<<
>>

4. Общество без технического прогресса?

В арсенале буржуазных, мелкобуржуазных теоретических разработок имеется немало концепций, противостоящих друг другу («деидеологизация» — «реидеологизация», «общество потребления» — «общество воздержания», «техницизм» — «антитехницизм», «индустриализм» — «постиндустриализм» и т.
д.). Эти внешне противоположные концепции нередко отдалены друг от друга определенным периодом времени, хотя нередко они сосуществуют (только при этом одни из них занимают доминирующее положение, другие — подчиненное). Противоречивость и разнородность выдвигаемых идеологами буржуазии теоретических построений способствуют созданию лабиринта ложных идей для манипулирования сознанием масс. Что касается парных теорий «техницизма» — «антитехницизма», то и они существовали и бытуют в настоящее время бок о бок. Сторонники одной концепции ратуют за быстрейшее, безудержное техническое перевооружение Во всех сферах общественной жйзнй, сторонники другой— считают такой прогресс ненужным и даже опасным. В период промышленной революции, являвшейся воплощением рационализма, прогресс общества связывали с идеей и системой индустриализма. Но уже первые плоды капиталистической индустриализации вызвали реакцию против подобного прогресса, и особенно против «промышленной цивилизации». Разумеется, нельзя связывать технический оптимизм непременно с рационализмом, а пессимизм — с иррационализмом. Речь здесь может идти, как отмечают философы из ГДР Г Банзе и 3. Вольгаст, лишь о некоторой тенденции к сближению63. Как показывает изучение западной литературы по проблемам технического развития общества, взгляды на технику оптимистичны в период оживления капиталистического производства и пессимистичны в условиях обострения кризиса. Характерно, что именно на антитехницистской почве сближаются разные философские, идейно-политические направления, такие, например, как консерватизм и ле- ворадикализм. Техника, по мнению ряда немарксистских ученых, унифицирует и нивелирует духовную жизнь людей, порабощает человека, лишая его истинных «корней жизни».
Они предсказывают полное обезличивание людей машинами, переносят морально-этические пороки капиталистической системы на развитие всего человечества. Обращает на себя внимание то, что на позиции «технического пессимизма» встают даже те ученые, у которых раньше такой «порок» не наблюдался. Известный американский ученый Теодор Роззак, например, считает, что человек обожествил науку и технику, с их помощью сотворил вокруг себя искусственную среду, а последняя стала преградой между ним и природой, лишила его духовности, исказила индивидуальное сознание. Мир, по его мнению, лишился красок и звуков, в чем американский исследователь винит науку, которая своим высокомерием придала машине и технике «демоническую силу»64. Роззак полагает, будто именно наука и техника привели современное общество к экологическому кризису, а большинство населения на Земле — к крайней бедности, к технократическому элитизму, психологическому отчуждению, к «смерти духа». Отрицательное отношение к технической цивилизации выливается в антипрогрессизм. Последний становится предметом особого внимания и исследования многих уче ных Запада. Эта проблема затронута и некоторыми сторонниками Римского клуба, выводы и предложения которого оказывают значительное влияние на эволюцию буржуазных концепций общественного развития в 80-х годах. Суть этих выводов сводится к тому, что невозможно разрешить проблемы, порожденные НТР. Во второй половине 60-х годов антипрогрессизм получил развитие в трудах ряда буржуазных обществоведов. Французский социолог Ж. Эллюль заявлял, например, будто назначение человека заключается в «разрушении прогресса». А его американский коллега Э. Фромм в работе «Иметь или быть» призывал отказаться от утешительных иллюзий, завещанных современному молодому человеку, проживающему в капиталистических странах, предшествующим поколением. По его мнению, «великое обетование беспредельного прогресса» оказалось несостоятельным из-за порочных духовно-психологических оснований буржуазного индустриализма.
Ярким подтверждением того, что антитехницизм получает новые импульсы, является рассмотренная нами теория «экосоциализма», которая как бы продолжает переосмысление идеи прогресса, противопоставления научно-технической революции социальному прогрессу человечества. Согласно этой теории, техника противоречит сущности человека, отчуждает его от природы и жизни и порабощает его. Нельзя сказать, то «экосоциалисты» вообще отказываются от всякой техники. Вовсе нет. Многие философы, такие, как, например, А. В. Амори, отмечается в статье Л. Петера, опубликованной в теоретическом журнале австрийских коммунистов «Вег унд циль», указывают на различие между «жесткой» и «мягкой» технологиями. При этом «жесткая» технология рассматривается в качестве репрессивной, разрушительной системы, противоречащей подлинным человеческим потребностям. Поэтому она отвергается. «Мягкая» технология, одобряемая «экосоциалистами», менее связана, по их мнению, с принуждением, она «допускает инакомыслие и многообразие взглядов, личную инициативу»65. Некоторые (Р. Кларк, Д. Диксон, В. де Вельт) заводят разговор об «альтернативной» технике, подразумевая под этим термином примитивную технику. Противники технического развития в лице «экосоциалистов», будучи не способны разобраться в его сути, замахиваются и на научную теорию развития общества, заявляя, что якобы марксизм, как и буржуазный рацио- нализм, нуждается в исправлении. В частности, деятели СДПГ И. Штрассер и К. Траубе пишут: «Хотя Маркс постоянно подчеркивал, что природа, наряду с трудом, является автономным источником общественного богатства, тем не менее концепция техники и прогресса на основе высвобождения производительных сил, присущая традиционному марксизму, не допускает развития этой идеи. Техника остается «техникой эксплуататоров» в отношении как внечеловеческой, так и человеческой природы»66. Развитие техники не знает предела. Действительно, она обрушивает на человека огромные психические нагрузки, вызывая сердечно-сосудистые заболевания, нервное напряжение и т.
д. Это одна сторона дела. Другая связана с тем, что развитие техники имеет целый ряд негативных последствий для окружающей человека природы. Среда обитания сегодня насыщена ионизирующими излучениями и загрязнена химическими веществами, вредными для самого его существования и крайне опасными для его будущего, поскольку активизировался мутационный процесс, отрицательное воздействие которого на наследственность человека возросло67. Общеизвестно также, что многие негативные последствия технического прогресса затрагивают в капиталистических странах прежде всего интересы рабочих, поскольку их жизнь протекает в неблагоприятных условиях (повышенная загрязненность воздуха, больше отбросов и мусора, некачественная вода, пища и т. д.). Американский ученый Гарри Ротмэн пишет, что рабочий класс подвержен опасности получить ущерб от загрязнений несравненно в большей степени, чем все другие слои населения68. Но в чем заключается ошибочность взглядов упомянутых авторов? Во-первых, они предъявляют обвинение не буржуазной системе, порождающей уродливые проявления научно-технического прогресса, а техническому перевооружению общества, являющемуся объективным процессом. Во-вторых, они сбрасывают со счетов все то положительное, что привносит техника во многие сферы жизни. По сути дела названные авторы игнорируют тот факт, что общественное производство, создавая «вторую природу», преобразует природную среду. Производство в зависимости от своей социальной направленности и уровня развития может ухудшать или улучшать естественные условия жизни людей. «Экосоциалисты» не хотят понять ту простую истину, что не развитие науки и техники вообще и не рост благосостояния населения представляют опасность для окружающей среды. Такая опасность кроется в отклонении от рачительного использования природных богатств, разумного взаимодействия с окружающей средой, в самом капиталистическом строе. Противопоставляя чистоту природной среды экономическому росту, научно-техническому прогрессу, альтернативисты упускают из виду истинные причины кризиса буржуазного общества.
Поэтому они не осуждают тех, кто неразумно использует технику по отношению к среде обитания, а возмущаются техническим перевооружением как таковым. Характер техники (антигуманный или гуманный) вытекает из ее социального содержания и направленности. Техника сама по себе не лишает человека достоинства, не выбивает его из сферы труда, не создает плохие условия жизни. Более того, она является средством, фактором развития цивилизации, культурных ценностей. В проблеме «человек — техника» проявляются многие противоречия современного капитализма. Отсюда — анти- техницистские настроения масс. Прогресс техники необратим, его нельзя остановить, а тем более уничтожить. Человек может только овладевать им, властвовать над ним, подчиняя своим потребностям, и гуманизировать его. Отказ от него неминуемо приводит к самым неожиданным и нежелательным последствиям. Так, западногерманский марксист Р. Штай- гервальд высказывает мысль о том, что антитехницизм может возродить весьма опасные идеи. В частности, он пишет: «... на душу населения (в ФРГ.— В. X.) приходится 0,2 га сельскохозяйственных земель. Без современной техники, современной химии потребовался бы по крайней мере 1 га на человека, чтобы обеспечить лишь примитивное питание, и то лишь примерно для 12 миллионов жителей ФРГ А что произойдет с остальными 48 миллионами? Они должны будут переселиться в еще не открытые новые колонии, с тем чтобы отвоевать у местного населения «жизненное пространство»? Или они должны быть «усыплены»? А что станет без современной химии с эпидемиями чумы, холеры и др.?»69 Так что пропаганда «антитехницистских» настроений может направить мысли людей в реакционное русло или толкнуть на поиски «жизненного пространства». Необоснованное отрицание альтернативистами техники нередко поворачивается против окружающей человека природы, за чистоту которой они так рьяно высту пают. Отсутствие техники как раз может нанести значительный ущерб среде обитания. Если, например, «любители натурального» предпочитают естественные материалы промышленной пластмассе и считают необходимым из «любви» к природе обладать ее «кусочком», то это и есть неразумное отношение к природе, расточительство.
«Альтернативные» идеологи, объявляя бой технически развитому обществу (не обходят они и социализм), будоражат антитехницистские настроения масс в капиталистических странах. О росте влияния «технического пессимизма» на людей говорит тот факт, что с каждым годом заметнее становится их негативное отношение к научно-техническому прогрессу. Сравнительные данные западногерманских социологов показывают: если в 1970 г. 52% опрошенных молодых людей думали, что техника облегчает их труд и жизнь в целом, то в 1979 г. такого мнения придерживался лишь 21 %70. Протест молодежи направлен против индустрии в ее хищнических формах, против бездумного внедрения техники, не учитывающего интересы людей и лишающего их стабильности существования. Не случайно, что в альтернативные движения вливается значительное число безработной молодежи, которая, однако, причины этого социального бедствия связывает не с частнокапиталистическим характером производства, а с развитием техники, автоматики, вытесняющих рабочую силу из сфер производства, обслуживания. Неприязненное отношение молодежи к технике выражается не абстрактно, а выливается в конкретные формы действия: молодые люди — участники «альтернативных проектов», отрекаясь от использования результатов научно-технических достижений, при обработке почвы применяют ручной труд, не удобряют ее химическими средствами. В знак протеста против использования атомной энергии они образуют «живые ковры» на дорогах, ведущих к атомным электростанциям, пытаясь препятствовать их эксплуатации (нередко эти экстремистские действия приводят к столкновениям с властями). Вместо электричества они зажигают в домах, общинах керосиновые лампы, свечи, предлагают закрыть рудники и угольные шахты, погасить домны, прекратить производство стали; ратуют за «альтернативные» виды энергии, прежде всего за солнечную. Идеал альтернативистов — создание маленьких энергетических устройств (солнечных батарей), позволяющих вырабатывать необходимое для небольших предприятий количество электроэнергии. Автомобиль объявляется великим злом, поскольку он загрязняет воздух, губит столько же жизней, сколько чума в период средневековья, и калечит не меньше людей, чем войны тех времен. Словом, они, идеализируя докапиталистические формы ведения хозяйства, такие, как крестьянские усадьбы или ремесленные мастерские, советуют вернуться к прошлому, доиндустриальному периоду жизни, к формам мануфактурного производства. Подобные рекомендации «новых форм жизни» на практике приводят либо к разочарованию личности в них, либо к ярко выраженному индивидуализму, эгоизму и мещанству. В результате антитехницистских настроений часть молодежи обращается в «бегство» из буржуазного общества, чтобы найти пространство, еще не испорченное «современной цивилизацией». В этом своеобразном бегстве выражается недовольство «альтернативной» молодежи современной буржуазной промышленной цивилизацией. И хотя протест нынешних недовольных, как и «новых левых» в прошлом, не грозит капиталистическим устоям, не наносит каких-ли- бо ощутимых ударов по ним, тем не менее он беспокоит буржуазию. Ее беспокойство вызвано тем, что нынешние «альтернативные» выступления, ставящие на повестку дня глобальные, общечеловеческие проблемы современности, представляют собой более массовое движение, чем волнения «новых левых». Сегодня потенциал альтернативного движения довольно значителен во всех развитых капиталистических странах. В ФРГ, согласно данным министерства по делам молодежи, семьи и здравоохранения, названный потенциал составляет от 10 до 15% молодежи в возрасте 14 — 21 года. Примерно такое же положение наблюдается во Франции, Италии, Австрии, Скандинавских странах, США, Канаде. Среди «альтернативной» молодежи популярными становятся идеи о том, будто технический прогресс ограничивает социальную деятельность, общественную активность человека: чем больше растет роль науки и техники, тем скованнее чувствует себя субъект исторического процесса, тем сильнее навязывают ему свою волю социальные институты, превращая его в послушный автомат, который функционирует по запрограммированной системе. К тому же, полагают подверженные подобным взглядам молодые люди, человек не в состоянии разобраться в законах общественного развития, когда над ним довлеет «техническое господство». Отсюда стремление молодежи противостоять процес су технизации общества, отсюда ее бурный протест, направленный против буржуазной теории «социального поведения», согласно которой человек — слабое, пассивное существо, которое не в силах что-либо изменить в обществе. Отсюда, наконец, отречение от «цивилизованного общества», которое постоянно воспроизводит объективную основу такого мировосприятия. Позиции альтернативных движений в оценке или неприятии техники выходят за рамки чисто технических проблем. Многие их требования приобретают мировоззренческий характер. Если обобщить и проанализировать их протест в комплексе, то нельзя не видеть, что его участники и сторонники затрагивают проблему всемирного перехода к новому общественному строю. Другое дело, что альтернативисты не могут понять вздорность идеи о «надклассовом», «надсоциальном» характере техники. Поэтому их протест, находясь под влиянием сумбурных идейных течений, развивается в русле ложных идеологических концепций. Антитехницистские настроения новых социальных движений связаны с пессимистическими взглядами на будущее. Идеология антитехницизма мешает молодым людям понять объективные причины экономического, социально-политического кризиса капитализма и, следовательно, препятствует активному включению их в сознательную борьбу против буржуазной системы. В итоге этот пессимизм приводит к отрицанию социалистического строя, к представлениям о том, будто ничего более не существует по ту сторону капитализма, что, дескать, капитализм — «конечная стадия истории человечества», т. е. сторонники антитехницизма отрицают исторический процесс, закономерности перехода от капитализма к социализму. В этом выражается враждебность альтернативного движения новому строю71. В этом и таится идейно-политическая вредность антитехницистских взглядов на общественное развитие. Марксисты видят социальные причины обострения экологического кризиса, связанные со всеобщим кризисом капитализма. Сторонники же экологизма утверждают, будто опасность проистекает из нейтрального в классовом отношении научно-технического прогресса. Иррационализм встает на позиции «технического пессимизма», проповедуя мысль о том, будто «техническая цивилизация» ведет человечество к самоуничтожению. Ф. Па- тури, например, пишет: «Дилемма нашего времени заключается в том, что человек должен приспособиться к ма шин^ Но прогресс машины для человека может быть смертельным. И так как человек создает эту машину, то он совершает самоубийство»72. Нетрудно заметить, что альтернативисты главное противоречие между производительными силами и производственными отношениями подменяют техникой, ошибочно полагая, ^то научные знания и техника вступают в противоречие с «природой» человека, его антропологической сущностью. На волне антитехницизма возрождаются взгляды Ф. Ницше. Немецкий философ ставится многими альтерна- тивистами выше всех других мыслителей нашей эпохи за то, что он отрицал общественный прогресс, скептически относился к науке, технике. Альтернативистам близки также ницшеанские идея о «свободном от репрессий образе жизни», учение о «вечном возвращении», рассуждения о надвигающейся катастрофе, дионисийское утверждение жизни с ее страданиями, пессимизм и «активный нигилизм». Научно-техническая революция является у иррацио- налистов «аргументом» против разума. Оперируя ее негативными последствиями, теоретики-альтернативисты сваливают все беды классово антагонистического общества на научно-технические достижения. Негативное отношение к технике наблюдается, конечно, и у других немарксистских идеологов. Это важно учесть. Иначе может сложиться впечатление, будто идеологи альтернативных движений здесь оригинальны. Например, западногерманский ученый Г Энценсбергер считает, что наука приводит к «порабощению человека». Анализируя использование человеком крупных достижений в области философии, политики, математики, астрономии, истории, медицины, искусства и т. д., он приходит к печальному выводу о том, будто все достижения прогресса в конечном счете оборачиваются против человечества73. Такого же мнения придерживается американский профессор К. Ку- мар, который сравнивает технический прогресс с раковой опухолью74. Подобных примеров можно привести много. Отрицательное отношение участников альтернативных движений к технике, их представления о том, будто последняя ухудшает условия жизни людей на Земле, свидетельствуют о влиянии на них иррационализма. Собственно, это выгодно буржуазным идеологам, стремящимся к внедрению в сознание масс ложных представлений о научно-техническом прогрессе и его социальных последствиях в условиях капитализма. Западногерманский буржуазный идеолог Г Краух пишет: «Нельзя недс/оце- нивать положительное воздействие пессимистической и иррационалистской литературы на широкие круги^образованных людей, пассивная и враждебная технике позиция которых усилилась благодаря Шпенглеру»75/ Таким образом, антитехницизм, который ныне имеет широкое хождение в альтернативном движении 1 является результатом того, что люди разочаровались/ в прогрессе буржуазного общества. Слово «прогресс» для них приобретает раздражающее звучание. В то же время «альтернативный» протест свидетельствует о неспособности капитализма справиться с отрицательными социальными последствиями научно-технической революции, что послужило толчком для распространения пессимистических социальных прогнозов, воздействующих на настроения масс. Возлагая всю вину за хищническое использование материальных и интеллектуальных ресурсов на научно-техническую революцию, альтернативисты голословно утверждают, будто НТР не дала человечеству ничего, 'кроме неудач и разочарования. Они рассматривают развитие науки и техники изолированно от способа производства, не желая видеть различия в сущности экономических, политических, духовных процессов, происходящих в капиталистических и социалистических странах. Поэтому негативные последствия технического прогресса экстраполируются ими и на реальный социализм, что способствует распространению иррационалистических взглядов на перспективы общественного развития.
<< | >>
Источник: В.Ц. Худавердян. СОВРЕМЕННЫЕ АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ДВИЖЕНИЯ (МОЛОДЕЖЬ ЗАПАДА И «НОВЫЙ» ИРРАЦИОНАЛИЗМ). 1966

Еще по теме 4. Общество без технического прогресса?:

  1. 1.2. Социально-личностное восприятие всеобщности субъекта
  2. ; АКТИВНОСТЬ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ В ЖИЗНИ
  3. Наука как двигатель общественного прогресса
  4. Н. И. Мирошникова ПРАВОВЫЕ ГАРАНТИИ РЕАЛИЗАЦИИ И ЗАЩИТЫ ПРАВ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ ПРИ ПЕРЕХОДЕ К РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  5. УЧЕНИЯ ОБ ОБЩЕСТВЕННЫХ КЛАССАХ НА ОСНОВЕ БОГАТСТВА
  6. «Реформа» теорий «модернизации» и исследования процессов «модернизации»