<<

Обращение к Королю Франции

1 Намёк на преследования во Франции, начавшиеся после «инцидента с листовками» 18 октября 1534 г. См. Введение к американскому изданию 1960 г., раздел I. Обвинение, что протестантская реформатская партия состоит из мятежных экстремистов, иллюстрируется документами, приведёнными в кн.: Herminjard A.L.
Correspondence des Reformateurs dans les pays de langue frangaise. Geneve, 1866-97, vol. 1-9; v. 3 (далее — Herminjard). Письмо Франциска I князьям Священной Римской империи от 1 февраля 1535 г. является особенно ярким тому свидетельством (op. cit., р. 249 s.). Ходили слухи, что евангелисты на своих богослужебных собраниях планируют вооружённые нападения. Кальвин не забывал и о тяжелейшем положении, в котором находились французские вальденсы. 2 Аналогичные высказывания см. в IV, XX, 29, 31. Ср. слова Августина о добром императоре, традиционно называемые «зеркалом князей» (О граде Божием, V, 24); MPL, XLI, 170). Последняя фраза является реминисценцией Плавта (комедия «Монета в три нумма»). 3 Реминисценция знаменитой фразы Августина: «Когда справедливость изгнана, то что такое царство, как не царство разбойников?» (О граде Божием, IV, 4; MPL, XLI, 115). 4 Здесь прежде всего имеется в виду Альфонсо де Кастро (ум. 1558). В книге «Adversus omnes haereses» («Против всех ересей») он перечисляет и описывает их в алфавитном порядке. Испанский францисканец, А. де Кастро был талантливым полемистом. Он представлял короля Филиппа II в Англии и Нидерландах. 5 Доктрина о ценности заслуг и сверхдолжных делах как обязательная для католиков особенно чётко сформулирована в декреталии папы Климента VI «Unigenitus» (1343). 6 Проблема явно выраженной и простой веры обсуждается в «Наставлении» в III, II, 2-5, а Фомой Аквинским в «Сумме теологии», II, II, а, е. 2, art. 5-8. В art. 6 Фома отвергает положение, будто все обязаны явным образом и сознательно верить во все догматы и положения христианского учения, но утверждает, что находящиеся на высших ступенях, чей долг — учить других, «обязаны так верить в большее число вещей, нежели прочие».
7 С самого начала это были постоянно повторяющиеся аргументы против Лютера и других реформаторов. Многочисленные ссылки на конкретные сочинения против Лютера даны в OS, III, 13-15. Среди них особенно характерен трактат Джона Эка (Еск) «Перечень общих возражений против лютеран» («Enchiridion locorum communium adversus Lutheranos», 1526); расширенное издание — «Enchiridion locorum communium adversus Martinum Lutherum et asseclas eius» — вышло в 1532 г. и было посвящено Генриху VIII и Томасу Мору. До 1600 г. это сочинение переиздавалось 91 раз. Эк использовал выступления против лютеран Джона Фишера (Fisher) Рочестерского, Иоганна Фабера (Faber), Каспара Шатцгайера (Schatzgeyer), Иеронима Эмзера (Emser), Аугустина Альфельда (Alveld) и др. В первом издании автор рассматривает 29 лютеранских тезисов, из которых наиболее важны первые пять: Церковь и её авторитет; церковные соборы; примат апостольского престола; Св. Писание; вера и дела. Другие темы включали целый ряд положений, вокруг которых велась полемика, такие, как месса и другие таинства, экскоммуникация, индульгенции, чистилище, сожжение еретиков, крещение младенцев, В этой связи также прославились Альфонсо де Кастро (см. выше, прим. 4) и Йоссе Клихтове (Clichtove, Юдокус Клихтовеус, ум. 1543), уроженец Нидерландов, профессор Наваррского коллежа в Париже, который, вначале поддержав Лефевра, сделался непримиримым противником Реформации, что отразилось, в частности, в его сочинении «Antilutherus» (1525). Это обширный трактат в трёх книгах, где излагаются многочисленные аргументы в защиту средневекового папства, иерархии и теологии. Ещё более плодовитым писателем был Иоанн Кохлеус из Вендельштайна (близ Нюрнберга), чья книга «Об авторитете Церкви и Писании, против лютеран» («De authoritate ecclesiae et Scripture, adversus Lutheranos», 1524) была одним из первых серьёзных анти- лютеранских произведений. Его «О священных реликвиях и Христовых таинствах» («De sacris reliquiis Christi et sanctorum eius», 1549) была ответом на «Трактат о реликвиях» Кальвина (1543).
Он писал также против Меланхтона и Буллингера. Обзор современных исследований и литературы о писателях этого рода см. в: Tavard G.H. The Catholic Reform in the Sixteenth Century // Curch History, 1957, v. 26, p. 275-288. Ср.: Bohatec J. Op. cit., S. 128 f., где автор ставит в вину Барту и Низелю то, что они не упоминают о могущественных противниках, которых подразумевал Кальвин. Среди последних фигурирует и Бюде, состоявший в переписке с Кохлеусом. Бохатек показывает, что Бюде вместе с авранш- ским епископом Робером Сено (Cenau) и кардиналом Сполето возбудили короля против евангеликов после инцидента с листовками в октябре 1534 г. 8 Об этом рассказывается у Исидора Севильского: Isidorus. De ortu et orbitu patrum, XXXIII, 74 (MPL, LXXXIII, 143). 9 Кальвин хорошо знал патриотическую литературу уже к 1535 г., когда писал это Обращение, которое содержит ссылки даже на малоизвестные произведения. На диспуте в Лозанне 5 октября 1535 г. Кальвин с успехом отвёл обвинения в том, что он и его сторонники отвергают «святых учителей древности», указав в подтверждение своего учения о евхаристии на Тертуллиана, Киприана, Златоуста и Августина. Признавая в целом авторитет отцов для христианской мысли, Кальвин постоянно указывал на его ограниченность, связанную с их ошибками и взаимными расхождениями, и на высший авторитет Св. Писания. Соответствующие разделы заставляют вспомнить знаменитое «Да и нет» («Sic et поп») Пьера Абеляра (ум. 1142) (Cousin V. (ed.) Ouvrages inedits d’Abelard. P., 1836-59, vol. 1-2; v. 1, p. 169), где приведены различные мнения отцов по 157 пунктам. Вряд ли Кальвин что-нибудь заимствовал у Абеляра. Когда он передаёт личные суждения древних писателей, то его цель состоит в том, чтобы показать их расхождения не друг с другом, а с его современниками — защитниками средневековой системы. Альфонсо де Кастро цитирует Киприана, Амвросия, Златоуста, Иеронима, Августина, Геласия, Григория Великого и Беду Достопочтенного в противовес позиции Лютера и риторически восклицает: «То, что Лютер утверждает, Киприан отрицает; Лютер утверждает—Иероним опровергает; Лютер утверждает — Августин возражает; Лютер утверждает — Амвросий запрещает» (Contra omnes haere- ses, I, 7).
Здесь Кальвин, как обычно, не называет ни Лютера, ни его противников, однако демонстрирует знакомство с полемикой. 10 Cassiodorus. De institutione divinarum literarum, 1 (MPL, LXX, 1112). 11 Gratianus. Decretum II, XXIV, 3, 33 (MPL, CLXXXVII, 1508). 12 Кальвин имеет в виду Акакия, епископа Амиды (Византия), который призвал своих священников переплавить золотые и серебряные церковные сосуды, чтобы купить пищу для пленных персов. Сведения об этом Кальвин почерпнул из «Трёхчастной истории» Кассиодора (Historia tripartita, XI, 16; MPL, LXIX, 1198). Последняя представляет собой латинскую компиляцию историй Церкви, написанных по-гречески Сократом (период 305-409 гг.), Созоменом (323-425) и Феодоритом (325-429). 13 Ambrosius. De officiis clericorum, II, 28 (MPL, XVI, 140). 14 Имеется в виду Спиридон, епископ Тримифа на Кипре (Cassiodorus. Historia tri partita, I, 10; MPL, LXIX, 895). 15 Вероятно, имеется в виду Серапион, игумен монастыря близ Арсиноя в Египте, который требовал от своих монахов зарабатывать пропитание собственным трудом (Cassiodorus. Op. cit., VIII, 1; MPL, LXIX, 1103). 16 Augustinus. De opere monachorum, XIV-XVII (MPL, XL, 560-564). 17 Епифаний, епископ Саламиды на Кипре, рассказывает в письме Иоанну Иеруса лимскому (переведённом на латинский св. Иеронимом), как в церкви в Анавлафе он сорвал занавес с изображением и заменил его простым занавесом. Он объявил изображения в церквах «противными нашей религии» (394 г.). (Ср. I, XI, 11, 16; XII, 2.) 18 Эльвирский собор в Испании (ок. 305 г.) постановил (определение XXXVI): «В церквах не должно быть изображений, ибо Тот, кому мы поклоняемся, не может быть изображён на стенах». 19 Ambrosius. De Abraham, I, IX, 80 (MPL, XIV, 472). 20 Gelasius. De duabus naturis in Christo, adversus Eutychem et Nestorium. Tract. Ill, 14 (cm. Thiel A. (ed.) Epistolae Romanorum pontificum. Brunsbergae, 1868, T. 1, S. 541). 21 В первом определении Четвёртого Латеранского собора (1215) сказано, что во время таинства, происходящего в алтаре, хлеб божественной силою пресуществляется (транссубстантивируется) в тело, а вино — в кровь Христа (см.
Hefele К. J. von. A History of the Coucils of the Church. Edinburgh, 1883-96, vol. 1-5; v. 5, p. 1325). 22 Иоанн Златоуст. Беседа на Послание к эфесянам, гл. I; гомилия III, 4, 5 (MPG, LXII, 28-30); а также Каликст (Calixtus), цитируемый Грацианом (Gratianus. Decre- tum III (De consecratione), II, 18; MPL, CLXXXVII, 1759). 23 Во фрагменте, без достаточных оснований приписываемом папе Геласию и фигурирующем у Грациана (Decretum III, II, 12; MPL, LIX, 121; CXXXVII, 1736), от причащающихся требуется принимать и хлеб и вино либо воздерживаться от того и другого. Отказ мирянам в причащении вином вызывал бурный протест библейских сект, особенно гуситов. Лютер рассматривает этот вопрос в книге «Вавилонское пленение», раздел «О таинстве хлеба» ((Dr. Martin Luthers sammtliche Werke. Erlangen, 1826-57, B.1-67 [далее — Werke], B. 6, 502 f.). 24 Cyprianus. Epist. LVII, 2 (в MPL отсутствует; см. CSEL, v. Ill, II, 651 p.). 25 Констанцский собор (1415), заседание 13, определение о причащении под обоими видами. Оно было подтверждено папой Мартином V в булле «In eminentis». 26 Augustinus. De peccatorum meritis et remissione et de baptismo parvulorum, II, 36, 59 (MPL, XLIV, 186): «О неясных вопросах, по которым нельзя найти указаний в Писании, следует избегать поспешных суждений». Ср. Idem. Epist. CXI, 37, 85 (MPL, XXXIII, 576). 27 Аполлоний, цитируемый Евсевием (Церковная история, V, 18; MPG, I, 472). 28 Gratianus. Decretum III, 3, 9 (MPL, CLXXXVII, 1734). 29 Созомен в своей «Церковной истории» (I, 32) пишет, что Пафнутий Исповедник, будучи пылким аскетом, выступил против решения Никейского собора (325) отно сительно безбрачия священнослужителей, причём в выражениях, близких к приведённым Кальвином. Последний, по-видимому, пользовался текстом Кассиодора (Op. cit., II, XIV; MPL, LXIX, 933). 30 Cyprianus. Epist. LXIII, 14 (CSEL, III, II, 712). 31 Augustinus. Contra Cresconium Grammaticum Donatistam, II, 21 (MPL, XLIII, 482). 32 Эту точку зрения, отстаиваемую Джоном Эком (Enchiridion, I, 76) и его единомышленниками, неоднократно опровергали Цвингли и его сторонники.
Противоположный взгляд, согласно которому «Церковь рождается от Слова Божьего», утвердился на диспутах в Иланце в 1526 г. и в Берне в 1528 г. (ср. I, VII, 2). 33 Tertullianus. De praescriptione haereticorum, VII; Augustinus. De doctrina Christiana, II, 31 (MPL, XXXIV, 57). 34 Cyprianus. Epist. LXIII, 17 (CSEL, III, II, 715); LXXIII, 13 (CSEL, III, II, 787). 35 Реформатская теология строго утвердила учение о том, что Святая Вселенская Церковь непреходяща, нерушима и вечна на земле. Так, Буллингер (Пятая декада 1551 г., проповедь I) утверждает: «Однако... вселенская Божья Церковь пребывала от века в век... и... сохранится на земле до скончания мира». Второе Гельветическое исповедание гласит (XVII, 1): «Церковь всегда была, ныне есть и будет до скончания веков». И.X.Хайдеггер в «Medulla theologiae Christianae» (1696), XXVI, 11 пишет: «Церковь Христова происходит от необходимости обладания постоянным существованием в мире». Вестминстерское исповедание (XXV, 5) утверждает: «На земле всегда будет стоять истинная Церковь, чтобы поклоняться Богу в согласии с его волей» [Вестминстерское исповедание веры. Пер. Е.Д.Каширского. М.: Протестант, 1995]. См. тж.: McNeill J.T. The Church in Sixteenth-Century Reformed Theology // Journal of Religion, 1942, v. 22, p. 256 f. 36 Джон Эк (Enchiridion, I) ответил на обвинение лютеран, что Церковь как сообщество верующих не решает того, что решают папа, кардиналы и епископы (см. De Castro. Adversus omnes haereses libri 14, I, VI). 37 Длинные наконечники митры, которую носили епископы, назывались «согпиа» — рога. 38 Здесь имеются в виду следующие события. Папа Евгений IV был 25 июня 1439 г. низложен Базельским собором. 5 ноября папой был избран герцог Савойский Амадей VIII, ранее принявший аскетический образ жизни, и 1 января следующего года интронизирован под именем Феликса V. Однако Евгений получил поддержку нового императора Фридриха III (1440-1493), и 7 апреля Феликс отрёкся, получив должность кардинала-епископа Сабины и апостольского викария Савойи. См.: Pastor L History of the Popes from the End of the Middle Age. St. Louis, 1938-53, vol. 1-40; Creighton M. History of the Papacy from the Great Schism to the Sack of Rome. L.; N.Y., 1897; v. 3, p. 20 f., 109 f.215 39 Джон Эк в Enchiridion, II приводит тот же стих как указание на необходимость почтения к служителям Церкви. 40 Греческая форма имени Ашурбанипал, ассирийского царя (668-626 до Р.Х.). Легенда (вопреки действительности) гласит, что он долгие годы пребывал в праздности и лености и в конце концов от отчаяния сжёг себя в собственном дворце. 41 Кальвин говорит об этом в своём комментарии к Ис 6:10. О дискуссии в связи с тезисом Кальвина о «сатанинском противодействии неизбежному возрастанию Царства Христова через проповедь Слова Божьего» см. Wallace R.S. Calvin’s Doctrine of the Word and Sacrament. Edinburgh, 1953, p. 92 f. 42 Позднее этим словом нередко именовали также анабаптистов — как противников традиционного крещения. 43 Эта дата, по-видимому, ошибочна. А.Лёфран (Lefranc) первым показал, что Обращение должно быть датировано 23 августа 1535 г. Г.Биверидж знал о наличии этой проблемы (см. его издание 1845 г., v. I, p. xi f.). В первом издании трактата Кальвина (март 1536 г.) дата написания Обращения к королю обозначена как «X. Calendas Septembres» (т.е. 23 августа) без указания года. Со всей очевидностью имеется в виду август предшествовавшего года; в самом деле, во французских изданиях 1541 и 1545 гг. проставлено «vingttroysiesme D’aoust mil cinq trente cinq» (23 августа 1535). 1 августа — это дата написания предисловия (а не «Обращения») к латинскому изданию 1539 г., и после этого в латинских изданиях была изменена и дата Обращения. Одновременно по недосмотру был проставлен 1536 год — явно из даты напечатания книги, указанной в конце тома. Книга I 1 Посредством слова «познание» (или «знание»), которому в заглавии отдано предпочтение перед «бытием» или «существованием», подчёркивается центральное положение Откровения как в структуре, так и в содержании теологии Кальвина. Аналогично, слово «Творец», соединяя в себе учения о Троице, творении и провидении, в большей степени говорит о действии Бога в Откровении, нежели о Боге в самом Себе. Последнее характерно для схоластических доктрин о Боге — как средневековых, так и последующих «кальвинистских». Несмотря на названия книг I и II, эпистемология Кальвина полностью развёртывается лишь в книге III. В латинском названии книги употреблено слово «cognitio», тогда как в названии главы I — «notitia». Эти слова у Кальвина взаимозаменяемы, и оба переведены на французский (начиная с издания 1541 г.) как «cognoissance» (совр. «connais- sance»). Слово «познание», где бы оно ни употреблялось, никогда не означает для Кальвина «только лишь» «простое», или чистое объективное познание. См. Ill, II, 14, где дано наиболее краткое и чёткое определение смысла познания и знания в религиозном контексте. В современном языке наиболее близким ему является понятие «экзистенциального постижения» (existential apprehension). Другие, тесно связанные с ним слова, используемые Кальвином, это — «agnitio» («узнавание» или «распознавание»), «intelligent», франц. «intelligence» (рассудочное постижение) и «scientia» (прежде всего экспертное знание). Наиболее глубокий современный анализ проблемы познания Творца и Искупителя у Кальвина дан в работах: Parker T.H.L. The Doctrine of the Knowledge of God: A Study in Calvin’s Theology. Edinburgh, 1952 и Dowey E.A. The Knowledge of God in Calvin’s Theology. N.Y., 1952. См. тж. Niesel W. Die Theologie Calvins. Munchen, 1938. 2 В изданиях 1539-1554 гг. Кальвин озаглавил две отдельные начальные главы «О познании Бога» и «О познании человека». Однако в 1559 г. он более чётко показал тесную взаимосвязь между ними в переработанной главе I, подчеркнув и в её названии, и в содержании, как «взаимодействуют эти два рода познания». Прежняя глава II, значительно расширенная, составила начальные главы книги II. Отзвуки начальной фразы слышатся в I, XV, 1; II, VIII, 1. 3 Это утверждение (в трёх различных формулировках) стоит в начале всех изданий «Наставления». Оно определяет сферу теологии Кальвина и является предпосылкой всех прочих утверждений. Вводные фразы книги II представляют собой его реминисценцию, равно как I, XV, 1; II, VIII, 1. Эту основополагающую концепцию Кальвина можно обнаружить у Климента Александрийского (Наставник, III, 1 (MPG, VIII, 555): «кто знает себя, тот узнает Бога»), нередко она находит своё выражение у Августина: «Я желаю познать Бога и душу.— И ничего больше? — Ничего» (Soliloquia, I, II, 7); «Дай мне познать меня, дай мне познать Тебя» (Idem, II, I, 1; MPL, XXXII, 872, 886). Ср. у Фомы Аквинского: «Святое учение не в равной степени касается Бога и твари. Оно главным образом связано с Богом, а с творениями лишь постольку, поскольку они соотносятся с Богом как со своим началом и концом» (Summa theologiae, I, I, 3). Кальвин сохраняет в явном виде тот же порядок по значению познания Бога и творений в «Аргументе», предпосланном его Комментарию к Книге Бытия. Этот фрагмент можно сопоставить также с главами I и II «Sommaire de la foy» Гийома Фареля (1525) и с «Instruction et confession de la foy» самого Кальвина (OS, I, 378-381). Знаменательно, что формулировки, похожие на каль- виновские, использует Декарт в своём известном письме отцу Марену Мерсенну от 15 апреля 1630 г. Сославшись на «человеческий разум», Декарт продолжает: «Я считаю, что те, кому Бог дал возможность пользоваться этим разумом, обязаны направлять его на познание Бога и самих себя» (Gbivres de Descartes... v. 1, p. 144). В «Рассуждении о методе» (1637) Декарт пытается, в противоположность Кальвину, «доказать существование Бога и души». Эту же тему он затрагивает в «Размышлениях о первой философии» (1641), особенно в главах III, V и VI. Джордж Беркли в своём «Трактате о началах человеческого знания» (1710) утверждает, что существование может быть обусловлено только Богом и душой. 4 Тесная связь между смирением и самопознанием — одна из центральных тем Кальвина. См. II, II, 10-11; II, XVI, 1; III, II, 23; III, XII, 5-6; IV, XVII, 40 (в конце раздела). Без смирения самопознание питает гордыню и является корнем всех заблуждений философии. 5 Познание нами самих себя может быть истолковано таким образом, чтобы включить в себя всё человечество и всё творение (микрокосмом которого яв ляется человек; см. I, V, 3). Следовательно, содержание I, XIV-XV можно соотнести с II, I-V. 6 Ср. I, V, 3, прим. 32. 7 Слова «природа», «природный», «естественный» Кальвин использует в двух совершенно различных смыслах: 1) «природа» может означать сотворённое совершенство, в котором нет никакого зла (в т.ч. изначальное совершенство дьявола); в таком смысле это слово и производные от него используются, например, в I, XIV, 3, 16; 2) «природа» может означать состояние человека и Ангелов после их падения, как оно используется здесь и чётко отличается от предыдущего значения в II, I, 10-11. В первой фразе II, I, 11 указанные два значения располагаются рядом друг с другом. Их чёткое различение необходимо для понимания отношения Бога к творению и греху, а также точного смысла приписываемого Кальвину учения о «тотальной» греховности. Когда это двоякое употребление слова «природа» уяснено, смысл, который вкладывает в него Кальвин в том или ином месте, легко определяется по контексту. 8 В латинской версии — horror ille et stupor. Этот основной компонент познания Бога «святыми» тесно связан с тем, что Рудольф Отто называет «ужасающей тайной» (см. Otto R. Das Heilige. Breslau, 1917). Ср. ниже I, II, 2 и I, III, 2, где это неотвратимое познание оказывается сущим ужасом для грешника. 9 Кальвин многократно подчёркивает, что благочестие, в котором соединены почитание Бога и любовь к Нему,— необходимое условие истинного богопознания. Ср. I, IV, 4. Слово «piete» иногда переводится как «набожность». 10 В этой фразе заключена главная мысль I, II—V, являющаяся классической темой долгой дискуссии о «естественной теологии» Кальвина. С точки зрения Кальвина откровение Бога в творении могло бы стать основой правомерной естественной теологии, только «если бы Адам не пад». Однако по причине греха правомерная теология подобного рода невозможна. Единственным средством познания Творца и понимания его откровения в творении является Св. Писание (I, VI сл.). Ср. «Введение к американскому изданию 1960 г.», раздел VIII (в конце). 11 Понятие «двоякого богопознания», появившееся лишь в латинском издании 1559 г., стало важнейшим в структуре всего трактата. Кальвин неоднократно привлекает к нему внимание в поразительной серии утверждений методологического характера, причём все они добавлены в 1559 г. ради большей ясности аргументации. См. I, VI, 1-2; XIII, 9, 11, 23-24; XIV, 20-21, а также II, VI, 1. В книге I речь не идёт о познании Искупителя, хотя всё, о чём говорится после гл. V, основано на специальном откровении Писания. 12 То, что названо «первым родом» богопознания, составляет все последующие разделы книги I. «Второй род» в широком смысле образует материал книг II—IV. Строго говоря, в точности этой теме соответствует II, IV. Эта глава добавлена в 1559 г., чтобы облегчить переход ко второму элементу двоякого богопознания. Таким образом, учение о грехе, изложенное в II, IV, располагается как бы между двумя большими частями трактата и предшествует изложению доктрины искупления, являясь её прологом и предпосылкой. 13 Относительно познания Божьей воли о нас ср. I, X и III, II, 6. «In Praelectiones in Ezechielem» (Толк, на Иез 1:26 — CR, XL, 57) и во многих других местах Кальвин подвергает критике спекулятивную утончённость в рассмотрении некоторых аспектов учения о Боге. Здесь речь идёт об авторах-схоластах, однако в письме Бул- лингеру, написанном в январе 1552 г., Кальвин упрекает также и Цвингли за «запутанные парадоксы» в его книге «De Providentia» (CR, XIV, 253). 14 Эпикура (342-270 до Р.Х.), чьи произведения сохранились только в отрывках, Кальвин, по-видимому, знал главным образом через посредство трактатов Цицерона «О пределах добра и зла» и «О природе богов». Книга I последнего большей частью посвящена изложению и резкой критике учения Эпикура о божестве. Данная сентенция Кальвина отражает его впечатление от цицероновского диалога. Представитель школы академиков Котта осыпает презрением и насмешками представление Эпикура о далёких, праздных, не любящих богах, доказывая, что тем самым Эпикур вообще отрицает богов. Кальвин — библейский теолог — не мог не разделять этой оценки. Ср. I, IV, 2; V, 4, 12. Подобного же мнения, также сложившегося под влиянием Цицерона, придерживался хорошо знакомый Кальвину парижский учёный-классик Гийом Бюде (см. Bohatec J. Bude und Calvin, S. 74). 15 О вере, соединённой со страхом, немало писал Меланхтон, в частности в «Loci communes» (1521) (Stupperich R. (hrsg.) Melanchtons Werke in Auswahl. Gutersloh, 1951-53, Bde. 1-2; B. 2, T. 1, S. 119 f.). 16 Божественное откровение «внутри» человека затемнено человеческим грехом (гл. IV). То же верно и в отношении откровения, приходящего к человеку «извне» через подаваемые Богом знамения во внешней природе. Таким образом, гл. Ill—V являются предпосылкой полного понимания кальвиновского учения о человеке: как о сотворённом (I, XV) и как о разрушенном грехом (II, I-V). 17 Это выражение, равно как и используемое чуть ниже «начатки [или «семя»] религии», обозначает нуминозное осознание Бога, тесно связанное с понятием совести, которая является нравственным ответом на вызов Бога. В Комментарии к Ин 1:5, 9 Кальвин пишет: «Есть две главные составляющие того света, который сохраняется в испорченной природе: семя религии, брошенное в души всех людей; различение добра и зла, запечатлённое в их совести». 18 Точка зрения Кальвина, согласно которой все люди обладают врождённым чувством божественного, совпадает с утверждениями всех участников диалога «О природе богов», не исключая и эпикурейца Веллея, вопрошающего: «Есть ли такой народ или племя, у которого не было бы предощущения существования богов, полученного без всякого обучения?» (О природе богов, I, XVI, 43). 19 Этот и следующий разделы также являются отражением идей трактата «О природе богов», где вера в богов эпикурейцев подвергается уничтожающей критике. Эпикурейцы подобны тем, кто, желая отказаться от предрассудков, полностью отвергает божественное и рассматривает религию как изобретение для порабощения людей. Кальвин в работе «De scandalis» (1550) (CR, VIII, 44 р.) называет некоторых своих современников атеистами. Подробно этот вопрос рассматривается в Bohatec J. Op. cit., S. 149-240. 20 Римский император в 37-41 гг., внучатый племянник и преемник Тиберия. Светоний рассказывает, что этот жестокий и развратный император презирал богов, но однажды так испугался во время грозы, что соскочил с кровати и спрятался под нею (Светоний. Жизнь двенадцати цезарей, IV, 51). 21 Диагор Мелосский, называемый «атеистом» (современник Сократа), которого Цицерон в упомянутом трактате (I, I, 2; I, XXIII, 63) приводит в качестве одного из примеров атеистического нечестия. 22 Тиран Сиракуз (405-367 до Р.Х.). О его актах святотатства и вандализма также рассказывает Цицерон в трактате «О природе богов» (III, XXXIV, 83). 23 Здесь Кальвин отвергает точку зрения Котты, согласно которой вера человека в Бога с течением времени лишь усиливается и укрепляется из поколения в поколение (Цицерон. О природе богов, II, II, 5). 24 Ср. I, XI—XII; IV, VIII, 3-4, 8-9, 11, 13; IV, IX, 8; IV, X, 8, 16-18. Отказ от человеческих изобретений в поклонении Богу — одна из постоянных тем Кальвина, направленная как против язычества, так и против Римско-католической Церкви. 25 Здесь Кальвин не цитирует Лактанция, а как бы резюмирует его учение, изложенное в «Institutiones Divinae» (I, 2, 5-6, 20; IV, 5; MPL, VI, 120 s., 129 f., 456 f.). Слово «истина» там постоянно употребляется применительно к языческим верованиям. 26 Кальвин полагает, что целью Бога во всяком откровении является благословение (ср. I, X, 2); однако вследствие человеческого греха откровение в творении лишь усугубляет порочность человека. См. I, VI, 1 и ср. I, V, 14-15; II, II, 23. 27 Лирическое восхищение явлением Бога в творении особенно ярко отражено в предисловии Кальвина к Новому Завету, написанном в 1534 г. и опубликованном во «Французской Библии» Оливетана в июне 1535 г. (CR, IX, 793). Ср. McNeill J.T. The History and Character of Calvinism. N.Y., 1954, p. 232. Подобные фрагменты характерны для эстетики Кальвина и образуют неотъемлемую часть его теологии. Хотя естественного человека природная очевидность не приводит к истинному богопознанию, поскольку он — «слепец в этом восхитительном театре», христиане, согласно Пс 144/145, созерцают Бога в его делах (см. тж. I, V, 8-9; VI, 2; II, VI, 1). Немало подобных отрывков из сочинений Кальвина приведено в кн.: Wence- lius L L’Esthetique de Calvin. P., 1937, ch. 1-2. 28 Возможно, это парафраза слов Сенеки из письма к Луцилию, где он настойчиво убеждает адресата в том, что прилежные занятия благородными науками приведут его к познанию тайн природы (naturae arcana) (Epistulae morales, СИ, 28). Кальвин полагал, что свободные занятия («искусства») помогают познать божественную мудрость, заключённую в Св. Писании. 29 Клавдий Гален из Пергама (131-200), в деятельности которого древнегреческая медицина достигла своей вершины, был не только врачом и анатомом, но также и философом. В данном случае Кальвин ссылается на его трактат «Пер{ xpeiao [xopicov» («Об использовании частей»), посвящённый функционированию отдельных членов человеческого тела. 30 Кальвин неоднократно указывает на божественную мудрость, отражённую в человеческом теле. Он обращается к этой теме и в своей аргументации в доказательство факта воскресения (III, XXV, 7); ср. тж. I, XV, 3 и Wencelius L Op. cit., p. 37 s. 31 Идея Аристотеля о человеке как микрокосме, противостоящем и одновременно подобном макрокосму — вселенной в целом, впервые сформулирована в его «Физике» (VIII, 2). К этому понятию прибегали многие авторы. Особенно часто им пользовались в эпоху Возрождения, в литературе которого оно стало общим местом. См. Conger G.P. Theories of Macrocosms and Microcosms in the History of Philosophy. N.Y., 1922, p. 59-72. 32 Это выражение Кальвин часто использует для обозначения напряжённого само- изучения, в процессе которого мы как бы одновременно встречаемся с Богом и с собственной греховностью. См. I, I, 2; I, V, 10; II, VIII, 3; III, XX, 6; IV, XVII, 40. Ср. Августин. Исповедь, VII, 10: «Я вернулся к себе самому и руководимый Тобой вошёл в самые глубины свои» (MPL, XXXII, 786). 33 Арат из города Соли в Киликии был греческим поэтом и астрономом, расцвет творчества которого пришёлся на 70-е гг. Ill в. до Р.Х. Ап. Павел в Деяниях апостолов (17:28) цитирует слова из его поэмы «Phaenomena»; её перевёл на латинский язык Цицерон (см. О природе богов, II, 41, 104 сл.). См. тж. I, XV, 5. 34 Здесь, в частности, имеется в виду Цицерон, который в трактате «О природе богов» (II, 2, 4) приводит слова Энния: «Отец богов и людей». 35 Ср. Аристотель. О душе, II, 1. Рассуждая о тесном взаимодействии души и тела, он доходит до утверждения, что они нераздельны. Кальвин категорически отрицает это утверждение. 36 Этот раздел о неверующем последователе Аристотеля, возможно, навеян трактатом Пьетро Помпонацци «О бессмертии души» (Pietro Pomponazzi. De immortalitate animae) (1515), где утверждается, что бессмертие философски недоказуемо и может быть принято только на основе Откровения. Ср. OS, III, 48 s. 37 Весь этот фрагмент представляет собой реминисценцию «Тускуланских бесед» Цицерона (I, XXIV—XXVII), хотя Кальвин несколько изменил тему. 38 Здесь нашли своё отражение суждения Лактанция, который считал Сенеку лучшим из стоиков, поскольку тот «увидел в природе не что иное, как Бога» (Institutiones Divinae, II, 9; MPL VI, 299). Однако Лактанций указывал также на опасность их смешения, проистекающую из подобного отождествления (Op. cit., Ill, XXVIII; MPL, VI, 438). 39 Согласно традиционной космологии, которой придерживался Кальвин, вода «как элемент должна вращаться, а как элемент более тяжёлый, чем воздух, и более лёгкий, чем земля, должна была впоследствии покрыть всю её поверхность» (Комм, к Кн. Бытия, 1:6-9). Бог, отделивший при сотворении воду и тем самым осушивший появившуюся землю, теперь ограничивает воду своим «постоянным повелением» внутри преграды из чистого песка (Комм, к Иер. 5:22; Комм, к Пс 33:7). 40 Из этого замечания о методе, впервые включённого в латинское издание 1559 г., становится ясно, что Кальвин опирается здесь исключительно на доводы человеческого разума и что библейские аллюзии приведены лишь для сравнения и для подтверждения доказательства (ср. I, X, 2), но не являются его составной частью. 41 Ср. I, XVI—XVIII, где Божественное провидение относительно событий человеческой жизни рассматривается подробно. 42 Подобные же указания на небеса и землю как на зрелище (theatrum), взирая на которое мы созерцаем славу Творца, имеются в I, VI, 2; I, XIV, 20; III, IX, 2, а также в ряде других произведений Кальвина. 43 Проводя разграничение между умом (умозрением) и сердцем в отношении бого познания, Кальвин придает особенное значение последнему: см. Ill, II, 36; III, IV, 4. Об экзистенциальном характере его учения см. Dowey ЕЛ. The Knowledge of God in Calvin’s Theology. N.Y., 1952, p. 24-28. 44 Понятия «фортуны», «судьбы», «фатума» и т.п. рассматриваются также в I, XVI, 2,8; XVII, 1. Персонифицированная и обожествлённая в Древнем мире, Фортуна (Судьба, Фатум) захватила западное сознание и стала общим местом в дискурсе Возрождения, когда идеи «удачи», «шанса» и «фатума» получили широкое распространение в противоположность идее божественной упорядоченности событий. Это и другие подобные места, связанные с неприятием Кальвином идеи «судьбы» или «удачи», возможно, навеяны подобным же их неприятием Лактанцием (Lac- tantius. Institutiones Divinae, III, 28, 45; CSEL, XIX, 264) и Августином (О граде Божием, V, IX-XI (MPL, XLI, 447^50); Retractationes, I, I, 2 (MPL, XXXII, 585)). См. тж.: Cochrane C.N. Christianity and Classical Culture. N.Y., 1944, p. 448 f. 45 В произведениях Кальвина впечатляющий образ лабиринта часто используется как символ человеческого смятения и заблуждений. Ср. I, VI, 1, 3; I, XIII, 21; III, II, 2-3; III, VI, 2; IV, VII, 22 и др. В религиозной литературе этот образ глубже всего разработан Яном Коменским в книге, впервые опубликованной на чешском языке в 1631 г. Англ. пер.: Comenius J.A. The Labyrinth of the World and the Paradise of the Heart. L., 1950216. 46 Несовпадение взглядов учёных людей на богов стало для Цицерона одной из причин написания трактата «О природе богов». 47 См. Цицерон. О природе богов, I, 22, 60. 48 У Цицерона Котта говорит, что для него было бы достаточным основанием для признания существования богов лишь то, что это мнение мы получили от предков (О природе богов, III, 4, 9). Это место цитирует Лактанций в Insti- tutiones Divinae, II, VII (MPL, VI, 285). 49 Начиная с раздела 12 темой этой главы фактически является естественная теология — человеческие суждения о Боге, обусловленные греховностью и находящиеся вне особого откровения. Все учёные считают, что эти слова Кальвина отражают его отношение к ней, так или иначе проявляющееся во всех его сочинениях. Однако среди интерпретаторов имеет место существенное расхождение во мнениях относительно полезности или бесполезности естественной теологии для христианина при наблюдении им природы. Ср. I, X, 2-3. См. тж.: Brunner Е. Natur und Gnade. Tiibingen, 1935; Niesel W. Die Theologie Calvins. MQnchen, 1938, S. 39 f; Dowey E.A. The Knowledge of God in Calvin's Theology, p. 64 f. В своих Джиффордских (Gifford) чтениях «О богопознании и служении Богу согласно учению Реформации» («The Knowledge of God and the Service of God According to the Teaching of the Reformation») Карл Барт утверждал, что любая естественная теология чужда реформатской теологии (особенно это подчёркнуто в лекции I, 20). 50 Здесь, несомненно имеются в виду многочисленные фрагменты трактата «О природе богов», обличающие эпикурейцев в фактическом атеизме; но здесь также осуждаются и некоторые современники Кальвина, в частности Рабле. 51 Это излюбленная мысль Кальвина: Божьи создания свидетельствуют о Божьей славе. 52 Это сравнение, повторенное в I, XIV, 1, а также в «Аргументе» (Комм, к Кн. Бытия) и других местах, возможно, является самым решительным высказыванием Кальвина о роли Писания как откровения Творца в творении. Взгляды исследователей творчества Кальвина на это высказывание и его следствия весьма разнообразны. См.: Warfield В.В. Calvin and Calvinism. N.Y., 1931, p. 260 f.; Barth P. Das Problem der natiirlichen Theologie bei Calvin. MOnchen, 1935; Gloede G. Theologia naturalis bei Calvin. Stuttgart, 1935; Parker T.H.L The Doctrine of the Knowledge of God: A Study in Calvin’s Theology. Edinburgh, 1952. 53 Ср. II, l-V. 54 Кальвин не предлагает здесь объяснения, каким именно способом люди были вдохновлены на то, чтобы приступить к начертанию Св. Писания. Однако его слова наводят на мысль, что то была не механическая словесная диктовка, а такая передача божественной истины, благодаря которой она вошла в сердца авторов священных текстов. См., в частности, McNeill J.T. The Significance of the Word of God for Calvin II Church History, 1957, v. 28, p. 131-146. 55 В латинской версии эта фраза звучит проще: «всякое истинное знание о Боге рождается из послушания» («Omnis recta cognitio Deo ab obedientia nascitur»). Именно в таком виде её цитирует Карл Барт, утверждая, что всякая догматика прежде всего предполагает веру (Barth К. Kirchliche Dogmatik. ZQrich, 1948, Bde. 1-4; В. 1, S. i, 17). 56 Главы VII—IX представляют собой экскурс в проблему авторитета Библии. Как учение о божественности Св. Духа (I, XIII, 14-15), так и учение о его искупительной миссии (вся кн. Ill, но в особенности гл. I-II) образуют непосредственный теологический контекст учения о «внутреннем свидетельстве». Это ключевой момент для решения вопроса о том, рассматривает ли Кальвин учение о Писании как самодостаточное или же помещает его в более широкий эпистемологический контекст, как, например, в III, II (кстати, он иногда отсылает читателя к «другим местам» книги, но об этом часто забывают). См.: Warfield В.В. Calvin and Calvinism, p. 71 f.; Doumergue E. Jean Calvin..., v. IV, p. 68, 247; Dowey E.A. Op. cit., p. 87, 157-164, 174. 57 Ср. точку зрения Г.Буллингера (De Scripturae sacrae authoritate (1538), fo, 4a). Первостепенное значение авторитета Церкви в толковании Писания защищал, в частности, Кохлеус в своих трактатах «De authoritate ecclesiae et Scripturae» (1524) и «De canonicae Scripture et Catholicae ecclesiae authoritare, ad Henricum Bullingerium» (1543). В последней работе (гл. Ill) он утверждает, что не ставит авторитет Церкви выше авторитета Писания, но что Церковь обладает авторитетом относительно Писания (circa Scripturas) и такой авторитет совершенно необходим (гл. IV). См. тж. «Enchiridion» Дж. Эка (гл. I, fo, 4а-6Ь). 58 Утверждение первенства Писания перед Церковью было характерно для всех реформаторов. Впервые чётко оно было сформулировано Лютером в «Беседах о псалмах» (Werke, В. 3, 454), где он говорит, что «Писание — это лоно, из которого рождается божественная истина и Церковь». См. тж.: Holl К. Ge- sammelte Aufsatze zur Kirchengeschichte. Tubingen, 1932; В. I. Luther, S. 288 f.; McNeill J.T. The History and Character of Calvinism, p. 73 f. 59 Августин в трактате «Contra epistolam Manichaei quam vocant fundamenti» (MPL, XLII, 176) писал: «Что касается меня, то я не мос бы веровать в Евангелие, не будучи подвигнут на это авторитетом вселенской Церкви». Лютер значительно опередил Кальвина в интерпретации этого отрывка (Werke, В. 10, 89). 60 Учение Кальвина о внутреннем свидетельстве Св. Духа об истинности Писания в сжатом и чётком виде изложено в Вестминстерском исповедании. (I. 5: «Наше полное убеждение и уверенность в непогрешимой правде и Божественном авторитете Писания исходят от действия Святого Духа, свидетельствующего в наших сердцах Словом и согласно Слову».) 61 Барт и Низель связывают этот пассаж с письмом Кальвину Антуана Фюме, советника Парижского парламента (OS, III, 70, прим. 1; CR, IX, 490 f.), написанном в конце 1542 или в начале 1543 г. В нём автор выражал тревогу по поводу нигилистической точки зрения некоей группы людей в Париже, которые высмеивали учение о вечной каре и другие истины христианства. Их «лозунгом» было: «Живи, пей и веселись». Чтобы привлечь к себе новых сторонников, «они ласкают слух льстивыми речами» и тем самым «соблазняют многих неосторожных и опрометчивых людей». Лидером этой группы И.Бохатек считал Рабле, указывая, в частности на свидетельства Де Перье (Des Periers) и Доле (Dolet). Он показал, что многие фразы из этого письма нашли отражение в трактате Кальвина «De scandalis» (1550). Есть и другие свидетельства, подтверждающие подобное предположение. 62 Ср. у Илария Пуатьеского: «Тот, кого мы можем познать только через его собственные речи, сам свидетельствует о Себе». (Hilarius. De Trinitate, I, 18; MPL, X, 38.) 63 Тема тайного действия и свидетельства Св. Духа в целом рассматривается в III, I, 1. Этот раздел начинается с указания на способ, которым мы получаем милость от Христа, чему, собственно, и посвящена вся книга III. См.- тж. прим. 60. 64 Здесь нашёл отражение личный опыт Кальвина, когда он после страстного увлечения классической литературой погрузился в благоговейное изучение Св. Писания и на смену эстетическому наслаждению пришло сердечное убеждение. Цитируя этот отрывок, А.Строль ссылается на Иоганна Штурма из Страсбургской академии 'm 1ОАП и отмечает, что эпитет «divus» («божественный») Штурм прилагал к Цицерону, Буцер — к Платону, Цвингли — к Сенеке (Strohl Н. La Pensee de la R6forme. Neu- chatel, 1951, p. 78 s.). В примечании к этому отрывку во французском издании 1541 г. Ж.Панье ссылается на аналогичный опыт Лефевра: «Столь сияющий свет дал мне ясно понять, что человеческие учения кажутся лишь бледной тенью по сравнению с божественным знанием» (Institution, I, 310, прим. b на с. 69). 65 Св. Юстин Мученик в «Первой апологии» (MPG, VI, 107-1188) утверждает, что бесы имитировали некоторые рассказы и темы Писания в виде языческих легенд и что у Платона есть заимствования из Моисея. 66 Татиан в «Послании грекам» (ок. 170) доказывает, что Моисей был прежде Гомера и всех других известных авторов. Эту точку зрения разделяли Климент Александрийский (Строматы, I, 15), Феофил Антиохийский (Послание Автолику, III, 23), Евсевий (Церковная история IV, 30), Августин (О граде Божием, XVIII, 37) и другие авторитетные христианские писатели. 67 См.: Августин. О граде Божием, XVIII, XL (MPL, XLI, 599); Иосиф Флавий. Против Апиона, I, XXII; И, XXXIX (CSEL, XXXVII, 36, 132, 137 р.). 68 В своей «Симфонии четырёх последних Моисеевых книг» Кальвин подробно рассматривает указанные фрагменты из Библии и развёртывает оживлённое обсуждение мятежа против Моисея (Числ 16). Чудесную победу Моисея он приводит в доказательство того, что нанесение вреда служителям Божьим есть война против Бога. Постановку под вопрос авторитетности Пятикнижия, что делали некоторые его современники, Кальвин отождествляет с поведением древних мятежников против Моисея. Конкретно об этих оппонентах см. прим. 61. 69 Современная, более поздняя датировка с. 45, естественно, была неизвестна Кальвину. 70 Антиох IV Эпифан, царь Сирии (176-164 до Р.Х.), угнетатель евреев, тираническое правление которого привело к восстанию Маккавеев. 71 Имеется в виду «Септуагинта» («Перевод 70-ти толковников»), появившаяся ок. 150 г. до Р.Х. 72 Эту точку зрения либертинов Кальвин решительно отвергает в своём сочинении «Contre la secte phantastique et furieuse des Libertins» (1545) (CR, VII, 147-248; cm. в особенности с. 173-181). 73 Эти слова Кальвина весьма напоминают широко известное изречение Лютера из его предисловия к Комментариям к Посланиям Иакова и Иуды о том, что проверкой проповеди на истинность является то, свидетельствует ли она о Христе или нет («ob sie Christum treiben, oder nicht»). См. Введение к амер. изд. 1960 г., раздел IX, прим. 52. 74 Название главы в строгом смысле соответствует только разделам 3 и 4. В разделах 1 и 2 Кальвин сопоставляет и согласует то, чему учат о Боге Писание и творение. В последующих главах I книги он рассматривает ту часть знания о Творце, которая не может быть выведена из творения или усмотрена в нём — даже в виде образов из Писания,— но может быть обнаружена только в самом Писании. 75 Ср. I, XIV-XVIII. 76 Ср. I, II, 2; III, II, 6. 77 Главы XI и XII, посвященные поклонению Богу, образуют как бы пролог к учению о Троице, Сотворении и Провидении. Некоторые их фрагменты являются дословным воспроизведением анализа Второй заповеди в более ранних изданиях трак- тэта. Ср. II, VIII, 17, где Кальвин ссылается на это место. Таким образом, правильное и искреннее поклонение является основой «познания» Творца. «Холодная» спекуляция мешает ему и должна быть исключена. 78 Впервые эту мысль высказал Максим Тирский в «Philosophoumena», II (ок. 150 г.). 79 Августин.О граде Божием, VI, 10 (MPL, XLI, 190). Возражая против использования христианами изображений, Августин ссылается на не дошедший до нас трактат Сенеки против предрассудков. Знаменательно, что во времена иконоборчества в Византии лионский епископ Агобард написал трактат против иконопочитания (MPL, CIV, 199-228). Некоторые его суждения сходны с суждениями Кальвина: он желал бы увидеть, что оскорбляющие Бога образы «стёрты в порошок». 80 Ср. II, XI, 2. 81 Eck J. Enchiridion, ch. XVI (в изд. 1541 г.). Аргументация Эка во многом совпадает с трактовкой этой темы парижским теологом Йоссом Клихтове (см. прим. 7 к Обращению к королю) в его «Propugnaculum ecclasiae adversus Lutheranos», I, X (Париж, 1526) и «Compendium veritatum ad fidem pertinentium contra erroneas Luther- anorum assertiones», XXII, 122b-127a (Париж, 1529). Последняя работа представляет собой изложение и толкование антилютеранских решений Парижского синода 1528 г.. Ей предпослано Обращение к королю Франциску I, где выражается тревога по поводу активности «лютеранской секты» во Фракции. 82 Это замечание связано с тем, что в восточных (православных) Церквах, в отличие от западных, не практикуется почитание статуй. (См. ВгёЫег L La sculpture et les arts mineurs byzantins. P., 1936, p. 7, 16.) 83 «Грешно воздвигать изображения Бога в христианском храме» (Augustinus. De fide et symbolo, VII, 14; MPL, XL, 188). 84 Сочинение Варрона, на которое ссылается Августин, не сохранилось. 85 Кальвин приводит также греческие термины «’ei5coA,o8o\)Aia» и «’eiScoXoXaxpeia», приблизительными эквивалентами которых в латыни являются соответственно «dulia» — почтительная служба раба, и «latria» — поклонение божеству. Именно об их различении шёл горячий спор в первые века христианства. Возражая Кальвину, их толкует Иоанн Кохлеус в своём трактате «De sacris reliquiis Christi et sanctorum eius» (1549). Ср. I, XII, 2-3. 86 Здесь Кальвин выражает осторожную поддержку тем «синкретистам», которые впоследствии, вновь обратившись к учению Винцента Леренского (Vincent de Lerins), защищали «согласие первых пяти столетий» как основу единства христиан и базы для реформ. См.: McNeill J.T. Unitive Protestantism. N.Y., 1930, p. 271 f.; Ferguson W.K. The Renaissance in Historical Thought. Boston, 1948, p. 41 f., 49 f. Однако в своём «Латинском катехизисе» 1538 г. Кальвин вос клицает, что на поиски синкретизма нас толкает жало дьявола. 87 Ирина была императрицей Восточной Римской (Византийской) империи в 780- 802 гг. 88 Второй Никейский собор, заседание седьмое (787 г.). Хотя на нём фактическое почитание (лроакъулац) было разрешено, однако подлинное поклонение (Хатрега) запрещено как «подобающее только Божественной природе». Ср. I, XII, 3. Обзор дискуссии на соборе см. в Martin E.J. A History of the Iconoclastic Controversy. N.Y., 1930, ch. VI. 89 В разделах 14-16, написанных в 1550 г., Кальвин выводит эту датировку из времени составления «Libri Carolini» — четырёх книг, подготовленных по указанию Карла Великого в ответ на решения Второго Никейского собора и принятых ")П* Франкфуртским синодом в 794 г. «Libri Carolini» были изданы Жаном дю Тийе (du Tillet) в 1549 г. Издатели OS (III, 103 f.) отмечают случаи, когда Кальвин ошибочно приписывает «Иоанну, посланцу восточных Церквей» (который часто выступал на соборе) слова других участников. Однако в целом ссылки Кальвина верны. 90 Лактанций соглашался с такой этимологией, хотя и критиковал критерии, по которым Цицерон отличал религию от суеверий из-за боязни последних (Institutiones Divinae, IV, 28; CSEL, XIX, 389). 91 Ср. гл. IV, 1 и V, 8 настоящей книги. 92 См. II, VIII. 93 P.Lombardus. Sent., Ill, 9, 1 (MPL, CXCII, 775 s.). Фома Аквинский отличал «latria» — поклонение, которое мы обязаны воздавать Богу, от «dulia» — почитания совершенных творений. Он также выделял различные виды «dulia», в частности «hyperdulia» — почитание Девы Марии (Summa theol., II, II а-е, 84, 1; 103, 4). 94 См. II, VII-VIII. 95 Во всех изданиях до 1559 г. изложение учения о Троице предшествовало анализу первого члена Апостольского символа веры (о Творце). Однако в латинском издании 1559 г. и французском 1560 г. оно следует сразу вслед за учением о Христе как единственном объекте (scopus) веры. Проблема веры как таковая, а также вопрос об искупительном действии Духа рассматриваются в III, II. В данной главе учение о Троице представлено без всякого эпистемологического введения. В целом же, причём в значительно расширенном контексте, порядок изложения остался прежним: Отец — I, XIV сл.; Сын — II, VI сл.; Дух — III, I сл. Знаменательно, что систематический перечень атрибутов (virtutes) Бога, разрабатываемый как средневековой теологией, так и реформационной ортодоксией, у Кальвина отсутствует. Некоторым приближением к нему является материал в I, X, 2, но он не получил дальнейшего систематического развития. Указания на «virtutes Dei» имеются в I, V, 10; I, XIV, 21; III, XX, 40-41, а также в Комм, к Рим 1:21. Характерно, что термины «суверенность», «суверенная власть» (souverainte, pouvoir souverain) Бога появились только во французской версии, тогда как в латинской используется традиционное выражение «omnipo- tentia» (всемогущество). 96 Приверженцы этой секты, основанной неким Авдием (ум. 372) в Месопотамии, учили, что так как человек был создан по образу Божьему, Бог имеет вид человека (см. Augustinus. De haeresibus, I, 50; MPL, XLII, 39). 97 Здесь и в разделе 3 Кальвин имеет в виду сочинения антитринитариев своего времени. Барт и Низель приводят детальные ссылки на Мигеля Сервета (Servetus, ум. 1553), Маттео Грибальди (Gribaldi, ум. 1564), Джорджо Бландрату (Blandrata, ум. 1585), Валентино Джентиле (Gentile, ум. 1566), Джанпауло Альчати (Alciati, ум. ок. 1573) (см. OS, III, 109 f.). Об идеях и деятельности этих людей см. Wilbur Е.М. A History of Unitarianism. Cambridge (USA), 1947-52, vol. 1-2. Обвинение, что традиционная Церковь утвер>кдает «тройственного Бога» или «трёх Богов», впервые появилось в трактате Сервета «De Trinitatis erroribus» (1531; I, fo. 21). 98 Servetus. Op. cit., I, fo. 35-36. 99 Слова Евр 1:3 (греч. характер irjСын не подобны друг другу. 116 Кальвин был явно поражён тем, что Сервет употреблял слово «тринитарии» по отношению к нему и другим защитникам общепринятого учения о Троице. В «De Trinitate» Сервета неоднократно говорится, что «все тринитарии — на самом деле атеисты». В ряде случаев слово «тринитарии» действительно использовалось для обозначения противников ортодоксального учения. Это следует, в частности, из текста Георга Витцеля, написанного не позднее 1537 г. (см. Richter G. Die Schriften Georg Witzels. Fulda, 1913, S. 183). Возможно, ещё не было забыто более старое значение этого термина, который совпадал с названием одного монашеского ордена XII в., впоследствии объявленного еретическим. 117 Имеется в виду В.Джентиле. Материалы о нём, в частности по женевскому процессу 1555 г., см. Fazy Н. Ргосёэ de Valentin Gentilis et de Nicolas Gallo (1555). Geneve, 1879, а также в CR, IX. 118 Ср. гл. XIII, 18, а также XIII, 28 и XVI, 3, 5 настоящей книги. 119 Так писал В.Джентиле в Epistola 5 (CR, IX, 390 s.). Винцент Леренский обвинял Нестория в том, что тот создаёт «четверицу» (Commonitor, XVI; MPL, L, 659). 120 Сборник писем, написанных якобы св. Игнатием (Corpus Ignatianum), не был полностью определён вплоть до XIX в. Ряд подложных писем был приписан ему Жаком Лефевром в издании 1498 г. Одно из них («Филиппийцам», гл. 13) содержит предписание: «Не пренебрегайте сорокадневным постом». 121 Августин писал: «Всем Трём принадлежит одна вечность... одна сила. В Отце единство, в Сыне равенство, в Св. Духе гармония единства и равенства» (De Doct- rina Christana, I, 5; MPL, XXXIV, 21). Отметив, что Христос сказал не «которого пошлёт Отец», но «Которого Я пошлю вам от Отца» (Ин 15:26), Августин утверждает, что, хотя Лица Троицы равны, Отец есть начало всецелой Божественности (principium totius deitatis) (De Trinitate, XX, 29; MPL, XLII, 908). 122 Вопрос о том, «всегда ли рождался Сын», подробно обсуждает Пётр Ломбардский в Sent., I, IX, 10-15 (MPL, CXCII, 547 s.), цитируя при этом Григория Великого, Оригена и Илария. 123 Цицерон. О природе богов, I, 13, 33. 124 Августин. Исповедь, IX, 12 (MPL, XXXII, 815). 125 Возражая манихейцам, Августин доказывает, что природа, в которой нет ничего доброго, существовать не может («natura, in qua nullum bonum est, non potest») (О граде Божием, XIX, 13; MPL, XLI, 641) и что зло в человеке происходит не от природы, а от её порчи (Contra lulianum, I, 5, 16; MPL, XLIV, 650 p.). 126 Ссылаясь на трактат Псевдо-Дионисия «О небесной иерархии» (MPG, III, 119- 368), Кальвин, по всей вероятности, не забывал о сказанном Лютером в его «Вавилонском пленении»: «Что касается меня,., то чересчур большое доверие этому Дионисию, кто бы он ни был, мне всегда не нравилось, ибо у него, в сущности, нет здравого учения» (Werke, В. 6, S. 562). Осуждение Лютера в Сорбонне 15 апреля 1521 г. отчасти было основано на этом его заявлении. Псевдонимный характер различных произведений, приписываемых Дионисию Ареопагиту из Деяний апостолов (17:34), а на самом деле датируемых концом V в., был общепризнан только в XVII столетии. 127 Ср. CR, LII, 85, а также «Божественную комедию» Данте (Рай, XXVIII, 97-139 — этот фрагмент навеян творениями Псевдо-Дионисия) и «Потерянный рай» Мильтона (V, 601, 769). 128 Ср. Комментарий Кальвина к его же «Симфонии четырёх евангелистов»: «У каждого человека есть много Ангелов, которые действуют как его хранители» (Комм, к Мк 5:9). 129 Ориген возлагает особые виды служения на Архангелов Рафаила, Гавриила и Михаила (О началах, I, 8, 1; MPG, XI, 176). При описании рангов и функций Ангелов средневековая теология находилась под влиянием Псевдо-Дионисия, авторитет которого Кальвин отвергал. См. P.Lombardus. Sent., II, 9 (MPL, CXCII, 669) и развёрнутое рассуждение Фомы Аквинского в Summa theol., I, CVI-CXIV. В начальном и заключительном высказываниях этого раздела, равно как и выше, в разделе 4, Кальвин решительно отвергает утончённые спекулятивные суждения об Ангелах у Фомы Аквинского. Намёк на последнего легко установить, обратившись к Summa theol., I, CVIII, CXIII, где говорится соответственно об иерархии Ангелов и об Ангелах-хранителях. 130 Комм, к Пс 34:7 [33:8 по Синодальному тексту] Кальвин чётко говорит, что о каждом члене Божьего народа заботится множество Ангелов. 131 В трактате «Contre la secte phantastique et furieuse des Libertins» (CR, VII, 179 s.) Кальвин излагает «языческие» представления об Ангелах у либертинов. 132 Война, «брань» мееду Царством Божьим и царством Сатаны — одна из постоянных тем Кальвина. См. Frdhlich К. Gottesreich, Welt und Kirche bei Calvin. Mtinchen, 1930, S. 19 f. 133 Господствующая в христианстве точка зрения на творение, которую выражали упомянутые учители Церкви, основывается на том, что Бог создал мир из ничего (ex nihilo). Ср. I, XV, 5. В античную эпоху подобную возможность отрицали эпикурейцы: «Из ничего и создается ничто», писал Лукреций (О природе вещей, I, 155). Августин (если оставить в стороне доктрину о возникновении индивидуальных душ, относительно которой его позиция осталась неопределённой) доказывал творение из ничего, в частности, в трактате «Вера и символ» (De fide et symbolo, II, 2; MPL, XL, 182). Так утвер>кдается и в Вестминстерском исповедании (IV, 1): «Богу... было угодно вначале сотворить из ничего мир и всё находящееся в нём». См. тж.: Gilkey LB. Maker of Heaven and Earth. N.Y., 1954, p. 46 f., 88; Wolfson H. The Meaning of ex nihilo in the Church Fathers, Arabic and Hebrew Philosophy, and St. Thomas // Medieval Studies in Honor of J.D.M.Ford, p. 355-367. 134 Это утверждение настойчиво повторяется в CR, XXVI, 255; XXVIII, 22, 232; XXXII, 89, 428; XXXIII, 572; XXXVI, 589; XLI, 67; XLIII, 254; XLIV, 5. Веру в то, что вселенная создана ради человека, в противоположность эпикурейцам утверждали стоики. Эту идею категорически отрицал Лукреций в трактате «О природе вещей» (V, 156). Участник цицероновского диалога «О природе богов» стоик Бальб (II, LXII, 154 — LXVI, 167) пространно рассуждает на тему о том, что «мир был создан ради богов и людей, а находящиеся в нём вещи предназначены и задуманы для пользы и наслаждения человека». Поддерживая этот тезис, Лактанций замечает, что «Бог должен был сотворить мир ради какого-то употребления. Стоики говорят, что он создан для человека, и они правы» (Epitoma de Institutionibus Divinarum, LXVIII; CSEL, XIX, 752). 135 Учение Кальвина о человеке изложено в двух отдельных частях «Наставления». Здесь он ведёт речь о человеке в том виде, в каком он был сотворён. В II, I—IV он говорит о человеке в его падшем состоянии. 136 См. Цицерон. Тускуланские беседы, I, 27; О природе богов, II, LIV, 133 — LXI, 153; Аристотель. О членах животных, 686, 25-35. Теме сна особенное внимание уделяет Тертуллиан, который критикует языческие мнения (например, De anima, XLII-XLIX). 137 Андреас Осиандер (Hosemann, 1498-1552) — выдающийся лютеранский пастор в Нюрнберге, затем профессор в Кёнигсберге. В 1550 г. он выступил с независимо разработанным и вызвавшим удивление учением об оправдании (см. Ill, IX, 5-6 и соответствующие примечания). В том же году он опубликовал небольшой трактат «Ап filius Dei fuerit incarnandus...» («Воплотился бы Сын Божий, если бы в мир не вошёл грех»), к которому было приложено эссе об образе Божьем «De imagine Dei quid sit». Кальвин излагает и отвергает идею Осиандера о необходимости воплощения независимо от греха Адама. См. Niesel W. Die Theologie Calvins, S. 126, 133 f. и указанные там работы. Осиандер внёс свой вклад в развитие науки, написав осторожное предисловие к эпохальному труду Коперника «Об обращении небесных сфер». 138 Ср. Seneca. Epistolae morales, XLI, 8: «человек — это разумное животное» («rationale enim animal est homo»). Первая формулировка этой мысли приписывается древнегреческому философу Хрисиппу (ум. 206 до Р.Х.). 139 В латинской версии — «in renovatione imaginis Dei». Употребление таких слов, как «renovatio» («renovation») — «обновление» и «reparatio» («reparation») — «восстановление» имеет методологическое значение. Многое в изображении человека при сотворении строится с учётом образа Божьего, восстановленного в нём благодаря искуплению. Ср. II, II, 12, а также Niesel W. Die Theologie Calvins, S. 67 f., 129 f. 140 Лат. «ex Dei essentia per traducem sit anima hominis». Ср. I, XIV, 20, прим. 133; II, I, 7, прим. 6; II, XIV, 8. Кальвин решительно выступает против традуционизма — учения о том, что все человеческие души происходят от первоначальной передачи (tradux) Адаму частицы Божественной сущности. Он отстаивает противоположную доктрину — креационизм, согласно которой акт творения Богом из ничего имеет место всякий раз, когда ребёнку даётся жизнь. Аргументация Кальвина подтверждается многочисленными фрагментами из св. Августина. См., в частности: О граде Божием, XI, 22 (MPL, XLI, 336). 141 См. гл. V, 3 настоящей книги и прим. 33. 142 В изданиях 1539-1554 гг. тему провидения и предопределения Кальвин рассматривает в одной главе. В последнем латинском издании они были разделены, и тема провидения была поставлена в контекст познания Бога как Творца. Предопределение рассматривается в III, XXI-XXIV, где оно непосредственно связывается с искупительным действием Св. Духа. См., в частности: Jacobs P. Predestination und Verantwortlichkeit bei Calvin. Neukirchen, 1937, S. 64- 66, 71 f. 143 Часто употребляемое Кальвином слово «софисты» было популярно также у других реформаторов и многих гуманистов. Им они обозначали схоластов, когда вели с ними полемику. 144 Ср. у Фомы Аквинского: «В самом деле, невозможно уклониться от вопроса об универсальной причине» (Summa theol., I, XIX, 6). 145 Эту точку зрения оспаривал реформатский учёный, профессор Марбургского университета Андреас Гиперий (Hyperius) в посмертно изданном трактате «Methodus Theologiae» (Базель, 1568). 146 Эта тема подробно рассматривается Кальвином в связи с астрологией в его сочинении «Avertissement contre I’astrologie judiciaire» (1549) (CR, VII, 509-544). См. Bohatec J. Op. cit., S. 270-280, где точка зрения Кальвина на религиозный смысл астрологии сопоставлена с воззрениями Пико делла Мирандолы, знаменитого флорентийского христианского неоплатоника (ум. 1494). Об учении Пико см. тж. Thorndike L A History of Magic and Experimental Science. N.Y., 1941-47, vol. 1-6; v. 4, p. 534 f. 147 Возможно, это намёк на Пьетро Помпонацци. См. его трактат «De fato, de libero arbitrio et de praedestinatione» («О судьбе, свободной воле и предопределении», 1520), II, I, 4-5, который цитируют Барт и Низель (OS, III, 193); они ссылаются также на аввероистов XIII века Сигера Брабантского и Боэция Дакийского, отрицавших учение о провидении. 148 Знаменательно, что Кальвин отличает автора Послания к евреям от ап. Павла. Ср. его Комм, к Посланию к евреям и «Аргумент», где он говорит: «Метод научения и стиль достаточно ясно показывают, что его автором был не Павел». 149 В «Согласовании четырёх евангелистов» (Мф 10:29) Кальвин признаёт возможность случайности в рамках действия божественного провидения. В Вестминстерском исповедании (V, 2) сказано: «По тому же провидению Бог установил вероятность событий согласно природе вторичных причин. Наряду с неизбежностью существуют свобода и условие». 150 Thomas Aquinas. Summa theol., I, XIX, 3. Барт и Низель, приведя высказывания Бонавентуры, Дунса Скота, Эразма и Эка, совпадающие с этим утверждением, указывают на его опровержение в сочинении Лютера «De servo arbitrio» («О рабской воле») (Werke, В. 18, S. 615 f.) Позиция Меланхтона по этому вопросу не отличается от взглядов Фомы Аквинского и Кальвина. (См., напр., CR, XXI, 649 f.) 151 К.Тринкхаус использовал этот отрывок для характеристики позиции Кальвина, отрицающей «хаотичность исторических событий и личных судеб» (Trinkhaus С. Renaissance Problems in Calvin’s Theology // Studies in the Renaissance. N.Y., 1955, v. 3, p. 65). 152 С точки зрения Кальвина, в жизни каждый человек во всех обстоятельствах имеет дело с Богом. Ср. Ill, III, 6,16; III, VII, 2. Это его убеждение носило глубоко личный характер. Так, в письме Фарелю, касающемся тяжёлого для него решения вернуться в Женеву (24 октября 1540 г.) Кальвин писал: «Я совершенно убеждён, что здесь я имею дело с Богом» («mihi esse negotium cum Deo»). 153 Эта фраза, безусловно, имеет отношение к критике, которой подвергали Кальвина Себастиан Кастеллио и его сторонники. Ответу на неё он посвятил специальный труд — «Calumniae nebulonis cuisdam... ad easdem responsio» (1558) (CR, IX, 269, 279). Ср. прим. 159. 154 Кальвин не утверждает, что Бог обладает двумя волями, но говорит о недосягаемых глубинах внутреннего бытия Бога и о тайнах откровения. Ср. I, XVIII, 3: «Но божественная воля, единая и простая сама по себе, нам кажется разной», а также I, XVIII, 1, 4 (о различии между волей и повелением). 155 В трактате «De aeterna Dei praedestinatione» («О предвечном Божественном предопределении») Кальвин выступал против «догмы сорбоннистов, которая приписывает Богу абсолютную власть» вне связи с его справедливостью. «Легче отделить свет солнца от его тепла или его тепло от его огня, чем отделить власть Бога от его справедливости... Те, кто разъединяет Бога и Закон (Deum ex legem qui tacit), лишают Бога части его славы» (CR, VIII, 361). Аналогично, в «Проповедях на Книгу Иова» (Иов 23:1-7) Кальвин провозглашает: «Утверждение сорбоннских докторов, что Бог обладает абсолютной властью,—дьявольское кощунство, изобретённое в аду» (CR, XXXIV, 339 s.). См. McNeill J.T. The History and Character of Calvinism, p. 212. Опровергаемая здесь точка зрения была впервые чётко сформулирована Оккамом в трактате «Super quatuor libros sententiarum subtilissimae quaestiones» (I, 17, 2). Ф.Вендель отмечает, что Дунс Скот, на которого обычно указывают как на вдохновителя подобной позиции, вкладывал в неё несколько иной смысл (Wendel F. Calvin; source et Evolution de sa pens6e religieuse. P., 1950, p. 92 s.). 156 Имеется в виду секта либертинов. В разделах 3-4 и 7-8 использованы фрагменты из сочинения Кальвина «Contre la secte phantastique et furieuse des Libertins» (CR, VII, 183-198). 157 Лютер в своей книге «Четырнадцать утешений» («Tesseradecas consolatoria», 1520) впечатляюще говорит о провидческой заботе Бога о нас, даже когда мы не подозреваем об этом (Werke, В. 6, 110 f., 125 f.). Утверждениями подобного рода изобилуют комментарии Кальвина к псалмам. 158 В этой главе, включённой в трактат в 1559 г., трактуется ряд тем, которые в том или ином контексте рассматриваются в других его частях, например в II, IV-V; III, XXIII-XXIV. 159 См. прим. 153. В упомянутом там трактате, приписываемом С.Кастеллио, против Кальвина выдвигается обвинение в том, что, согласно его учению, Бог якобы обладает двумя противоположными волями, и подвергается осмеянию утверждение, что в одной воле заключены две; поэтому получается, что когда Кальвин говорит одно, то он будто бы подразумевает другое и желает этого «другого». Кальвин отвечал на эти обвинения и возражения с некоторой запальчивостью (CR, IX, 278 р., 302 р.). 160 В разделах 3 и 4 Кальвин сознательно выдвигает внутренне противоречивое положение, согласно которому Бог, «желая» того, что Он «запрещает», остаётся с точки зрения своей воли «единым и простым». В основе этого положения лежат два мотива: вера и человеческое бессилие (incapacite) и леность (hebetude). Тем самым логика здесь подчинена Писанию и, что характерно для Кальвина, отвергается как средство понимания того, что находится в области раскрытых в откровении тайн. Ср. I, XIII, 1-3; III, II, 14; XXIV, 17, а также отказ от логического вывода по тем же основаниям в III, XVIII, 10. Книга II 1 Здесь Кальвин повторяет начальные слова «Наставления о познании Бога и самих себя». Согласно Ксенофонту, надпись «rvffiGi aowxov» («aeoarcov») в Дельфийском храме вдохновила Сократа на соответствующие наставления (Mirabilia, IV, 2, 24- 29). Ср. Аристотель. Риторика, II, 22, 1395а. Это выражение неоднократно цитировал и комментировал Цицерон. Например, в «Тускуланских беседах» (I, 22, 52): «Когда Аполлон говорит „познай самого себя”, то этим он говорит „познай свою душу”». 2 В трактате Цицерона «О природе богов» (III, 35, 87-88) приверженец академиков Котта говорит, что если ум, добродетель и вера коренятся внутри нас самих, то безопасность, благоденствие и успех исходят от богов. 3 Ж.Панье (Institution, I, 311, прим. «а») отмечает, что здесь проявляется динамизм учения Кальвина о несвободной воле: когда мы осознаём цель, ради которой сотворены, а также наше нравственное бессилие, мы вынуждены искать силу и освобождение в Боге. 4 Пелагий (ок. 354-420), британский монах, боровшийся против учения Августина о врождённой испорченности человека, проистекающей от греха Адама, что вызвало появление целого ряда трактатов и писем Августина, где излагается и отстаивается это учение. См.: Augustinus. Retractationes, I, 13, 5 (MPL, XXXII, 604); Contra lulianum, III, 26, 59 (MPL, XLIV, 732 p.). Пелагий вместе со своим ещё более агрессивно настроенным приверженцем, ирландцем Целестием, выехав из Рима, посетил Северную Африку, Палестину и Малую Азию, где завоевал множество сторонников. На Карфагенских соборах 412 и 418 гг., а также императорским эдиктом 418 г. пелагианство было осуждено, после чего папа Зосима лишил Целестия своего покровительства, которое ранее ему оказывал, и присоединился к осуждению. Однако отдельные элементы этой ереси сохранялись ещё долго. Они лежали в основе попыток доказать врождённую нравственную способность человека. Краткий обзор документов, касающихся этого спора, и отрывки из них см. в: Bettenson Н. Documents of the Christian Church. N.Y., 1947, p. 74-87; Souter A. (ed.) Pelagius’s Expositions of the Thirteen Epistles of St. Paul. Cambridge (Eng.), 1922-31. 5 Ср. Августин. О граде Божием. XVI, 27: «Дети... рождаются не в фактическом, а в первородном грехе» (MPL, XLI, 506). Другие важные отрывки из Августина приведены в Smits L. Saint Augustine dans I’oeuvre de Jean Calvin. Assen (Belg.), 1951-58, vol. 1-2 и в OS, III, 233 p. Оппозиция Пелагия Августину была вызвана скрытым смыслом широко известной сентенции о беспомощности человека в «Исповеди»: «Дай, что повелишь, и повели, что хочешь» (X, XXIX, 40; XXXI, 45; MPL, XXXII, 796, 798). 6 Здесь Кальвин употребляет вызывавшее споры слово «происходит» (франц. «procede», лат. «tradux» — «передаётся»), имея в виду аргументы отцов Церкви относительно происхождения индивидуальной души. Хотя и Августин, и Кальвин строго придерживаются идеи единства человеческого рода при сотворении, их позицию нельзя смешивать с традуционизмом. Согласно последнему душа Адама рассматривается как элемент, переданный от Божественной сущности и воспринятый человеком и как источник всех человеческих душ. Кальвин решительно отвергает это учение. Августин выдвинул противоположную концепцию — креационизм, которую в общих чертах представил Винцентий Виктор (Vincentius Victor). Об этой дискуссии см.: Hodge С. Systematic Theology. Grand Rapids (Mich.), 1952, vol. 1-3; v. 2, p. iii; Bethune-Baker J.F. An Introduction to the Early History of Christian Doctrine. L., 1954, p. 302 f. Кальвинистская теология приняла креационизм — учение, в соответствии с которым всякая душа есть новое Божье творение. Ч. Ходж пишет: «Кальвин, Беза, Тюртен (Turretin) и огромное большинство реформатских теологов были креационистами» (Hodge С. Systematic Theology, p. 64). Креационизма придерживались и некоторые противники Реформации, в частности Альфонсо де Кастро. 7 В Комм, к Евангелию от Иоанна (3:6) Кальвин говорит, что первородный грех передаётся от родителей к детям не посредством физиологического зачатия и рождения, а потому, что согласно Божьему повелению все люди испорчены в Адаме и лишены даров, которыми мы были украшены в нём. 8 Последующее определение вошло в акты Трентского синода (Англия), заседание V, постановление I (см. CR, VII, 425 f.). 9 Меланхтон описывает первородный грех как «врождённую предрасположенность, некий врождённый импульс и энергию (genialis impetus et energia), которые толкают нас на путь греха». Это положение он иллюстрирует на примерах отклонения пламени и притяжения магнита. Следовательно, было бы ошибкой подобно схоластам проводить различие между первородным и фактическим грехом. Хотя Меланхтон соглашается со схоластическим описанием греха как «отсутствия первоначальной праведности», он подчёркивает его недостаточность как дефиниции, поскольку грех —это действенное нечестие, происходящее от укоренённой в нас любви к себе. См. Melanchton Ph. Werke in Auswahl. Gutersloh, 1951, B. 2, S. 17 f. 10 Словом «похоть» (concupiscentia) часто пользовался Августин, особенно в трактате «De nuptiis et concupiscentia» («О браке и вожделении»), где оно в широком смысле означает «закон греха в нашей грешной плоти» (MPL, XLIV, 435). Пётр Ломбардский, рассуждая о передаче греха Адама его потомству, характеризует первородный грех как «возбуждающее средство, толкающее ко греху, то есть похоть» и называет его «природным пороком, поражающим всех людей, родившихся от Адама в похоти» (Sent., II, 30, 7р.; MPL СХСИ, 722). 11 Это одно из главных обвинений Кальвина в адрес либертинов в «Contre la secte...» (CR, VII, 184 f.) и в «Epistre contre un certain Cordelier» (1547) (CR, VII, 347, 350 f.). 12 Ср. I, XV, 8. Впервые слово «предопределение» появилось в изданиях 1539 и 1541 гг. Однако ранее Кальвин употребил его в «Instruction et confession de foy» (1537) (OS, I, 390). 13 См. прим. 7 и 125 к кн. I. 14 Это точка зрения Эразма, высказанная им в трактате о свободе воли, направленном против Лютера, «De libero arbitrio diatribe» («Спор о свободе воли»). 15 См.: Платон. Государство, IV, 14 сл.; Аристотель. О душе, III, 10, 433. 16 Ср. Аристотель. Никомахова этика, III, 5, 1113b: «Если от нас зависит совершать поступок, когда он прекрасен, то от нас же — не совершать его, когда он постыден... В нашей власти совершать, точно так же как не совершать». (Пер. Н.В.Брагинской). 17 В трактате «De scandalis» (1550) Кальвин подобным же образом обвиняет некоторых отцов Церкви в том, что они неосмотрительно согласились с философами и наделили человека свободной волей (CR, VIII, 19). 18 Хотя Кальвин ссылается на древних отцов, острие своей критики он направляет против современных ему гуманистов, в том числе Эразма. 19 Эта сентенция, сильно напоминающая стиль Августина и основанная на его идеях, является по своему характеру средневековой формулировкой. Пётр Ломбардский говорил: «Одни испорчены грехом, и это естественно..., другие избегли». [Источник указан в прим. франц. изд.] В «Вопросах по Евангелию» («Quaes- tiones in Evangeliis») (II, 19) в разделе, посвящённом притче о добром самарянине (Лк 10), Августин пишет, что человек жив, когда он обладает ощущением и знанием Бога, но, задавленный грехом, он мёртв; поэтому Августин называет человека полуживым (MPL, XXXV, 1340). Другие аналогичные фрагменты можно найти в его «О природе и благодати» (III, 3; XIX, 21; XX, 22; MPL, XLIV, 149-256 p.). 20 Первым из отцов Церкви это выражение, по-видимому, употребил Климент Александрийский в своём толковании фразы ап. Павла: «а как стал мужем, то оставил младенческое» (1 Кор 13:11). Он говорил, что они относятся и «к тем из нас, кто послушен Слову и владеет собой» (Наставник, I, 6, 33; MPG, VIII, 289 р.). 21 Франц. «les choses externes», лат. «res medias» — перевод греческого термина «абкхфора». Дискуссию о нём см. в Christian Freedom, III, 19, p. 79; см. тж. II, II, 12-14; II, III, 5. 22 В своём ответе Лелию Социну (5 июня 1555 г.), на которого автор здесь, вероятно, намекает, Кальвин проводит различие мееду реальным ниспосланием милости избранному и «действием Св. Духа» в самом отверженном (CR, X, 163 р.). 23 Здесь следует отметить проводимое Кальвином различие мееду ранними «здравыми» схоластами и «позднейшими софистами». В число последних он, по-видимому, зачисляет Оккама, его толкователей, в частности Габриэля Биля (Biel, ум. 1495), и своих современников — теологов Сорбонны. 24 Ср. раздел 15 этой главы, где констатируется, что в грешном человеке сохраняется добро, и раздел 3 главы III, где наличие в человеке какого-либо добра вообще отрицается. Подобное сопоставление демонстрирует склонность Кальвина к гиперболе, а также ту теологическую позицию, основываясь на которой можно сказать, что в человеке сохраняются «многие хорошие качества», но всё-таки он «совершенно лишён всякого добра». В «Instruction et confession de foy» (OS, I, 381; CR, XXII, 36 p.) говорится: «Св. Писание многократно свидетельствует о том, что человек —раб греха... Ибо из сердца, целиком отравленного ядом греха, не может исходить ничего, кроме греха». См. тж. о «дарах» языческих и о степенях относительной доброты в пределах общей испорченности добродетелей в III, 3-4 настоящей книги. 25 Ж.Панье подчёркивает, что Этьенн де Боэси (Bo&ie), друг Монтеня, написал свой знаменитый политический трактат «Добровольное рабство» («La servitude volon- taire») в 1548 г. 26 На самом деле Августин цитирует Киприана. Та же цитата имеется в некоторых других его произведениях (см., напр., MPL, XLIV, 627 р.). 27 Эта гомилия есть только в издании творений Иоанна Златоуста, выпущенном Эразмом в Базеле в 1530 г. В позднейших изданиях она отсутствует и даже не упоминается. 28 Об этих ответах Демосфена рассказывает Квинтилиан в «Наставлении в ораторском искусстве» (Institutio oratoria, XI, 3, 6). Кальвин, подобно монахам и схо- ластам-моралистам, считает гордыню матерью всех пороков, а смирение — пер вейшей добродетелью. См. его Комм, на Книгу Иова, LXXX, где смирение объявляется «высшей (souveraine) добродетелью,., матерью и корнем всяческой добродетели» (CR, XXXIV, 234). Кальвин, безусловно, знал классический трактат Бенедикта Нурсийского «De regula monachiorum», где в главе VII говорится о «двенадцати ступенях смирения», также сочинение Бернара Клервоского «De gradibus humilitatis et superbiae» («О ступенях смирения и совершенства»). 29 В последующем изложении Кальвин не упоминает изящные искусства, которыми он тем не менее восхищался. Ср. I, XI, 12. Этот вопрос обсуждается в упомянутых выше книгах: Wencelius L. L’Esthetique de Calvin, v. 2, 5-6; Bohatec J. Bude und Calvin, S. 467-471. 30 Франц. «de nature compagnable», лат. «animalis socialis» — «социальное животное» (Seneca. De dementia, I, 3, 2; De beneficiis, VIII, 1, 7; Lactantius. Institutiones Divinae, VI, 10, 17; MPL, VI, 668, 696). В Комм, к Книге Бытия (2:18) Кальвин говорит об «общем принципе, в соответствии с которым человек был сотворён, чтобы стать социальным животным». 31 Ср. прим. 25 и 73 к кн. I. Утверждение о божественном происхождении «истины, где бы она ни появлялась», представляется чересчур категоричным. В то время как здесь естественные способности человеческого разума в основном ассоциируются с временными и «низшими» предметами и обстоятельствами, в других местах Кальвин обычно указывает на то, что языческие философы открыли частицы религиозной истины (I, III, 1; V, 3). Нужно отметить, что принятие им истины, содержащейся в других источниках, помимо Св. Писания, а также в естественном человеке, отнюдь не равнозначно концепции (наиболее ярко представленной Дунсом Скотом) о двух истинах, которые не согласуются одна с другой. Скорее, он имеет в виду одну богоданную истину, проявляющуюся на двух уровнях, один из которых имеет лишь временное и мирское значение. Здесь Кальвин стоит на одних позициях с Лактанцием, который говорил, что, хотя философы упускают из вида «важнейшую вещь», а именно, что мир сотворён Богом, дабы человек поклонялся Ему, каждый из них знал нечто истинное (Inst. Divinae, VII, 6-7; MPL, VI, 757, 759). Утверждение Климента Александрийского о том, истина философии — постольку, поскольку она касается природы вещей,— это «истина, о которой сам Господь сказал: Я есмь истина» (Строматы, I, 5, 35), каким бы неожиданным оно ни казалось, можно понимать в том же смысле. В данном случае Кальвин по-видимому обязан Августину, который в трактате «Contra lulianum» говорил: «У них [языческих философов] обнаруживается некоторый след истины» (MPL, XLIV, 767). В Комм, к Посланию к Титу (1:12) Кальвин утверждает, что всякая истина, даже произнесённая порочным человеком, исходит от Бога. 32 Здесь речь идёт именно о Петре Ломбардском. Слова «и схоласты» относятся к многочисленным комментаторам его «Сентенций». Ср. прим. 225. 33 Франц. «la grace дёпёга1е», лат. «generalem Dei gratiam». Кальвинистскую концепцию «всеобщей благодати» углублённо изучал Х.Кёйпер: Kuiper Н. Calvin on Common Grace. Grand Rapids (Mich.), 1928. Эта книга вызвала оживлённую дискуссию, за которой последовали новые работы. Выраженная здесь мысль иллюстрируется во многих местах «Наставления». Х.Кёйпер рассматривает данное и сходные положения, опираясь на весь корпус произведений Кальвина. Трудности трактовки и обоснования этой доктрины обсуждаются в Van Til С. Common Grace. Philadelphia, 1954. Кёйпер и его предшественники употребляли этот термин, чтобы указать на признание Кальвином того, что всё доброе в человеческом роде, в том числе религиозные устремления, добропорядочность, братство людей, достижения искусства и науки дарованы Богом. 34 Ни всеобщая благодать, ни упоминаемая здесь особая милость не имеют никакого отношения к спасению того, кому они дарованы. Особая милость — это дар определённых способностей, силы, добродетели, героизма, которыми получивший её должен служить целям Бога в этом мире. Но при этом он остаётся в общем для всех состоянии испорченности. 35 Ср. разд. 16 настоящей главы (в конце). 36 Перечисление «моментов» см. в начале раздела 18. 37 Ср. гл. VIII, 1-2, 51 настоящей книги. См. тж.: Gloede G. Theologia naturalis bei Calvin, S. 178 f.; Bohatec J. Calvins Lehre von Staat und Kirche. Breslau, 1937, S. 20-35; McNeill J.T. Natural Law in the Teaching of the Reformers II Journal of Religion, 1946, v. 26, p. 168-182. 38 В указанном фрагменте Аристотель, в частности, оспаривает тезис Платона о равнозначности добродетели и знания. 39 Кальвиновскому выражению «естественный человек» у Августина соответствует «человек под законом». Этот пункт был предметом оживлённой дискуссии с ар- минианами. В начале Арминий разделял точку зрения Августина, но позднее, как утверждает Кальвин, отказался от неё, что и следует из приведённых слов. См. Arminius. Dissertatio in capitula septima Epistolae ad Romanos (англ. пер.: Dissertation on the Seventh Chapter of Romans II The Works of James Arminius. Auburn; Buffalo (USA), 1853, vol. 1-3; v. 2, p. 287-322). Арминий, в частности, писал: «Человек, о котором апостол говорит в этом отрывке,— невозрождённый человек, он находится не под благодатью, а под законом» (р. 322). Лютер в своих «Лекциях о Послании к римлянам» (1515-1516) удивляется, что слова Рим 7:24 «Бедный я человек!» могут быть поняты как высказывание «ветхого плотского человека». Так мог говорить только человек духовный. (Werke, В. 6, S. 346.) 40 Здесь в первую очередь имеются в виду Джон Фишер (епископ рочестерский, 1504-1535) (Fisher J. Assetionis Lutheranae confutatio, 1523), И.Кохлеус (Cochlaeus J. De libero arbitrio hominis. II, fo. L 6b), А. де Кастро (Сastro A. de. Adversus omnes haereses, IX, fo. 125 D-F). 41 Fisher J. Op. cit., p. 560 p.; Erasmus. De libero arbitrio. Leipzig, 1935 (hrsg. J. von Walter), p. 61p.; Cochleus J. Op. cit., I, fo. E 2b p. Согласно этим авторам, явная склонность ко злу не вполне лишила человека свободы выбора добра, хотя он не может осуществить его без «помощи» Божьей милости. 42 Злобная натура Катилины описана Саллюстием Криспом в книге «О заговоре Катилины» (De coniuratione Catilinae, III, 5). Его обличал Цицерон, выдвигая весьма тяжкие обвинения. Камилла, благородного, но оставшегося без награды патриота прославляли Гораций, Вергилий и Ювенал. Ср. Августин. О граде Божием, II, 17, 23; III, 17 (MPL, XLI, 61 p., 96 p.). 43 Относительно выражений «особая милость», «особые дары» Бога см. прим. 33 и 34. По мысли Кальвина, это особые дарования, которые делают возможными славные и героические поступки, совершаемые людьми, не избранными Богом. 44 Лютер провёл это различение в своём споре с Эразмом: «Под необходимостью я понимаю не принуждение, необходимость — это неизменность». Он пояснил, что дурной человек творит зло спонтанно — он не может своими силами освободиться от стремления делать зло (De servo arbitrio // Werke, В. 18, S. 634). Де Кастро, по всей видимости, отождествлял то и другое (см. его Adversus omnes haereses, IX, fo. 123 D). 45 В трактате «Defensio doctrinae de servitute humani arbitrii contra A.Pighium» («В защиту учения о рабстве человеческой воли, против Пигия») (1543) Кальвин резко критикует эту позицию Пигия (CR, VI, 333 р.). Альберт Пигий, профессор Лувенского университета, служил в Риме у Адриана VI и последующих пап и опубликовал несколько антиреформационных книг. Вышеупомянутый трактат Кальвина является ответом на его сочинение «De libero arbitrio hominis et divina gratia» («О свободной воле человека и Божьей благодати», Кёльн, 1542). См. тж. Августин. О природе и благодати (De natura et gratia, XLVI, 54; MPL, XLIV, 273). 46 Такое же различие, используя другую терминологию, проводит Райнхольд Нибур. Он считает, что человек грешит неизбежно, но несёт за это ответственность. (Niebuhr R. The Nature and Destiny of Man. N.Y., 1943, p. 251-264.) 47 Ср. способы выражения Кальвина относительно воли ниже, в разделах 7, 10, 12-14: там рассматриваются ситуации, когда воля устраняется или меняется, и ситуации, когда этот «естественный дар» обновляется и возрождается. 48 На самом деле Кальвин здесь резюмирует фрагменты из следующих произведений Августина: Enchiridion, IX, 32 (MPL, XL, 248); De meritis et remissione, II, 18, 28 (MPL, XLIV, 168); De gratia Christi et peccato originale, I, 14, 15 (MPL, XLIV, 368). 49 «Кого влечёт, влечёт по его воле» (Иоанн Златоуст. Гомилии на Евангелие от Иоанна, X, 1 (MPG, LIXf 73). В Комм, к Ин 6:44 Кальвин называет эту сентенцию «ложным, профанным утверждением». 50 В латинской версии Кальвин приписывает Оккаму фразу одного из комментаторов Петра Ломбардского (оговариваясь: «если я не ошибаюсь»). 51 Здесь, в частности, имеется в виду утверждение Эразма из его трактата «De libero arbitrio», основанное на его собственном толковании Лк 15:11—24; 1 Кор 5:10; Рим 8:26. 52 Это, скорее всего, относится к интерпретации Эразма в «De libero arbitrio», где в греческом тексте он принял артикль за местоимение. 53 Ср. соответствующее утверждение в Обращении к королю Франции (с. 19). 54 Возможно, это слегка изменённый текст из «Hypognosticon» (или «Hypomnesti- соп»). Лютер воспользовался этой метафорой в своём «Рабстве воли» (Werke, В. 18, 635) 55 В трактате «De praedestinatione et gratia» («О предопределении и благодати»), который ошибочно приписывался Августину, хотя он явно свидетельствует о полу- пелагианских настроениях автора, говорится: «Прежде чем Бог нас сотворил, Он предузнал нас и в этом предзнании (ipsa praescientia) Он избрал нас, хотя ещё не создал» (MPL, XLV, 1668). Кальвин, очевидно, не сомневался в авторстве Августина, которое не оспаривалось в двух базельских изданиях упомянутого трактата (второе из них подготовил Эразм). Впервые авторство Августина было подвергнуто серьёзному сомнению в лувенском издании 1557 г. См. Pope Н. St. Augustine of Hippo. Westminster (Md), 1949, p. 387; см. тж. Smits L. Saint Augustine dans I’osuvre de Jean Calvin, v. 1, p. 191 s. 56 Имеется в виду лютеранская точка зрения, выраженная в Аугсбургском исповедании (I, 18): «Человеческая воля обладает определённой свободой праведно поступать в гражданской жизни.., но она бессильна в том, что относится к божественной праведности», Меланхтон в «Loci communes» утверждает, что человек имеет некоторую власть выбирать в области «внешней, гражданской деятельности». Следовательно, «человеческая воля способна собственными силами, не будучи обновлённой (suis viribus sine renovatione), творить некоторые дела закона. Это та свобода воли, которую философы вполне справедливо приписывали человеку» (CR, XXI, 374). Кальвин стремится убедить нас, что всякий человеческий выбор находится в сфере божественного провидения. 57 В латинской версии Кальвин далее приводит в качестве примера историю Аттилия Регула. Мужество Регула, претерпевшего мучительную смерть от рук карфагенян, но не нарушившего присяги, прославляли Цицерон, Гораций, Сенека и другие римские писатели. Августин представлял историю Регула как случай, в котором римские боги оказались неспособны спасти верного и достойного человека (О граде Божием, I, 15; MPL, XLI, 28). 58 Ср. Erasmus. De libero arbitrio (hrsg. von Walter), p. 25. В неоконченном трактате против пелагиан, Юлиана и Эклана Августин приводит тот же аргумент и так же отвечает на него (Augustinus. Contra secundam Juliani responsuonem, imperfectum opus. I, 46-48, 60, 82, 84, 106 (MPL, XLIV, 286). 59 Ср. гл. Ill, разд. 5 настоящей книги. Дальнейшие ссылки в этом разделе также связаны с указанным фрагментом. 60 Ссылки на мнения современников в этом разделе относятся к Кохлеусу («De libero arbitrio») и Эразму («De libero arbitrio»). См. упоминавшееся издание фон Вальтера, с. 50, 53, 59 и цитаты в OS, III, 299. 61 Это весьма характерное для Кальвина утверждение о необходимости соединения слова Писания с действием Св. Духа. Ср. I, VII, 4; III, I. 62 В указанных фрагментах двух трактатов Августин привлекает внимание к третьему из семи правил понимания Св. Писания, сформулированных ок. 390 г. Тихонием — донатистом, которого впоследствии осудили лидеры этой секты. 63 Большинство этих аргументов использовали противники Лютера. Среди них — Шатцгайер, Эразм, Кохлеус, де Кастро, Фабер. Соответствующие цитаты см. в OS, III, 308. 64 Это утверждение из трактата Херборна «Перечень общих мест» (Herborn. Lo- corum communium enchiridion, XXXVIII) было включено в документ, представленный императором Священной Римской империи Карлом V на съезде в Регенсбурге (1541)217. 65 Этот отрывок цитировал Эразм и сопроводил его замечанием, что он не знает, на каком основании Экклезиаст был исключён из канона Св. Писания (De libero arbitrio, p. 19). 66 В притче о добром самарянине греческое слово «‘riniGavip передано в Вульгате как «semivivus» — «полуживой». Полупелагиане истолковали это слово в аллегорическом смысле. Они опирались на ошибочно приписываемое Августину (Pseudo- Augustinus) «Hypomnesticon» («Hypognosticon»), где сказано, что падший человек сохраняет свободную волю в повреждённом виде (liberum arbitrium vulneratum) (MPL, XLV, 1628). Ср. Augustinus. Quaestiones in Evangeliis, II, 19 (MPL, XXXV, 240). Видоизменяя эту аллегорию, Беда Достопочтенный пишет: «Они оставили его полуживого и тем самым лишили бессмертной жизни, но они были бессильны лишить его благоразумия» (In Lucae Evangelium expositio, III, 10; MPL, XCII, 469). Этот отрывок использовали противники Лютера. 67 О неприятии Кальвином аллегорического толкования Св. Писания см. тж. Ill, IV, 4-5 и его Комм, к Посланию к галатам (4:22-26), где он требует обращения к «естественному и ясному смыслу». Об этом же говорится в Комм, к Книге Бытия (2:28) и к Книгам пророков Исайи (33:18), Иеремии (31:24), Даниила (8:20-25; 10:6). 68 Эта глава, а также разделы 1 и 2 гл. VII впервые включены в трактат в 1559 г. Благодаря новому материалу стало более прозрачным построение Кальвином трактата в целом вокруг «двоякого» познания (см. прим. 11 и 12 к книге I). В этой главе он впервые приступает к теме познания Искупителя — главной теме книги II. Решающее значение здесь имеет то, что переход к сотериологии осуществляется не через Закон, но через радикальное «во Христе». Тем самым автор помещает Закон в контекст обетования Евангелия. Следует обратить внимание на названия глав VI, VII и IX. Общепринятой формуле «Закон и Евангелие» Кальвин предпочитает «Евангелие и Закон». Для многих разделов, добавленных в 1559 г., характерны начальные фразы, которые напоминают об общей архитектонике трактата и об основных предметах, рассмотренных ранее. См. прим. 72. 69 В указанном сочинении («Краткое и ясное изложение христианской веры») к верующим— наследникам будущей жизни — Цвингли причисляет и героев Ветхого Завета, и некоторых добродетельных язычников, и «девственную Мать Бога». Среди язычников он называет Тесея, Сократа, Аристида, Антигона, Нуму, Камилла, Катона и Сципиона. Однако Кальвин, по-видимому, имеет в виду трактат Эразма «Религиозное сосуществование» («Convivium religiosum»), где наряду с многочисленными похвалами благочестию и добродетели древних содержится знаменитое речение: «Святой Сократ, молись о нас» («Sancte Socrates, ora pro nobis»). Кальвин отвергает подобные воззрения. 70 Ср. Смысл фразы «конец закона — Христос» (Рим 10:4) раскрывается в I, VI, 2; II, VII, 2; III, II, 6. Закон и пророки отчасти предвосхитили дело примирения с Богом, осуществлённое Христом. Ср. слова Кальвина в Комм, к Посланию к римлянам: «Закон во всех своих частях соотносится с Христом» (10:4). 71 В.Джентиле использовал отрывки из сочинений Иринея для обоснования своего взгляда, согласно которому Отец дал Сыну часть своей сущности (essentiator) (CR, IX, 395). Ср. прим. 117 к кн. I. 72 Слово «Закон» (обычно с заглавной буквы) Кальвин употребляет в нескольких значениях: 1) религия Моисея в целом (II, VII, 1); 2) особое откровение избранному народу, в котором ему был дан нравственный закон, т.е. преимущественно Декалог (II, VIII); 3) разнообразные гражданские, правовые и ритуальные установления (IV, XX, 14-16). Главное из этих значений — нравственный закон, «истинное и вечное правило праведности» (IV, XX, 15). В разделах 6-15 данной главы показаны все три значения. Положительная оценка Закона позволяет Кальвину считать употребление этого слова в третьем значении одним из основных; в то же время для Лютера главной в Законе была функция осуждения (см. его Комм, к Гал 3:19). Кальвин рассматривает осуждающую функцию Закона как «привходящую» по отношению к его главной задаче (Комм, к 2 Кор 3:7; Рим 7:10-11). Кальвин не устаёт напоминать, что Закон имеет смысл только в связи с Христом (см. гл. XV этой книги, а также Комм, к Ин 5:28; Деян 13:39; Рим 10:5; Проповеди о Послании к галатам (CR, L, 603)). 73 Франц. «patron», лат. «typus». Слова «образец», «образ», «прообраз» обычно указывают на нечто в данный момент отсутствующее. С точки зрения Кальви на церемонии и обряды, предписанные Законом, были «образами», «тенями», «предзнаменованиями» полного и ясного откровения Евангелия, с появлением которого церемонии прекращаются. Ср. II, VII, 16; VIII, 28; IX, 3-4; XI, 2-6; III, XX, 18. Подобный подход в той или иной степени всегда был присущ реформатской теологии; см., например, Вестминстерское исповедание (VII, 5): «Под законом он [завет] совершался посредством обетований, пророчеств... и других прообразов». 74 Это сравнение отражает часто повторяемую Кальвином мысль о детской стадии развития древнееврейского народа; это обусловило необходимость приспособить откровение, данное в Ветхом Завете, к его элементарному мышлению. Ср. I, XI, 3; II, XI, 2. 75 Фраза представляет собой резюме высказываний Августина из указанных сочинений. 76 Во всех более ранних изданиях этой фразе предшествовало изложение Декалога. В латинском издании 1559 г. она была поставлена в контекст завета (союза) и «главного» применения Закона — как положительного руководства для христиан. Лютер излагает два типа применения Закона в Комм, к Посланию к галатам (3:19; 4:3). 77 Меланхтон в «Loci communes» (1521) утверждает, что основная цель Закона — сделать человеческий грех явным для людей и смутить их совесть. В издании 1535 г. и последующих он указывает на три задачи Закона, которые и излагает Кальвин в своём трактате. (См. Melanchton. Werke in Auswahl (hrsg. von R.Stup- perich). Giitersloh, 1951-65, Bde. 1—3; B. 2, S. 122. Там Меланхтон акцентирует внимание на втором виде применения Закона, которое следует из Рим 1:18.) 78 Две последние фразы перенесены Кальвином из «Instruction et confession de foy» (1537). Впервые они появились в «Наставлении» в 1539 г. 79 Эти фразы почти буквально воспроизведены в IV, XX, 3. Ср. тж. у Меланхтона «publicae pads causa» (условие общественного мира) (Loci precepui theologici (Hrsg. Engelland), p. 322). 80 В более ранних французских изданиях Кальвин употреблял здесь слово «peda- gogie» и лишь в издании 1560 г. поменял его на «instruction puerile». 81 Помимо либертинов здесь имеется в виду также Иоанн Агрикола, который в 1537 г. затеял с Лютером т.н. «спор об антиномиях», отрицая обязанность, христиан исполнять какую-либо часть ветхозаветного закона (см. Werke. В. 39, 1, S. 342 f.). 82 Ср.: Melanchton. Op. cit., p. 120 p., 126 p., 132 p.; Zwingli. De vera et falsa religione (CR, Zwingli, III, 710). Цвингли, в частности, пишет: «Бог зажёг в наших сердцах огонь, которым воспламеняется любовь к Нему взамен любви к самим себе». 83 О «прообразующем» характере Ветхого Завета см. II, VIII, 28-29. 84 Здесь прежде всего имеется в виду Меланхтон. См. его «Scripta exegetica» (Кол 2:14) (CR, Melanchton, XV, 1256) и «Loci communes» (Op. cit., p. 132 p.). 85 Буцер (Bucer, Butzer) в «Metaphrases et enarrationes perpetuae epistolarum D. Pauli Apostoli I, ad Romanos» («Систематическое толкование и изъяснение Посланий ап. Павла», Страсбург, 1536) писал: «Здесь [Кол 2:14] под „рукописанием” Павел разумеет закон обрядов и церемоний, иго которого, по слову ап. Петра, не могли вынести ни отцы наши, ни мы» (р. 205). 86 Десять заповедей вместе с Символом веры и Молитвой Господней («Отче наш») составляли в средние века основу бесчисленных религиозных руководств для мирян, таких как английское «Lay Folk’s Cathechism», приписываемое Джону Торс- би (Thoresby), архиепископу Йоркскому (ум. 1373). Ж.Панье указывает на французскую книжку о заповедях «Les fleurs de commandemens» (1490, переработана в 1516). Их использование в протестантских катехизисах началось с Лютера (1529). Кальвин подробно обсуждает их в «Instruction et confession de foy». 87 «Loy interieure». Ниже в этом разделе употребляется выражение «естественный закон» («loy naturelle»). Обычно в «Наставлении», в т.ч. в данном случае, ссылки на естественный закон ассоциируются с совестью человека, а нередко также с позитивным гражданским правом и его соблюдением, с долгом христианина перед обществом. Ср. И, II, 22, где Рим 2:14-15 рассматривается как ключ к пониманию естественного закона. См. тж.: VIII, 1-2, 53; III, XIX, 15-16; IV, X, 3 («?quite naturelle» — «естественная праведность»); IV, XX, 16 («нравственный закон...— свидетельство естественного закона»). Воззрение Кальвина на заповеди как на санкционированный Богом текст, выражающий и разъясняющий естественный закон, запечатлённый в сердцах, довольно традиционна. Лактанций целиком приводит важный раздел из трактата Цицерона «О государстве» (III, 22), где говорится о законе здравого смысла, согласном с природой, которой Бог наделил всех людей, и требует, чтобы каждый христианин сознательно исполнил этот Божий закон (Institutiones Divinae, VI, 8; MPL, VI, 660 р.). Ср. «Исповедь» св. Августина (II, IV, 9; MPL, XXXII, 678). Фома Аквинский детально рассматривает естественный закон, например, в Summa theol., I, II а, е, qu. XCI, 1-3; XCIV, 1-5, где принципы Декалога отождествляются с принципами естественного разума. Отождествление естественного закона с «золотым правилом» в Мф 7:12 («как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними») также стало общим местом. Эта проблема обсуждается Дж. Макнилом в статье Natural Law in the Thought of Luther II Church History. 1941, v. 10, p. 211-227, а применительно к Кальвину в статье Natural Law in the Teaching of the Reformers II Journal of Religion, 1946, v. 26, p. 168-182, а также в указанной там литературе. Кальвин подробно рассматривал её в Комм, к Посланию к римлянам (2:14-15), в Проповедях о Второзаконии (19:14-15) (CR, XXVII, 568), о Книге Иова (Иов 28:1-9) (CR, XXIV 503 р.) и в «Комментарии о согласовании четырёх книг Моисеевых» (CR, XXIV, 209-260). В данной главе заповеди также рассматриваются как осуществлённое особым образом восстановление естественного закона для избранного народа, а весь корпус Моисеева законодательства распределён по десяти заповедям. 88 Этот фрагмент представляет собой сжатое изложение точки зрения Кальвина на процесс обращения в христианство. 89 Кальвин придерживается традиционного отождествления двух скрижалей (Исх 24:12; 2 Кор 3:3 и др.) с двумя типами заповедей: определяющими обязанности по отношению к Богу (1-4) и обязанности по отношению к человеку (5-10). См. его обоснование этого в разделе 12 данной главы, а также в «Комментарии к согласованию евангелистов» (Мф 22:37). 90 Такое деление (введённое Петром Ломбардским) принято Римско-католической и Лютеранской Церквами. См. также статью «Commandments of God» в Catholic Encyclopedia. N.Y., 1934, vol. 1-15, где его основа возводится к творениям Августина; Кальвин (а ещё раньше Буцер) приписывает его Филону Александрийскому и Оригену. 91 Ориген называет второй заповедью стих Исх 20:4 (Проповеди на Книгу Исхода, VIII, 3; MPG, XII, 355). 92 Имеются в виду «Eruditi commentarii in Matthei Evangelium, opus imperfectum» — сочинение неизвестного автора, публиковавшееся вместе с гомилиями («беседами») Иоанна Златоуста (гомилия XLIX; MPG, LVI, 910). 93 Ср. II, X, 10-18, где Кальвин указывает, что предощущение будущего блаженства является утешением избранных в горестях этой жизни. 94 Ср. Ill, IV, 9, где Кальвин возражает против использования Пс 41/42: 4-5 в качестве свидетельства для обоснования публичного «сакраментального» исповедания веры. 95 Убеждение Кальвина в том, что древнееврейский текст здесь и во Втор 5:10 следует переводить как «творящий милость тысяче поколений», отражается во всех изданиях «Наставления», а также в «Insrtuction et confession de foy». Это выражение повторено в II, X, 9 и четыре раза появляется в Комм, к четырём книгам Моисеевым (Исх 20:6). Помимо большинства французских версий, такой перевод сохранён в некоторых немецких и английских. Кальвин неоднократно повторяет этот отрывок как свидетельство необъятности Божьей милости (например, в IV, XVI, 9). Не следует воспринимать эти пассажи Кальвина — если вообще принимать данный перевод — как указание на продолжительность существования на земле человеческого рода. 96 Кальвин натолкнулся на это мнение у анабаптистов, против которых в 1534 г. он написал трактат «Psychopannichia» (опубликован в 1542) и с которыми вёл диспуты в 1537 г. в Женеве и в 1539 г. в Страсбурге. Против этой же точки зрения возражал Цвингли в небольшом сочинении: «In Catabaptistas strophas elenchus» (1527) (ZwingIL Opera (hrsg. von Schuler М., Schulthess J.). Turici (ZQrich), 1829-42, vol. 1-5; v. 3, p. 406 p.). 97 Отвергаемую здесь точку зрения разделял Цвингли (op. cit., р. 408), а в издании «Наставления» 1536 г. и сам Кальвин (cap. 5: De lege, mandatum III; OS, I, 45 p.). 98 На духовном характере Шаббата как прообразе небесного покоя впервые настаивал Августин в указанных произведениях. История дискуссий о воскресном дне в христианской Церкви подробно рассматривается в Hussey Н. Sunday, Its Origin, History, and Present Obligation. S. p., 1860, lectures 3-6. 99 Эти «беспокойные умы», в частности, появились в Женеве в 1537 г., когда один из её жителей по имени Колон (или Колинеус) был заключён в тюрьму за неортодоксальные мнения относительно крещения и Шаббата. Об этом факте сообщает священнослужитель в Тононе Кристоф Фабри в письме женевским служителям Церкви от 31 июля 1537 г. (Herminjard, v. 4, p. 270 s.) 100 Из этого утверждения и из следующего раздела явствует, что для Кальвина — в отличие от того, что говорится в Вестминстерском исповедании (XXI, 7-8),— воскресенье не было простым продолжением еврейского субботнего дня, который «после воскресения Христа был изменён на первый день». Для него оно —чисто христианское установление, принятое после отмены Шаббата как одно из важных средств церковной дисциплины и духовного оздоровления. 101 В указанном источнике нет упоминаний об угнетении низших классов. О дне отдыха для работников много писал Лютер в своём «Большом катехизисе» (1529), пристальное внимание уделяли этому аспекту воскресенья английские реформаторы Джон Хупер (Hooper) и Томас Бикон (Весоп). 102 Позиция Кальвина сознательно «противосубботническая». Строгое законничество, связанное с воскресным днём, было характерно для Средневековья, а также для некоторых более поздних направлений протестантизма. «Пенитенциарий» раннего средневековья предусматривал суровые наказания за работу в воскресенье. Точка зрения Кальвина близка к принятой во Втором Гельветическом исповедании, которое не допускает «соблюдения дней, подобного еврейскому» (XXIV). 103 На этом же настаивали Лютер и Буцер. См. в особенности сочинение последнего «Das ihm selbs» (1523) (совр. англ. пер.: Butzer М. Instruction in Christian Love. Richmond, 1952, p. 40). 104 Эти суждения весьма близки к позиции Лютера. См., в частности, Werke, В. 7, S. 214; В. 10, Т. 2, S. 388). 105 В значении «любовь» Кальвин употребляет три французских слова: «amour» (лат. «amor»), «(pr?)dilection» (лат. «dilectio»), «charity» (лат. «caritas»)218. Существенных различий между ними нет, во всяком случае в этом и других переводах нюансы их значений, как правило, не отражаются. Людовико Вивес (Vives) в своём тщательно подготовленном издании «О граде Божием» св. Августина (1522) утверждал, что в Писании слова «атог» и «dilectio» употребляются параллельно. Языческие авторы, писал он, использовали глагол «diligo» для обозначения влюблённости, а «ато» — страстной любви. Он говорил также, что слово «атог» чаще использовалось в непристойном смысле, чем «dilectio». (См. Augustine. Of the Citi of God, with the Learned Comments of Jo. Lod. Vives. [London, 1620], p. 478.) Элен Петре в результате тщательного исследования пришла к аналогичным выводам (см. P6tr6 Н. Caritas: ?tude sur le vocabulaire Latin de la charit? Chr&ienne. Louvain, 1948 — в особенности p. 79-98 с красноречивыми цитатами из Августина, Исидора Севильского и других христианских авторов). На разницу в употреблении этих слов в патристической латыни указал Исидор Севильский: «атог» и «dilectio» могут иметь как положительный, так и отрицательный смысл, «caritas»—только положительный (Isidorus. Libri differentiarum, II, XXXVII, 142; MPL, LXXXIII, 92). 106 Рассуждая о словах ап. Павла «любовь не делает ближнему зла» (Рим 13:10), Августин говорит, что «своим ближним мы должны считать каждого человека». 107 Эта глава впервые появилась в латинском издании 1559 г. (ср. гл. VI). Автор ставил целью подчеркнуть роль Закона в контексте завета, а также главную задачу Закона — указание на Христа. Правда, значительная часть её содержания воспроизводится далее, в главах X и XI, которые написаны в основном после 1539 г. 108 Ср. II, VII, 16; II, VIII, 28-29 и соответствующие примечания. 109 В этой главе, особенно в разделах 1-5 и 8, Кальвин развёртывает своё уче ние о завете. Цвингли, Эколампадий (Oecolampadius), Уильям Тиндейл (Tyndale), Буцер и Буллингер — все они считали завет благодати основополагающим элементом теологии. Их понимание завета развили гейдельбергские реформаторы Захарий Урсин (Ursinus, ум. 1583) и Каспар Олевиан (Olevianus, ум. 1587), а также Роберт Роллок (Rollock, ум. 1599) в Шотландии. Однако свою окончательную формулировку теология завета получила лишь в XVII веке, в частности в Вестминстерском исповедании (1647, гл. VII) и в авторитетном сочинении Иоанна Кокцея (Cocceius) «Summa doctrinae de foedere et testamento Dei» («Полное изложение учения о верности и завете Бога», 1648). Кальвин не предполагал подобного развития, при котором рядом с заветом благодати помещался завет дел и природы. Сжатый, но содержательный обзор проблемы дан в работах: Trinterud L.J. The Origins of Puritanism // Church History, 1951, v. 20, p. 37-57; Emerson E.H. Calvin and Covenant Theology // Church History, 1956, v. 25, p. 136-144; Schenk G. Gottesreich und Bund in alteren Protestantismus. GQtersloh, 1923. 110 Точку зрения, которую Кальвин здесь опровергает, настойчиво пропагандировал Мигель Сервет. «В Законе, говорил он, отпущение грехов имеет плотский и земной характер», равно как и сама вера. (Christianismi restitutio (1553), p. 322, 324 еа.). 111 Ж.Панье видит здесь упрёк в адрес анабаптистов (Pannier J. Jean Calvin. Institution de la Religion Chrestienne. P., 1936, vol. 1-20; v. 3, p. 288). 112 Намёк на Сервета (Servetus M. Dialogorum de Trinitate libri duo: De iustitia regni Christi, I, 1, 4, fo. С 7a, D 16, D 2a). 113 Подобным же образом связывает Христа с Ветхим Заветом .Буцер в упоминавшейся книге «Metaphrases et enarrationes perpetuae epistolarum D. Pauli Apostoli», 1536, p. 159. Относительно известных Кальвину позиций по этому вопросу отцов Церкви см., в частности: Ириней. Против ересей, IV, 9-10 (MPG, VII, 996-1000); Augustinus. De moribus ecclesiae catholicae, XXVIII, 56-58 (MPL, XXXII, 1333). 114 Буцер (Metephrases et enarrationes.., p. 158) утверждал, что священнодействия древних евреев, с одной стороны, и христиан, с другой, не различаются по своему существу. Большая часть взглядов, которые осуждаются в этом и следующих разделах, принадлежит Сервету. 115 Тот факт, что с точки зрения Кальвина, патриархи, Божьи избранники, испытывали на протяжении своей жизни лишь горести и несчастья, опровергает ни на чём не основанное мнение, будто он связывал избранничество с успехом в этой жизни. См. McNeill T.J. The History and Character of Calvinism, p. 222 f., 418 f. Относительно Иакова см. Ambrosius. De officiis clericorum, II, 5 (MPL, XVI, 114 p.). 116 Подчёркивая эсхатологический аспект обетований Ветхого Завета, Кальвин стремится свести к минимуму надежды, относящиеся к земной жизни, которые в нём содержатся. Ср. Pannier J. Op. cit., p. 290. 117 Эти слова («I’aube du iour») взяты из процитированного выше псалма: «и на утро праведники будут владычествовать над ними» (Пс 48/49:15). 118 Ср. Ill, XXV, 4. В трактате «Psychopannichia» Кальвин, выступая против учения о временном «сне души», излагает многочисленные фрагменты Книги Иова (CR, V, 228 f.). 119 В этом отрывке, имеющем весьма существенное значение, и во многих других местах своих произведений Кальвин убедительно доказывает поступательный характер Откровения. См. сравнение его с разгорающейся зарёй и наступающим утром в Комм, к Посланию к галатам (3:23), а также Pannier J. Op. cit., v. 3, p. 213. 120 Франц. «comme par quelques images» (лат. «vix minima vestigia»). Ср. выше, разделы 11-14. Кальвин продолжает настаивать, что Божьи избранники не преуспевают в этом мире. 121 Сервет утверждал, что обетования закона исполнились в духовном смысле для христиан, но что евреи «получили землю Ханаанскую вместе с молоком и мёдом» (De iustitia regni Christi, I, fo. D 16). 122 В латинской версии Кальвин употребляет слова «testamentum» и «foedus», которые у него взаимозаменяемы, как и в Вульгате. В оригинале Св. Писания употребляются древнееврейское слово «берит» и греческое «6кхег|кг|». 123 Барт и Низель указывают, что это замечание, по-видимому, является ответом на утверждения анабаптистского толка типа тех, которые Себастиан Франк высказывает в книге «Парадоксы» (Paradoxa, fo. 47b p., paradox 86). 124 Мысль Кальвина о том, что Христос — Глава Ангелов, так же как и людей, чётко выражена в его сочинении «Responsio ad fratres Polonos» («Ответ польским братьям») (1560): «Он имел первенство также над ангелами» (CR, IX, 338). 125 Это утверждали Осиандер в трактате «Ап filius Dei fuerit incarnandus» («Как воплотился Сын Божий») (1550; К 2а, 2Ь) и Сервет в книге «Christianismi restitutio: De regeneratione superna» («Восстановление христианства: о возрождении свыше»). Кальвин возвращается к этому вопросу в разделах 5 и 6. 126 Этот фрагмент свидетельствует о благоприятном отношении Кальвина к супра- лапсариям и о его неприятии точки зрения инфралапсариев219 на решения Бога. В Нидерландах вскоре после смерти Кальвина разгорелась острая дискуссия по этой проблеме. См. McNeill J.T. The History and Character of Calvinism, p. 263 f. Богатый источник цитат на тему о временнбм порядке спасения (ordo salutis) представляет собой книга Нерре Н. Schriften zur reformierten Theologie. Elberfeld, 1860-61, Bde. 1-2; B. 2, S. 146 f. 127 В качестве своих предшественников, стоявших на аналогичных позициях, Осиандер (op. cit., fo. А 4а — В 1а) называет Александра Гэльского, Дунса Скота и в особенности Пико делла Мирандолу. Ср. OS, III, 443, где приводятся отрывки из произведений этих авторов. 128 Маркион из Понта проповедовал в Риме ок. 150 г. Отличительные черты его учения — неприятие Ветхого Завета и гностический дуализм, который выражался в отрицании материальности тела Христова и в крайнем аскетизме. Кальвин имеет в виду современных ему «маркионитов», прежде всего Менно Симонса (1496-1561), который после мюнстерских событий восстановил анабаптистское движение в Нидерландах. Кальвин знал о взглядах Менно, которые были изложены в сочинениях, опубликованных только на голландском языке и на одном из нижненемецких диалектов, в основном Мартином Микроном из Нордена (восточная Фрисландия). Микрон неоднократно вступал в дискуссию с Менно (1554, 1556) и написал несколько направленных против него памфлетов (1556, 1558), касающихся главным образом вопросов воплощения. Более раннее сочинение против Менно, принадлежащее Жану а-Ласко, «В защиту истинного... учения о воплощении Христа» (Jean ё Lasco. Defensio verae... doctrinae de Christi incarnatione), в 1545 г. прислал Кальвину из Бремена Альберт Харденберг. То был ответ на «Краткое и ясное исповедание веры» Менно. В своих сочинениях Менно уделял большое внимание толкованию приводимых ниже отрывков из Евр 2. Порой его аргументация воспринимается и поддаётся изложению с большим трудом. Так, возражая Ласко, он утвередает, что «нигде в Писании не найти высказываний о том, что Слово приняло нашу плоть... или о том, что Божественная природа чудесным образом соединилась с человеческой». (Впоследствии меннониты отказались от этого положения.) Августин (в частности, в указанном в тексте сочинении) решительно выступал против докетизма, превращавшего Христову плоть в призрак. 129 Эту тему развивает Менно в своём «Ответе Геллиусу Фаберу» (1554), а также в некоторых других сочинениях. (Геллиус Фабер (Джелл Смит), ранее католи ческий священник, стал пастором в Эмдене на севере Нидерландов.) Менно придерживался совершенно ненаучного представления, будто в процессе продолжения рода женщина является лишь реципиентом и только «отец — истинное начало ребёнка». 130 Здесь и до конца главы Кальвин постоянно имеет в виду взгляды Менно, изложенные в его «Ответе Мартину Микрону» (1556). 131 Начиная с первого абзаца, Кальвин на протяжении всей главы строго придерживается халкидонской ортодоксии. См. на эту тему: Witte J.S. Die Christologie Calvins // Grillmeier A. (hrsg.) Das Konzil von Chalkedon. Wurzburg, 1951-54, Bde. 1-3; B. 3, S. 487-529; Niesel W. Die Theologie Calvins, S. 115 f.; Cave S. The Doctrine of the Person of Christ. N.Y., 1925, p. 151 f. 132 Августин замечает, что подобно тому как человек представляет собой единство души и плоти, так и Христос есть единство Слова и человека. 133 Учение о передаче свойств (communicatio idiomatum) Божественной и человеческой природ во Христе, вышедшее на первый план в эпоху борьбы с несто- рианством (ок. 428-451), разделяли также (хотя и выражали его не вполне адекватно) Тертуллиан, Ориген, Григорий Нисский, Епифаний, Афанасий и другие видные церковные деятели. См. Hefele C.J. Conciliengeschichte. Freiburg-im-Breis- gau, 1855-58, Bde. 1-3; В. 3, S. 127 f. В разделе. 2 Кальвин излагает и поддерживает это учение; однако он отвергает лютеранскую доктрину о вездесущности воскресшего тела Христова. Сервет неоднократно решительно выступал против учения о передаче свойств (см,, например, De Trinitatis erroribus, I, 15, fo. 10b; III, 12-76ab). Это учение целиком принимается во Втором Гельветическом исповедании (XI, 10). 134 Возможно, это намёк на древних писателей, близких к Евтихию и монофизитам. См. Кирилл Александрийский. Толкование на Евангелие от Иоанна, 5:19; 5:30; 8:28 (MPG, LXXIII, 757 р., 386 р., 832 р.). См. тж. OS, III, 517. 135 Заключительная часть этого раздела отражает конфликт Кальвина с Джорджо Бландратой и другими антитринитариями, прежде всего польскими. См.: Responsio ad nobiles Polonos et Franciscum Stancarum Mantuarum (CR, IX, 354 f.); Ad ques- tiones Georgii Blandratae responsum (CR, IX, 332); «второе исповедание» Валентино Джентиле (CR, IX, 392). 136 Кальвин имеет в виду Сервета и итальянских антитринитариев — Дж.Бландрату, В.Джентиле, Дж.Альчати (см. I, XIII, 20-25 и прим. 114, 117, 119 к кн. I., а также CR, VIII, 651 f.; Wilbur Е.М. A History of Unitarianism, p. 302 f., 308-321 f.). 137 Относительно рассмотрения Кальвином трёх служений Христа — как Пророка, Священника и Царя — см. Jansen J.F. Calvin’s Doctrine of the Work of Christ. Автор приводит ряд ценных сведений об истории и основаниях этой формулировки (р. 20-38). Он отмечает, что Кальвин уделил недостаточно внимания пророческому служению Христа. В то же время в трудах наиболее типичных реформатских теологов троякое служение составляет самую структуру учения о трудах Христа как Посредника. См. Нерре Н. Schriften zur reformierten Theologie, S. 452-487; Hodge C. Systematic Theology. Grand Rapids, 1952, vol. 1-3; v. 2, p. 459-609; Cunningham W. Historical Theology. L., 1960, vol. 1-2; v. 2, p. 238 f.; Вестминстерское исповедание веры, гл. VIII. 138 Ср. Thomas Aquinas. Summa theol., Ill, 22, 2: «По этой причине, а также по иным, один есть законодатель, другой — священник, третий — царь. Но все трое действуют во Христе сообща как источник всякой милости». ние Халкидонского собора), то монофелиты, основываясь на компромиссных предложениях императора Ираклия (638), принимали две природы во Христе, однако только одну волю, или энергию (веХгща). (см.: Mansi J.D. (ed.) Sacrorum Conciliorum nova et amplissima collectio. P., 1901-27, tt, 1-53; t. 11 p. 1054; Ayer J.C. Source Book for Ancient Church History. N.Y., 1952, p. 671 f.; Bettenson H.C. Documents of the Christian Church. N.Y., 1947, p. 130). 155 Исходя из этой трактовки воскресения, Ж.Панье привлекает внимание к триум- фалистской нотке в кальвинистском благочестии и цитирует в этой связи «Instruction et confession de foy» (III, 383). См. тж. OS, I, 402. 156 Кальвин с пылкой верой ожидает торжества Церкви, однако при этом не имеет в виду её земное существование. Ср. Pannier J. Institution, II, 384. 157 До эпохи Возрождения считалось, что Апостольский символ веры был составлен самими апостолами. Однако ок. 1440 г. Лоренцо Валла в сочинении «Contra columniatores... apologia» («Против клеветников... апология»), а в 1518 г. Эразм в трактате «Ratio verae theologiae» («Смысл истинной теологии») опровергли эту традиционную точку зрения. См.: Schaff Ph. A History of the Creeds of Christendom. L., 1877, vol. 1-3; v. 1, p. 23; Kattenbusch F. Das Apostolische Symbol. Leipzig, 1894-1900, Bde. 1-2; B. 1, S. 1-15; OS, III, 506 p. 158 Вероятно, имеется в виду Лелий Социн. См. сочинение Кальвина «Responsio ad aliquot Laelii Socini quaestiones» («Ответ на некоторые вопросы Лелия Социна» (1555); CR, X, 1, 160-165). Вопросы Социна до нас не дошли, но могут быть воспроизведены по ответам Кальвина. В первом из них Кальвин утверждает: «Согласно общему правилу вещи, подчинённые одна другой, не противопоставляются. Поэтому ничто не противоречит полному оправданию людей одной лишь милостью Бога, если к ней также приложена (et simul interveniat) и заслуга Христа».
<< |
Источник: Кальвин Жан.. Наставление в христианской вере.Книга 1-2. 1997

Еще по теме Обращение к Королю Франции:

  1. ЛУИ Д’ЭСТИССАК Наместник Пуату и Сентонжа Высшее должностное лицо при короле и герметический философ
  2. ЛЕОН И КАСТИЛИЯ
  3. Физика Декарта и гуманитарная культура Франции
  4. Установление колониального режима Франции
  5. Фридрих I Барбаросса и его сыновья: Генрих VI король Римский и Фридрих Швабский
  6. Пережитки в культуре
  7. ФРАНЦИЯ
  8. ФРАНЦИЯ
  9. Глава 6 «Люди гибнут за металл» Первые попытки введения в обращение бумажных денег в трагедии «Фауст» Иоганна Вольфганга Гете
  10. ФРАНЦИЯ ЛИТЕРАТУРА ЭПОХИ РЕВОЛЮЦИИ
  11. ИСКУССТВО ФРАНЦИИ. ИМПРЕССИОНИЗМ. ПОСТИМПРЕССИОНИЗМ
  12. ГЛАВА 3 ХРАМЫ, ОБРАЩЕННЫЕ К НЕБЕСАМ
  13. Морская война Англии и Франции со странами Северной Африки
  14. КОРОЛЮ ФРАНЦИИ
  15. Обращение к Королю Франции
  16. КОММЕНТАРИИ
  17. ИСКУССТВО ФРАНЦИИ
  18. Искусство Франции В.Е.Быков (архитектура); Т.П.Каптерева(изобразительное искусство)
  19. Урок 5. «Отечество в опасности!» Революционная Франция дает отпор интервентам
  20. Светскость государства во Франции: общая характеристика