое Фулканелли символическое изображение Алхимии в качестве навигирующего корабля (на барельефе фонтана в Вербуа). На верхнем поле герба Плёса (бывшего некогда «пригородом» Костромского уезда) мы видим этот причаленный к берегу корабль со спущенными сходнями. Вид этого герба особенно выразителен на витраже столового корпуса дома творчества Союза театральных деятелей. Характерно то обстоятельство, что Плёс — кабалистически «полюс» — находится на севере междуречья Оки и Волги, образующем вместе с Москвой-рекой неправильный круг. По соседству с этой «жемчужиной» Золотого кольца России находятся также деревня Каменка и старинный ювелирный центр, славящийся золотыми изделиями — Красное-на-Волге.

VIII. с. 133

Мёртвая голова в контексте Великого Делания является продуктом одной из важнейших операций — усекновения головы (decaputatio), символически описанной в Химической Свадьбе (Андреэ, Иоганн Валентин. Химическая свадьба Христиана Розенкрейца в году 1459. — М.: Энигма, 2003. С. 85-86) под видом обезглавливания королей (день четвёртый).

В русской народной традиции также встречаем загадку: «Два ворона летят, одну голову едят», чей герметический смысл не вызывает лично у нас никаких сомнений. Сказано несколько по другому поводу, нежели непосредственно decaputatio, однако хорошо иллюстрирует соответствие элементов применительно к Великому Деланию.

IX. с. 166

Oleum vitri, согласно русской фонетической кабале, корнесловно читается как елей ветра в полном соответствии с Изумрудной скрижалью Гермеса, где сказано: «Ветер носил его во чреве своём». Сближение русского языка с латинским перестанет быть химерой, если вспомнить, что и древние властители Первого Рима, и загадочные асы (арсы) Снорри Стурлусона, предшественники владетелей Рима Третьего вели свой род из Трои. Языки эти пеласгические (хотя в латыни древняя её основа практически полностью стёрлась, в отличие от французского, по справедливому замечанию Фулканелли), они берут начало от сурьянского, роусьского (Сирика, по Птолемею, граничила со Скифией) или сирьского (не имеющего почти ничего общего с современной Сирией) языка, иногда полностью отождествлявшегося с герметическим языком птиц, а иногда несколько разводившегося с ним, как и язык енохианский.

Впрочем, все языки от одного истока, но пути их развития различны.

X. с. 170

Сталь пишется по-французски как acier, что является анаграммой собственно Aries, агнец. В то же время, как отмечает Веков К.A., acier анаграмматически и корнесловно может быть прочитано как сера, со всеми вытекающими отсюда выводами, уже нами высказанными допрежде. При этом следует также отметить, что Агнец (Agnus) сакрально-фонетически выводим из Ignis (Огонь). В русском языке эти слова тоже однокоренные, хотя и не так явно. Того же корня слово гниение — процесс, при котором выделяется теплота.

XI. с. 171

Имя сада Геспера (вечерней звезды) легко приходит в кабалистическое соответствие с именем третьего из царей-волхвов, Йаспара или Гаспара, оферовавшего Господу нашему смирну, которой и был умащён снятый со креста Спаситель перед погребением. Йаспар, согласно Иоанну Хильдесхаймскому (см: Иоанн Хильдесхаймский. Легенда о трёх святых царях. — М.: Энигма, Алетейа, 1998), правил «Третьей Индией», где было «царство именем Фарсис» (сближавшееся иногда с Персией, Ираном, страной ариев, чьё имя берёт начало от созвездия Агнца, Овна (Aries), находившегося некогда на месте Козерога, в «точке Рождества» и сместившегося к весеннему равноденствию, «к точке погребения и Воскресения» вследствии феномена прецессии). Анонимная Повесть о трёх королях-волхвах в западно-русском списке XV в. (см: Перетц В.Н. Повесть о трёх королях-волхвах в Западно-русском списке XV века. — СПб., 1903) сообщает о том, что «Иасперь» был «моурином чёрным», то есть «черноликим мавром». Но это обстоятельство скорее указывает не на его «расовую» принадлежность, а на принцип непроявленности, скрытости «третьего элемента». Таким же образом скрыт сад Гесперид, находящийся на западе Солнца. Солнце-Христос на Западе умирает. Но в саду Геспера также растут золотые яблоки, знаменующие воскресение. Их аналог в русской традиции — «молодильные яблоки». Таким образом, сад Геспера — это, с одной стороны, итог, пожинание плодов, обретение Камня.

А с другой — то, что за этим следует.

XII. с. 172

Обезьяна обычно рассматривается как негативный символ, но ни один символ по своему естеству не может быть ни «плохим», ни «хорошим». Есть змей-искуситель и есть евангельские слова «будьте мудры аки змии», есть рога сатаны и есть рога Моисея, рога Агнца. Алхимики часто изображались обезьянами-мартышками. В частности хорошо известна герметическая гравюра, на которой алхимики-обезьяны водят хоровод вокруг осла. Это так называемый «Танец осла Тимона». Осёл также двойствен. Это, с одной стороны, тьма материи, а с другой стороны — то, что из неё извлекается (Посети недра земли и т.д). Вот почему осёл держит рог изобилия. По преданиям французского простонародья дьявол не может вселиться лишь в осла, потому что на спине последнего, когда Христос въезжал на нём в Иерусалим, остался крест. В.Б.Микушевич кабалистически прочитывает осёл как ось Эль, то есть ось Божества. Обезьяна же — о, бес она! восклицает Веков К.А. — была в России объектом пристального надзора издавна. Екатерина II, не любившая масонов и дразнившая мартинистов — мартышками, в одной из своих комедий (ряд стихов, как ни странно, принадлежит г-ну Елагину, одному из основателей русского масонства, безуспешному искателю философского камня и, опять-таки как ни странно, литературному редактору государыни императрицы, от чьей похоти, возможно, пришлось избавиться такой ценой) описывает опыты шарлатана по имени Калифалкжерстон, пытающегося изготовить искусственное золото в компании мартышек-мартинистов. Впрочем, масонская линия, к которой принадлежал Елагин, была антагонистична по отношению к мартинизму.

Кстати, имя крупнейшего традиционалиста Рене Генона, написанное без положеного аксана, Guenon вместо Gu?non — что и делал в переписке небезызвестный оккультист Алистер Кроули, — превращало вполне благозвучную фамилию в издевательское прозвище: мартышкин, обезъянкин. Но только ли повод посмеяться мы здесь находим? Ведь имя мартышки кабалистически напрямую связано с мартом, то есть тем временем, когда начинает вступать в силу Малый Труженик — Овен. Март — Марс — Арес. И тогда обезъяна, как пишет в комментариях к русскому изданию Двенадцати Ключей мудрости Василия Валентина Веков К.А. становится без изъяна. Le singe (обезьяна) корнесловно переходит в le signe (знак), Знак Творения. Мы же укажем на далеко не случайное возникновение поговорки мартышкин труд, то есть нечто бессмысленное для здравомыслящего большинства и означавшее, по видимости, само Великое Делание.

XIII. с. 187

Французское corbeille (корзина) сакрально-фонетически близко к русскому короб. В короба были собраны оставшиеся куски от пяти хлебов и двух рыб, которыми Христос (на основании двух его природ — божественной и человеческой — символизировавшийся в средние века в том числе и грифоном) накормил более пяти тысяч народу (Мтф. 14:17-21). В раннем средневековье корзиной с бутылью красного вина и рыбой — карпом (карп — короб) иногда обозначали св. Чашу Грааль. Причём корзина стилизовывалась под корабль (опять-таки: корабль — короб). Образ грифона, издревле известный на Руси, в отдельных случаях заменялся на образ птицерыбы, что полностью соответствует замечанию Фулканелли.

XIV. с. 194

Принято считать, что геральдическая лилия явилась результатом преобразования из условного изображения пчелы, чьи очертания напоминают названный цветок в том виде, как он представлен на королевских гербах и эмблемах. Пчела — символ первой династии франкских государей, Меровингов. Русское слово рой (пчелиный) корнесловно родственно французскому roi, (царь, позднее — «король», хотя такой перевод неверен, «король» буквально — потомок Карла Великого, т.е. «Каролинг», позже вообще любой французский король). Пчелиный рой, как справедливо отмечали самые разные мистики, аналогичен человеческой крови. Мы бы добавили: особенно крови истинной, что приводит нас к Таинству Евхаристии, а также Чаше Грааль.

XV. с. 226

Самое время здесь напомнить, что принцип плетения связан с символикой корзины или короба, о чём уже было сказано выше.

XVI. с. 235

Французское шевалье так же, как испанское кабальеро или русское кавалер, восходит к слову конь, кобыла, поскольку привелегированное сословие было конным. Одним из благородных занятий почиталось кабалистическое прославление собственного герба. Поэтому иногда фонетическая кабала рассматривалась как фонетическая кобыла. Искусство воспевания герба (букв. трава, листок) корнесловно может быть истрактовано как искусство гебраическое (то есть еврейское), однако почти все добрые авторы, затрагивавшие этот вопрос, чётко разводили фонетическую каб?лу и гебраическую Каббал?, (букв, предание, традиция) как две различные дисциплины.

XVII. с. 241

Существует целый корпус преданий, согласно которым Соломону при постройке храма помогал его брат Китоврас (от греч. кентавр, ?????????). Талмуд вместо Китовраса называет гнома. Ветхий Завет (а также масонское предание, так называемая Храмовая легенда) — Хирама (Адонирама). Храмовую легенду под видом мусульманского предания разгласил Жерар де Нерваль (см.: Нерваль Жерар де. История о царице Утра и о Сулаймане, повелителе духов. — М.: Энигма, 1996), за что и был, по одной из версий, повешен масонами. Нерваль сообщает о том, что Адонирам — отпрыск Каинова рода, обитающего под землёй. Налицо параллелизм: ветхозаветный и масонский Адонирам — талмудический гном. На Руси функцию Адонирама замещал Китоврас. Согласно древнерусскому Сказанию о Соломоне и Китоврасе (Изборник. — М.: Худ. лит., 1969. (БВЛ, серия 1, т. 15.) С. 370-375), Китоврас, пойманный с помощью Соломоновой хитрости, открыл, как можно обработать камень, необходимый для постройки храма, «без железа, тесла или иного какого инструмента» (таково было повеление Господне). Китоврас сказал, что в дальней пустыне на каменной горе живёт птица шамир (алмаз), называемая также кокот (по видимости «коготь»), и научил, как выманить у неё острый камень (собственно алмаз). С помощью этого камня и был построен храм. Герметический смысл настоящего сказания для внимательного читателя Философских обителей самоочевиден. Добавим лишь, что Китоврас представляет собой грубую, но созидающую силу естества, он мудр едва ли не более, чем сам Соломон, представляющий силу искусства. После того, как мудрейший из царей захотел испытать силу Китовраса, он расковал его и дал проглотить свой перстень, Китоврас же простёр крыло и ударил Соломона так, что забросил его на край земли обетованной. Соломона по ночам охватывал такой сильный страх перед Китоврасом, что он повелел 60 юношам с мечами охранять его царский сон. Есть множество и других преданий о Китоврасе (этот образ можно видеть на стенах Киевской Софии), все они не менее герметичны, но уведут нас в сторону.

XVIII. с. 245

Кальвария — иное название Голгофы. Кабалистически и то, и другое восходит к общему корню-триграмматону *clb, развивающемуся в ряд инвариантов в зависимости от фонетического контекста, но имеющему единое логосное основание. Этого же сакрального корня: голова (*glv), купол (*cpl), купель (*cpl), клобук (*clb), санскр. kapala (*kpl) — так именуется в шиваизме череп гуру-предшественника, плаха (*plh), также polus (*pls), центр, где свершается великое событие, жертва, наконец, Купала (*cpl), формально-лингвистически происходящее от лат. Cupido, Купидон, но в христианской традиции преобразованное в Иван-Купала, летнее солнцестояние, Janus Inferni. Отсюда календарный смысл слов Иоанна Крестителя (то есть купающего): «Ему <Христу> расти, а мне малиться» — начиная с летнего солнцестояния день сокращается, «усечённая голова Иоанна катится вниз», от Рождества Христова — солнце вновь идёт на подъём. Колпью (*klp) на Руси именовали феникса, иероглифически обозначающего в алхимии третий этап основной работы — рубедо. С этим мифо-языковым комплексом связана Кибела (*kbl), хтоническая богиня, представляющая материнское земное (и земляное) субстанциальное начало. Её царство — подземный мир, мир матерей, куда Адепту следует спуститься вослед за Распятым Христом.

XIX. с. 245

Именно здесь проходит линия размежевания между воззрениями Фулканелли и христианством, где «несть ни еллина, ни иудея» (то есть ни язычника-манифестациониста, ни авраамиста-креациониста). Согласно традиционалистской школе, христианству («третьему пути», отрицающему и первое, предельный манифестационизм, и второе, предельный креационизм) весьма неявно, но тем не менее действенно противостоит так называемый «орден Гермеса» или «орден Илии» (оба определения условно-типологические), являющийся одновременно и тем, и другим. Для Фулканелли Христос пострадал плотию, прежде, чем преобразиться в дух, для христианства же исключительно важно утверждение того, что Христос воскрес во плоти. Во плоти (но не будем забывать, что это плоть изменившаяся, воскресшая) и вознёсся Он на небеса, где сидит одесную Отца.

XX. с. 246

Рея-Кибела, таким образом, представляет «нижний», субстанциальный полюс, «полюс растворения». Юпитер же, напротив, являет «верхний», эссенциальный (сущностный) полюс, «полюс сгущения». Однако, вопреки обычной логике, на сакральных календарях зачастую нижний полюс изображался наверху, а верхний полюс — внизу. Канселье пишет (КЭА, с. 57), что в скульптурном ансамбле, сооружённом епископом Гильомом в Нотр-Даме «обычный порядок созвездий вдруг оказывается нарушен», вслед за Близнецами сразу идёт Лев. Дело в том, что, совершая круговой путь, Солнце движется по зодиакальному кругу от нижней точки вверх, а от верхней — вниз. Стало быть, нижняя точка рассматривается не только как негативная (Ад), но и как Janus co?li, небесные врата, а верхняя не только как положительная (Земной Рай), но и как Janus inferni, адские врата.

XXI. с. 246

Наша матушка гусыня, помимо прочего, означала собственно Ртуть. Памятуя слова Фулканелли о ртути-матери и ртути-дочери, уточним: Ртуть первую.

XXII. с. 261

Отсюда знаменитый осёл Тимон (?ne-timon) со старинной герметической гравюры. Именно вокруг этого осла ведут свой хоровод обезьяны-алхимики.

XXIII. с. 262

Один из разделов современной философии, посвящённый знанию (иногда его отождествляют или аспектно соотносят, а иногда разводят с гносеологией), называется эпистемологией.

XXIV. с. 265

Хугин — имя вещего ворона Одина, барма — знак царского достоинства. Таким образом, имя этого Адепта, учитывая разрабатываемую им тему, может быть дешифровано как Ворон из Царской гробницы.

XXV. с. 273

Очень похожим образом описывает находящуюся в одном из храмов славян статую Сатурна (свинца) арабский географ аль-Масуди. Будучи явным мутазилитом (крайняя ортодоксия в исламе), Масуди при этом был тайным герметиком. В Серебряных рудниках он сообщает о здании на чёрной горе, окружённой чудесными водами, разноцветными и разновкусными, известными своей пользой. Внутри здания — статуя старца, «с палкою в руке, которою он двигает кости мертвецов из могил». Под левой ногой старца (Сатурна) — «изображения пречёрных воронов, чёрных крыльев ... и странных Хабашцев и Занджцев (чернокожих абиссинцев и зангебарцев)» (См.: Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (с половины VII века до конца X века по Р.Х.). — СПб.: Типография Императорской Академии Наук, 1870. С. 58-60). Символизм нигредо, Работы в чёрном, здесь, как мы видим, налицо.

XXVI. с. 274

Таковой перевод представляется более адекватным, нежели привычное «мать шутов», поскольку русское дура (кабалистически восходящее к лат. durus, твёрдый, суровый, грубый, невыделанный) анаграмматически переходит в руда (напомним, что рудой именуют не только то, что добывают в руднике или копях, но и то, что находится внутри самого алхимика, таким образом, внутреннее делание соответствует внешнему, микрокосм — макрокосму). Fol, происходящее, по Фулканелли, от follis (soufflet a 1'usage du feu, пламенная воздуходувка), с. 276, также имеет родство с feuille, лист (растения или бумаги), таким образом, мать шутов есть также и мать листов (или мать гербов). Герметический образ книги, в частности книги закрытой, начального субъекта, откуда извлекается Ртуть, которая после этого становится живой и открытой, подробно разобран Фулканелли.

XXVII. с. 284

Ещё Веков К.А., работая над Алхимией Эжена Канселье, перевёл Turba Philosophorum как Согласие Философов, вместо привычного Собрание Философов. Дело в том, что русское слово согласие означает не только единомыслие, но также и собрание единомышленников (например, Спасово согласие) и в данном случае согласие куда как лучше и полнее передаёт изначальный смысл латинского turba, нежели просто собрание.

XXVIII. с. 327

Современный исследователь алхимии Евгений Головин посвятил несколько работ рассмотрению герметической символики в произведениях Рабле. См. например: Головин Е. Франсуа Рабле: алхимический вояж к Дионису // Литературное обозрение, № 3-4. — М., 1994; Головин Е. Приближение к Снежной Королеве. — М.: Арктогея-Центр, 2003.

XXIX. с. 350

Медуза (???????) также является паронимическим аттрактантом слова муза (?????). Напомним, что один из бестиарных атрибутов Аполлона Мусагета — мышь, чьё именование во многих индо-европейских языках созвучно имени муза. В русском языке слово мышь, как и муза, фонетически связано со словом мысль. Отсюда — мыслию (мышью) по древу. Этот фонетический комплекс, вероятно, восходит ещё к ностратической языковой общности, где он, по-видимому, соотносился с определённой мифо-именной структурой, реконструируемой лишь гипотетически.

XXX. с. 375

Под именем V?ra скорее всего скрывается червь (ver), чьё именование употреблено в женском роде (то есть червячиха). Это одновременно и апокалиптический червь неусыпающий, и змей-искуситель из Книги Бытия, терзающий, согласно де Сирано Бержераку, мужчин голодом, свернувшись в животе у них в виде кишок, выступающих наружу детородным удом, а женщин также и укусами, опухоль от которых держится девять месяцев (см.: ИС. С. 211-212).

XXXI. с. 386

Принят также вариант перевода: киммерийские тени. Однако слово сумерки точнее кабалистически, так как восходит к тому же корню, что и древнее именование Крыма. Этот корень базируется на консонантах –kmr- (или их инвариантах). В этом же ряду греческое химера, русское хмурый, мрак, морок (и бесчисленное множество других), также кикимора (и целый ряд именований персонажей нави с консонантным корнем -mr-), французское cauchemar, финно-угорское именование божества, демонизированного с приходом христианства, — Керемет. Киммерийцами называли не только известных из официальной историографии обитателей Крыма, но и франков. Корень же –km- входит в древнее название Египта, именовавшегося, как мы помним, Кеми (земля хамова), то есть чёрная земля, откуда, по одной из версий, и происходит слово ал-химия.

XXXII. с. 397

«Художник Элиас», по-видимому — вымышленный персонаж, или же псевдоним, поскольку Элиас есть всего лишь модифицированное Илия, художник Илия (либо Илия-Художник), чьё имя, согласно греческой фонетической кабале, означает солнце, солнечный (Elie от ?????, Гелиос, Helios). Илия в герметике выступает не только как покровитель алхимиков, но и почитается (так же, как и Гермес) в роли тайного посвятителя. Отсюда эзотерический смысл беседы де Сирано Бержерака со старым Илией, описанной французским дворянином в Ином свете, или Государствах и Империях Луны (ИС. С. 205-216).

XXXIII. с. 404

В связи с этим можно упомянуть древнерусскую эзотерическую игру, в ходе которой всякий, кто притрагивался к несущему золотого гуся скомороху, «приклеивался» к последнему и не мог от него оторваться. В результате образовывалась целая вереница «приклеившихся» (по материалам скоморошеского общества «Троянова Тропа»).

XXXIV. с. 415

Лебедь часто является субститутом гуся (отсюда гуси-лебеди русских сказок), точнее, гусыни (отсюда Царевна-Лебедь и наша Матушка Гусыня). В традиционном индуистском обществе хамса (гусь), бестиарный атрибут Брахмы, некогда представлял высшую (или центральную, если учитывать, что брахманы, кшатрийи, вайшьи и шудры селились строго по сторонам света) варну. Отсюда метафизический смысл Шиваратри, индуистского праздника, посвящённого явлению Шивы в образе огненного столпа. Брахма (гусь или лебедь) вознёсся вверх, чтобы обнаружить вершину столпа, но, обманутый листком кетаки, вернулся назад, сказав Вишну (вепрю), что нашёл то, что искал. За это Шива отрубил пятую (центральную) голову Брахме. Эта пятая отрубленная голова лебедя-Брахмы соответствует принципу непроявленности, и, согласно аналогии, возвращает нас к исходной Ртути.

XXXV. с. 420

Позволим себе соотнести льва, козу и дракона с сущностью, формой и субстанцией неоплатоников (в позднейшей гносеологии их место заступают субъект, предмет и объект). Таким образом, перед нами Сера, Соль и Ртуть. Соль выступает в роли посредника и является всего лишь иным именованием философской ртути (mercure philosophique).

XXXVI. с. 468

Слова Сирия, сирийский, согласно самым разным авторам (от составителя Жития Мефодия Патарского до Рене Генона), изначально означали нечто совершенно иное, нежели принято обычно полагать. Сирия представляет собой Солнечную землю. Сирийский язык — изначальный адамический язык, то же самое, что язык птиц или язык ангелов. (См. об этом: Генон Р. Символы священной науки. — М.: Беловодье, 2001; Топоров В.Н. Святость и святые в русской духовной культуре. — М.: Гнозис, 1995. Т. I). По Страбону (География. XI. V. 8), аорсы и сираки живут между Меотидой (Азовское море) и Каспием. Птолемей (Географическое руководство. VII. V. 2) называет Сарматию, Скифию и Сирику граничащими на севере с неизвестной землёй, как если б то были смежные земли.

XXXVII. с. 488

На протяжении всей книги Фулканелли настойчиво намекает на активность материи и инертность духа. У современного спиритуалиста (чьи представления о Бытии, как ни парадоксально, основаны на той путанице, которой мы обязаны Аристотелю) подобный взгляд вызовет недоумение. Плохо понятый Аристотель повлиял на всё дальнейшее развитие «позитивной науки». Под материей, в отличие от более или менее традиционных взглядов стоиков и неоплатоников, принято понимать (и здесь так называемые «материалисты» и «спиритуалисты» проявляют полное единогласие) нечто формальное. В наиболее извращённом варианте это предстает как дихотомия формы («материи») и содержания («духа»). На самом деле всё намного сложнее. Ещё у Гесиода было сказано о том, что «боги рождаются из материи», то есть из хаоса. Хаос же (отсюда, кстати, Geist, ghost, gaz, гас, газ) есть наш Гусь или истинная Матушка Гусыня, изначальный хамса, иными словами, дух. Но не «тот дух, который вверху», а «тот дух, который внизу» (речь, разумеется, идёт не о «Сатане»). Если предельно упростить картину мира древних (хотя эти представления и не изначальны), то материя (или меон), будучи духом, проявляет активность, «дух» же, а точнее, Сверхсущее Единое, неподвижен, потенциален, инертен. Материя «сталкивается» с «духом» (Сверхсущим Единым), происходит «обжиг», образуются формы, эти формы взаимно «давят» друг на друга. «Наш» мир, Космос, в представлении древних, вовсе не материя (но и не «дух»), а форма, производная от сочетания материи и «духа» (Сверхсущего Единого), матери и отца. Впоследствии возникли «технические» понятия сущности (эссенции), формы и субстанции. Первая — «вверху», вторая — «посередине», третья — «внизу». При этом всё Мироздание представляет собой бесконечную (замкнутую в круг) иерархию этих метафизических «протяжённостей». «Протяжённостей», разумеется, говоря крайне условно. Фулканелли постоянно оперирует этими понятиями, используя их в изначальном, традиционном значении. И если мы не будем учитывать настоящее обстоятельство, то ничего здесь не поймём. Сущность, форма и субстанция — лишь отвлечённые обозначения сульфура (Серы), Соли и меркурия (Ртути).

XXXVIII. с. 488-489

Французское chardon (чертополох) является неточной анаграммой (но по крайней мере полным паронимическим аттрактантом) cadran (циферблат). Так же, кабалистически, chardon трансформируется в charbon (уголь). Таким образом, циферблат гномона (cadran de gnomon) — это уголь гнома (charbon de gnome), сиречь краеугольный камень терристериального духа.

XXXIX. с. 510

В Православной традиции Апокалипсис Ездры именуется Третьей книгой Ездры. Эта книга, будучи не-канонической, но и не-апокрифической (что важно), содержится в Елизаветинской Библии и отсутствует в синодальных изданиях.

Олег Фомин

a. с. 193

Титло, сделанное Пилатом на Кресте, INRI — Iesus Nasareus Rex Iudeorum — розенкрейцеры расшифровывали как Igni Natura Renovatur Integra — Огнём Естество Всецело Обновляется. См. об этом в предисловии Э.Канселье к Двенадцати ключам Василия Валентина. Русское Древлеправославие настаивает на титле — Исус Христос Царь Славы.

a'. с. 388

См. прим. d к с. 423.

b. с. 408

Генрихом II (или Генрихом V, в зависмости от династического счёта) французские монархисты-эзотерики именуют Великого Монарха, появление которого, по их толкованиям, связано с исполнением эсхатологических сроков, описанным в конце книги Фулканелли.

c. с. 422

В Римско-католической церкви, в отличие от Православной, празднование Богоявления (Крещения Господня) совпадаёт с Рождественским сочельником, и потому носит ещё одно название — День Царей (то есть Царей-волхвов Гаспара, Валтасара и Мелхиора).

d. с. 423

Герметическое прочтение римо-католического догмата об исхождении Святаго Духа от Отца и Сына (filioque). В Символе Православной веры Святой Дух исходит от одного Отца, а о Боговоплощении сказано: «И воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы вочеловечшася» (дораскольная редакция).

e. с. 443

Фулканелли по понятным причинам отождествляет христианство исключительно с моралью. Восточное Православие различает толкования историческое, нравственное и апагогическое. Это последнее близко к тому, о чём здесь идёт речь. Впервые появившись у Оригена, такой подход стал основой каппадокийской школы восточного богословия.

f. с. 447

Ср. calice — чаша, колита, кош. Калипсо также появляется в образе медведицы.

g. с. 447

Огигия, по преданиям, расположена на крайнем севере, под Полярной Звездой.

h. с. 453

Эзотерическое значение башни (tour) подробно рассмотрено в книге Грасе д'Орсе (Grasset d'Orset) Materiaux criptographiques. Башня связана с «лунной» символикой некоторых тайных обществ (по-древнееврейски башня — magdal?). Этот вопрос частично изложен (применительно к Грасе д'Орсе) в книге А.Г.Дугина Конспирология.

i. с. 455

Де Сирано Бержерак, а следом за ним Э.Канселье, производит слово sir?ne (русалка, сирена) от Sir — царь. Таким образом, sir?ne — царица.

j. с. 458

Современные исследователи отождествляют пеласгов с венедами, вандалами или винделиками. Винделик — одно из имён родоначальника «первой расы» франков Merov?e.

k. с. 458

Жан Робен, в частности, называет венедов «царями-венерианцами», «царями-мореплавателями»

l. с. 464

Утренняя звезда — Веспер, Люцифер или Венера.

Владимир Карпец

<< | >>
Источник: Фулканелли. Философские обители. Изд.: Энигма. - 624 с.. 2004

Еще по теме КОММЕНТАРИИ:

  1. Наумов А.В.. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. - Волтерс Клувер., 2005
  2. КАК НЕЛЬЗЯ ГОВОРИТЬ О ЗНАЧЕНИИ 58 (Комментарии к статье Дж. Дж. Смарта)
  3. КОММЕНТАРИИ ЛИТЕРАТУРА
  4. КОММЕНТАРИИ
  5. КОММЕНТАРИИ
  6. КОММЕНТАРИИ
  7. КОММЕНТАРИИ
  8. КОММЕНТАРИИ
  9. КОММЕНТАРИИ ОТ СОСТАВИТЕЛЯ
  10. Комментарии и примечания
  11. Комментарии и примечания
  12. КОММЕНТАРИИ
  13. КОММЕНТАРИИ
  14. КОММЕНТАРИИ
  15. КОММЕНТАРИИ
  16. Комментарии Лютового к «О ещё одной возможности отождествлении Рюрика» и ответ на них.
  17. 1.1.1. «Комментарии к “Сентенциям” Петра Ломбардского»
  18. Комментарии