<<
>>

ЦЕРКОВЬ В ГОДЫ ВОЗРОЖДЕНИЯ АКТИВНОЙ АНТИМОСКОВСКОИ БОРЬБЫ В ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XIV в.

Новая вспышка внутрибоярской борьбы, отмеченная в 1384 г., тесно связана с внешнеполитическими факторами. Воспользовавшись междоусобицами русских князей вокруг великокняжеского стола, новгородское правительство в 1383 г.
приглашает в Новгород литовского князя Патракия и передает ему в кормление «Орехов город, Корельский город, и пол-Копорьи города и Лус- кое село»124. В следующем году на князя была подана городчанами жалоба. Ее рассмотрение разделило Новгород на два лагеря. Князя поддержал Славенский конец, боярство которого созвало вече на Дворище. Боярство Софийской стороны организовало вечевое собрание В' Кремле. «Обои (веча. — А. X.) в оружьи, аки на рать, и мост великии переметаша»125. После двухнедельной ве? чевой дискуссии был заключен союз трех концов Софийской стороны, направленный против «славлян». Казалось бы, неизбежное вооруженное столкновение было предупреждено соглашением боярских группировок. У Патракия «отъяли» из кормления первоначально назначенные города, «а даша ему Русу да Ладогу, да Наровь- ский берег, а грамоту списаше с князем и запечаташа на вечи на Ярославли дворе» в®.

Новгородско-литовский союз 1383 г. совпадает с обострением новгородско-московских взаимоотношений. Налицо аналогия с 1334 г. Пятидесятилетнему новгородско-московскому сотрудничеству положен конец126. Антимосковские акции новгородского правительства после 1383 г. следуют одна за другой.

Весьма видное место среди них занимали автокефальные устремления новгородской архиепископии. Политический смысл столкновений новгородского владыки и митрополита выражен достаточно четко. «Зависеть от митрополита, значило зависеть от Москвы» — так оце нивал новгородско-московские церковные отношения этих лет С. М. Соловьев127. Вновь (в который уже раз) между Москвой и Новгородом встал вопрос о пределах самостоятельности новгородского владыки. Внешнеполитическая ситуация складывалась удачно для выдвижения святителем своих притязаний.

В Москве шла борьба за митрополичью кафедру между Пименом, Дионисием и Киприаном. Используя это, в 1385 г. новгородское вече под руководством посадника Федора Тимофеевича и тысяцкого Богдана Обакуновича принимает решение не ходить на суд к митрополиту. Владычный суд был объявлен высшей инстанцией («новгородцы митрополиту не дали месяца судити в Новгороде»)93. Так, архиепископ Алексей в конце своей деятельности вновь отказывает московским властям в «надлежащем почтении, повиновении и благопокорности». Помимо политического значения это решение освобождало новгородского владыку от уплаты митрополиту судебных пошлин и затрат на содержание высшего русского иерарха и его свиты во время «месячины». Тяжесть митрополичьих поборов известна со слов летописца о пребывании в Новгороде Феогноста, когда «тяжко бысть владыце и монастырем кормом и дары»128. Отказ новгородцев от митрополичьего суда в 1385 г. находится в той струе сепаратистского течения политики отдельных русеких княжеств и земель, которая характерна для начала 80-х годов XIV в.129. Одновременно с «провинностями» новгородцев в церковной области подобные имели место и в государственных отношениях с Москвой. Боярское правительство отказалось от выплаты «черного бора»; Новгородские ушкуйники промышляли на Волге, предприняв нападение на Нижний Новгород и Кострому. Это вызвало большой поход Дмитрия Донского на Нов? город в 1386 г. Город готовился к отпору. Был сожжен ряд пригородных монастырей, которые могли бы послужить опорными пунктами для войск Донского при предполагавшейся осаде Новгорода. Боярство, однако, сочло за лучшее откупиться ОТ МОСКОВСКОГО КНЯЗЯ. По- ' сольство, возглавляемое владыкой Алексеем, заключило j с Дмитрием мир «по старине» и выплатило великому / князю 8000 рублей в качестве компенсации за грабежи ушкуйников и недоимок по выплате «черного бора»130.

О возможной в ходе переговоров дискуссии о пределах юрисдикции митрополита летопись умалчивает. Вероятно, что при той борьбе, которая велась вокруг русского церковного престола, высшим иерархам было не до сведения счетов с новгородским владыкой.

Подобные нормы . воздействия были предприняты четыре года спустя.

В 1390 г., когда Киприан прочно занял митрополичью кафедру, иерарх Руси при поддержке великого князя предпринял энергичные меры для восстановления своих прав в пределах новгородской епархии. На следующий год он наносит визит преемнику Алексея архиепископу Иоанну. Встреченный новгородцами с великой честью, Киприан потребовал от владыки суда: «И бысть в Новгороде 2 неделе; много говоряшеть Новугороду, чтобы грамоту подрати, что новгородци поконцале к митрополиту не зватися. И Новьгород слова его не прияше, а грамоте не подраша, и митрополит поиха из Новагорода, а на Новъгород велико нелюбие держа»131. Интересные подробности столкновения новгородцев с митрополитом из-за «месячины» переданы в тексте Новгородской Четвертой летописи. После торжественного приема и двухнедельного пребывания, «нача (Киприан. — А. X.) у Новгорода суда просить. И посадник Тимофей Юрье- вичь, и тысячкой Микита Федоровичь и вси новгородцы отвечаша едиными усты: «Господне! о суду есмь крест целовали и грамоту списали промежь себя крестную, что к митрополиту не зватися». Митрополит охотно соглашался снять клятву: «яз печать (грамоту. — А. X.) урву, а целование с вас сниму, а мне суд дайте»132. Но новгородцы остались верны данному слову и грамоту не выдали.

Отлучив новгородцев от церкви, Киприан обратился за поддержкой к высшим светским и церковным сановникам. Аналогичные действия предприняли и новгородцы. «Посылаше новгородци в Царьград послы к патриарху

^нтонию о благословении, Кюра Созонова и Васильй Щечкииа». Патриарх поддержал митрополита и «тако р(ече (новгородским послам. — А. X.): «Повинуйтесь

митрофолиту русскому»133. То же требование содержат два послания патриарха в Новгород в 1393 г.134. Интересные данные сообщает текст второй из грамот. Когда константинопольский иерарх потребовал от новгородского посольства подчиниться воле митрополита, то глава депутации Кюр заявил: «Не хотим судиться у митрополита..., просим же и благословения от тебе патриарха и.

святителев, и яко аще не благословите нас, хоцем быть латина»135. О том, что новгородцы не подчинились патриарху, свидетельствуют дальнейшие события.

В 1393 г. спор о митрополичьем суде перешел из сферы церковной политики в область межгосударственных отношений. Великий князь «взяша розмирье с великим Новымградом про грамоту». Василий Дмитриевич потребовал, «чтобы есте к митрополиту грамоту отосла- ле, а что есте целовале, а тъ грех с вас митрополит съни- маеть». Однако «Новъгород того не похотел». Началась война. После боев за Торжок, Волок, Вологду, Устюг, в которых «с обе стороне кровопролитья много учинилось», новгородцы пошли на мир с великим князем и митрополитом. «Послаша послы к великому князь с челобитьем о старине, а к митрополиту послаша грамоту человальную» ®. Киприан принял грамоту, «грех» с новгородцев снял, «благословил» владыку и весь Новгород. Юридически митрополичий суд был восстановлен, однако фактически новгородско-московская дискуссия о пределах власти митрополита над Новгородом не завершилась. Когда в 1395 г. Киприан с патриаршим послом прибыли в Новгород, то требование митрополита («запроси суда») было отвергнуто новгородцами («суда не даша»). Казалось бы, странным при этом долгое пребывание митрополита в Новгороде («пребыл весну всю») и тем более благословение иерархом «сына своего владыки Иоанна и всего великого Новгорода»136. А. И. Никитский допускает ошибку переписчика летописи в сло-

вах «суда не даша» и предполагает, что на э' новгородцы уступили94. Е. Е. Голубинский считает, чтр уступили не новгородцы, а Киприан, который не мйг рассчитывать на поддержку великого князя перед лицом надвигавшихся на Русь тимуровых войск95. Последнее кажется нам более вероятным. Летописец свидетельствует, что благословение было совершено митрополитом через силу, так как Киприан уезжал из Новгорода «на владыку нелюбья держа»м. Вроде бы складывается впечатление, что в церковном вопросе между Новгородом и Москвой конфликт завершен97, что представляется странным в условиях острейших противоречий новгородского правительства с великим князем, приведших к войне за Волок и Двину.

Однако события 1401 г. ставят все на свои места.

Вызванный митрополитом в 1401 г. в Москву по святительским делам, владыка Иоанн возвращается в Новгород лишь в 1404 г. Случай небывалый. Летописные своды, дополняя друг друга, излагают следующую картину. Архиепископ отправился в Москву не только для решения святительских вопросов. Совместно с ним находился в Москве Юрий Онцифорович. Василий Дмитриевич приказывает Киприану задержать Иоанна, что полностью соответствовало желаниям самого митрополита. Непокорного владыку заключили в монастырь, где он содержался три с половиной года98.

Истинные причины заточения Иоанна нетрудно установить. В 1398 г. архиепископ благословляет новгородцев «поискати святой Софии пригородов и волостей», которые были отобраны у Новгорода «насильем» великого князя99. С именем владыки Василий Дмитриевич небезосновательно связывал поворот в настроениях дви- нян по отношению к Москве, в результате чего Москва потеряла Двинские земли. Организация владычного на- 84

См.: Никитский А. И. Очерки внутренней истории церкви в Новгороде. Спб., 1892, с. 11'6 и примеч. 1. 85

См.: Голубинский Е. Е. История русской церкви, т. 2, первая половина тома, с. 236.

88 ПСРЛ, т. III, с. 194. 87

После 1395 г. Иоанн неоднократно «с честью» принимался в Москве митрополитом (НПЛ, с. 387 (под 1396); с. 388 (под 1397)). 88

ПСРЛ, т. IV, с. 104; т. V, с. 252; т. VI, с. 132. 88

НПЛ, с. 391. местничества на Двине в эти годы достаточно яркое подтверждение тому137. Историки давно отмечали, что «заточение» Иоанна теснейшим образом связано с двинским вопросом138. Арестовав новгородского владыку, великий князь и митрополит действовали сообща, руководствуясь каждый собственными соображениями. Василий Дмитриевич был занят мыслями о Двинской земле, а Киприан о митрополичьем суде.

Характерно, что заточение Иоанна совпало с еще одной попыткой великого князя овладеть Двинской землей. В 1401 г. двинские бояре Анфал Никитин и Герасим, которые перешли на сторону Москвы в ходе событий 1398 г., с великокняжеской ратью, собранной в Устюге, -взяли «на щит» Двинскую землю, «крестиан повешали, а иных посекли, а животы их и товар поймали». Одновременно другой великокняжеский отряд совершил налет на Торжок1<в. Однако внешнеполитическое положение Москвы диктовало великокняжеской администрации необходимость улучшения взаимоотношений с Новгородом. Московско-литовские противоречия все более углублялись. Шла борьба за Смоленск, в которой Новгород отстаивал общерусские интересы. В этих условиях Иоанн был отпущен митрополитом, отказав* шимся от своих притязаний. «Месячина» была ликвидирована.

<< | >>
Источник: Хорошев А. С.. Церковь в социально-политической системе Новгородской феодальной республики. — М.: Изд-во Моск. ун-та , 224 с.. 1980

Еще по теме ЦЕРКОВЬ В ГОДЫ ВОЗРОЖДЕНИЯ АКТИВНОЙ АНТИМОСКОВСКОИ БОРЬБЫ В ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XIV в.:

  1. ЦЕРКОВЬ В ГОДЫ ВОЗРОЖДЕНИЯ АКТИВНОЙ АНТИМОСКОВСКОИ БОРЬБЫ В ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XIV в.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -